Прапор. Жизнь и кавказские походы А. Н. Кузнецова

Автор: Колчин Денис Рубрики: Эксклюзив, Россия/СНГ, Судьба, Кавказ Опубликовано: 31-08-2016

1.JPG

31 августа исполняется 20 лет Хасавюртовскому перемирию, завершившему первую чеченскую войну, очередной этап большой северокавказской трагедии. Доперестроечный Грозный, кампании 1995-1996 и судьба известной правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой, в той или иной степени, оказались фактами биографии жителя старинного среднеуральского городка.

«Спокойной ночи, Марисабель»

Автор: Умарова Ася Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Кавказ Опубликовано: 13-01-2015

Тамерлану было семь лет, когда началась война. Как и все мальчишки в его возрасте, он мечтал поехать в Бразилию, чтобы сфотографироваться с известными футболистами. Тамерлан хотел несколько лет пожить в жаркой стране, а потом на обратном пути совершить хадж в Мекку. Старшая сестра умоляла взять ее с собой, но он был непреклонен. “Понимаешь, это очень серьезная поездка. И ты там будешь лишней”, — серьезно отвечал Тамерлан, почти как взрослый. А до семи лет он занимался тем, что изрисовывал все обои в комнатах. Он рисовал войну. Танки, солдат в касках, оружие, взрывы, кровь и патроны. “Пусть бы он только рисовал. Но он всегда озвучивает каждый взрыв”, — возмущалась мама. Когда началась война, у Тамерлана закончились краски. Если сначала он еще как-то пытался выйти из трудного положения, смешивая цвета, например, зеленый он получал путем смешивания синего и желтого, оранжевый — красного и желтого, а коричневый — зеленого и красного, то потом и их вообще не осталось. Закончились карандаши, фломастеры пересохли, и тройной одеколон, который он доливал в стержень, не давал уже цвета. Закончились цветные мелки. Наконец и бумаги не осталось. Для Тамерлана это было катастрофой, он был в отчаянии.

Осколок

Автор: Халимова Фаиза Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Судьба, Кавказ Опубликовано: 19-10-2014

Сегодня у мамы день рождения. И мы, ее дети, решили устроить небольшой праздник. Соберемся, поговорим, наедимся, а она вспомнит наши детские шалости, посмеемся, потом помолчим. Папы давно уже нет… Мама любит кизиловый сок домашнего приготовления, а я – нет. Удавом окутывают меня при виде красного напитка тяжелые воспоминая прошлого и душат - душат - душат… Затянувшееся серой вуалью небо, вместо облаков черные сгустки дыма, волнами поднимающиеся от горящих жилищ. Понемногу, словно небесный дворник, их разметает ветер, но только на время. Просто «железные вОроны» устали, решили подкрепиться, чтобы сильнее ударить, да «наверняка» попасть. Крылья их перегрелись… Пару банок тушенки и «наводчики железных птиц» вновь готовы отсеивать добро от зла… Неважно, почему так произошло, и кто виноват. Здесь одна правда – страдание. Есть одна истина – смерть. Весна, осень, лето или зима, богат или беден, молод или стар, женщина или мужчина – ничто и никто не имеет значения. Люди делятся только на живых и мертвых, и, тех, кому бы лучше умереть…

Расстрелянная колонна

Рубрики: Кавказ Опубликовано: 14-03-2014

До армии я был чистым «ботаником». Папа – полковник, мама – коммерческий директор солидного магазина. Окончил школу вполне прилично и поступил в один из престижных московских вузов, на радость родителям. Но на первом курсе взбрыкнул: «Хочу в армию!» Отслужив в морской пехоте положенные полтора года, устроился в милицию, но хотелось реально понюхать пороху на войне. Как-то в теленовостях услышал, что в Чечне погибло много контрактников. Тут до меня дошло, насколько мое желание сейчас просто осуществить. Я отправился прямиком в военкомат: «Хочу в Чечню!» Буквально за два дня оформил необходимые документы. Началось ожидание вызова. Ясное дело, «провожался» каждую ночь… Две недели. И когда уже и не ждал, звонит из военкомата офицер, отвечавший за набор контрактников: «Все, 18 декабря отправка сто процентов». Утром прибыл в военкомат. Тут мне и другим таким же начали вешать лапшу на уши: дескать, нас отправят в Нижний, где за две недели сделают «рейнджерами»: обучат стрелять из всего чего только можно, а также двум-трем военно-учетным специальностям. После этого – в Чечню, где прямо на аэродроме нас встретит толпа «покупателей», и мы сами выберем воинскую часть. На месте мы подпишем контракт, и нас обеспечат всем необходимым согласно аттестатам. Утром 19 декабря 1995 года приехали в Нижний. К вечеру нашу сводную роту собрали в клубе и поведали, какие мы замечательные, что едем воевать, хотя и за деньги, но это все равно хорошо.

Шрам

Автор: Скворцов Виталий Рубрики: Кавказ Опубликовано: 01-02-2014

Это случилось в конце декабря 1999 года. Наша рота уже больше месяца стояла заставой, блокируя Айрак — чеченский поселок, где по разведданным окопалось около шестисот боевиков. Свободного времени была уйма, и я решил вести дневник, куда стал записывать всё происходящее со мной. Палатка постепенно наполнялась теплом оттого, что Юрка Городничев зарядил в печку новую партию дров. Прогорая, они шипели и потрескивали. Мы только что вернулись с поста, где продежурили всю ночь, и теперь имели право на законный отдых. Юрка вытянул озябшие руки к раскаленной трубе и с блаженством впитывал тепло. Я не помню, когда мы с ним стали называть друг друга по имени. Познакомились мы ещё в Сызрани на призывном пункте, в душном кинозале, где слушали речь какого-то отставного полковника. Я обратил внимание на невысокого паренька, который сидел отдельно от всех. Он был совсем один, и мы с радостью взяли его в свою компанию. Потом был курс молодого бойца, учебка, и вот мы здесь, в оперативной бригаде. Куда на скорую руку собрали солдат со всего округа, чтобы потом отправить в Дагестан.

Американский роман о Чечне вошел в топ-10 книг года

Рубрики: Военлит, Кавказ Опубликовано: 24-11-2013

В пятницу The Washington Post опубликовала свою версию топ-10 книг года. Список лучших американских книг 2013 возглавляет роман о Чечне.

***

«Созвездие жизненных явлений» – философское и медицинское определение жизненного цикла от зарождения до смерти – The Constellation of Vital Phenomena – это название для своего первого романа американский писатель Энтони Марра (Antony Marra) нашел, по его собственному признанию, в Большой медицинской энциклопедии СССР. Это – художественная проза. Художественное произведение о Чечне. Роман высоко оценен американскими критиками. Они сравнивают книгу дебютанта Марры с романами Льва Толстого. «Эта экстраординарная книга – “Война и мир” 21 века», – говорит в своем отзыве (опубликованном в газете The New York Times) известный американский романист, автор более десятка бестселлеров Мэдисон Смартт Бэлл (Madison Smartt Bell).

Владимир Щербаков: "Судмедэкспертиза - вырождение в зачатии..."

Автор: Бабченко Аркадий Рубрики: Интервью, Россия/СНГ, Судьба, Кавказ Опубликовано: 28-05-2013

Создал "ООО 124 lab" легендарный Владимир Щербаков. Тот самый бывший руководитель той самой бывшей 124-ой Ростовской военной судебно-медицинской лаборатории, через которую прошли все погибшие в Первую и Вторую чеченские кампании военнослужащие. Тот самый Владимир Щербаков, который вернул нашим матерям наших погибших солдат. Всем матерям. Всей страны. Все рефрижераторы с горелыми человеческими останками в солдатских кирзовых сапогах, все сгоревшие в танках, все подорванные на фугасах, все обглоданные собаками в Грозном, все свезенные в пластиковых мешках с блок-постов - всё то, что мы видели в репортажах с той войны - все прошли через него. И почти все были опознаны. Девяносто пять процентов в первую войну, и девяносто девять во вторую. Потрясающий результат. А если знать, как у нас все делается - потрясающий вдвойне. 

На этих смертях - в прямом смысле слова на этих вот самых смертях этих вот самых восемнадцатилетних мальчишек - Владимир Щербаков создал с нуля уникальную систему идентификации погибших. Структурировал весь полученный опыт, разработал новые методологии, построил концепцию информационной базы данных военнослужащих. В любой другой стране он сейчас работал бы как минимум вице-министром. А его именем называли бы улицы. В России Владимир Щербаков был уволен. А его лаборатория - расформирована. 

Утро псового лая

Автор: Носков Виталий Рубрики: Военлит, Кавказ Опубликовано: 16-05-2013

Доска от патронного ящика, брошенная в предутренний костер, разгораясь, приняла форму усыхающей в огне костистой медвежьей лапы, и я вспомнил задержанного нашими бойцами пожилого боевика. Скованный наручниками, сидя у огня, чуть раскачиваясь, он почти беззвучно шептал: "Говорил я им - не будите русского медведя. Пусть себе спит. Так нет - выгнали его из берлоги". Чеченец с тоской смотрел на трупы своих. Вся его разведгруппа была уничтожена, попав в засаду, которую им грамотно приготовил спецназ внутренних войск. То же самое, только другими словами, говорил объявившему газават Дудаеву профессор Абдурахман Авторханов. "Берегите Чечено-Ингушетию от новой трагедии. Решайте вопросы кризиса власти в рамках Конституции", - сказал он в 1991 году. Но Джохар все равно призвал под ружье десятки тысяч людей. Многих из этих чеченских "волков" и "волчат" порвали "медвежьи лапы".

Авторханов, настрадавшийся историк, знающий Россию и свой народ, предлагал взять на вооружение восточную мудрость и дипломатию. Но руководство боевиков переоценило себя. Именем Авторханова они назвали проспект Ленина. Тогда еще Грозный не был разрушен. Сейчас, в отступающей тьме и тумане, прячущем от наших глаз Сунжу и развалины домов по её берегам, город потрясал неприкаянностью, беззащитностью перед силой двух сторон.

Дневник Славы Пушко

Автор: Яковенко Павел Рубрики: Кавказ Опубликовано: 10-04-2011

1994 год. 17 июля.


      Ужасный, чудовищный день! Сегодня вечером пришел домой из бара и мама вручила мне повестку из Советского РВК: "Срочно прибыть 18 июля к 9.00". Что бы это значило? Меня всегда пугало и до сих пор в дрожь бросает всякое упоминание об армии. Хотя мне и присвоили звание лейтенанта, какой из меня офицер? Хорошо, если это просто вызов для оформления документов. Не хочу в армию! Спаси, Господи!
   В налоговой сегодня закончили проверку ТОО "Оберон". Насчитал им 10 млн. Мелочь, а приятно. Обещали скоро отдать премию. Куплю себе новые ботинки и свожу Таньку в ресторан.

«Нет больше той любви...»

Автор: Мариукин Игорь Рубрики: Кавказ Опубликовано: 10-11-2009

 Санька появился у нас, когда снабженцы подвозили нам жратву — мол, заберите солдата, командирован к вам, а своих потерял. В том грандиозном бардаке, который творился в ту пору в Грозном, подобная ситуация была не редкостью, но нашему комбату чем-то новый боец показался подозрительным, и он, забрав его с собой, что-то там целый час выяснял по рации. Хотя на шпиона наш новый товарищ был похож меньше всего — рыжеволосый, веснушчатый нескладный детина лет двадцати двух-двадцати трех с простецкой улыбкой и «окающим» говорком. Сразу подошел к нам, без вступления всем начал пожимать руку, попутно начав свой монолог: «Доброго дня, славяне, зовут меня Саня, фамилия Сомов, я с Волги, деревня Рогозино, вот мамку одну оставил, земляки есть? Работы-то у нас хрен чего найдешь, в Самару ездил — никому я там не нужен, разве только улицы мести, да вот учиться потом буду, а специальности-то нет у меня, кому в городе комбайнеры нужны? Деревня-то у нас уже теперь совсем пустая, колхоза не стало, а матери бы корову купить, очень она у меня это дело любит, с животиной возиться. Мамка думает, я на заработки на Кубань поехал, она у меня одна осталась, брата Афган десять лет тому забрал, погиб он там, а батя после того пить сильно начал, и восьмой год уже как утоп, срочную я в Карелии служил, стрелять умею, так что я вам пригожусь, тут у вас всех как-то по прозвищам зовут, так вот меня лучше зовите „Сомом“, а не рыжим, так, как меня ребята в школе „рыжим“ звали, поднадоело-то мне, а кормят вас как тут…» И так — бу-бу-бу все подряд рассказывает-басит, ни мало не смущаясь и просто глядя всем в глаза.

В августе 96-го

Автор: Бутов Денис Рубрики: Кавказ Опубликовано: 10-11-2009

 Гранатомет — вещь серьезная. Рацию снесло первым же выстрелом. Вместе с радистом. Хорошо, что осталась рация в бэтре. Плохо, что БТР зажгли на пятой минуте боя. Спросонья все действо воспринималось мной как-то дискретно, рывками.

Социальные сети