Абу Катада на свободе. Абу Хамза – советник британского парламента. Что дальше?

Автор: Плещунов Ф.О. Рубрики: Европа Опубликовано: 13-02-2012



На фоне жестокого террора, который устраивает нигерийское отделение «Аль-Каиды», регулярно взрывая своих сограждан и единоверцев, а также перманентной активности йеменской ячейки движения, давно не было серьёзных новостей о деятельности европейских джихадистов, исповедующих религию Сейида Кутба и Усамы бен Ладена. Но вот новости появились, и пришли они из Лондона, что почему-то совсем не удивляет. Там скоро должен выйти на свободу Омар Отман, больше известный в мире под именем Абу Катада. Похоже, что Катада, имеющий длительную историю отношений с британскими правоохранительными органами, от статуса заключённого, подозреваемого в терроризме, скоро вновь вернётся к статусу беженца, преследуемого на родине по религиозным убеждениям, который он с лёгкостью получил в Соединённом Королевстве в 1994 г. по подложным документам.

И хотя Катада палестинец, его родиной по паспорту является Иордания, где он заочно признан виновным в организации терактов в Аммане в 1999 и 2000 гг.. Но Катада, вдохновлявший на джихад против неверных исламистов, взорвавших башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г., а также сам собиравший финансирование для других кровавых терактов и принимавший таким образом участие в их подготовке, вот уже шесть лет отчаянно борется против депортации на родину. Потому что жуть, как боится, что его там будут бесчеловечно пытать! А ведь это нарушает права человека! Его права! К счастью для Катада, в Европе достаточно давно и успешно функционирует одна организация, провозгласившая своей целью защиту этих самых прав – Европейский суд по правам человека в Страсбурге (ЕСПЧ). Именно он и удовлетворил апелляцию против экстрадиции, поданную человеком, за которым в массовом сознании ещё с 2001 г. твёрдо закрепились ярлыки «посол «Аль-Каиды» в Европе» и «правая рука Усамы бен Ладена». Впрочем, «рука» теперь, похоже, сама по себе, поскольку «тело» было уничтожено в мае прошлого года в Пакистане спецназом США.

И хотя Великобритания получила от Иордании официальные гарантии того, что пытки в отношении вдохновителя джихадистов применяться не будут, в ЕСПЧ всё равно посчитали экстрадицию экстремиста невозможной, ведь на иорданском судебном процессе против него могут быть использованы доказательства, добытые под пытками. Решение ЕСПЧ стало достаточным основанием для постановления специальной британской комиссии по иммиграционным апелляциям, согласно которому радикальный исламистский проповедник должен быть освобождён под залог не позже, чем через неделю, т.е., никак не позднее 15 февраля. Впрочем, стоп! Наверное, раз Абу Катада отпускают на свободу, то в политкорректном европейском обществе человека, имеющего отношение к сотням смертей невинных людей, уже нельзя называть экстремистом?

Именно так считают в британской широковещательной корпорации Би-би-си, предписавшей своим сотрудникам в посвящённых Катаде материалах не называть его экстремистом, используя вместо этого слово «радикал». В Би-би-си мотивируют это желанием избежать оценочных суждений. Интересно, каких именно? Избежать суждений о том, что Катада, с какой стороны ни рассматривай его личность, человек опасный, плохой человек, в конце концов? Суждений о том, что именно его проповеди были обнаружены у террористов Ричарда Рейда и Закариуса Моссауи? О том, что наравне с теми, кого в Европе всё ещё считают преступниками (видимо, так же лишь до поры до времени) он принимал участие в финансировании того, что несёт прямую угрозу не только Великобритании, но и всему Западу? Значит, Абу Катада отныне исключается из числа тех, в чей адрес могут направлять свой гнев родственники сотен погибших в терактах «Аль-Каиды»? Но Би-би-си, похоже, не смущает сомнительная дорожка нездоровой политкорректности по отношению к проповедникам исламистского джихада (исламистского, потому что «джихад» Катады и ему подобных не имеет никакого отношения к исламской «борьбе за веру»). Журналисты готовы пойти ещё дальше: они не будут показывать старые снимки Катада, на которых он страдает ожирением, ещё не успев похудеть, сидя на тюремном пайке. Видимо, просто, чтобы ненароком не обидеть «несчастного» радикала. При этом, Би-би-си, похоже, забывает, что именно этот радикал, хоть и не напрямую, стал причиной смерти британского туриста Эдвина Даера, которого в 2009 г. убили джихадисты Мали после отказа правительства Соединённого Королевства выпустить Катада.

Конечно, можно возразить, что приверженность европейцев таким принципам, как верховенство светских законов, абсолютная ценность прав человека, толерантность и т.д., собственно, и делают их европейцами, позволяя гордиться культурно-историческим наследием, формировавшимся на протяжении столетий. Однако ситуации, подобные той, что сложилась сегодня вокруг Абу Катада, порождают в массовом сознании множество вопросов, на которые европейским политикам и судьям ЕСПЧ рано или поздно придётся отвечать. Например, вопрос о том, что делать, когда все вышеперечисленные принципы вступают в противоречие с принципом, который является основополагающим для самой жизни, для выживания – здравым смыслом? Когда в жертву этим принципам, фактически, приносится другой, не менее важный для демократических ценностей принцип свободы слова?! Именно эти принципы сделали Европу тем местом, куда так стремятся попасть миллионы иммигрантов из разных уголков мира. В том числе и потому, что знают – европейские ценности можно использовать к своей личной выгоде, обратить их во зло для самих европейцев, попутно продвигая те или иные деструктивные идеологии. А это значит, что в Европу будут стремиться всё новые экстремисты, которые, на примере Абу Катада будут знать, что если что, их всегда выручит Европейский суд по правам человека. А это, в свою очередь, означает, что традиционные принципы европейского общества больше не являются преимуществом континента перед остальным миром, как привыкли считать в Старом Свете. Они являются слабым местом, в которое многочисленные противники, как в боксе, будут бить, пока не добьются нокаута.

Впрочем, это, конечно, не означает, что европейцам из-за ряда прецедентов нужно отказываться от значительной части собственного менталитета, культуры и истории. Очевидно одно – эти принципы (либо же Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод как таковая) должны быть модернизированы, чтобы соответствовать реалиям времени, должны стать более гибкими и даже, в отдельных случаях, избирательными. Можно сколько угодно говорить красивые политкорректные слова, вот только против взрывчатки они бессильны. А о том, чем собирается заняться на свободе Абу Катада сейчас с уверенностью не может судить никто. Именно поэтому министр внутренних дел Соединённого Королевства Тереза Мэй заявила о своём категорическом несогласии с решением освободить Катада под залог, поскольку он всё ещё представляет угрозу национальной безопасности. Вот здесь и проступает любопытный парадокс. Катада угрожает безопасности Великобритании, а решение о его освобождении, по большому счёту, принимается в Старсбурге. Что ж, страсбургские судьи могут быть довольны: ЕСПЧ, кажется, является единственным местом в Европе, которое никогда не пострадает от действий радикальных исламистов (заодно «повезло» и Совету Европы, который находится в том же здании).

Что касается Абу Катада, то на воле, кроме нездоровой политкорректности со стороны британских журналистов, его ждёт ещё и весьма комфортабельный особняк за 800 тыс. фунтов. Единственным неудобством станет постоянное наблюдение со стороны МИ-5 и 22-часовой домашний арест. Впрочем, судья Миттинг, принявший решение об освобождении Катада, дал британскому МВД 3 месяца для предоставления гарантий того, что коллеги из Иордании не будут использовать на суде против джихадиста пыточные признания. По истечении этого срока наблюдение, а также все ограничения на передвижение Катада будут сняты.

Кстати, Абу Катада стал не единственным представителем «Аль-Каиды» в Великобритании, кто успешно воспользовался возможностью подать апелляцию в ЕСПЧ и получил положительный ответ. Летом 2010 г. отсрочить свою экстрадицию в США, где ему предъявлен ряд обвинений с совокупным сроком тюремного заключения в 100 лет, попросил «главный английский муфтий» и один из главных сподвижников Усамы бен Ладена в Европе «Египтянин» Абу Хамза аль-Масри. Тогда Европейский суд по правам человека постановил отложить экстрадицию, решив, что условия содержания в американских тюрьмах для подозреваемых будут чересчур суровыми для аль-Масри. В то же время, в Великобритании джихадиста осудили по 16 обвинениям лишь на 7 лет лишения свободы, и срок его заключения истекает уже в 2013 г. Так что очень скоро Абу Катада и Абу Хамза аль-Масри смогут по-братски обняться на свободе, например, в мечети в Финсбери-парк, где Абу Хамза традиционно проповедовал по пятницам вплоть до своего ареста в 2006 г. Ну а пока этого не произошло, члены британского парламента, судя по всему, решили сделать аль-Масри своим советником. Действительно, почему бы и нет, раз уж и Абу Катада больше не является экстремистом!

Так, в начале февраля в Соединённом Королевстве был опубликован доклад, подготовленный межпартийной группой депутатов из Комитета по внутренним делам Палаты общин (The Commons home affairs committee), согласно которому Интернет сегодня является основным источником радикализации и предоставляет более широкие возможности для вербовки джихадистов, чем тюрьмы, университеты или мечети. В докладе также говорится, что не существует какого-то конкретного пути, который бы вёл к радикализации, и большое значение в этом процессе имеет прямой личный контакт. В то же время, авторы добавляют, что хотя многие осуждённые террористы посещали университеты и содержались в тюрьмах, крайне редко встречаются свидетельства того, что радикализировались они именно там. После того, как власти начали уделять повышенное внимание деятельности вербовщиков в публичных местах, последние начали более активно осуществлять вербовку сторонников в частных домах. Приводя цитату руководителя Управления безопасности и борьбы с терроризмом британского МВД Чарльза Фарра о том, что в настоящее время «симпатии к насильственному экстремизму скорее падают, чем растут», авторы доклада делают вывод, что среди мусульман Великобритании сегодня растёт поддержка ненасильственного экстремизма, подпитываемая чувствами отчуждённости и обиды.

Собственно, именно в этом парламентариев и стремился убедить аль-Масри, консультировавший их в лондонской тюрьме особого назначения Белмарш. Абу Хамза заявил, что основными факторами радикализации всегда были обиды, провоцируемые политикой Великобритании в Палестине и Афганистане, а также «ощущение того, что пророка дразнят». Угроза насильственного экстремизма в стране снижается, терактов больше не будет? Неудивительно, что именно такие выводы сделали авторы доклада, одним из основных источников которого является Абу Хамза аль-Масри. И хотя аль-Масри, конечно, «хороший» советчик, всё же не стоит игнорировать другие свидетельства, согласно которым угроза насильственного экстремизма в стране не снижается, а радикализация в университетах и тюрьмах – это реальность. К таким свидетельствам, например, относятся доклады «Радикализация в британских университетах: тематическое исследование» и «Незапертая «Аль-Каида»: исламистский экстремизм в британских тюрьмах», подготовленные антиисламистским аналитическим центром «Фонд Киллиама». Фонд также выпустил заявление в связи с ситуацией вокруг Абу Катады, в котором напоминает и о другом аспекте отношений британского правительства с радикальными проповедниками: «Киллиам категорически не согласен с решением ЕСПЧ, которое позволит Абу Катада выйти на свободу. В то же время, вызывает обеспокоенность, что Катада в течение 6 с половиной лет содержался без предъявления обвинения. Это затруднительную и неприятную ситуацию можно считать прямым следствием исторической политики МИ-5 и МВД, привыкших рассматривать экстремистских проповедников в качестве стратегических активов внешней политики Соединённого Королевства. Теперь настало время извлечь уроки из ошибок прошлой политики. Суд над Абу Катада на территории Великобритании может привести к неловким открытиям о роли МИ-5 в его присутствии в стране. Фонд рад, что правительство и премьер-министр изменили эту практику, но в то же время опасается возможных действий определённых групп, которые лоббируют возвращение к этой политике».

А ведь аналитики фонда, когда-то сами разделявшие различные экстремистские идеологии исламского толка, знают, о чём говорят. Британская разведка в прошлом неоднократно использовала радикальных исламистов в качестве агентов влияния в нестабильных регионах по всему миру, например, в Чечне. Конечно, при той шумихе в британской прессе, которая сопровождает дело Катада в течение последнего времени, сложно представить, что из него и, вероятно, уже готовящегося к освобождению аль-Масри сделают некую команду супер-шпионов. Однако не вызывает сомнений, что британская разведка будет заинтересована в возможном сотрудничестве с людьми типа Катада, если представится случай.

Что же касается угрозы насильственного экстремизма, то буквально за несколько дней до решения об освобождении Абу Катада был раскрыт заговор четырёх исламистов, собиравшихся бомбить Лондонскую фондовую биржу. На слушаниях в Королевском суде Вулвича выяснилось, что несостоявшиеся террористы, среди целей которых был и мэр Лондона Борис Джонсон, являются большими поклонниками проповедей Анвара аль-Авлаки, ликвидированного США в Йемене в прошлом году. Что ж, аль-Авлаки нет, но в рядах джихадистов хватает фигур, готовых занять его место. Теперь к ним присоединится ещё и Абу Катада. Да и в том же докладе Комитета по внутренним делам Палаты общин британского парламента отмечается, что в последнее время «Аль-Каида» усилила свою активность в области вербовки для террористических актов девушек-смертниц, для чего используется всё тот же Интернет и соответствующие экстремистские сайты. Подобная тактика уже давно применяется на Ближнем Востоке, где всё большее число палестинских женщин добровольно становится живым оружием в акциях против Израиля. Этот список обезвреженных и потенциальных угроз можно продолжать бесконечно, но эффектной промежуточной точкой в нём, пожалуй, могла бы стать информация о том, что всего за несколько часов до начала Летних олимпийских игр 2012 г. в Лондоне на свободу из британской тюрьмы выйдет Сааджит Бадат, арестованный в 2005 г. за подготовку теракта на рейсе Амстердам-Нью-Йорк (Бадат планировал пронести взрывчатку на борт в ботинке, поэтому стал известен благодаря СМИ как «Шубомбер»).

Что происходит и чего ждать от этой ситуации в дальнейшем? Именно этими вопросами сегодня задаются все те, кто ещё не забыл ни 11 сентября, ни теракты в Лондоне и Мадриде. Те, кто по-прежнему не может не считать радикальных исламистов экстремистами. Бен Ладен убит, зверства «Аль-Каиды» переместились в Нигерию, в Европе же исламисты не совершали крупных терактов с 2005 г., о чём не устают напоминать всевозможные защитники прав человека, глядя на то, как радикалов несправедливо, с их точки зрения, называют экстремистами. Да тут ещё и сами исламисты (пусть и т.н. умеренные) предстали перед политиками Запада в ином свете, придя к власти в странах Северной Африки посредством всенародных демократических выборов. Всё вышеперечисленное у кое-кого в Европе, похоже, создаёт уютную иллюзию того, что миролюбивый диалог, основанный на уважении прав человека, возможен со ВСЕМИ исламистами. Однако есть и обратная сторона медали. Например, в той же Великобритании в тюрьмах до сих пор содержится немало людей без предъявления им каких бы то ни было обвинений (самым нашумевшим в этом отношении является дело Бабара Ахмада), а того же Абу Катада несколько раз снова арестовывали под разными предлогами с такой же лёгкостью, с какой выпускали. Одно это обстоятельство показывает, что европейцы могут менять свои же правила, когда того требует ситуация. В условиях, когда в любом месте на планете (кроме, пожалуй, Европейского суда по правам человека) в любой момент без суда, следствия и апелляций к правам человека в результате очередного теракта сторонников того же Катада может погибнуть множество невинных людей (в том числе и мусульман) такой подход в наибольшей степени отвечает главному принципу жизни в современном мире – здравому смыслу.

***

Источник -  http://www.iimes.ru/rus/stat/2012/12-02-12c.htm

Социальные сети