Афганистан 2012: народ, который вырвал свои корни

Автор: Журавли Евгений Рубрики: Афганистан Опубликовано: 05-07-2012

Как могло случиться, что десятки лет войны, выбора и нестабильности смогли поселить в простой народ столько грязи? «Аллах покинул их», - констатировал нашу беседу Шараф. «Потому что они забыли Аллаха».


Я говорю про Афганистан.

Мы привыкли обосновывать свои и чужие поступки, делать рациональные выводы и строить прогнозы. Сегодня я приглашаю Вас оценить такой коктейль реальности большой политики, по сравнению с которым изыски восточной политической кухни покажутся чёрствой лепёшкой. Пространство, где больше не работают привычные представления о смысле, результате и цели. Где хоть что-то можно объяснить только 2-мя словами: разочарование и ненависть.

Раннее утро. Над Пянджем стоит молочный желтоватый туман. Мы с сыном взвалили рюкзаки на плечи и шагнули в сторону пыльной многострадальной земли древнего Афганистана. «Туман? Нет туман», поглядев на нас, флегматично сказал пограничник, глядя как из таджикской пограничной «Газели» местные оборванные афганцы вытаскивают вязанки сухих веток, палок, сучков и корней растений. Так началось наше путешествие.

«Кого ты ненавидишь больше всего?» - спросите у маленького Азамата, да и вообще, любого ребёнка или взрослого.

"Пакистан" - услышите Вы в ответ. А Вы думали, Америка? Нет, именно Пакистан. И это будет правдой. В стране, где все продукты, инструменты, текстиль, хлеб, патроны к калашам, глухие афганские хиджабы и типографские Кораны ввезены из этой соседней страны. Где на улицах полно пакистанских грузовиков, прибывающих сюда с товарами, а из телевизора вещают пакистанские каналы. Вещают о «мире», «стабилизации», «гуманитарной миссии», об Аллахе и месте человека под ним. Но: Пакистану не нужна стабильность в Афгане. Прямой экспорт, транзит натовских и гуманитарных грузов, обслуживание финансовых потоков неправительственных организаций, контракты на субподряд по «восстановлению», получаемые в рамках тендеров от западных компаний – это даже не отрасль, а ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ часть пакистанской экономики. Нищий, хаотичный, перенаселённый Пакистан ест, пилит и варит основную часть всех мыслимых бюджетов «на Афганистан» Запада и Востока. В основном, косвенным образом. Пакистан обслуживает транзит, безопасность и обеспечение как НАТО, так и Талибана. Из верховной Шуры в г. Кветта отдаются приказы по активизации или прекращению боевых действий. ГРАНИЦЫ между Пакистаном и Афганом НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Исламабад относится к этой проблеме своеобразно  – для пакистанских силовиков пуштунские талибы и кашмирские джихадисты, свободно пересекающие условную границу, суть настоящие ПАТРИОТЫ, обеспечивающие необходимую «стратегическую глубину» национальной безопасности страны на сопредельных территориях. И действительно, проводимая «патриотами» в Афгане и Индии политика – напрямую поддерживает интересы Пакистана. Но границы не существует не только фактически, но и формально – Афганистан не признаёт в качестве официальной границы линию Дюранда. Поэтому независимый и окрепший Афганистан автоматически предъявит соседу ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ. Но друг без друга эти добрососедские страны – взаимные мертвецы. Их экономики в данный момент истории не смогут существовать отдельно. "Мы очень благодарны за помощь, которую вы (Пакистан) оказываете, и которая ведет нас к миру» - заявил на 3-х сторонней встрече в Душанбе 25 марта замминистра иностранных дел Афганистана Джавед Лудин. Но каждому афганцу понятно – экспортирует Пакистан не только картошку. Война=Пакистан. Такие вот заклятые друзья…

Первый образ Афганистана, навсегда прочно впечатавшийся мне в сознание – рваный, наглухо замотанный как ниндзя в платок-арафаку мужик на шумном перекрёстке. С пальцами на курке калаша. Из его ботинок торчат пальцы ног. Это не полицейский. «Кто это?» - спрашиваю я тихо. «Командор. Здесь каждая улица – свой командор»- говорит Юнус. «Это как киллер, по вашему» «НЕ талибан?» - спрашиваю я. «Аллах знает. Днём – командор, ночью, может, талибан. Не смотри на него»

По-нашему это называется «смотрящий». Там где нет центральной власти – власть, суд и спор представляют они. Это просто силовые группировки, периодически ассоциирующиеся у нас с талибаном, а может, и действительно, представляющие его. Талибан сегодня – далеко не только пуштуны. Но и не единый регулируемый организм. Верховная шура в Кветте издаёт приказы, которые «принимаются к рассмотрению» местным подпольем в провинциях. Но фактически – местные экстремисткие подразделения «крутятся как могут». А чаще всего представляют собой локальные террористические ячейки, которые держат в страхе контролируемый р-н, принимая откаты «за безопасность» со всех вокруг, в том числе и с натовского контингента. За разумную цену они, как правило, готовы «временно прекратить перемирие» или устроить шумную акцию. Люди в Афгане ненавидят талибов, Америку и Пакистан.
 
Запомните - здесь больше всего ненавидят то, от чего больше всего зависят.

По трассе начинают появляться посты – просто отдельные солдаты, стоящие невдалеке от дороги в открытом бескрайнем поле на расстоянии взгляда (выстрела) друг от друга. Именно не лежащие, сидящие – а стоящие наготове ч-з 800-1000м друг от друга. В афганской форме, с рациями и стволами в боевом положении. Так начинается официальная власть. Мы тормозим на блок-посту. «О, Руссия, хош омадэ, дуст!»- держа паспорта в руках, вскрикивает афганский военный. В 10-15 метрах стоят 2 солдата НАТО, немцы, из блиндажа смотрит ещё один. «Америка- не подходи, стрелять. Не надо подходить. Руссия не так было» - говорит мне водитель.

Всю текущую работу в Афгане выполняют местные. К солдату НАТО нельзя подходить, обращаться к нему, вести себя по отношению к нему подозрительно. Сразу стреляют. Без предупреждения. Нельзя не съезжать на обочину, останавливаясь, когда идёт натовская колонна. Просто сшибают с дороги первым броневиком, могут и расстрелять, если начнёшь метаться. Эти случаи даже не попадают в новости – это правила войны. С наступлением темноты афганских часовых собирают в форты, стоящие каждые 5-7 км вдоль дорог. Утром официальная власть возвращается на дороги. В вопросе «кого ты ненавидишь?» вторым номером для афганцев безусловно идёт «Америка». Но американцы хотят быть первыми во всём. Жёсткость и неспособность идти на человеческий контакт сформировали твёрдую ненависть местного населения по отношению к американцам. Военные расходы бюджета США зашкаливают. Однако, вы думаете, Америке нужен мирный Афганистан? 

Америке нужен ПОДКОНТРОЛЬНЫЙ Афганистан. Если кто-то думает, что США преследует здесь цели борьбы с терроризмом и строит новое демократическое САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ государство – тот глубоко ошибается. Также наивно думать, что США спит и видит как бы разбомбить Иран. Нет. Иран обложен экономической блокадой, изолирован политически. При долговременном воздействии такого рода США найдёт способ помочь разрушиться Ирану самому. Изнутри. Но и он им нужен постольку-поскольку. Целью США являются само ЭТО ПРОСТРАНСТВО – СПОСОБНОСТЬ ТЕРРОРИЗИРОВАТЬ ВСЕ НЕЗАВИСИМЫЕ ЦЕНТРЫ СИЛЫ МИРА. И, в наибольшей степени, влиять на 2 государства – Россию и Китай. Наркотиками, экспортом талибов, угрозой военных баз. Все ОСТАЛЬНЫЕ СТРАНЫ ДОЛЖНЫ УВЯЗНУТЬ В МЁРТВОЙ ХВАТКЕ НЕНАВИСТИ И ЗАВИСИМОСТИ ПО ОТНОШЕНИЮ ДРУГ К ДРУГУ. 
Америка не собирается отсюда уходить. Лишь постарается сократить плату за присутствие.

Над Мазари-Шарифом на огромной высоте висит дирижабль (я не шучу) американской разведки, который пасёт расстояние на несколько десятков километров вокруг. Под ним мальчишки пасут овец и коз в бескрайнем каменистом поле. Только что проехала американская колонна. Вдалеке, на склонах, видны старики с осликами, дёргающие из сухой земли колючки, кусты и корни растений. Это топливо в дом. Приготовить пищу, обогреться. Завтра в 10-15 километрах пройдут манёвры с вялой стрельбой. Потом в горы полетят вертолёты, прочёсывая местность и скинут моджахедам.. нет, не бомбы, а снаряжение и кое-какие медикаменты. Чтоб по приказу повторить игру вновь. Утром контингент НАТО вновь развезёт афганцев по постам, наблюдая за происходящем из блиндажей. А вечером соберёт их в свои крепости вновь. Как будто и не касаясь местного уклада. «Нет, при русских такого не было», говорит мой проводник. «А чо, ака, когда-нибудь здесь будет мир?» - спрашиваю я.  «Иншалла» - вздыхает старик,что значит «Как будет угодно Аллаху», что обычно на Востоке значит «никогда»

Дальше цифры – только прямые военные расходы Пентагона за 10 лет составили 517 млрд долл (http://costofwar.com/en/ ). Сегодня расходы растут и составляют 47 млн долл/ в день. Но общие расходы на восстановление - на прошлой неделе член палаты представителей республиканец Уолтер Джонс (Walter Jones), представляющий штат Северная Каролина, назвал счет, сказав: «Мы тратим 10 миллиардов долларов в месяц, которых у нас нет». Канада, например, потратила на гуманитарные проекты 206,5 млн долл. Германия 7,8 млрд евро. Британия… Список можно продолжать.

Даже 500 млрд долл –  для страны с населением 28,5 млн человек - это сотня отстроенных с нуля столиц. Давайте посмотрим на отчет Агентства США по международному развитию, касающегося восстановления Афганистана (взято здесь)

Подытожим. Где масштаб? Где 100 маленьких Лондонов? Кундуз,  Баглан, Талукан, Шибарган (всё это центры провинций) – просто пыльные кишлаки битком набитые беднотой, со зданиями администрации на окраинах, ощетинившимися пулемётами из всех окон. В Афгане всего только 4 города! Кабул, древняя столица Герат, Кандагар и Мазари-Шариф. Всё.

В Афгане мало деревьев. Да и вообще мало растительности. Население дёргает из бедной земли всю твёрдую растительность, пуская её на топливо. Ишаки и козы перемещаются по сьюреалистическому пейзажу находя и пощипывая то мелкое и зелёное, что не горит. Женщины в глухих синих паранджах появляются из-за глиняных дувалов с пластиковыми квадратными канистрами и отправляются за водой. Вдоль дорог то и дело попадаются корпуса подбитых советских БТР. Метёт мелкая пыль, поднимаемая с безжизненной земли, почти лишённой растительности. Закрепиться ей на земле почти не за что, и она легко поднимаема порывами ветра вверх. И кажется, что зацепиться за жизнь человеку здесь также невозможно.

Однако, если Вы считаете, что в Афгане царит бедность, вы глубоко ошибаетесь. «Все деньги мира здесь, за эти окном», говорит Шараф. И он прав. Не верите? Например, официально (ч-з аэропорт) вывоз наличной валюты из Афганистана в 2011 г. составил 4,6 млрд долл (весь бюджет страны 4,8 млрд). По дорогам то и дело снуют новые Лэндкрузеры без номеров с пулемётами на крышах и вооружёнными головорезами в кузовах. Это уважаемые люди и их охрана. Местные в городах легко покажут дома (похожие на крепости), стоимость которых по их утверждениям, составляет до 3 млн долл. А это уже цены Лондона. Откуда такие деньги? Думаю, если разделить 200, 400 или 500 млрд долл на 28,5 млн населения, Вы легко поймёте, что деньги оседают где-то на стадии подачи. Весь вышеприведённый список осуществлённых проектов легко можно было осуществить за 1 млн, а то и вообще бесплатно, на общественных началах. Было бы желание. Если до целевого назначения доходит более 1% выделенных средств, то это уже значительное достижение. Однако, за что местному чиновнику, министру или «командору» любить свой народ? Он оплачивает ненавистью к ним 1 простой факт – все вокруг его ненавидят. Эта взаимная ненависть – во всём. Во взглядах проходящих мимо машин и в песке, жалящем глаза.

Мы едем. В тумане перед нами, как мираж, выплывают и исчезают замысловатые и причудливые картины – грузовик, битком набитый детьми, трёхколёсные мотоциклы гружёные одинаковыми женщинами в глухих синих сари, оборванные и наглухо замотанные мужчины с калашами в руках и ослики со стариками, везущими небольшие вязанки сучьев, кореньев и хвороста. Однако это не туман. И не песчаная буря. Это взвесь сухой глинистой почвы, мелкой и лёгкой, гонимой порывами ветра и заполняющей всё пространство вокруг и в самом тебе. Это мираж.«Господи, здесь нереально жить, хоть кто-то может ли им помочь?»

Может быть и помог бы им братский Иран, но не судьба. Это пространство прочно контролируется Западом и играет его партию, обкладывая со всех сторон и сам Иран. И поэтому, Ирану не нужна стабильность в Афганистане. Почему? Очень просто – у Америки связаны руки, «штаны порвёт». Для Ирана это шанс. США не может ими заняться, пока не устаканит события (не обязательно мирные) на этой территории. Поразительно, но факт – талибы сотрудничают со своими идеологическими врагами - иранскими спецслужбами. Конкретно – не первый раз в северо-западных провинциях находят схроны с иранскими средствами связи, формой и вооружением. Афганцы платят братскому народу со свойственной им щедростью – ненавистью. За визовый режим, за поддержку «своих» моджахедов, за отсутствие помощи. Однако как бы Иран мог им помочь, если территория контролируется теми, кто также хочет разрушить сам Иран? Но это никого не волнует.

Мы едем по неплохому шоссе. Периодически переметаемому этой жёлтой глинистой пылью. Пейзаж за окном – ровная плоскость с редкими травинками и кустиками, которые являются пищей для местных длинноухих овец, небольшие стада которых пасутся вокруг. «Видишь дорога – русский, это хорошо. Сейчас дорога делать турция – плохо. А русский было хорошо»

Да, интересы в Афганистане имеются и у Турции. Турция давно уже видит себя в качестве региональной сверхдержавы, а историческая память об Османской империи традиционно туманит глаза. Турция хочет утвердить влияние в северных районах, населённых туркменами и узбеками, т.е. тюркоязычным. А в идеале – вернуть фактически независимое, саттелитное Турции, государство на севере Афганистана, как это было 92-97 гг при Абдул-Рашиде Дустуме (4 провинции, 2.5 млн чел, в шутку называемое Дустумистан). И, таким образом, чуть более подвинуться к осуществлению идеи пантюркизма, имея рычаги и на соседние Туркмению и Узбекистан. Также сегодня Турция значительно увеличивает своё влияние внутри НАТО. Известно, что Турция всё ещё расширяет свой контингент в миротворческой миссии, в то время как европейские союзники пытаются паковать палатки. Это, а также принятие на себя значительной части расходов по натовскому транзиту позволяет Турции «выставлять по счетам» США. А также конкурировать в влиянии с Пакистаном, пропихивая свои контракты и товары в рамках освоения бюджетов международной помощи. Дороги уже сейчас строят турки (и китайцы, кстати). Тем самым Турция видит себя уже в качестве «третьей стороны» в афганском вопросе, устраивая крупные саммиты по тематике восстановления мира. Примечательно, что Турция как бы пытается «приватизировать» всё что связано с успехами мира, оставляя имиджу США успехи и неудачи войны. Типа «братская мусульманская страна» и «мир-работа-торговля-образование». Однако сами афганцы крайне враждебно относятся к туркам. Воспринимая их как слуг Америки, которые к тому же ведут свою игру, вещая о мусульманском братстве. Потому что это является правдой.

 «Эй, Нур, скажи, нравится тебе эта школа?» - кричит Хабибулла дряхлому старику- смотрителю. «Ой, Чина плохо, русский был делать – хорошо», отвечает тот.

Как ни странно, в нестабильности Афганистана пока что заинтересован и Китай. Китайцам удалось недорого приобрести 100% месторождения «Айнак» - последнего неразработанного месторождения меди в мире. На очереди другие минеральные активы. Кроме того, жизненно важно для Китая «подвисание» вопроса о газопроводе Туркмения-Афган-Пакистан-Индия. Когда строительство данного газопровода возобновится, будьте уверены, в китайском бюджете появится маленькая строка на душманов, которые будут препятствовать этому. У Китая, к сожалению, не так много других рычагов для контроля всей постсоветской Средней Азии, особенно газового Туркменистана. Кроме того, что Китаю не в тему газопровод во враждебную ему Индию, а туркменский газ – самое дешёвое сырьё, получаемое современным Китаем (газопровод Туркмения-Узбекистан-Казахстан-Китай), где вопросы регулирования цен решаются без участия поставляющей стороны (Туркменистана), а только лишь с согласования с Газпромом РФ. При этом Китаю нужно не попасть впросак перед Пакистаном, в котором у него значительные транзитные активы и которого Китай называет главным «другом» в исламском мире. Насчёт же участия в антитеррористической кампании, Китай зашевелится только тогда, когда в Урумчи (Синьцзяне) появятся первые салафиты. Пока же военная активность на севере Пакистана (востоке Афганистана) только ослабляет давнего врага Китая – Индию. К тому же китайцы строят кое-какие объекты, традиционно дёшево и аполитично. Однако афганцы как-то сверхъестественно сторонятся китайцев. К китайскому доктору на приём не пойдут и с одной тарелки есть не будут. Видимо китайцев вместе с собаками и моллюсками записали в список грязных, запрещённых, животных – харам. Они их ненавидят.

«Понимаешь, они ненавидят, ненавидят всех, особенно тех от кого зависят» - говорит Шараф. «Нет больше той страны, где раньше можно было пользоваться главным правом обеспечением безопасности – законом гостя. Этих людей больше нет. Они забыли Аллаха. Они хотят только одного – наебать тебя, белого. Здесь развилась «африканская болезнь» - типа всё должны сделать белые пришельцы. Ребёнок заболел, вода не поступает в район, муки не хватает, дороги плохие – всё это должны сделать европейцы. Должны, потому что пришли сюда. Видишь, супербогачи – они не проложат даже метра асфальта дальше своих ворот – потому что реально считают, что это должен сделать кто-то другой (Запад). Ты думаешь ко мне, (таджику) они (дари) относятся как к родному? Да мы больше не будем едины никогда. Никогда. Понимаешь?  Они ненавидят меня. Нет, нет больше единого фарси-народа, они никогда не станут близкими нам, нищим таджикам. Потому что мы – светские. Мы – ненавистные шурави, когда-то предавшие их. Потому что (что бы у нас не происходило) – мы живём лучше. Мы другие. И за это они будут ненавидеть. Крепкой, взаимной, долговечной ненавистью. Где те братья, которые должны вытащить их? Где?

Что касается Узбекистана, то ему вообще выгодна данная война. Просто экономически. Каримов только что выстроил железнодорожную ветку на Термез, но поставил настолько завышенную цену за натовский транзит, что американцы пока что приостановили транспортировку и возят товары по нереально сложному маршруту ч-з Таджикистан. Так же Каримов всячески за расшатывание стабильности в враждебном ему соседнем Таджикистане. Недавнее перекрытие границ и экономическая "добрососедская"  блокада вынуждает последнего лихорадочно искать любые деньги для наполнения бюджета. На словах, под шум, Таджикистан пытается изображать роль региональной сверхдержавы (хотя, вероятно, Рахмон в этом уверен). 25 марта на праздновании Навруза в Душанбе Рахмон толкнул речь «о ключевой роли Таджикистана в афганском урегулировании». Рядом с ним стояли Ахмадинеджад, Карзай и президент Пакистана. И улыбались. Я тоже там был и тоже улыбался. Тогда же состоялся представительный саммит с участием США, которые пообещали увеличить экспорт из Таджикистана в Афган. Напомню, что экспорт Таджикистана – это алюминий с русского завода (продаётся в Китай) и электроэнергия ГЭС. Больше нет ничего. Т.е. - стране в которой отсутствует бюджет, и которая подаёт электричество своим гражданам лишь на 1.5 часа в день – позволено нарастить экспорт электричества в соседнюю страну. За твёрдую валюту. Если Америка уйдёт из Афганистана, то за это некому будет платить.

Мы с сыном сидим в здании больницы в гостях у врачей, русских граждан, таджиков по национальности. Здание похоже на неприступный форт – вокруг пятиэтажки колючая проволка, сетка вокруг, шлагбаум и охрана с калашами.  

Казалось бы, после всего, что сказано, к русским – особое отношение. Уважение, память. Однако, нет. К русским относятся здесь так же враждебно, как и ко всем остальным. Конечно, старики помнят что РУССКИЕ воевали «ПО ПОНЯТИЯМ», однако стариков осталось не так уж и много – смертность высока. МЫ ЗАПУСТИЛИ НА ЭТУ ЗЕМЛЮ ДЕМОНА ВОЙНЫ. И ненависти. Так считают местные. Поэтому – уважение – ДА, а скидок и жалости – НЕТ. Мы в замесе, в теме. Мало кто знает, но (из источника, которому я доверяю) – РФ спонсирует «свой» Талибан. Который создаёт проблемы американцам по экспорту остального Талибана в Среднюю Азию. Пока что с переменным успехом. У ребят проблемы с понятиями. Забыли Аллаха.

«Афган- хараб. Афган – хараб» - то и дело говорит Юнус, показывая то на окружающие сцены, то на голову. Это слово не значит «порок»-харам или «война» -харб, как я сначала подумал. Только покинув эту страну я понял, что он мне говорил. Вне зависимости от того, что значит это слово: «Афгану – пиздец».

А почему - пиздец, спрашивается? Никто из ближайших или влиятельных соседей (про ОАЭ не упомянул, но они туда же) не заинтересован в наступлении мира в многострадальной стране? Неужели и США тоже не хотят окончания развязки? «Просто цифры» - говорит Шараф - «Известно, что производство наркотиков с приходом армии США возросло в 11 раз. Промышленным способом в Афгане все наркотики производятся в 2-х провинциях: Гельменд и Кандагар. Заметил ли ты, что во всех провинциях миротворческий контингент меняется, а в этих 2-х остаётся неизменно американским?» «Даже уверен, что текучка кадров и контингент остаётся тот же. Почему? Что-то не помню там больших боёв. (Шараф живёт в Афганистане 6 лет)» Дальше: «Посчитай. Производство героина в Афгане (по офиц данным) составляет 7,6 тыс тонн» «Где тот официальный морской порт, о котором знает весь мир? Где та трасса по которой проходят 3 тыс наркотических грузовиков в год? Кто провозит весь этот тысячетонный экспорт? Не знаешь?» «Я скажу тебе – легальные натовские вертолёты исправно, каждый день, везут БОЛЬШОЙ ТОВАР в Карачи, Кабул, Амстердам и Манас» «Они распилили 500 или 900 млрд долларов «восстановления Афганистана»? Не будь столь наивным, Женя. Они распилили больше. Все деньги мира пилятся здесь. СТАБИЛЬНОСТЬ В ЭТОЙ СТРАНЕ НЕ НУЖНА НИКОМУ, ДАЖЕ САМОМУ ЕЁ НАСЕЛЕНИЮ  потому что они уже разучились жить простым трудом.

«Ака» - спрашиваю я старика, - «что вы будете делать, когда американцы уйдут?» «Будет большая война» - отвечает он.

Он знает о чём говорит. Как и 20-30-100 лет назад, прежде чем последний солдат иностранного контингента покинет место дислокации, за его спиной уже начнутся бои – пуштунов с дари, хазарейцев с пуштунами, тюркоязычных с хазарейцами, светских с талибами, талибов – со всеми вокруг, местных смотрящих – со своим начальством, официальной власти с военными, всех против официальной власти, и с талибами против всех. Замысловатые союзы, где договорённости имеют смысл только да захода солнца. Война всех против всех. Потому что на этой земле они не готовы терпеть даже друг друга.

«Почему так?» – спрашиваю я Шарафа. «А потому что они обманули тебя, Женя, сегодня. Слово для них больше не значит ничего. Они забыли Аллаха. И Аллах покинул их. Забудь про эту страну, Женя. Забудь.»

США, Иран, Россия, Китай, Индия, Пакистан, ОАЭ – уже ведут здесь свою войну против всех. Эта земля затягивает и заставляет играть по своим правилам. Делая прежние ценности мелкими, хотя и назойливыми, как песок. Никому не нужна стабильность и мир на этой многострадальной земле. У кого-то лишь краткосрочные, защитные, интересы, у кого-то – долгосрочные стратегические. Но народ, ставший жертвой этой большой игры, уже отвернулся от последнего, что могло скрасить его возможный уход в страну звёзд – от Аллаха. Забудьте про Афган. Здесь уже никто не живёт будущим, а все живут лишь сегодняшним днём.

В мусульманских преданиях считается, что когда Бог создал мир, у него в руках была лишь книга, где всё уже записано (китаб) и палочка для письма (калям). И никто не в силах изменить написанное. Однако есть один день в году, когда каждый правоверный может упросить Аллаха переписать его судьбу. Это носит название «ночь предопределений». На мазаре мученика Али в тот день было традиционно много паломников. Мы с сыном Тимуром, как христиане, наблюдали со стороны. И я могу сказать, что правоверные молились усердно. И, я надеюсь, что они просили Аллаха ПЕРЕПИСАТЬ СВОЮ СУДЬБУ. Потому что других шансов у Афгана, на мой взгляд, уже не осталось.

Пересекая пешком «мост Дружбы» ч-з Аму-Дарью, я пытался сложить в одну картину всё, что мне удалось узнать за эти дни. Но меня сильно удивляла одна мысль – не могу понять, почему политическая граница настолько совпадает с климатической. По всему периметру Афганистана. Везде, где входишь в Афган, начинает мести суховей и земля становится бесплодной, а воздух – суше и жарче. И вдруг я понял. Только что, возле Хайратона, я видел барханистую пустыню со змейками песка и перекати-полем, где изредко попадались пастухи со своими овцами, собирающие сухие колючки и дёргающие из земли сухие коренья на топливо, а сейчас я вхожу в ту же самую пустыню, лишь распаханную и засаженную Советским Союзом десятки лет назад. И здесь земле есть за что зацепиться. Здесь ровные удобренные зелёные поля и прямоугольные арыки. Появилось чувство, будто я вхожу не в нищий Узбекистан, а в Брюссель или Брюгге с дьютиками и милыми стюардессами у порога. Иной даже воздух. Как же так? Как такое произошло? А вот как:

«Это не мираж и не туман. За 100 лет народ выдернул из земли всё то бедное, что смогло размножиться, жить, цвести, засохнуть и гореть. И сухой земле уже не за что зацепиться. Ветер, ветер, ветер, лишь только ветер стал её властелином» НАРОД ВЫДЕРНУЛ СВОИ КОРНИ.

Афганистан, март 2012.

***

Источник - http://vkus-vody.livejournal.com/52339.html 

Социальные сети