Redeployment

Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Ирак Опубликовано: 02-11-2014

15 октября в США объявили финалистов престижной американской литературной премии — Национальной книжной премии. В короткий список в четырех номинациях попадают по 5 номинантов (в длинном списке было по 10). Победители будут названы 20 ноября на торжественной церемонии в Манхэттене. В числе претендентов на главный приз в номинации "Художественна литература" книга Фила Клэя, морпеха и ветерана войны в Ираке.

Marine Turned Novelist Brings Brutal, Everyday Work Of War Into Focus

Рубрики: Военлит, Ирак Опубликовано: 26-10-2014

Their mission is to fill potholes — to repair the roads and highways of western Iraq so that the troops and supplies and civilians can move freely on them. The problem is the potholes are created by IEDs, roadside bombs, and the insurgent cells were planting IEDs in the same potholes over and over and over again. So when you go out to repair the potholes, you had to first clear the bomb that was waiting for you that had been planted overnight, typically. So it was just this endless grind of really brutal manual labor in a very dangerous environment. And this was not my job; it was the job of a very close friend of mine named Ed ... who did this for a stretch in Iraq. And I asked him the question, "How many of those potholes had another bomb in them, Ed?" And he said, "Oh, every single one." I did not have an exciting, super action-packed Iraq experience, but my close, close friends did, and I was there with them when they did. And their stories weren't being told the way I thought they should. I wanted to tell a story that didn't fetishize combat. It was a war story with very little real combat as we know it. Because war is work, right? It's sweaty and it's exhausting and sometimes it's carrying bags of concrete in the 130-degree sun and wondering if you're just going to get engaged by a sniper when your back is turned. And it was not glamorous and it's not SEAL Team 6; it's just work, and I wanted to tell a story about that. On his decision to write part of the book from an Iraqi's perspective — that of a young interpreter named Dodge. The combat in Iraq, the fighting done by the Marines there, was not an end unto itself — we didn't go there to fight just to fight. The fighting was part of a larger military mission, and that military mission was the safety and security of the Iraqi people. That was the reason why I included a narrator who was Iraqi. It was really their war much more than it was ever ours and I wanted their story told as well. ...

Поэты Первой мировой: Эдгар Штайгер

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 20-10-2014

Происходивший из швейцарской пасторской семьи Эдгар Штайгер в 26 лет отказался от уготованной ему отцом церковной карьеры и наперекор набожным родственникам решил заняться писательством. Будучи сотрудником нескольких довольно либеральных журналов, он сблизился с социал-демократами и долгое время выступал с этих позиций как журналист и театральный критик. Перебравшись в 1898 году в Мюнхен, он пишет для легендарного журнала «Simplicissimus» и постепенно становится одним из его постоянных авторов – за двадцать лет он напечатал в нём более 400 фельетонов, стихотворений и рецензий, исполненных искромётного юмора. В год переезда он также выпускает неоднократно переиздававшуюся монографию «Становление новой драмы», посвященную современным ему пьесам и авторам: Ибсену, Гауптману, Метерлинку. Ещё накануне мировой войны Штайгер неоднократно критиковал германское имперское правительство за близорукость и беспечность, помноженную на показную воинственность. Несмотря на гуманизм и пацифизм, поэт был не чужд распространённой тогда даже в социал-демократических кругах русофобии: главным «поджигателем войны» Штайгер считал Россию, ободряемую западными союзниками. Книга 1916 года «Мировой водоворот» («Weltwirbel»), из которой взяты стихи для нашего издания, построена на контрасте мирной жизни и войны: пейзажные зарисовки и эпитафии великим (среди которых и Толстой) соседствуют с сатирическими стихотворениями «на злобу дня», которые сам Штайгер называл «надгробиями современности».

Cope With The Mental-Health Effects Of A Decade At War

Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Судьба Опубликовано: 20-10-2014

Foreign Policy's managing editor, Yochi Dreazen, has had an accomplished career as a conflict journalist and spent five years reporting from Iraq and Afghanistan. But his first book, "The Invisible Front: Love and Loss in an Era of Endless War," spends relatively little time on the battlefield. It's about the psychological traumas of war — and what the US military is and isn't doing to assist soldiers affected by post-traumatic stress disorder and other mental-health issues. The book tells the story of the efforts of two-star general Mark Graham and his wife, Carol, to change the Army's attitudes toward mental health after losing both of their sons in a few short months. Jeffrey Graham, a second lieutenant in the Army, was killed by a roadside bomb attack in Iraq. His brother, Kevin, a promising Reserve Officer Training Corps cadet, killed himself months earlier, and had gone off of his antidepressants because he feared discovery of his depression would lead to the end of his military career. The Grahams succeeded in pushing for antisuicide and mental-health reforms in the military. But the first half of 2014 saw an uptick in the military's already troubling active-duty suicide rate.

Поэты сражались достойно, с поднятым челом

Рубрики: Поэзия, Переводы, Европа, Судьба Опубликовано: 13-10-2014

К 100-летию начала Первой мировой войны петербургский поэт и переводчик Евгений Лукин издал уникальный труд – антологию мировой поэзии «Книга павших». В ней представлено творчество 31 поэта из 13 стран мира. Альманах «Искусство войны» в течение полугода публиковал наиболее интересные стихотворные подборки из «Книги павших», подготовленные Евгением Лукиным.

Поэты Первой мировой: Альфонс Петцольд

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 17-09-2014

Австрийский писатель Альфонс Петцольд вполне мог бы стать немецким, если бы не социал-демократические убеждения отца, из-за которых его семье пришлось навсегда покинуть родную Саксонию. Почти лишённые средств к существованию, Петцольды брались за любую работу, не исключением был и Альфонс, от рождения болезненный и слабый. После смерти отца он работал башмачником, маляром, пекарем, кельнером, скитался по Вене, ночуя в приютах и прямо на улице. В начале 1900-х годов он осел в рабочей общине Оттакринг и пошёл по отцовской дорожке: увлёкся социализмом и анархизмом, запоем читал Толстого. Однако к «практике» не перешёл, так как в это же время у него обнаружили чахотку. К началу 1910-х относятся первые публикации: книга стихов «Всему вопреки» и роман «Земля», написанный под впечатлением пребывания в туберкулёзной больнице. В творчестве Петцольда причудливо сочетаются темы гуманизма, социализма и глубокой религиозности. Тем большим потрясением для его друзей стали стихи, которые Петцольд начал публиковать в начале мировой войны. Исполненные военного пафоса, кровожадных призывов и дремучего шовинизма, они стали предметом оживлённых споров и многочисленных пародий в прессе, особенно пацифистски настроенной. Позже Петцольд под впечатлением ужасов войны снизил градус пафоса и вернулся к своим прежним человеколюбивым убеждениям.

В гости к... ракетам (Дневник американской туристки)

Рубрики: Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 04-09-2014

 “Субару”, идущая впереди нас, останавливается, не съехав в сторону. Из неё выскакивают взрослые и дети – они отбегают от дороги, ложатся на землю и прикрывают голову руками. Возле их машины валяются яркие игрушки. Среди них выделяется большая кукла в платье, тёмно-красном, как кровь. Она неподвижно лежит на спине, раскинув руки, и смотрит в небо безжизненными голубыми глазами-бусинками на бледном лице. Кажется, что всем видом она предсказывает будущее каждому, кто не поторопится. Дверца “Субару“ открыта. Тот, кто ехал в соседнем ряду слева, сворачивает и выезжает на встречную полосу. Потом останавливается и он. Папа вылезает из машины, чтобы посмотреть. То же делаю и я. Палящее солнце слепит – я невольно прищуриваюсь и приставляю ладонь козырьком ко лбу. Воздух раскалён. Обжигающий ветер из пустыни, что рядом, с силой швыряет песчинки в лицо. Оглядываюсь… Некоторые водители начинают разворачиваться, чтобы ехать назад. Всё, пробка… Всё вокруг наполнено нестерпимым воем сирены и отрывистыми громкими сигналами машин. Взрослые и дети отбегают от дороги и ложатся на выжженную серую землю. Взрослые прикрывают собой малышей. Реальная опасность никогда ещё не подкрадывалась ко мне так близко. Вдруг я перестала слышать – полная тишина. Время остановилось… Стою и смотрю не отрываясь на это неуместное веселье красок, беспорядочно сгрудившихся разноцветных машин и разбросанных людей в пёстрых одеждах. Папа пытается оттащить меня от дороги, но нет сил даже пошевелиться.

Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий. Отрывки из книги

Рубрики: Военлит, Фильмы Опубликовано: 21-05-2014

mihail-trofimenkov-kinoteatr-voennih-deystviy-1482-240.jpg

В издательстве "Сеанс" вышла книга культового петербургского кинокритика и интеллектуала Михаила Трофименкова "Кинотеатр военных действий". Автор "прослеживает общую судьбу кинематографа и борьбы за независимость во второй половине XX века, рассказывает о кинематографистах, ставших свидетелями, участниками и жертвами военных переворотов, герильи, репрессий, неоколониальных войн; о солдатах, партизанах и революционерах, ставших кинематографистами. Масштабное полотно свидетельствует о событиях в десятках стран на четырех континентах: Алжире, Вьетнаме, Палестине, Иране, Чили, Аргентине, Франции, Италии, Германии, Японии... везде, где во имя великих идей лилась кровь и экспонировалась пленка". Михаил Трофименков написал необычную книгу. Она про «кино-войну» ― про непосредственное участие кинематографа-повстанца в освободительном движении, в политических событиях. Даже беглый взгляд на историю ХХ века не оставляет сомнений, что это был не только век кино, но и век нескончаемых войн ― мировых, гражданских, колониальных, идеологических. Буквально повсюду ― от Алжира до Японии. Трофименков пишет о войнах второй половины века, которые только кажутся менее кровопролитными, чем две мировые его первой половины. Как вели себя кинематографисты в условиях тотального фронта, кем они были, как сложились их судьбы и судьбы их персонажей ― террористов, политиков, партизан, банкиров, повстанцев, бандитов - вот сюжеты этого превосходного наброска истории не только кино, но мира в целом. Ниже приводим четыре фрагмента из книги - о запрещенном французском фильме "Моранбонг", снятом в Северной Корее, о приключениях американских кинематографистов Эролла Флина и его сына Шонна на Кубе после победы Фиделя Кастро и в Камбодже при Пол Поте, отрывок об операторе Монике Эртль, отомстившей за смерть Че Гевары его убийцам и фрагмент об Италии.

Миры Кима Стэнли Робинсона

Рубрики: Военлит, Переводы Опубликовано: 12-05-2014

untitle2d-1.jpg

Фантастика — жанр, изображающий несуществующие миры. Фантасты моделируют различные типы разумных существ, планет и социумов. При этом многие авторы жанра не могут представить себе мира без капитализма или классового общества как такового. Однако есть авторы, пишущие на политические темы и критически относящиеся к капитализму. Сразу вспоминаются имена Чайны Мьевиля и Иэна Бэнкса с его серией Культура, тогда как американский писатель Ким Стэнли Робинсон менее известен русскоязычному читателю. Ким Стэнли Робинсон родился в Уокигане (это также родной город Рэя Брэдбери), штат Иллинойс, однако вырос в Южной Калифорнии. Oкончил Калифорнийский и Бостонский университеты, в 1974 и 1975 гг. получил бакалаврскую и магистерскую степени по литературе и английскому языку. В 1982 году в Калифорнийском университете в Сан-Диего получил еще одну степень — докторскую по литературе за работу «Романы Филиппа Дика». Первые рассказы были опубликованы еще в студенческие годы. Это три различных варианта будущего Калифорнии: мир после глобальной катастрофы («Дикий берег»), антиутопия («Золотое побережье», 1988) и утопия («Тихоокеанский край». 1990). Известность же ему принесла «калифорнийская трилогия». Она, кстати, переведена на русский язык. В первом романе описывается Америка после атомной войны. Жители округа Ориндж пытаются приспособиться к жизни после катастрофы. В целом роман — своего рода развернутая рефлексия по поводу хрупкого величия американской сверхдержавы.

Джонатан Литтелл. Хомские тетради. Записки о сирийской войне (отрывок)

Рубрики: Военлит, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 12-05-2014

tumblr_n48781HQTA1qmjl13o2_1280.jpg

В издательстве Ad Marginem опубликованы «Хомские тетради» — дневники писателя Джонатана Литтелла с сирийской войны.

***

Эта книга — не беллетристика, а подлинный документ. В ее основу легли два блокнота моих собственных записей, сделанных по следам реальных событий во время нелегальной поездки в Сирию в январе 2012 года. Вначале я думал, что мои заметки годятся лишь для того, чтобы по возвращении на их основе написать несколько статей. Но мало-помалу, за долгие периоды вынужденных простоев, отдыха и ожидания, в ходе всевозможных бесед и обсуждений, в процессе перевода и в результате некоего лихорадочного состояния, подталкивающего нас к тому, чтобы, не откладывая, зафиксировать пережитое на бумаге, они увеличились в объеме настолько, что стали пригодны для публикации. Другое дело — стоили ли они того. Ответить утвердительно меня побудило то обстоятельство, что в них был описан довольно краткий и уже отошедший в прошлое период, протекавший практически в отсутствие сторонних наблюдателей, — последние дни восстания против режима Башара Асада части города Хомс, потопленного властями в крови, которая льется там и сейчас, когда я пишу эти строки. Мне хотелось бы представить читателю этот текст в его первозданном, необработанном виде. Но некоторые фрагменты, в силу специфических условий, в которых он писался, получились слишком невнятными и обрывочными, и я был вынужден их переделать. Вдалеке от тех мест пришлось восполнять недостающее с помощью памяти. Но это все: за исключением необходимых уточнений и комментариев, я не прибавил к тексту ничего.

Как ведущие американские фантасты формируют наше будущее

Рубрики: Военлит, Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 04-05-2014

Книги о будущем часто судят по тому, сбылось ли то, о чем в них говорится, или нет. Недаром, когда наступил 21 век, по миру пронесся дружный вопль разочарования: «Ну и где наши летающие машины?» Многие до сих пор обижаются на науку и технологию, которые не соответствуют причудливым ожиданиям, порожденным фантастикой начала 20 века. Однако в задачи научной фантастики не входит предсказывать будущее. Она лишь рассматривает возможные варианты. Будущее удобно для писателей именно тем, что оно неизвестно. Это черный ящик, в котором, как заметила знаменитый фантаст и поэт Урсула Ле Гуин (Ursula K. Le Guin), «может происходить, что угодно — и никто не будет спорить». «Будущее — это безопасная и стерильная лаборатория для наших идей, — заявила она Smithsonian, — способ осмыслять реальность, метод». Некоторые авторы экспериментируют с возможным будущим, прогнозируя, куда могут нас привести современные общественные тенденции и актуальные достижения науки и технологии. Например, Уильям Гибсон (William Gibson), который придумал термин «киберпространство» и которому теперь никогда не позволят об этом забыть, публиковал в 1980-х годах потрясающие романы и рассказы о глобальном мире с хакерами, кибервойнами и жестокими реалити-шоу. Для других авторов, будущее — это, в первую очередь, метафора. Знаменитый роман Ле Гуин «Левая рука тьмы» («The Left Hand of Darkness»), вышедший в 1969 году, рисует отдаленный мир, в котором обитают генетически модифицированные гермафродиты. Это был явный мысленный эксперимент: Ле Гуин интересовало, как будет выглядеть безгендерное общество.

Социальные сети