Аденские записки. Свидетельства капитана

Автор: Челпанов Андрей Рубрики: Пиратство Опубликовано: 29-09-2011

 ЧВК  Все описываемые в репортаже события произошли в период между 26 июня и 9 августа 2011 года. Автор материала закончил судоводительский факультет СПбГУВК и не один год отходил на различных судах, в том числе долгое время – старшим помощником на газовозах. В этой истории переплелись некоторые аспекты современного судоходства, которые могут быть взяты на заметку как экипажами гражданских судов, так и офицерами на боевых кораблях ВМФ России.

Выйти в рейс в должности капитана судна было моей давней целью, к которой я шел не один год. Наконец случай представился, и я договорился в круинге (в г. Рига), что они отправляют меня капитаном на газовоз, находящийся в ремонте в порту где-то в Греции. Как потом оказалось, Перама – порт-спутник порта Пирей. Но так как капитаном (без дубляжа) я ехал первый раз, то Компания хотела на меня посмотреть и "возможно, сделать один тестик".

При этом уточнили, что очень важно быть в "форме, чтобы не выглядеть свиньей, ибо хозяева будут водить по ресторанам". Я не удивился, так как это распространенная форма "ублажения" капитана и стармеха. "Рестораны", кстати, впоследствии оказались маленькой кухонкой, где нас (группу сдававших тесты) кормили весьма посредственной едой (ну никак не ресторанного класса) один раз в день и при этом постоянно забывали про нас.

Приехав в Афины и имея на руках контактные данные водителя, я, естественно, надеялся, что меня встретят, как это обычно делают агентства. Но водитель, как потом оказалось, даже и не слышал обо мне. В результате за мной приехали только через пару часов.

Повезли в "иммигрэйшн", хотя у меня вид на жительство в EU и никаких формальностей мне не надо. Однако это стало сюрпризом и для агента, и для иммиграционных властей. Чему я тоже не был удивлен – греческие власти в этом плане очень безграмотные, со мной такое случается не первый раз.

А вот и "пароход", который уже 3 месяца стоит в ремонте. Внешне понравился – сразу видно, что мореход хороший. Поднявшись на борт, понял, что люди, делающие ремонт, газовозов до этого не видели вообще. Нюансы их работы, которые сразу бросились в глаза (состояние грузовой и т.п.), дали понять, что "пароход" еще долго надо будет доводить до ума. Встретил сменщика – классный мужик лет сорока пяти, сразу нашли общий язык. Но так как на "пароходе" старпома не было уже 1,5 месяца, а я был в непонятной переходной роли, то пришлось сразу втягиваться в рутину, а не заниматься передачей дел.

Компания игнорировала советы сменщика полностью, на чем потеряла 2 месяца и полтора миллиона долларов.

Первые же 4 дня были посвящены всевозможным тестам и тренажерам. Причем качество – что тестов, что тренажеров – откровенно плохое. Но принимающие свято верили в полезность этого "выноса мозга". Причем заметно было, что нас держат немного за безмозглых обезьянок.

Все тесты успешно прошел, включая собеседование на "газовозные" темы с человеком, который, судя по беседе, старпомом на газовозе никогда реально не был.

Сменщик уехал, а мы вышли на якорь, где нужно было закончить еще целый ворох работ, которые по правилам надо было делать у стенки. Тут я получаю из дома звонок – нужно помочь матери-инвалиду. На мою просьбу подменить на пару недель слышу только смех главного менеджера по персоналу. Круинг тоже помочь не может – приехали. Интересно, если бы у их родственников что-то случилось, как бы они повели себя?

С этого момента начинаются приключения.

Сначала вместо суток, положенных по бумагам, мы испытываем главный двигатель только 6 часов, из которых реально ходовых – примерно 4-5. А это риск, что его просто заклинит в море.

Далее нам заказывают подряд Ллойд Регистр, Флаг Стэйт Контроль, Порт Стэйт Контроль и CDI (структура по проверке танкеров). И это на судно, не имеющее ни одного шанса пройти инспекции. Все заканчивается хорошо – инспекции прошли. Как? Я не знаю, а варианты оставим за скобками.

На следующее утро после инспекций нас буквально выгоняют из ремонта с угрожающими интонациями, но якорь выбрать не можем, поскольку ремонта реального не было. Глубина на рейде – 93 метра, и нас заставляют делать три лишние попытки. Всего пять раз цепь улетала до жвака-галса (93 метра!), хотя уже после второго раза я заказал ремонтников, которые все равно ничего не сделали.

В результате наши механики соорудили временное приспособление, и мы ушли, но только после визита на борт испектора Ллойда, который, видимо, ничего не понимал в брашпилях.

Вот и Суэц. "Власти" и "лоцмана" как обычно обобрали нас как липку. В такие моменты задаешься вопросом: "Зачем помогать таким странам?" Но это все цветочки и даже не полбеды.

Проехав немного уже по самому каналу, звонит стармех:

– Надо останавливаться!

– Дед, мы в канале. Ни подруля, ничего – мы сразу канал перегородим!

Спускаюсь. Машину заливает топливом, струя метра три хлещет из главного двигателя, вокруг топливный туман. Особых вариантов нет – подсчитали народ в машине, огнетушители подтащили поближе, 3-го помощника в СО2-станцию на "stby". Остальной экипаж быстро собрали в одном помещении, которое на постоянной связи с мостиком. Порядок действий: если пожар – все выходят, включаем СО2.

За несколько часов, пройденных по дороге до озера, потеряли 19 тонн топлива, причем ежесекундно был риск встать, если бы не успели подкачивать топливо так быстро, как оно уходило.

Постояв в озере 4 часа и протестировав двигатель, собрались ехать дальше, но глюкнула "отремонтированная" автоматика и не дала запустить главный. Снова эпопея с Ллойдом. Снова крики, почему вы не хотите идти на немореходном "пароходе"? Снова выталкивают нас в море.

Вышли в Красное море. Тухнем еще пару раз.

С этого момента начинается эпопея с проходом Адена. У меня на руках только е-мэйл с точкой рандеву нас и лодки с охраной. Ни данных агента, ни данных властей, ни данных охраны. Знаем, что идти нужно в Йемен в порт Худейда – и все! Компания молчит и отнекивается – идите сами.

В книгах нашлись только пара докладов по мэйлу и телефоны, где по-английски не говорят.

Короче, едем в никуда. Подошли к порту и пытаемся дозваться порт-контроль или береговую охрану – тишина. Принимаю решение идти в точку – позовут, если надо. Могут, правда, и выстрелить. Приехали – никого. Ждем несколько часов – никого. Наступают сумерки, вокруг "парохода" начинают стягиваться какие-то лодки, а у нас "забор с колючкой" еще не готов. Места для маневра ходом – просто нет. Только и надежды на "репорты" в MSCHOA и нашу "цитадель" с телефоном Iridium. Получаю письмо – идти в другую точку и там ждать. Пришли в эту точку в 12 милях от первой, и после еще нескольких часов ожидания прибыла охрана. Они назвали пароль, и мы их "впустили". Охрана, однако, оказалась без оружия.

Бравые парни велели идти в третью точку – за оружием. Поехали, ждем... Тишина. Часа через два – новая информация: "Лодка с оружием будет в самой первой точке, возвращайтесь туда". Пришли – никого. Еще через пару часов: "Выходите за 12-мильную зону – здесь нельзя получать оружие". Выехали за 12 миль, ждем – тишина. Народ измотан. Механики – борьбой с автоматикой, "палуба" – установкой ограды, а все вместе – нашими маневрами. Начались "завтраки": "Лодка будет через час". Прошли сутки – лодки нет. Я проинформировал уже Russian Maritime Security Service. Примерно зная о времени прохождения БПК "Североморск", позвал его на 16-ом канале. Нам ответили, но сказали, что посадить охрану не могут ибо неизвестно, как потом снимать морпехов. Но пригласили в конвой, который выходил 3 августа. А мы все ждем. Новая "утка" – "нас не могут найти". Это на дистанции 12 миль строго на запад от приемного буя – надо подойти на 1,5 мили, лодка нас увидит и выйдет вместе с нами за 12 миль, после чего мы и получим автоматы. Приехали и снова встали на сутки – "День сурка" – нас не могут найти! "Подойдите на полмили к приемному бую и вышлите координаты", – тут я вскипел и написал, чтоб не держали нас за идиотов, мы 166 метров длинной, надводный борт 10 метров, ширина 26,5 метра, корпус красного цвета – нас невозможно не заметить с 1,5 миль! А маневрировать у мелей нам опасно с нашей осадкой.

Дело подходит к вечеру 2 августа (а 3-го, если помним, конвой). Звоню в офис - мне не разрешают идти в конвое, поскольку деньги заплачены за охрану. Звоню тогда хозяину, получаю разрешение и пугаю американских охранников "Североморском" (повысив его "классность" с БПК до "тяжелого крейсера"), мол, вы, ребята, как хотите, а завтра я иду на соединение с "Североморском". Приятно, что и с "Североморска", и с RMSS нас постоянно спрашивали о ситуации, причем реально по-деловому, а не тупили как на телефоне одной нашей спецслужбы в Санкт-Петербурге.

Парни испугались и пообещали, что 3-го до обеда автоматы будут. И точно – в 11 часов следующего дня подгребает убитая рыбацкая лодка с двумя чумазыми "амигами". Мы сначала прогнали ее, думали, они хотят рыбу на краску менять, но потом оказалось, что они привезли нам четыре АК, 2000 патронов и "фиговый листок" на все это добро, что оно легальное.

Доложившись RMSS, мы поехали в Аден. Чуть позднее нас вызвал "Североморск" и уточнил, правда ли, то что мы поедем сами. Честно говоря, хотелось, чтоб не привезли АК охранникам, и чтоб прилетели наши морпехи, но компания опять наезжает – надо идти дальше.

На следующий день охрана потренировала нас в использовании автоматов на случай, если их перестреляют. В целом ребята нормальные и грамотные. У кого Ирак, у кого Ирак и Афган за плечами (разделим здесь людей и политику их страны). Мы тоже провели с ними занятие – показали судно и, в частности, "цитадель", договорились о сигналах.

Проехали мы Аден без проблем, если не брать во внимание то, что нам сказали продуваться сухим воздухом, а силикагель во время ремонта менять не захотели.

Сдавать охрану мы должны были в поту Мускат в Омане. Снова тишина. Только на подходе прорезался агент и сообщил, что на борт приедет человек 15 от властей. Тут встал вопрос, как быть с АК? На них кроме "фигового листка" никаких документов, а в нем даже номера для двух АК впечатаны неправильно. Охрана тоже себя некомфортно чувствует – им должны были прислать бумаги на это добро. Договорились, что если не пришлют – топим автоматы, чтобы не было проблем. Не хочется становиться перевозчиком оружия. В итоге нужные бумаги все же присылают, вместо представителей власти приезжает только один лодочник, который забрал документы на приход и даже не поднялся наверх – месяц Рамадан у него. Сгрузили мы охрану и поехали дальше в Фуджайру. Так и закончились приключения в Адене. А то, что случилось на погрузке после такого ремонта – отдельная история.

P.S. От имени своего экипажа выражаю огромную благодарность экипажу БПК "Североморск" и сотрудникам Russian Maritime Security Service за их профессиональную поддержку в непростой ситуации в начале августа 2011 года в районе порта Худейда (Йемен).

10 сентября 2011 года. Таллин.

***

Источник

Социальные сети