Двадцать тысяч бомб на Рождество

Рубрики: Вьетнам Опубликовано: 21-05-2013

Тринадцатого декабря 1972 года 37-й президент США Ричард Никсон был вне себя от гнева. Делегация Северного Вьетнама покинула мирные переговоры в Париже, фактически их сорвав. Вся американская политика «вьетнамизации» войны, которая должна была закончиться «почетным миром», грозила крахом. Только что победивший на президентских выборах Никсон официально заявил, что дает 72 часа северовьетнамцам, чтобы вернуться за стол переговоров. В администрации президента понимали, что в случае отказа только ВВС США смогут нанести быстрый и решительный удар, который дезорганизует вьетнамскую армию и население и создаст такую обстановку, которая заставит коммунистическое руководство в кратчайшие сроки искать соглашения.

Президент позвонил председателю объединенного комитета начальников штабов адмиралу Томасу Муреру: «…Я не хочу больше слушать эту чепуху, что мы не можем бомбить те или другие объекты. У вас есть шанс использовать военную силу, чтобы должным образом завершить эту войну». После ожидаемого отказа северовьетнамцев 16 декабря продолжить переговоры Никсон, развязав руки военным снятием всех ограничений, дал зеленый свет для проведения самого крупного воздушного наступления во вьетнамской войне — операции «Лайнбекер-2».

«… Встряхнуть воображение и подорвать дух »

По мнению многих американских военных экспертов, с проведением операции «Лайнбекер-2» Пентагон опоздал как минимум на 7 лет. Ведь если бы такую операцию было решено провести в 1965 году, когда ПВО Северного Вьетнама находилась в зачаточном состоянии, США смогли бы уже тогда добиться победы в войне. Теперь же американской авиации предстояло сломить самую совершенную в Юго-Восточной Азии систему ПВО, созданную по советскому образцу и контролируемую военными советниками.

Тем не менее этой системе было решено противопоставить завоевание абсолютного господства в воздушном пространстве Демократической Республики Вьетнам нанесением массированных авианалетов и днем и ночью по индустриальному центру ДРВ — столичному региону Ханой — Хайфон. Учитывая, что декабрь – это период муссонов во Вьетнаме, впервые в войне главная роль в операции «Лайнбекер-2» была поручена стратегическому авиационному командованию (САК) ВВС США, а именно «длинной дубинке Пентагона» — всепогодному стратегическому бомбардировщику Б-52 «Стратофортресс». Эта огромная (размах крыла 56,3 м, экипаж 6 человек) межконтинетальная машина (дальность полета без дозаправки 7 210 км, максимальная скорость 957 км/ч, практический потолок 16 тыс. метров), оснащенная самым совершенным прицельно навигационным оборудованием, могла доставить к цели до 31 т бомб и пробомбить полосу в 150 м х 1500 м. Тогдашний госсекретарь США Генри Киссинджер считал, что этот бомбардировщик способен был «встряхнуть воображение и подорвать дух». Из 420 бомбардировщиков Б-52, состоящих на вооружении САК, к операции «Лайнбекер-2» были привлечены 107 бомбардировщиков модификации D и 99 модификации G. Они были размещены на авиабазах Андерсен (о. Гуам) и Утопао (Таиланд,). К операции привлекались и самолеты 7-й воздушной армии США и 77-го авианосного соединения ВМФ, общим количеством более 800 единиц.

Вообще, учитывая, что истребительная авиация ДРВ только за 1972 год сбила около 90 американских самолетов, было принято решение о действиях Б-52 только по ночам, тактической авиации днем (с применением высокоточного оружия), а авианосной авиации круглые сутки, особенно в прибрежной зоне. Впервые американцы решили применить свой новейший тактический бомбардировщик F-111–48 этих машин предназначались для одиночных ночных атак с малых и предельно малых высот.

Объектами ударов авиации США должны были стать аэродромы, железнодорожные станции, узлы коммуникаций, пакгаузные комплексы, заводы и фабрики, военные городки, армейские склады и хранилища топлива.

Впервые перед американскими ВВС была поставлена задача свести к минимуму потери среди гражданского населения и американских военнопленных. Для этого было необходимо прицельное бомбометание Б-52-х, для чего они должны были выдерживать боевой порядок «колонн групп» на высоте 10–11 тыс. м, в каждой из которых было 3 бомбардировщика, отдаленных друг от друга на 150 м по высоте и на 1,8 км по дальности. Так как нарушение целостности порядка грозило ошибкой в бомбометании и срывом групповой радиоэлектронной борьбы, то каждого командира корабля самовольно ушедшего на противоракетный или любой другой маневр до момента сброса бомб ожидал военный трибунал.

Во время массированных налетов боевые группы Б-52-х должны были взаимодействовать с группами тактической авиации постановки помех и блокирования аэродромов, с группами выявления и подавления сил ПВО и группами прикрытия от истребителей противника. Как правило, эти функции выполняли самолеты «Фантом» F-4 и F-105.

Американское командование придавало особое значение воздушной разведке объектов удара, системы ПВО, фотоконтролю операции. Разведка велась перед каждым налетом стратегической, тактической и авианосной авиации. Для этих целей использовались стратегические разведчики SR-71, RC-135, беспилотные разведчики «Файрби», тактические и палубные самолеты-разведчики. Всего за 12 дней операции они выполнили более 140 самолетовылетов.

Личное командование операцией осуществляли начальник штаба ВВС США генерал Джон Д. Райан, командующий САК генерал Джон Ч. Майер, командующий 7-й воздушной армией генерал Джон У. Фогт-мл., входящей в САК и дислоцированной на острове Гуам 8-й воздушной армией генерал-лейтенант Дж. Джонсон.

Управление и координацию действиями всей авиации США в операции «Лайнбекер-2» вел объединенный центр управления боевыми действиями в Сайгоне с помощью воздушного командного пункта на самолетах ЕС-135.

Огромная работа выпала на долю тыловых служб ВВС. Ведь за короткий срок надо было подготовить сотни самолетов, тонны боеприпасов и галлонов топлива. Взлетающий с авиабазы Андерсен Б-52 брал на борт по 9–10 т бомб и находился в воздухе по 12–14 часов, принимая с танкера КС-135 во время дозаправки до 20 т топлива. Работающие с авиабазы Утапао бомбардировщики находились в воздухе по 4–5 часов и поэтому могли нести от 20 до 25 т бомб.

Учитывая высокую вероятность потерь, все американские летчики получили приказ максимально долго тянуть на поврежденных машинах к Тонкинскому заливу, где в боевой готовности находились вертолеты СН-53 специального 110-го спасательного отряда 7-го флота США. Вся инфраструктура ВВС на Тихом океане была приведена в движение в целях подготовки операции « Лайнбекер-2».

Наконец 17 декабря 1972 года в САК поступил приказ: «… Предписывается начать операцию в 12.00 18 декабря 1972 года. В течение первых трех дней максимальные усилия стратегических бомбардировщиков Б-52 и тактической авиации в ударах по целям в районе Ханоя/Хайфона…»

Ханой готовится к обороне

К декабрю 1972 года ПВО и ВВС Вьетнамской народной армии под командованием старшего полковника Ле Ван Чи представляли собой грозного и опытного противника. За семь лет боевых действий на счету северовьетнамцев было уже более 1 тыс. сбитых летательных аппаратов ВВС США в небе ДРВ.

Главными тактическими соединениями были четыре дивизии ПВО, которые составляли три группировки: ханойскую, хайфонскую и 4-й военной зоны на юге, включавшие в себя 9 зенитно-ракетных полков. На их вооружении находилось 36 зенитно-ракетных дивизионов, вооруженных ЗРК СА-75 М «Двина», трехкабинного варианта с ракетами В 750 М и станцией разведки и целеуказания П-12, 9 технических дивизионов и более 700 зенитных орудий. Остальное вооружение тоже было в основном советского и китайского производства — РЛС П-10, П-12, П-5, П-30, П-35, ПРВ-11, зенитные орудия калибром 37, 57, 85, 100 мм.

ВВС северовьетнамской армии насчитывали в своем составе четыре боевых истребительных авиаполка, вооруженных 187 советскими истребителями МиГ-21, МиГ-17 и китайскими МиГ-19, один учебный авиаполк и один военно-транспортный авиаполк. Истребители прикрывали центральный промышленный район Ханой-Хайфон и базировались на аэродромах Зеа-Лам, Ной-Бай, Ен-бай и Кеп.

Дело в том, что ВВС и ПВО были серьезно ослаблены в боях лета-осени 1972 года. И хотя с октября по декабрь шло восстановление боеготовности частей, к началу операции было боеготово 24 зрдн из 36, т.е 66%, а из 187 истребителей только 71, т.е 38%. Поскольку китайские МиГи-19 не участвовали в боях, северовьетнамцы могли задействовать только 31 Миг-21 и 16 МиГ-17, что составило лишь 26%. При этом для ночных действий было подготовлено только 18 летчиков.

Учитывая такую малочисленность своих сил, руководство ВНА приказало силами зенитно-ракетных войск уничтожать в первую очередь бомбардировщики Б-52, силами зенитной артиллерии – самолеты палубной и тактической авиации, а истребителям вести бои со всеми видами американской авиации только дежурными силами.

Начались тренировки зрдн в условиях сложной помеховой и воздушной обстановки, был увеличен боекомплект зенитных управляемых ракет, растительными масками маскировались позиции и укрытия, в качестве защиты от шариковых бомб весь личный состав снабжался нагрудными матами из соломы. В ВВС истребители рассредоточили в вырубленных в горах штольнях (аэродромы Ань-Шон и Ной-Бай), с помощью вертолетов Ми-6 истребители перебрасывались на грунтовые полосы, где отрабатывали взлет с пороховыми ускорителями. В общем, командование ВНА решило противопоставить массированным ударам ВВС США свою «партизанскую» войну в воздухе.

Важную роль в разработке этой тактики и подготовке войск сыграли советские военные советники: старший группы советских военных советников при командующем ПВО и ВВС ВНА полковник К. С. Бабенко и советник командующего ВВС ВНА Герой Советского Союза генерал-майор авиации М. И. Фесенко.

Кроме советников, была задействована советская разведка, помощь которой сыграла огромную, если не решающую роль. Дело в том, что на КГБ СССР с 1968 года работал шифровальщик ВМФ США Джон Уокер, передавший в Москву секретный американский военно-морской код, что позволяло читать все сообщения американского флота, в частности 7-го флота США у берегов Вьетнама и его 77-го авианосного соединения, принимавшего участие в операции «Лайнбекер-2».

Одиннадцатидневная война

18 декабря 1972 года самая большая формация стратегических бомбардировщиков со времен Второй мировой войны направилась в сторону Северного Вьетнама, чтобы нанести массированный удар тремя волнами по аэродромам Хоа-Лак, Кеп и Фук-Йен, международному аэропорту Зеа-Лам, авторемонтному заводу в Кинх-Но, железнодорожной станции Йен-Вьен, радиостанции и железнодорожному ремонтному заводу в Ханое. Уже в воздухе 87 бомбардировщиков Б-52 с авиабазы Андерсон, взлетавшие в течение двух часов, встретились с группой из 42 Б-52 с авиабазы У-Тапао в Таиланде, а над Лаосом к ним присоединились 40 самолетов групп обеспечения.

Первой, на 15 минут впереди, на высоте 6–7 км шла группа постановки пассивных помех и блокирования аэродромов из 12–20 самолетов F-4. Затем на высоте 3–4 км следовала группа выявления и подавления средств ПВО из 4–6 самолетов F-105 с противорадиолокационными ракетами «Шрайк». На высоте 8–9 км шла группа непосредственного прикрытия Б-52 в составе 2–6 F-4. Отдельным эшелоном действовали самолеты постановки активных шумовых помех ЕБ-66 и ответно-импульсных помех с самолетов палубной авиации. По девяти отдельным целям действовали самолеты F-111.

Той ночью, по американским данным, 94% бомб достигло своих целей, были выведены из строя взлетно-посадочные полосы и рулежные дорожки всех намеченных аэродромов, а в международном аэропорту Зеа-Лам были уничтожены 8 самолетов (один Ил-8, один Ан-24, два Ил-14, один Ли-2, три Ан-2) и один вертолет Ми-6. Хвостовой стрелок Б-52 сержант Сэмюэл Тернер сбил МиГ-21, хотя северовьетнамцы этого не подтвердили.

ПВО ВНА оказала сильное противодействие, американцы насчитали более 200 пусков ракет типа В-750 М. Массовые ракетные залпы достигли своих целей, три бомбардировщика Б-52 были сбиты. Также из рейда не вернулись один F-111 A и один А-7 С с авианосца «Америка». Потери стали неприятным сюрпризом для американцев, но это и укрепило их в решимости выполнить боевую задачу, невзирая на сопротивление противника.

Следующей ночью к тем же целям, но уже на высоте 10 400 м направились 93 бомбардировщика, которым было разрешено уклоняться от атак ЗУР и перехватчиков как до, так и после сброса бомб. Пилоты Б-52 снова насчитали около 180 пусков ракет, но, по американским данным, потерь удалось избежать, хотя Ханой заявил о 7 сбитых самолетах, среди них два Б-52.

Успех 19 декабря сыграл злую шутку с американским командованием, настроив его на оптимистический лад. Ночью 20 декабря ударам трех волн 99 Б-52 подверглись железнодорожная станция Йен-Вьен, вокзал и завод в Ханое и ГРЭС в Тхай-Нгуен. Но растянувшиеся на 113 км бомбардировщики были своевременно обнаружены северовьетнамскими РЛС, а истребители МиГ-21 сообщили на КП ПВО о составе, скорости, высоте и направлении полета групп Б-52. К этому времени северовьетнамские зенитчики приобрели определенный опыт стрельбы в сложной помеховой обстановке и сумели оказать американцам «теплый прием». В эту ночь на свои базы не вернулось шесть бомбардировщиков Б-52-х и один А-6 А с авианосца «Энтерпрайз».

Ханой сообщил об уничтожении в эту ночь 15 самолетов, из них четырех Б-52.

Потеря девяти машин (каждая стоимостью 8 млн. долл.) за первые три дня (это 7% от общего количества задействованных в операции) вызвала настоящий шок у командования САК, которое считало такой результат совершенно недопустимым.

Оказалось, что в момент постцелевого поворота с углом около 45° существенно снижается эффективность средств РЭБ и как следствие увеличивается вероятность поражения. На этих высотах попутный ветер со скоростью 180 км/ч быстро разгонял облака пассивных помех, а после постцелевых поворотов заметно снижал скорость Б-52-х. Более ранние модели бомбардировщиков типа G не имели современной аппаратуры РЭБ, что делало их более уязвимыми. Было решено временно прекратить вылеты с авиабазы Андерсон, все Б-52 типа G доработать до уровня D, а в ходе вылета действовать на высотах от 10 до 11,5 тыс. метров, увеличить количество самолетов поддержки с 40 до 60, сократить количество бомбардировщиков в группе.

Уже следующей ночью 21 декабря 30 Б-52-х D с авиабазы У-Тапао в Таиланде с 75 самолетами поддержки атаковали аэродромы Куанг-Те, Бак-Май и склады в Вен-Диен, применяя новую тактику. Но попав под обстрел сразу 9 зрдн, американцы потеряли два бомбардировщика Б-5 и один А-6 А с авианосца «Саратога». Однако самой чувствительной потерей в этот день стала гибель АС-130 А из 16-го спасательного отряда вместе с 15 членами экипажа. По версии Ханоя, янки недосчитались 11 самолетов, из них четыре Б-52.
Новые потери снова заставили американцев сменить тактику. Теперь, чтобы дезориентировать расчеты ПВО ВНА, они стали наносить удары вне столичного региона Ханой/Хайфон. Действуя группами по 30 бомбардировщиков, ночью с 22 по 24 декабря Б-52, по американским данным, потерь не имели, но 24-го американцы лишились двух А-7 А, одного — с авианосца «Рейнджер», а другого — с авиабазы Корат в Таиланде. Ханой же заявил, что за эти три дня было сбито 15 самолетов, шесть Б-52.

В канун Рождества американское командование отказалось от бомбардировок, как бы давая возможность Ханою еще раз вернуться к мирным переговорам. Но ПВО Северного Вьетнама не собиралась сдаваться, были пополнены запасы ракет и частично исправлены повреждения.

Видя это, командование САК решило нанести 26 декабря одновременный удар по Ханою, Хайфону и району Тхай-Нгуен силами 120 Б-52-х при поддержке 114 самолетов тактической авиации. А самолеты F-111 и А-7 должны были бомбить авиабазы ВВС ВНА. Это стоило потери двух бомбардировщиков Б-52. Вьетнамцы же объявили о 9 сбитых самолетах, из них семь Б-52.

В последние три дня операции (27–29 декабря) ВВС США фактически господствовали в небе Вьетнама, действуя группами по 60 бомбардировщиков Б-52. Но неожиданно активизировалась истребительная авиация ВНА — 27 декабря первый будущий космонавт Вьетнама Фам-Туан сбил Б-52 на своем МиГ-21. Также в этот день были сбиты один F-4 и один А-6 А морской пехоты. 28 декабря однополчанин Фам-Туана Ву-Хаун-Тхиеу протаранил Б-52 и сам погиб при взрыве. Но гибель своего Б-52 американцы не признали. В этот же день МиГ-21 сбил разведчика с авианосца «Энтерпрайз» RA-5 A Vigilante. На следующий день был сбит последний в этой операции американский самолет. Это был ЕА-6 А корпуса морской пехоты. Северный Вьетнам объявил об уничтожении за эти три дня 19 самолетов ВВС США, из них 9 бомбардировщиков Б-52. По наблюдениям американских летчиков, 29 декабря было произведено всего лишь 23 пуска ракет В-750 М, что резко контрастировало с первыми днями операции. Впервые командование САК столкнулось с проблемой отсутствия подходящих целей для авиаударов, хотя было готово продолжать их наносить по приказу президента. Но 30 декабря 1972 года операция «Лайнбекер-2» была остановлена…

Победа или поражение

Что же в итоге? В течение одиннадцати декабрьских дней 72-го года американские бомбардировщики САК выполнили 729 боевых самолетовылетов, сбросив на 34 объекта более 15 тыс. т. бомб (к этому надо добавить более 5 тыс. т бомб, сброшенных тактической и палубной авиацией), что было эквивалентно одной Хиросиме. На территории ДРВ в результате бомбардировок было повреждено и уничтожено более 1600 различных сооружений, 500 участков железнодорожных путей, 10 аэродромов, 80% электростанций, уничтожены нефтехранилища общим объемом 11355 млн. литров, что составило четверть всех запасов Северного Вьетнама. Этот экономический ущерб и истощение запасов зенитных ракет заставили северовьетнамцев уже в начале января 1973 года возобновить переговоры в Париже, где и было подписано мирное соглашение 27 января.

В контексте этих событий имеет смысл говорить о военной победе США, которые смогли сохранить лицо, хлопнув дверью, заключить «почетный мир». Но многие американские эксперты считают, что операцию «Лайнбекер-2» следовало продолжать, чтобы сохранить Южный Вьетнам, избежав падения Сайгона в 1975 году, что стало политическим поражением США.

Потери в операции до сих пор вызывают вопросы. Так, ВВС США заявило о боевых потерях: 15 самолетов Б-52 (4 небоевых) и 11 самолетов других типов. Из 92 членов экипажей сбитых бомбардировщиков 25 были обнаружены поисково-спасательной службой, 26 вернулись из плена, а остальные погибли или пропали без вести. Совершенно другую картину рисует командование ПВО и ВВС ВНА. По их данным, за время операции было уничтожено 31 самолет Б-52 и 47 других летательных аппаратов. Скорее всего, истина лежит где-то посередине. Например, в Советской военной энциклопедии (1978 года издания) давалась цифра 22 сбитых Б-52. Необходимо иметь в виду особенности учета потерь вьетнамской стороной, когда они фиксировались по номерным знакам на найденных обломках американских самолетов — на части шасси, двигателя, фюзеляжа. Причиной завышения американских потерь был также и пропагандистский эффект, способный воодушевить уставший от войны народ Северного Вьетнама в борьбе с превосходящей мощью ВВС США. Для Пентагона же было важно как можно сильнее занизить свои потери, так как американцам не удалось уничтожить ПВО и ВВС ВНА и они не ожидали такого сопротивления и такого уровня потерь.

Операция «Лайнбекер-2» показала, что САК, как и тактическая и палубная авиация ВВС и ВМС США, — эффективная сила, способная влиять на решение внешнеполитических задaч, и этот опыт был применен позднее в Ираке и Югославии. Но, увы, как показали уже эти операции, не все задачи можно решить одними бомбардировками.

Сегодня, через 40 лет, прошедших после «Лайнбекер-2», о ней напоминают обломки бомбардировщика Б-52 D Rose 01 капитана Х. Вильсона, сбитого утром 19 декабря 1972 года и упавшего в озеро Хуу-Тьеп в центре Ханоя, да так и оставленного там в назидание потомкам.

Евгений Музруков

Источник - http://www.bratishka.ru

Социальные сети