Невыученные уроки Афганистана – прошлое не отпускает будущее

Автор: Колесниченко Ольга Рубрики: Афганистан Опубликовано: 10-02-2012

Невыученные уроки Афганистана – прошлое не отпускает будущее

Королевский институт международных отношений Великобритании (Royal Institute of International Affairs), более известный как Чэтэм Хаус (Chatham House, Лондон), являющийся ведущим аналитическим центром мира, в ходе регулярных семинаров-встреч экспертов высокого уровня провел заседание "Афганистан: уроки президента Михаила Горбачева для президента Барака Обамы". Главный и единственный вывод руководства СССР был – надо уходить из этой страны. Но к такому же выводу пришли и американцы.

ВИРУС БЕЗВЕРИЯ

Для россиян тема Афганистана очень болезненна, ее обходят стороной сегодня все политики. И это не только из-за потерь, которые понес Советский Союз. Скорее это связано с неким кризисом смысла. Понесенные потери – физические, моральные и материальные – стояли перед глазами советских людей, словно дорожный знак "тупик", без всякой возможности их оправдать, найти пользу от жертвоприношения.

Трещина в вере ширилась, и в итоге волна безверия и потери смысла обрушилась на самое несокрушимое государство мира – СССР распался.

Сегодня Афганистан так же болен отсутствием какого-либо смысла в государственном существовании и единении нации. Поэтому не получилось в свое время советским военным во главе с московским Генштабом дать объективную оценку своему ратному искусству и своим военным заслугам. Не получается особо это и у Запада сегодня. А вирус потери смысла жив и проникает в каждого, кто коснется этой темы. Более того, хаос укрепляется глобально, сам по себе, как знак времени. Экономическая немощность, сепаратизм и поиск оптимальных государственных форм, социальные проблемы, рост наркомании, глобальный терроризм все больше затуманивают стройные линии рисунка мироустройства.

В оценках своего пребывания в Афганистане никто не оспаривает военных побед. Споры идут о смысле. О смысле начала кампании, о смысле ее завершения, вообще о смысле того, что происходит с этой восточной страной, о сути того, что такое система региональной и международной безопасности.

ОЦЕНКА ЭКСПЕРТА ИЗ ЛОНДОНА

Итак, на семинаре в Чэтэм Хаус доклад сделал автор книги "Призраки Афганистана" (Ghosts of Afghanistan), обозреватель Guardian Джонатан Стил (Jonathan Steele), который работал корреспондентом в Кабуле еще во времена ввода советских войск в Афганистан (с 1980 года) и также освещал события в ходе американской-натовской интервенции. Председательствовал на заседании экс-посол Великобритании в СССР–РФ, экс-глава Объединенного разведывательного комитета Великобритании (UK Joint Intelligence Committee) Родрик Брейтвейт (Rodric Braithwaite), также автор книги про действия советских войск в Афганистане, которая называется Afghantasy.

Родрик Брейтвейт находился в Москве как раз в период завершения 10-летнего пребывания советских войск в Афганистане. Кстати, войска США (а потом и НАТО) также находятся в Афганистане чуть более 10 лет. Не углубляясь в сравнительный анализ, посол сказал, что сегодня советский опыт очень востребован для натовцев. Как свидетель тех драматических событий, Родрик Брейтвейт подчеркнул, что американцы выражали неприязнь к действиям Советской армии. А оказавшись на том же поле боя, американские военные начали уважать советских воинов.

"Я ни в коей мере не стремлюсь анализировать всю трагическую историю Афганистана, я лишь пытаюсь сравнить две афганские кампании – советскую и американскую, – свидетелем которых я был. Ошибки русских сегодня преследуют американцев. Коалиция сталкивается с теми же вызовами, что и Советский Союз в свое время. Я называю это haunted battleground (что можно перевести образно как дежавю или эхо советской войны)", – сказал Джонатан Стил.

Как западный репортер, Джонатан Стил вспомнил, что поначалу советское руководство было настолько уверено в успехе, что допускало прессу близко к российским военным. С 1980 года стало ясно, что СССР увяз в Афганистане, блицкрига не получилось, и западной прессе больше не были рады. Целый год журналисты ходили по стране горными потаенными тропами, сопровождаемые моджахедами из Пакистана. Моджахеды не упускали своего шанса и снабжали свой пул журналистов искаженной информацией (Стил подчеркивает – информация была некритична и лжива), тем самым стараясь заполучить не только симпатии, но и финансовую помощь Запада. В 1981 году СССР отменил режим отказа в визах.

Джонатан Стил отметил, что советские войска в плане обеспечения безопасности на улицах Кабула имели больше успеха, чем натовцы сегодня (но это еще с учетом отсутствия в те годы "привычных" для наших дней тенденций массового терроризма с подрывом машин или атак смертников). Благополучие Кабула – с базарами, переполненными ломящимися от местной сельскохозяйственной продукции прилавками (баранина, овощи, арбузы, гранаты, виноград), изумило журналистов, так как моджахеды упорно распространяли слухи, что город разрушен и в осаде. Однако менее успешны действия советских войск и многочисленных экономических консультантов были за пределами столицы, особенно в глубинке (охватить социально-экономическими реформами удалось только четверть территории страны).

То же самое происходит и сегодня. Джонатан Стил рассказывает, что войска международной коалиции (международные силы содействия безопасности, International Security Assistance Force – ISAF) располагаются в городах, контролируют дороги, но в сельской местности помощи от населения нет, особенно на юго-востоке Афганистана. Проблема массового проникновения боевиков через границу из Пакистана была в советские годы, осталась и сегодня. Это первое сходство двух военных кампаний, по мнению Джонатана Стила, – пакистанский фактор в удаленных юго-восточных районах Афганистана.

Второе сходство – в истоках интервенции. И в 1979 году СССР, и в 2001 году США одинаково преследовали одну и ту же цель: сместить в столице Афганистана действующий режим власти. Третье сходство, по мнению Джонатана Стила, в сильной эмоциональной составляющей начала интервенции. Леонидом Брежневым двигало чувство мести за смерть дружественного афганского лидера Нура Мохаммада Тараки, войскам была поставлена задача убить Хафизуллу Амина. Месть после теракта 11 сентября двигала Джорджем Бушем, который требовал найти и уничтожить Усаму бен Ладена. Цитируя документальные записи Боба Вудварда (Bob Woodward), Джонатан Стил приводит слова Буша в момент принятия решения об интервенции в Афганистан, отдающие риторикой времен истребления индейцев: Get some scalps ("Принесите их скальпы"). Здесь надо сделать одно уточнение: Амин был уничтожен в ходе штурма в самом начале военной кампании, а бен Ладен – только в конце интервенции.

Следующее, четвертое сходство в одинаковых ожиданиях успешности блицкрига – советское и американско-натовское руководство рассчитывали, что все быстро завершится и хватит пары отрядов сухопутных сил. В 2001 году командующий Центральным командованием США (US Central Command) генерал Томми Фрэнкс (Tommy Franks) сказал, что не желает повторять советских ошибок, когда войска на ощупь продвигались вокруг гор, переоснащенные тяжелой техникой, охотясь за легко экипированным противником.

Пятое сходство: после осуществленной смены режима в Кабуле миссия перерастает из национально-освободительной в национально-строительную без конца и края. Параллельно с попытками осуществить развитие Афганистана в нем нарастало патриотическое сопротивление против иностранных войск. Год за годом все четче проявлялась прямая зависимость: чем больше иностранных сил в Афганистане, тем ожесточеннее сопротивление повстанцев (имеющих первичную мотивацию изгнать иностранные войска со своей земли).

Шестое сходство двух кампаний заключено в том, что их "унаследовали" президенты, которые их не начинали и которым предстояло или предстоит их завершать. Джонатан Стил сравнивает Михаила Горбачева и Барака Обаму именно с этой точки зрения. Оба лидера пришли к власти, когда война была уже в активной фазе, и оба продолжили военную кампанию в Афганистане.

РАЗЛИЧИЯ ИМЕЮТ ПРИНЦИПИАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

Джонатану Стилу удалось изучить доступные архивные документы советского руководства. На основе их анализа лондонский эксперт выделил еще несколько существенных различий.

Первое заключено в разной подаче в прессе по сути одного и того же. Про СССР писали, что он оккупировал Афганистан, а моджахеды – это национальное сопротивление против оккупации. В нынешней кампании талибы обозначены как боевики-повстанцы и террористы, а интервенция международной коалиции названа миссией содействия установлению порядка в стране.

Второе различие – советские боевые генералы пришли к умозаключению, что Афганистану прежде всего нужен жесткий приграничный контроль, особенно на границе с Пакистаном (объем сил был обозначен не менее 250 тыс. обученных военных). В рамках стратегии НАТО больший упор делается на внутреннюю безопасность и создание сил полиции (в объеме более 150 тыс. полицейских, где только часть из них будет отнесена к пограничным силам Afghan Border Police).

В целом для полноты картины структура создаваемого усилиями НАТО силового блока Афганистана такова: силы национальной безопасности Афганистана (Afghan National Security Forces, ANSF) включают два крыла – Афганскую национальную армию (Afghan National Army, ANA) и Афганскую национальную полицию (Afghan National Police, ANP). В свою очередь, ANA должна достичь объема 195 тыс. военнослужащих (включая авиационные эскадрильи Afghan Air Force). ANP должна достичь объема 158 тыс. полицейских, и полиция состоит из трех подструктур (непосредственно полиция – Afghan Uniform Police, пограничники – Afghan Border Police и национальная гражданская полиция – National Civil Order Police).

Третье различие в позиции двух лидеров. Горбачев признал бессмысленность продолжения военной кампании, в которой не будет победителей. Обама же цепляется за надежду достижения полной военной победы, не принимая реальность войны без победителей и с огромными потерями. В рамках гарнизонной стратегии (создания баз-гарнизонов и передачи власти афганским военным) США придерживаются исключительно военно-силового варианта решения задачи. Однако из 173 подготовленных батальонов афганских сил воевать самостоятельно пока способен только один.

Солдаты коалиции в Афганистане приобретают опыт боевых действий в Азии методом проб, ошибок и безвозвратных потерь.

Четвертое различие состоит в том, что хотя советские военные на местах и сопротивлялись решению Горбачева о скором выводе войск, советский президент все-таки сделал это, оставаясь независимым от мнения военных. В беседах с Бабраком Кармалем советский лидер советовал ему провести переговоры с моджахедами и делать упор на экономическое развитие. В нынешней афганской кампании военные "рулят" афганским вопросом.

А вот по поводу переговоров с талибами можно отметить следующее. США не позволяют Хамиду Карзаю вести переговоры самостоятельно, хотя афганское правительство и не очень стремится к этому. Американцы без афганцев проводили переговоры с талибами в Катаре и Германии. Выбор удаленных мест переговоров обусловлен, по мнению экспертов, желанием не вовлекать в них Пакистан (хотя большинство талибов имеют пакистанское происхождение). Недавно было анонсировано планируемое открытие миссии связи талибана (Taliban liaison office) в Катаре, в Дохе (что было решено за спиной афганских властей). В Катаре американцы имеют военную базу. Власти Афганистана предпочли бы Турцию или Саудовскую Аравию для открытия подобного переговорного пункта, но согласились и на Доху, отозвав оттуда своего посла из-за его неосведомленности в нужное время о принятии такого решения.

Однако мириться приходится и с другими проявлениями "самостоятельности" США. Так, американцы намерены передать афганских заключенных (талибов) из своей тюрьмы в Гуантанамо в Доху в качестве одного из условий переговоров. Афганские власти считают нарушением суверенитета Афганистана содержание своих заключенных в Гуантанамо и передачу их без согласования третьей стороне, то есть Катару. Так или иначе, Афганистан согласен принять участие в переговорах в Дохе, но только после выполнения талибами условий Афганской комиссии по мирному урегулированию (Afghan Peace Commission) – прекратить гражданскую войну, разорвать связи с "Аль-Каидой", согласиться с Конституцией Афганистана, которая в том числе гарантирует равные права женщинам.

Но это невозможно, талибы не принимают действующую Конституцию и намерены воевать до полного вывода иностранных войск с афганской земли. Следует отметить, что талибы (преимущественно пуштуны) воспринимают таджиков и узбеков так же, как иностранцев. А в создаваемой афганской армии пуштунов всего 4%, зато подавляющее число афганских военных составляют таджики и узбеки. Процентное распределение среди населения иное: пуштунов 42%, таджиков 27% и узбеков 9%.

Пятое различие, определенное Джонатаном Стилом, заключено в условиях вывода войск. Горбачев выводил войска на фоне осуществленной политической договоренности с Афганистаном об их переговорах с вооруженной оппозицией. Обама пока идет к этому слишком окольными путями. Более того, американцы мутили воду и в советские времена. Так, ЦРУ, как говорит Джонатан Стил, после вывода советских войск в течение трех лет вооружало моджахедов, и именно Америка уговаривала моджахедов не идти на соглашения с Кабулом, как это было ранее предложено Кремлем. В итоге США спровоцировали новую гражданскую войну.

Заключение Джонатана Стила таково: если бы Михаил Горбачев не вывел войска, а пошел бы по нынешнему пути США, то советские (российские) войска до сих пор были бы в Афганистане. Главный совет, который должен воспринять Барак Обама от Михаила Горбачева, состоит в том, что нужно делать упор на переговоры со всеми для национального единения и выводить войска.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ ИЗ МОСКВЫ

В Москве на площадке пресс-центра РИА Новости тему Афганистана поднимали разные эксперты. Приведем мнение нескольких из них. Спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов убежден, что подводить итоги по Афганистану преждевременно, поскольку ситуация в стране находится в стадии перманентной деградации. Выбранный НАТО процесс передачи власти только добавит политической напряженности в стране. Замир Кабулов обозначил несколько негативных признаков: афганская национальная армия и полиция недостаточно подготовлены; талибы имеют тесную связь с "Аль-Каидой"; у разнородной вооруженной оппозиции в Афганистане нет единого политического ядра.

России же следует обратить внимание на возможность размещения в Афганистане постоянной военной базы США, которая будет проецировать силу на весь регион Персидского залива и Центральной Азии, подчеркивает Замир Кабулов. При этом можно добавить: не исключено, что американцы разместят там элементы ПРО.

Ответственный секретарь группы Совета Федерации по сотрудничеству с Афганистаном Вячеслав Некрасов считает, что Афганистан был жертвой холодной войны. По мнению эксперта, мотивом ввода советских войск в Афганистан было установление в регионе более прочного влияния СССР, которое ослабло из-за революций в Ираке и Иране. "Афганистан – это страна, которая пронизана целой цепью надежд и горьких разочарований", – сказал Вячеслав Некрасов. Афганцы прошли через надежды, которые они возлагали сначала на советские войска, затем на силы талибов, затем на американцев и натовцев. Но все привело только к разочарованию. "Войска НАТО совершили все до одной наши ошибки в Афганистане и к тому дополнительно много новых своих ошибок", – подчеркивает Вячеслав Некрасов.

Россия не собирается вводить в Афганистан снова войска. С прискорбием можно заметить, как все больше туда втягиваются бывшие советские республики. Например, Грузия увеличила свой контингент свыше 900 военнослужащих. Воюют в Афганистане сегодня Армения, Азербайджан, все три прибалтийские республики и Украина.

Оценивая советскую военную кампанию, Вячеслав Некрасов обозначил несколько факторов. Во-первых, войну нельзя считать проигранной в военном отношении. Во-вторых, решающим стабилизирующим фактором для Афганистана был сам Советский Союз, который распался. И это актуализирует вопрос о роли коллективной безопасности, о ее единой инфраструктуре в регионе Центральной Азии. В-третьих, три года после вывода советских войск удавалось удерживать обстановку безопасности в стране стабильной. Мохаммад Наджибулла проводил политику национального примирения и успешно противостоял вооруженным боевикам-моджахедам.

Выдержит ли этот тест – три года – стабильности после вывода войск нынешний Афганистан? По мнению Вячеслава Некрасова, это реальный показатель, измерительная шкала для сравнения двух кампаний СССР и НАТО. Вячеслав Некрасов убежден, что тогда советским военным удалось создать вполне боеспособную афганскую национальную армию, экипировать ее достаточным количеством оружия и техники (было поставлено более 670 ед. военной техники), что в итоге позволило афганцам самостоятельно противостоять моджахедам достаточно долго.

В-четвертых, общая ошибка, с которой все эксперты согласны, заключена в том, что иностранный контингент слишком долго оставался и остается на афганской земле. "Чем дольше советские войска там были, тем большую агрессию они вызывали у населения, хотя поначалу нам все были рады. Всякий ввод войск имеет определенный лимит времени, около года, затем население начинает выдавливать иностранные войска. Натовцы совершили ту же ошибку, что и мы", – говорит Вячеслав Некрасов. Также общей ошибкой эксперт считает ввод большого по численности контингента (СССР за 10 лет направил в Афганистан более 620 тыс. солдат и офицеров, с годовой численностью контингента около 140 тыс.; НАТО вместе с частными военными компаниями держит в Афганистане контингент свыше 200 тыс. военных). А ошибка только СССР в отличие от НАТО – это резкий вывод советских войск из Афганистана.

В-пятых, существенное различие двух кампаний в том, что советские люди (в отличие от западной коалиции) были близки афганцам по менталитету, легко находили взаимопонимание с местным населением. Легко наладилась подготовка афганцев в вузах СССР (свыше 100 тыс. человек). Однако советские военные не делегировали свои функции, все делали сами, а афганцы следовали в фарватере. И это было стратегической недоработкой.

В-шестых, неудачи обеих кампаний объясняются в крайней степени разобщенностью и разнородностью афганского народа, страдающего от междоусобных конфликтов. Даже оппозиционные моджахеды находились в междоусобной борьбе. Сегодня нет единого мощного объединяющего лидера в Афганистане, что усложняет ситуацию, учитывая тотальную безграмотность и ориентацию на старейшин, а также неприятие любых прогрессивных реформ.

В-седьмых, сложности в отказе афганцев от наркопроизводства были выявлены еще в период советской кампании. Вячеслав Некрасов напоминает, что растительные наркотические вещества присутствуют в восточном быту и народной медицине с древних времен. И все же СССР сумел наладить промышленное производство и сельское хозяйство, афганцы получали стабильную зарплату. А сегодня, по мере роста благосостояния 5–10% афганцев, связанных с наркобизнесом, социально-экономическое положение народа ухудшилось. Гуманитарная продуктовая помощь (особенно зерно и сахар) подрывает цены на внутреннем рынке. Нужна продуманная экономическая стратегия, которая не выработана, заключает Вячеслав Некрасов.

Заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, руководитель делегации СФ в Азиатской парламентской ассамблее, руководитель группы российско-афганского сотрудничества СФ Рудик Искужин считает, что сегодня надо вовлекать Афганистан в повестку дня ШОС, но это потребует привлечения в организацию Ирана. Афганистан должен найти свое место в растущем Азиатском регионе, сближаясь с Индией и Китаем, активно участвуя в Азиатской парламентской ассамблее. "Мы смотрим на Азию сегодня по-другому, и роль Афганистана надо переосмыслить. Она иная, нежели мы пытаемся себе представить на протяжении 30 с лишним лет. Она шире и значимее для мира", – подчеркивает Рудик Искужин.

Исследователь колледжа НАТО в Риме, профессор Военного университета, кандидат исторических наук, полковник в отставке Олег Кулаков считает, что в оценках военно-политической обстановки внутри Афганистана есть существенные различия между США и Россией, что осложняет наше сотрудничество. Натовцы убеждены в том, что делали советские войска и что делают они в Афганистане – это совершенно разные вещи, говорит эксперт.

России вводить войска в Афганистан нельзя, и Олег Кулаков обозначил три основные причины. Первая – предыдущий опыт очень негативный. Потери были и боевые, и, особенно из-за слабой несовременной тактики, потери были и среди сил тылового обеспечения (что составило треть всех потерь). Вторая – России этот политический ход не нужен, так как нет общих границ с Афганистаном (российский военный эксперт убежден, что вопрос надо решать именно на границах Афганистана). Третья причина заключена в том, что задачи безопасности в Афганистане можно и нужно решать без присутствия там иностранного контингента.

России сложно согласовать позиции с НАТО, нет высокого уровня доверия между генштабами западных стран, особенно с США. Поэтому, по мнению Олега Кулакова, более реально налаживать сотрудничество на двусторонней основе, в особенности с Афганистаном, без посредников. А все попытки втягивать Россию в войну в Афганистане эксперт назвал авантюризмом, что приведет не только к трагедии, но и позволит НАТО в итоге свалить на Россию все свои просчеты.

Олег Кулаков обозначил ряд различий в подходах СССР и НАТО. С политической точки зрения американцы не имеют опыта пребывания в Азии, они его наращивают методом проб и ошибок. А у России есть исторические традиции в Азиатском регионе и существенный востоковедческий интеллектуальный потенциал. Но в отличие от Запада у России сегодня нет единой консолидированной позиции по Афганистану.

С военной точки зрения Олег Кулаков подчеркивает, что для НАТО Афганистан не стал неожиданностью, так как обо всех возможных ошибках коалиция была предупреждена. Предупрежден, значит вооружен. Однако и это даже странно, но погодовая кривая потерь у советских войск и натовцев диаметрально противоположная. "К 1988 году Советская армия набралась опыта и свела потери до 10 человек в месяц. А коалиция НАТО несет все возрастающие потери. Сейчас они достигают от 20 до 80 военнослужащих в месяц", – отметил военный эксперт. Так что говорить о военном поражении СССР не приходится. Общая численность безвозвратных потерь НАТО в настоящее время составляет более 2840 военнослужащих.

Олег Кулаков разделяет мнение, что ставка на постоянное военное присутствие в Афганистане – это общая политическая ошибка. Постоянная дислокация иностранных войск вызывает в Афганистане негативную волну отторжения. "Невозможно найти ни одной военной конкретной задачи, которую бы иностранные войска в Афганистане не выполнили (надо занять рубеж – его занимают), но суммарно получается поражение, нет политической стабильности в стране, и это вина не военных", – отметил Олег Кулаков.

Военный эксперт убежден, в отличие от большинства, что переговоры с талибами ни к чему не приведут, так как они не являются политической силой, у них есть конкуренты, которые вступят в борьбу после ухода коалиции из Афганистана.

Профессор Института востоковедения РАН Владимир Сажин напомнил о трех англо-афганских войнах (1839, 1878 и 1919 годов), в которых англичане потерпели поражение. Никто не извлек уроков. Тем не менее Владимир Сажин считает, что ввод войск США и НАТО был совершенно оправдан, удалось многое сделать в борьбе с талибами, хотя были повторены все советские ошибки. А вот СССР сделал большую геополитическую и стратегическую ошибку, введя войска. Союз хотел продемонстрировать свой флаг в регионе перед США и Саудовской Аравией. В результате война явилась, по мнению эксперта, причиной развала СССР.

В военном аспекте Советская армия вошла в Афганистан с опытом Второй мировой войны, мышлением противостояния фронтов массовых подразделений. А вышла из Афганистана с бесценным тактическим опытом. Однако проблема не в военном искусстве. "Лучшие умы, в том числе в ООН, за многие годы так и не нашли способа помочь Афганистану встать на ноги и отказаться от наркобизнеса. Это очень сложная задача", – говорит Владимир Сажин. Сегодня экономика Афганистана зависима от наркооборота на 80%. Власти Афганистана официально признали, что самостоятельно прекратить производство наркотиков в стране им не по силам.

***

Источник - НГ-НВО 

Социальные сети