Они бомбят Халифат. Лица американских пилотов

Рубрики: Эксклюзив, Фотогалерея, Ближний Восток, Ирак Опубликовано: 22-09-2015

pil1.jpg

Адам Фергюсон сделал ряд фотографий для The New York Times с борта авианосца "Теодор Рузвельт". Он сфотографировал пилотов, которые бомбят Халифат в Ираке и Сирии. За их плечами около 4700 вылетов и год бомбежки. В марте Халифат опубликовал список адресов 100 пилотов в 15 штатах США и призвал своих сторонников убивать семьи пилотов. Халифат заявил, что взломал базу данных ВВС США, но быстро стало очевидно, что вся информация собрана из открытых источников. После этого контакты пилотов с прессой были сведены к минимуму. Тем более удивителен фоторепортаж The New York Times с именами, позывными, званиями пилотов и небольшими деталями из их личной жизни. 

Что думают исламисты об участии России в сирийской войне?

Рубрики: Россия/СНГ, Ближний Восток Опубликовано: 21-09-2015

Агентство Reuters получило ряд комментариев от представителей различных анти-асадовских группировок в Сирии и узнало их мнение о том, как изменится война в Сирии с приходом российских военных. Сухая выжимка в нашем материале.

Мэтт Кэньон: Memento mori

Рубрики: Эксклюзив, Судьба, Ирак Опубликовано: 16-09-2015

ied1.jpg

Этого парня я помню очень хорошо. Его идея когда-то сильно поразила меня. О ней я не один раз писал, но отклика и реакции у читателей она не нашла. Много лет назад Мэтт Кэньон придумал устройство IED (Improvised Empathetic Device), которое было подсоединено к базе данных о потерях американцев www.icasualties.org. Кажды раз, когда база официально обновлялась в интернете, его нарукавное устройство в режиме реального времени показывало имя погибшего, звание, дату смерти, причину и место гибели. После чего игла в устройстве втыкалась в руку до крови. Таким образом до обывателя дома хоть так доходило, что идет война и гибнут солдаты на поле боя. Недавно Мэтт выкинул еще один трюк.

Песок, беженцы и смерть

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 14-09-2015

sandstorm middle east sep82015 bg(1).jpg

Эта буря пришла с востока и северо-востока и накрыла Средиземноморье. Она появилась на горизонте еще утром. С городских холмов можно было увидеть узкую темную полоску, которую сначала приняли за облака. Но к обеду она уверенно приблизилась единым фронтом и неумолимо разрослась до огромных размеров. Саранча? Неожиданный первый ливень? Нет. Пришел коричневый песок. Много песка. Старое небо вывернуло наизнанку свою прокопченую войной шкуру и из нее посыпалось. Песок уверенно вошел в города и деревни, опустился сверху на людей и животных, скрыл современные мосты и старые римские акведуки, греческие храмы и офисные башни, верхушки гор и светофоры, мечети и нефтеперерабатывающие заводы, корабли в портах и самолеты на взлетно-посадочных полосах. Песок пришел из Ирака и Сирии и остановился. Встал. Сковал жизнь, обездвижил людей. Коричнево-красное марево застит человеческие глаза и превращает их в воспаленные болезненные органы. Зрение стало невыносимой болью. Надо закрывать глаза и слушать песок. Выбора нет. Уши наполнены песком. Акустические мины заложены в ушные раковины. Не спасают марлевые повязки.

Осенний сезон 2015 объявляется открытым

Опубликовано: 11-09-2015

train_station_painting_wallpaper-1920x1200-1.jpg

Уважаемые читатели! Рады сообщить вам, что Альманах возобновляет свою работу на ежедневной основе. Вас снова ждут интересные эксклюзивные материалы, переводы, интервью, комментарии и фотогалереи.

Life in the Afghan Army, post-NATO

Рубрики: Интервью, Фильмы, Афганистан Опубликовано: 25-06-2015

We timed the filming of Tell Spring Not to Come This Year so that we would finish at about the same time that the NATO mission ended. The idea was to show what it will be like for the next several decades with the Afghan National Army fighting their own war, now that the NATO combat mission is over. The unit we filmed with hadn’t been fighting with NATO support for at least a year, so by following their experiences, we have a very good idea of what things will look like without NATO. The hope was to coincide with Western news saying, “The war is over, our men are back.” That happened in January 2015. Our film came out in February. Right now, as far as most foreign journalists are concerned, the war is over. Because most foreign troops are gone, the news is over. We wanted to say, “The war is not over.” That’s the message we got from the soldiers. The war is over for most foreign troops — but a completely different and probably much harder and longer war has just started.

Работают операторы

Рубрики: Ирак Опубликовано: 22-06-2015

Эмма Скай о себе и своей новой книге

Автор: Скай Эмма Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Судьба, Ирак Опубликовано: 16-06-2015

Старая знакомая Альманаха "Искусство Войны" рассказывает о себе, своей новой книге и крахе западной политики в Ираке.

Что произойдёт, когда компьютеры станут умнее нас?

Рубрики: ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 15-06-2015

Искусственный интеллект становится умнее не по дням, а по часам. Исследования показывают, что в течение этого столетия ИИ может стать таким же «умным», как и человек. Ник Бостром говорит: «ИИ обгонит нас. Машинный интеллект — самое последнее изобретение, которое человечеству когда-либо придётся создать». Философ и технолог, Бостром просит нас хорошенько подумать о мире, управляемом мыслящими машинами, о мире, который мы сейчас создаём. Будут ли умные машины помогать человечеству и нашим ценностям или же у них будут свои ценности?

Везунчики 2

Рубрики: Судьба Опубликовано: 12-06-2015

"Дайте ему аспирин и пусть возвращается в бой" (с)

Journey to Jihad Why are teen-agers joining ISIS?

Рубрики: Ближний Восток, Европа, Судьба Опубликовано: 28-05-2015

In 2009, a fourteen-year-old Belgian named Jejoen Bontinck slipped a sparkly white glove onto his left hand, squeezed into a sequinned black cardigan, and appeared on the reality-television contest “Move Like Michael Jackson.” He had travelled to Ghent from his home, in Antwerp, with his father, Dimitri, who wore a pin-striped suit jacket and oversized sunglasses, and who told the audience that he was Jejoen’s manager, mental coach, and personal assistant. Standing before the judges, Jejoen (pronounced “yeh-yoon”) professed his faith in the American Dream. “Dance yourself dizzy,” a judge said, and Jejoen moonwalked through the preliminary round. “That is performance!” Dimitri told the show’s host, a former Miss Belgium named Véronique de Kock. “You’re gonna hear from him, sweetie.”

Jejoen was soon eliminated, but four years later, when he least wanted the attention, he became the focus of hundreds of articles in the Belgian press. He had participated in a jihadi radicalization program, operated out of a rented room in Antwerp, that inspired dozens of Belgian youths to migrate to Syria and take up arms against the government of Bashar al-Assad. Most of the group’s members ultimately became part of the Islamic State of Iraq and al-Sham, joining more than twenty thousand foreign fighters engaged in the conflict in Syria and Iraq. Today, ISIS controls large parts of both countries. With revenue of more than a million dollars a day, mostly from extortion and taxation, the group continues to expand its reach; in mid-May, its forces captured the Iraqi city of Ramadi, the capital of Anbar province, and, last week, they took control of Palmyra, in Syria.

About four thousand European jihadis have gone to Syria since the outbreak of war, in 2011, more than four hundred from Belgium. (It is estimated that at least a hundred Americans have joined the fight.) The migration of youths from seemingly stable and prosperous communities to fight with radical Islamists has bewildered not only their families but governments and security forces throughout Europe.

 

Социальные сети