Военные карикатуры на злобу дня: Халифат, Путин, Афганистан

Рубрики: Эксклюзив, Россия/СНГ, Art, Ближний Восток, Афганистан Опубликовано: 14-10-2015

В фокусе карикатуристов военная кампания России в Сирии, активность Путина, бездействие Обамы, разбомбленный Коалицией госпиталь в Афганистане и др. Также на страницах Альманаха "Искусство Войны" смотрите карикатуры на ИГИЛ (1, 2, 3, 4), на пытки ЦРУ, на украинские события и американские карикатуры.

Кундуз. Солдаты и духи

Рубрики: Фотогалерея, Афганистан Опубликовано: 05-10-2015

Taliban insurgents pose in front of a burning German military vehicle in Isaa Khail village of Char Dara district of the northern Kunduz Province

Талибы и ИДУ вошли в Кундуз на рассвете 28 сентября. Сопротивления не было. В городе было лишь несколько полицейских.

Life in the Afghan Army, post-NATO

Рубрики: Интервью, Фильмы, Афганистан Опубликовано: 25-06-2015

We timed the filming of Tell Spring Not to Come This Year so that we would finish at about the same time that the NATO mission ended. The idea was to show what it will be like for the next several decades with the Afghan National Army fighting their own war, now that the NATO combat mission is over. The unit we filmed with hadn’t been fighting with NATO support for at least a year, so by following their experiences, we have a very good idea of what things will look like without NATO. The hope was to coincide with Western news saying, “The war is over, our men are back.” That happened in January 2015. Our film came out in February. Right now, as far as most foreign journalists are concerned, the war is over. Because most foreign troops are gone, the news is over. We wanted to say, “The war is not over.” That’s the message we got from the soldiers. The war is over for most foreign troops — but a completely different and probably much harder and longer war has just started.

The Killing of Osama bin Laden

Рубрики: Северная Америка, Афганистан Опубликовано: 11-05-2015

It’s been four years since a group of US Navy Seals assassinated Osama bin Laden in a night raid on a high-walled compound in Abbottabad, Pakistan. The killing was the high point of Obama’s first term, and a major factor in his re-election. The White House still maintains that the mission was an all-American affair, and that the senior generals of Pakistan’s army and Inter-Services Intelligence agency (ISI) were not told of the raid in advance. This is false, as are many other elements of the Obama administration’s account. The White House’s story might have been written by Lewis Carroll: would bin Laden, target of a massive international manhunt, really decide that a resort town forty miles from Islamabad would be the safest place to live and command al-Qaida’s operations? He was hiding in the open. So America said. The most blatant lie was that Pakistan’s two most senior military leaders – General Ashfaq Parvez Kayani, chief of the army staff, and General Ahmed Shuja Pasha, director general of the ISI – were never informed of the US mission. This remains the White House position despite an array of reports that have raised questions, including one by Carlotta Gall in the New York Times Magazine of 19 March 2014. Gall, who spent 12 years as the Times correspondent in Afghanistan, wrote that she’d been told by a ‘Pakistani official’ that Pasha had known before the raid that bin Laden was in Abbottabad. The story was denied by US and Pakistani officials, and went no further.

Аферы войны

Рубрики: Северная Америка, Переводы, Армия, Афганистан Опубликовано: 10-05-2015

Специалист сухопутных войск США Стефани Шарбоно (Stephanie Charboneau) служила в центре грузовых перевозок на передовой оперативной базе Фенти возле афгано-пакистанской границы. База занималась распределением «жидкого золота», поставляя его ежедневно десятками и сотнями тонн. Речь идет о топливе для машин, самолетов и генераторов международной коалиции. На базе стоял щит с хорошо заметной надписью: «Если не потечет топливо, не поедут войска». Но 31-летняя Шарбоно, у которой в штате Вашингтон осталось двое детей, была раздосадована, получив строгий выговор от своего начальника. Работа у нее была скучная и однообразная: она фиксировала на своем компьютере приход и расход топлива, и отправляла машины за ворота. Но вскоре эта рутина приобрела довольно мрачный оттенок, поскольку ее работа превратилась в серьезное преступление. У Шарбоно возник роман с гражданским служащим Джонатаном Хайтауэром (Jonathan Hightower), который работал в подрядной организации Пентагона, развозившей топливо с базы Фенти. Как-то раз в марте 2010 года он рассказал ей о том, что происходит на других американских военных базах по всему Афганистану. Об этом Шарбоно поведала в интервью по телефону.

Северный маршрут смерти

Рубрики: Россия/СНГ, Афганистан Опубликовано: 24-03-2015

Ситуация в регионе Центральной Азии во многом определяется влиянием Афганистана, который уже не одно десятилетие занимает первое место в мире по производству опиатов (опия, морфина и героина), а в последние годы превратился в ведущего мирового производителя наркотиков каннабиноидной группы (марихуаны, гашиша, гашишного масла). Как известно, одним из трех главных векторов афганского наркотрафика стал «северный маршрут» (Афганистан – Центральная Азия – Россия – Европа). Общей проблемой многих стран, по которым он пролегает, становятся все возрастающие объемы нелегального транзита и сбыта афганских наркотиков, высокие темпы распространения наркомании, заболеваемости ВИЧ и рост уровня преступности. Данные Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) свидетельствуют о том, что деятельность международных организованных преступных группировок (ОПГ) по использованию территории центральноазиатских стран в качестве транзитного коридора для наркотиков афганского происхождения активизируется. Благоприятствует этому и наличие развитых трансграничных и трансконтинентальных наземных путей сообщения, воздушных трасс. Часть наркотиков оседает на маршруте, что приводит к вовлечению населения этих стран в преступную деятельность, связанную с незаконным оборотом наркотиков.

FROM “FREEDOM-FIGHTERS” TO THE ISLAMIC STATE: THE MUTATION OF JIHAD

Рубрики: Военлит, Ближний Восток, Афганистан Опубликовано: 24-03-2015

In the decades since the United States and Saudi Arabia began funding the Pakistani-run jihad against the Soviet occupation of Afghanistan, the loosely knit groups of Arab volunteers who joined the Afghan mujahideen have mutated – both in reality and in western perceptions – from “freedom-fighters” to al Qaeda to the so-called Islamic State. The factors that have driven these changes, including the role of U.S. policy, have been widely debated. Less attention, however, has been given to understanding the dynamics of the jihadi movement from the perspective of its own adherents. A new book, The Arabs at War in Afghanistan, begins to rectify this deficit. The book is not an easy read. It is intended for specialists and makes few concessions in terms of explaining events for readers who are not steeped in the history of the jihadist movement. Despite this limitation, The Arabs at War in Afghanistan is a rare piece of original research into a subject that remains little understood and is often over-simplified. The book argues, correctly, that without understanding the early history of the jihadist movement we cannot hope to assess how the movement will evolve. It is also one of the few works to try to explain this history from the perspective of an early, active participant. The Arabs at War in Afghanistanis co-authored by Mustafa Hamid, one of the first Arabs to join the anti-Soviet jihad, and Leah Farrall, an academic and former counter-terrorism analyst with the Australian police. Hamid, or Abu Walid al-Masri as he is known, was never a member of al Qaeda, but knew Osama bin Laden and Taliban leader Mullah Omar. Like many other Arabs, Hamid fled Afghanistan after the September 11th attacks, and was then detained in Iran for a decade before being released to his native Egypt, where he worked with Farrall on the book.

Пять тысяч боевиков на границе

Рубрики: Интервью, Россия/СНГ, Афганистан Опубликовано: 23-03-2015

Есть информация, что в ближайшее время около пяти тысяч боевиков будут расквартированы в провинциях Бадахшан, Тахар и Кундуз. Их активность может быть направлена в сторону Таджикистана, а дальше — Узбекистана, и Киргизии, и Казахстана. Этот проект финансируется преимущественно из Саудовской Аравии, они стремятся через религиозный радикализм распространить свое влияние, расширить свое геополитическое поле деятельности. Однако я хотел бы заметить, что важны не только приграничные группировки. Важно, что ситуация в Афганистане на фоне слабого правительства крайне нестабильна. Я имею в виду количество «полевых» проектов, которые сейчас формируются в ИРА. Об их многообразии надо писать исследование, времени нашей беседы не хватит, чтобы рассказать обо всех деталях. Вспомните хотя бы, что на востоке Афганистана действуют боевики Хекматияра и «сеть Хаккани», воюющая, в основном, в провинции Хост. Они не поддержат любое правительство в Кабуле, даже если оно будет оформляться под названием «Исламского Эмирата». Этот проект неуверенно контролируется китайцами, в этой среде слишком сильно влияние фундаменталистских кругов Пакистана и Саудовской Аравии, способной перехватить и инициативу финансирования. Между прочим, в свое время именно сеть Хаккани рассматривалась как основная угроза для Средней Азии.

Талибы бьют по электропередаче

Рубрики: Афганистан Опубликовано: 18-03-2015

Тем не менее, возможно талибы изменили свою стратегию, сказал глава Андхойского района Султан Санджар. «До этого боевики, представляющие группировки "Талибан", Исламское Движения Узбекистана (ИДУ) и "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ), в качестве объектов нападения выбирали полицейские участки, госучреждения, представителей власти, а теперь они атаковали электролинию», - сказал он. Санжар не исключает возможность того, что ИГИЛ, который с недавних пор начал выставлять свои баннеры в провинции Фарьяб, может подталкивает талибов на более экстремальные акты. Талибы ведут себя более агрессивно под влиянием новоприбывших боевиков ИГИЛ.
Социальные сети
Друзья