Краткая история радикальных исламистов в вооруженных силах США

Рубрики: Эксклюзив, Северная Америка, Переводы Опубликовано: 02-04-2013

Последние десять лет вооруженные силы США большую часть времени сражались с боевиками в далеких странах. Однако за это же время произошло нечто, что осталось по существу незамеченным. Вместо того чтобы убивать террористов, некоторые американские солдаты к ним присоединились.

Последний известный случай был связан с Эриком Харруном, обвиненным в прошлый четверг в том, что, сражаясь на стороне Джабат Аль-Нусры – иными словами Аль-Каиды – в Сирии, он вступил в сговор с боевиками, собираясь задействовать взрывное устройство. Он родился и вырос в Фениксе, штат Аризона, и в 2000-2003 гг. служил в 568-й инженерной роте Армии, получив звание рядового первого класса. Он был уволен с военной службы с полной оплатой инвалидности после перенесенной травмы головы в результате аварии грузовика. Позже Харрун стал называть себя мусульманином, а на его странице в Фейсбуке появилась цитата: “Хороший сионист – это мертвый сионист”.

Но Харрун – это не единичный эпизод. На самом деле, подобные истории происходили и несколько десятков лет назад.

Али Мохамед, который с начала 1980-х годов был связан с “Египетским исламским джихадом”, служил ротным сержантом по снабжению в Командовании специальных операций в 1986-1989 гг. После получения постоянного места жительства в США, Мохамед даже хвастался, что брал несколько недель отпуска для того, чтобы присоединиться к моджахедам и “убивать русских” в Афганистане. Мохамед был с честью уволен в ноябре 1989 года и в течение двух лет оказывал помощь Усаме бен Ладену в качестве одного из неотъемлемых и первых членов Аль-Каиды.

Однако, пожалуй, наиболее печально известный пример – это майор Нидал Хасан, который в ноябре 2009 года застрелил 13 и ранил 28 человек на военной базе Форт-Худ в Техасе. В период с декабря 2008 года по июнь 2009 года он состоял в переписке по е-мейл с проповедником Аль-Каиды Анваром Аль-Авлаки.

Аналогичный инцидент произошел в Кувейте. Сержант Хасан Акбар служил боевым инженером в 101-й воздушно-десантной дивизии. Тем не менее, в марте 2003 года, через пять лет после поступления на службу в Армии, Акбар убил двух сослуживцев и ранил четырнадцать других в лагере “Пенсильвания” в Кувейте, откуда члены его подразделения должны были отправиться в Ирак. Акбар бросал гранаты в палатки, где находились солдаты, и расстреливал их, когда они пытались бежать. Акбар позже заявил: “Я сделал это, потому что я – мусульманин. Они собирались убивать мусульман и насиловать мусульманских женщин”.

Перспектива отправки в Ирак также повлияла на Райана Андерсона – члена экипажа танка 81-й бронированной бригады Национальной гвардии, которого собирались направить в Ирак осенью 2004 года. Пятью годами ранее он принял ислам, и в октябре 2003 года написал на экстремистском веб-сайте, что скоро присоединится к “борьбе против тех, кто хочет нас угнетать”. Затем он написал по электронной почте предполагаемому экстремисту (по сути, еще одному частному гражданину США) о месте вероятной дислокации своего подразделения и выразил желание приобрести автомат Калашникова и перебраться на ту сторону, чтобы “попасть в руки наших мусульманских братьев и сестер”. Андерсона позже осудят за попытку помощи Аль-Каиде.

В одной виргинской ячейке состояли трое бывших военнослужащих, которые готовились к джихаду, тренируясь играть в пейнтбол. Новообращенный мусульманин Сейфуллах Чепмен, который возглавлял подготовку, ранее служил в морской пехоте, а позже был с честью уволен со службы по инвалидности. Во время 9/11 Чепмен проходил обучение в лагерях пакистанской террористической группы “Лашкар-э-Тайба”.

Другой член виргинской ячейки – Дональд Серрет – начал свой путь к обращению во время службы в составе американских вооруженных сил в Сомали в 1993 году. Он также был уволен после ранения в ногу во время вооруженного ограбления.

Третий член ячейки – Хаммад Абдур-Рахим – принял ислам после того, как был с честью уволен из вооруженных сил в 1996 году. Он был втянут в радикализм благодаря фильму “Малкольм Икс” и боевым действиям, происходящим в Чечне. Все трое были осуждены за террористические преступления, связанные с “Лашкар-э-Тайба”.

Служащие ВМС также совершали тяжкие преступления, относящиеся к терроризму. Хасан Абу-Джихад, поступивший на службу в ВМС в 1997 г., принял ислам за два года до этого. Состоя на службе в качестве связиста на эсминце “USS Benfold”, он стал источником утечки секретной информации о батальоне ВМС США, перед которым была поставлена задача внедрения санкций в отношении талибов и участия в миссиях против Аль-Каиды. Информация раскрывала навигационные планы, состав экипажа и уязвимость для ракетных обстрелов. Тем не менее, когда его с почетом уволили из Военно-морского флота в 2002 году, это было еще неизвестно.

Информация была обнаружена год спустя на дискете в доме Бабара Ахмада – лондонского жителя, который должен был предстать перед судом в США по обвинению в терроризме и помог запустить “Azzam Publications” – экстремистский веб-сайт, у которого Абу-Джихад приобрел джихадистские видео-ролики. В период с конца 2000 года до осени 2001 года, Абу-Джихад переписывался с “Azzam Publications” по электронной почте и хвалил Аль-Каиду за “мученическую операцию” против эсминца “USS Cole” в 2000 году и “храбрость” моджахедов.

Пол Роквуд – бывший служащий американского военно-морского флота – создал в 2010 году “черный список” намеченных для ликвидации лиц посредством убийства или бомбежки. Он принял ислам в 2001 году и посещал Исламский центр “Дар Аль-Аркам” в Фоллс-Черч, штат Вирджиния, в то же самое время, когда там проповедовал Аль-Авлаки. Роквуд позже утверждал, что разделяет убеждения этого проповедника, и был осужден в июле 2010 года.

Семи Осман чередовал свою службу в вооруженных силах США с экстремистской деятельностью. Начиная с 1998 года, он недолгое время служил в Армии США, а потом уволился и в 2000 году организовал террористический учебный лагерь в своем поместье в Блай, штат Орегон. Через год он был зачислен в резерв ВМС в составе службы поддержки снабжения Первого батальона роты F.

У некоторых из этих людей была более мимолетная карьера в вооруженных силах. Джеффри Баттл – член портлендской ячейки, которая пыталась заехать в Афганистан сразу же после 9/11 – поступил в резерв Армии США в 1999 году. Он прошел десять недель базовой подготовки и выпустился в феврале 2000 года. Подобно Абдур-Рахиму, Баттл заявил, что “Малкольм Икс” имел решающее значение для его обращения.

Брайант Нил Винас, осужденный в 2009 году за вступление в ряды Аль-Каиды в Пакистане и предоставление им информации о системе железнодорожного транспорта Лонг-Айленда в Нью-Йорке в целях содействия террористической атаке, поступил на службу в Армию в 2002 году. Тем не менее, через три недели он бросил службу, и обратился в ислам в 2004 году.

Невозможно выделить одну тенденцию, которая бы объединяла все эти случаи и помогла пролить свет на то, почему члены вооруженных сил США переметнулись от служения интересам своей страны к попыткам ее уничтожить. Тогда как некоторые из них во время совершения преступления уже были демобилизованы, те, кто совершил убийство, до сих пор состояли на службе. Некоторые обратились в ислам до поступления на службу; некоторые – во время службы; другие – после увольнения. Некоторые имели долгую карьеру в вооруженных силах, другие прослужили считанные недели. Не существует также единого фактора, который бы со всей очевидностью заставлял этих людей повернуться против своей страны.

Для тех, кто совершил преступления после демобилизации, возможно, ключевую роль сыграло социальное бесправие, которое они почувствовали, уйдя из Армии. Большое число новообращенных говорит о том, что некоторые люди искали смысла – либо на службе в Армии, либо после ухода из нее – и нашли его в крайней интерпретации религии. Это правдоподобное объяснение для Харруна и Роквуда, и в то же время интересно, что личности, не имеющие направления и цели – такие как Винас, который имел проблемное прошлое – прежде чем перейти к исламу, сначала обратились к Армии.

Другие, очевидно, предпринимали действия в связи со своей потенциальной отправкой в страны с мусульманским большинством. Акбар, Хасан и Абу-Джихад, казалось, были предрасположены к экстремизму – и, тем не менее, все они действовали, только когда чувствовали, что их роль в вооруженных силах начинает противоречить их религиозному или идеологическому долгу.

Однако, точной науки здесь не существует. Харрун был уволен из рядов Армии в 2003 году, вскоре после того, как Америка развязала войну в Ираке. Однако нет никаких доказательств того, что он пытался сражаться там или в других горячих точках джихадистов в последующие годы. Тогда почему Сирия, и почему это случилось аж через девять лет после демобилизации? Отец Харруна говорит, что его сын испытывал перепады настроения и депрессию, которые авария грузовика в 2003 году только усугубила. Однако это все-таки не объясняет, почему ему понадобилось столько времени, чтобы присоединиться с джихадистским группам.

В конце концов, правительству, вероятно, не по силам сейчас разгадать эту загадку. Тем не менее, становится очевидно, что это – постоянная угроза изнутри той самой силы, которая призвана нас защищать. Убийства врагов за рубежом бесполезны, если их идеология внедряется среди тех, кому поручено эти убийства осуществлять.

- Робин Симкокс и Эмили Дайер

***

- Перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство войны"

Оригинал - http://www.theatlantic.com

Социальные сети