13-ти дневный штурм Айсберга

Рубрики: ЧВК, Африка, Пиратство Опубликовано: 07-02-2013

В декабре 2012 года морская полиция Пунтленда освободила 22 моряка, которые почти в течении трех лет (самый длительный период среди заложников захваченных сомалийскими пиратами) были заложниками на борту корабля Iceberg 1 (порт приписки Панама). 

Iceberg 1 судно принадлежащее компании Azal Shipping было захвачено в Аденском проливе всего в 10 морских милях от Цемена 29 марта 2010 года. Судно транспортировало генераторы, трансформаторы и топливные баки, экипаж состоял из 24-х человек, уроженцев Йемена, Ганы, Судана, Пакистана и Филиппин.

В сентябре 2011 года Iceberg 1 сел на мель недалеко от деревни Galmudug (рядом Garacad) на восточном побережье Сомали. С момента захвата судна, 2 члена экипажа скончались, остальные находятся в крайне плачевном состоянии. Поэтому к концу 2012 года было принято решение разрешить ситуацию с помощью морской полиции Пунтленда (PMPF) под южноафриканских специалистов. 

Рольф ванн Хеерден «Ерш» бывший сотрудник Executive Outcomes, автор книги «FOUR BALL, ONE TRACER: Commanding Executive Outcomes in Angola and Sierra Leone» тесно сотрудничал с PMPF в плане подготовки персонала и развертывании полицейских сил. Вот как он описывает ситуацию с Iceberg 1:

«28 октября 2012 года мне позвонил Мухаммед Фароле (является начальником PMPF) сын президента Пунтленда Абдурахмана Мухаммеда Фароле, рассказал о ситуации с кораблем Iceberg 1 и попросил меня тщательно оценить возможность освободить заложников силами PMPF». 

«Все предыдущие попытки решить сложившуюся ситуацию не принесли результатов, в том числе и предложения о выкупе из-за разногласий между сторонами о итоговой сумме. Тем временем экипаж корабля все это длительное время находиться в плачевном физическом и психологическом состоянии. Первый смертельный случай среди экипажа произошел в октябре 2010 года – йеменский моряк покончил жизнь самоубийством. Следующей жертвой стал Дирай Кумар Тивари, которого жестоко пытали пираты (предположительно умер в сентябре 2011 года)». 

«Так же на судне закончилось топливо и оно свободно дрейфуя наткнулось на прибрежные рифы. Корпус корабля был поврежден в результате чего был затоплен нижний трюм в котором перевозились оборудование».

«Операция по освобождению заложников началась 2 декабря 2012 с воздушной разведки, которая показала, что судно село на мель не далеко от берега, что значительно облегчало вариант использования морского десанта на борт судна. По возвращению в Босасо (там находится штаб-квартира PMPF) я пришел к выводу, что учитывая уровень квалификации сотрудников морской полиции Пунтленда и доступное вооружение, у нас нет выбора, кроме как произвести  простое морское десантирование силами не более 10 человек на лодке. Десантирование было решено производить при непосредственной огневой поддержке с берега группой укомплектованной соответствующим стрелковым орудием и пулеметами. Я принял решение руководить операцией и корректировать огонь с высоты над пляжем. В связи с тем, что в Сомали весьма трудно что-либо сохранить в тайне, о деталях готовящейся операции знал только контр-адмирал Абдуризак Дири Фарах».

«Я встретился с президентом Фароле в Гароуэ 6 декабря 2012 года и проинформировал его о деталях планируемой операции, затем отбыл на базу PMPF в Эйл, который находиться примерно в 200 км к юго-востоку от Гароуэ. На следующее утром мы подготовили лодку к операции и отрепетировали все тонкости предстоящей операции.  9 декабря 2012 года Артур Уокер вылетел на Эйл на отведенном для операции вертолете Alouette III для последующего обеспечения воздушной поддержки операции и возможной эвакуации раненных. После утряски рабочих вопросов с Артуром в Эйле и Мохаммедом Фароле (сыном президента) я отбыл в район проведения операции  с двумя взводами PMPF вооруженными различным стрелковым оружием от АК-47 до тяжелых пулеметов ДШК».

Компромисс и противостояние  

 «10 декабря 2012 года мы прибыли на место около 05:30 утра с целью нанести серьезный удар по пиратам. Велико было наше удивление, когда тишина была внезапно нарушена шквальным огнем из стрелкового орудия со стороны борта судна. Личный состав PMPF вынужден был искать укрытия. Наш план скомпрометирован кем-то до начала операции, пираты знали о нашем плане освобождения заложников».

«После такого неблагоприятного начала операции, мы немного пришли в себя и начали вести огонь по мостику корабля, но вскоре поняли бесполезность такой тактики, так как пираты использовали стальные листы для защиты стрелковых позиций, зачастую вели огонь из иллюминаторов. Тогда ПКМ и ДШК начали вести заградительный огонь по позициям пиратов и мы попытались запустить лодку на воду. Но это было просто во время планирования, сложнее на практике. Из-за прилива, размера волн и огня противника нам это так и не удалось в этот день».

«Утром следующего дня мы услышали, что к нашим позициям двигаются несколько автомобилей со стороны деревни Garacad, что находится к югу от нашей позиции. После короткой перестрелки нападающие ретировались оставив троих погибших на месте». 

«Мы продолжали наши попытки попасть на борт судна в течении следующих трех дней без перерыва. Мы пытались использовать вертолет для подавления противника с воздуха, но вынуждены были в итоге от этого отказаться после того, как пиратская пуля попала в кабину и едва не убила Артура Уолкера. Нам удалось достать еще две лодки из Эйла для укрепления морского десанта, но большие волны мешали нам совершить десантирование. В результате неудачных попыток трое бойцов было ране и один погиб во время одного из подходов к борту корабля. Мы действительно зашли в тупик, личный состав был подавлен».

«Я спросил Мохамеда Фароле, можем ли мы подключить к операции орудие посерьезнее, возможно даже минометы. Я так же говорил лично с президентом Фароле о ситуации, и он выразил озабоченность тем, что мы можем убить или ранить заложников. Но в итоге нам удалось достать советские 82-мм Б-10 безоткатные орудия и определенное количество снарядов. Спустя совсем короткое время мы уже стреляли по судну с пляжа нанося урон в области мостика».

«Пираты на борту, очевидно, испугались не на шутку и обратились к послу Пунтленда в Дубаи, с целью сообщить о том, что они готовы сдаться, как только мы прекратим обстреливать судно. Мы прекратили огонь, чтобы дать им возможность сдаться, но после двух срывов в переговорах мы начали с новой силой «долбить» по судну со всех видов оружия».

«К тому времени нам в пользование досталась старая 106мм американская безоткатная пушка и несколько снарядов к ней. Немного пристрелявшись, мы нанесли несколько удачных попаданий по судну. После чего огонь со стороны судна сразу остановился и пираты всерьез решили сдаться».

Переговоры и давление 

«Мохамед, контр-адмирал, и я обсудили последовательность событий, которым мы будем следовать, чтобы освободить заложников. Я рекомендовал самые простые условия, пускай даже пираты получат свободу, главной целью операции было освобождение заложников».

«Я рекомендовал Мохаммеду, позволить пиратам сдать оружие и покинуть судно в обмен на заложников. Мы проводили переговоры через местных старейшин. Было уже 14:00 22 декабря 2012 года и мы потребовали, чтобы процесс выдачи начался немедленно. Пираты слегка поиграли на наших нервах и затребовали килограмм сахара и чай в обмен на первых двух заложников, индуса и йеменца, которые были раненные во время осады. Их обменяли и срочно отправили в Эйл».

Свобода   

«Старейшины тогда сообщили нам, что девять пиратов на борту просят обеспечить им  безопасный проход на борт лодки вместе с их оружием для дальнейшей эвакуации. Лодку отправили к борту и пираты без осложнений покинули судно. И вот в итоге, после 13-ти дней осады на берег ступил первый заложник из основной группы, моряк из Йемена. Это было 24 декабря  2012 года». 

«Последней ходкой на лодке сняли с борта капитана Iceberg 1, который находился в плохом состоянии (среди прочего у него было разорвано ухо). Все освобожденные с трудом сдерживали нахлынувшие на них эмоции, кто-то смеялся, кто-то плакал и молился целуя землю». 

«После окончания операции по освобождению заложников мы вернулись на базу PMPF в Эйл. Затем мы отвезли заложников в Гароуэ, где они были представлены мировым средствам массовой информации, и были далее направлены на встречу с президентом Фароле в Босасо. 28 декабря 2012 года индийские и йеменские послы прибыли, чтобы забрать своих граждан. Последние члены экипажа были переданы в Организацию Объединенных Наций 31 декабря 2012 года. Операция Iceberg 1 достигла своей цели и история с самым продолжительным сомалийским пленом в мире была закончена».

- фото Рольфа ван Хеердена

***

Источник - http://pmcjournal.com

Социальные сети