Чревато перекройкой политической карты Африки

Автор: Бабкин Сергей Рубрики: Африка Опубликовано: 04-04-2012



В ночь с 21 на 22 марта взбунтовавшиеся солдаты нескольких частей армии Мали захватили нависающую над столицей этого африканского государства – Бамако гору Кулуба с находящимися там президентским дворцом и правительственным кварталом, арестовав нескольких министров.

Заявленная цель мятежников – сместить режим президента Амаду Тумани Туре (в просторечье его уже давно все зовут АТТ), поскольку он оказался неспособным покончить «с кризисом на севере страны», связанным с восстанием туарегов, массовым исходом местного населения и поражениями малийских войск, испытывающих острую нужду в современном оружии, боеприпасах и продовольствии.

Сформированный путчистами Национальный комитет восстановления демократии и возрождения государства (НКВДВГ) объявил о приостановке действия конституции и роспуске властных структур. По одной из версий, мятежники изолировали АТТ в неизвестном месте. Сам Амаду Тумани Туре 28 марта вышел на связь с корреспондентом АФП и заявил, что не покидал Бамако и не является пленником. Поэтому нельзя исключать, что он находится под защитой военных, сохранивших ему верность, однако эта резиденция блокирована мятежниками. В свою очередь 38 политических партий и 20 общественных организаций Мали негативно восприняли военный переворот, тут же создав Объединенный фронт в защиту республики и демократии (ОФЗРД).

Из спецназа – в президенты

Прежде чем попытаться разобраться в бурных событиях, происходящих в этой некогда самой спокойной африканской стране, надо вкратце рассказать, что собой представляет Республика Мали и кто такой АТТ.

Мали в настоящее время – одна из беднейших стран Африки, и этим все сказано. Но так было не всегда. Малийцы – гордый по характеру народ с крепкими семейными традициями почитания старших и уважения устоев. Знатоки утверждают, что эти черты национального характера передаются по наследству с далеких времен, когда на месте Мали одно за другим сменились несколько древних и сильных государств. Их главной функцией была защита караванных путей, по которым золото из региона Гвинейского залива перевозилось на север Африки.

Как утверждает малийский историк и писатель Гаусу Диавара, именно в период расцвета одного из таких государств в начале XIV века, то есть задолго до Колумба, моряки из народа мандинго (жил на территории современных Мали, Сенегала и ряда других стран) во главе с вождем Манденом Барри достигли берегов Америки.

Одно из главных природных богатств Мали – золото. В Бамако любят рассказывать такую байку. Один из правителей страны решил в XIX веке совершить паломничество в Мекку (Мали – страна мусульманская) и взял с собой немереное количество желтого металла. Прибыв по пути в святые места в Каир, он расстался с частью груза, после чего цена на золото в египетской столице упала сразу вдвое…

В эпоху колониализма – Мали стала владением Франции – в стране все изменилось. В 1960 году она получила независимость. Однако неизменной осталась главная страсть малийцев – торговля. Бесконечные улочки, вдоль которых непрерывными рядами тянутся палатки коммерсантов, продающих все и вся, – таким предстает перед каждым приезжающим Бамако. Первое впечатление – торговцев больше, чем покупателей.

Во времена существования СССР в Москве Мали относили к группе стран социалистической ориентации, благодаря чему тысячи малийцев окончили советские вузы, малийская армия оснащалась достаточно современным советским вооружением, в республике были построены многочисленные объекты инфраструктуры и экономики. В 60-е годы Мали являлась единственным государством в Западной Африке, имевшим собственную авиакомпанию («Эр Мали»). Ее самолетный парк насчитывал несколько лайнеров Ил-18.

Однако с кончиной СССР помощь прекратилась, и Мали осталась у разбитого корыта. Из этого состояния страна не выбралась до сих пор, хотя нашлись желающие заменить Советский Союз. В малийской армии, например, вместо советских военспецов трудились французские советники.

Теперь – об АТТ. Он родился 4 ноября 1948 года в городе Монти. Среднее образование получил в Бамако, где среди его учителей были будущий президент Мали Альфа Умар Конаре и его супруга. В 1969-м начал военную карьеру. До 1972 года проходил подготовку в военном училище в городе Кати, затем – в училище ВДВ в Рязани, причем осваивал профессию не просто десантника, а спецназовца. В дальнейшем обогащался ратными знаниями и навыками во Франции. В 1978-м в звании капитана возглавил охрану президента.

Одна деталь, которая, возможно, имеет отношение к путчу. АТТ по происхождению принадлежит к этнической группе санрай, касте бывших рабов, выходцы из которой исторически проживают на севере Мали. Преобладающим же влиянием в политических структурах республики обладают представители народностей малинке и бамбара.

В 1991 году ситуация в стране в связи с процессами демократических преобразований и введением многопартийности начала выходить из-под контроля властей, пытавшихся проводить «контролируемую» демократизацию в рамках однопартийной системы. Противники режима организовали антиправительственные выступления, приведшие к человеческим жертвам. В этих условиях 26 марта 1991 года полковник Туре осуществил военный переворот. Президента Мусу Траоре, правившего Мали около 23 лет, арестовали (он, кстати, тоже захватил бразды правления в результате путча). АТТ возглавил пришедший к власти под лозунгами проведения в стране демократических преобразований Переходный комитет спасения народа. В 1992-м были проведены парламентские и президентские выборы.

В том же году Туре присвоили звание «Бригадный генерал», однако на десять лет он оказался в политической тени. В основном в тот период АТТ занимался благотворительностью, хотя формально оставался кадровым военным. Вместе с тем по просьбе Генсека ООН он сыграл активную посредническую роль в урегулировании кризисной ситуации в Центрально-Африканской Республике и в районе Великих африканских озер. В соседних странах и у себя на родине Туре в ту пору завоевал репутацию блестящего оратора и опытного дипломата, умеющего примирить противоборствующие стороны. Эти качества он использовал и после 2002-го, когда победил на президентских выборах. За год до этого он вышел в отставку.

При решении чисто малийских проблем АТТ поставил своей целью привлечение к участию в управлении страной самых широких слоев общества. В отсутствие реальной оппозиции подобный конформизм расценивался некоторыми как его слабость.

На президентских выборах 2002 года Туре во втором туре победил Сумайлу Сиссе, представителя правившей тогда партии «Альянс за демократию в Мали – Панафриканская партия за свободу, солидарность и справедливость» (АДЕМА). Результаты десятилетнего пребывания АДЕМА у властных рычагов оказались довольно противоречивыми. Она смогла создать весьма респектабельный имидж Мали в мире, однако малийцы заплатили за это дорогой ценой – число проживающих за чертой бедности выросло с 50 до 70 процентов.

Многозначительная деталь: сразу после избрания первое интервью АТТ дал находившемуся в Бамако в командировке российскому журналисту, автору этих строк, в то время корреспонденту ИТАР-ТАСС в Марокко. На вопрос, что вы думаете о существующем уровне малийско-российских отношений и их перспективах, Туре ответил: «Вы знаете, я сам – результат сотрудничества двух стран в сфере подготовки кадров. Значительная часть малийских специалистов была подготовлена в Советском Союзе. Но никто не говорит, что их хватает. СССР многое сделал для обучения выходцев из африканских стран. У себя дома они в настоящее время занимают важные политические и военные посты. Россия может и сейчас играть важнейшую роль в деле подготовки кадров для африканских стран…»

Туре вновь победил на президентских выборах в 2007 году. За десять лет нахождения на вершине властной пирамиды он умудрялся поддерживать отличные отношения с Францией, США и Ливией. Знающие его люди говорят, что АТТ обладал положительной аурой благодаря своей простоте. При его правлении в стране не было ни одного финансового скандала. Режим не тронул ни одного оппозиционера. В стране работала достаточно свободная пресса.

Вызовы, с которыми столкнулась Республика

Все это время Мали представлялась относительно стабильной страной, все проблемы которой АТТ старался решать на основе консенсуса. Это, в частности, касалось и проживающих на севере республики туарегов, периодически поднимавших восстания против центральных властей.

Все изменилось в середине января текущего года, когда туареги, многие из которых воевали в Ливии на стороне Каддафи и позднее с оружием вернулись домой, захватили города Менака, Агельхок и Тесалит. Операцию провели бойцы Национального движения освобождения Азавада (НДОА). Оно было создано в конце 2011-го в результате слияния нескольких повстанческих организаций малийских туарегов. АТТ всегда заявлял о готовности к диалогу с туарегами, исключая, однако, предоставление независимости району, где они живут.

Еще одной «головной болью» для республики в последнее время стали действующие также на севере страны формирования «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» (АКМ). Дело дошло до того, что ряд государств региона открыто обвинил Бамако в неспособности действенно противостоять этим экстремистам. На самом деле все объясняется достаточно просто. Из-за нехватки средств руководители Мали вплоть до последнего времени просто не могли заняться нормальным оснащением собственной армии. Вдобавок из-за удаленности зоны боев от столицы (порядка двух тысяч километров) у центральных властей просто не оказалось необходимых транспортных средств, которые нужны для переброски войск на такие расстояния.

По мере развития восстания туарегов, которые благодаря ливийскому оружию одерживали одну победу за другой, сначала возникло предположение, что сепаратисты действуют заодно с АКМ. На этом, в частности, настаивали в Бамако после бойни 24 января в Агельхоке, где были умерщвлены самыми варварскими способами до 100 захваченных в плен малийских солдат и гражданских лиц (ранее туареги не прибегали к массовым казням пленников, зато такого рода зверства – известный «почерк» «Аль-Каиды»). Вместе с тем официальный Париж указывал на отсутствие доказательств участия каидистов в этой дикой расправе.

Только позднее выяснилось: истина – посередине. Активную роль в событиях на севере Мали играет вооруженное исламистское движение туарегов «Ансар дин» («Защитник ислама»), которое объективно является союзником АКМ. По данным на 20 марта, именно оно контролировало города Тесалит, Агельхок и Тин-Заватен. И НДОА, и «Ансар дин» выступают с сепаратистских позиций по отношению к Бамако, однако исламисты ратуют также за установление вооруженным путем в Мали законов шариата. Пока бойцы двух туарегских организаций воюют бок о бок против малийской армии, в частности, в районе занимающего стратегическое положение города Тесалита. При этом тыловую поддержку малийским войскам оказывали американские военно-транспортные самолеты.

Про «Ансар дин» известно, что им руководит «ветеран» повстанческого движения туарегов 90-х годов прошлого столетия Айяд аг Гали. Его считают близким к одному из формирований АКМ, которое возглавляет также туарег – Хамада аг Хама (боевой псевдоним – Абделькрим Талеб).

Что касается НДОА, то его представитель Муса аг Аттер заявил 24 февраля алжирской газете «Аль-Ватан», что у его организации нет ничего общего с террористической группировкой (то бишь АКМ), которая, «равно как и Мали, оккупирует нашу территорию».

В любом случае давление неприятеля на малийские войска оказалось таким, что их передовой штаб, развернутый в городе Гао, был вынужден признать 1 февраля, что выводит свои подразделения из небольших населенных пунктов, концентрируя их для защиты более крупных городов. Подобная словесная эквилибристика означает одно – отступление. По состоянию на 27 марта малийские военные контролировали лишь три города на севере страны – Томбукту, Гао и Кидаль. Для помощи армии в защите городов власти создали милицейские формирования из местных жителей. Но увы: 30 марта отряды «Ансар дин» овладели Кидалем. По оценкам наблюдателей, воинские части на севере страны сохраняют определенную автономию по отношению к главарям хунты.

Боевые действия вызвали массовый поток беженцев из далеко не самого густозаселенного района Мали. По данным ООН на 22 марта, 206 тысяч человек перебрались отсюда на юг республики и в соседние страны.

Переворот

Мятеж начался вечером 21 марта. Его подняли военные из гарнизона города Кати близ Бамако. Их главное требование – дайте нам нормальное количество боеприпасов, чтобы мы могли противостоять повстанцам-туарегам. Путчисты первым делом овладели зданием национального радио и телевидения, тут же объявив, что в 23 часа прозвучит их заявление. Попутно они вели огонь по «красным беретам» – президентской гвардии, оборонявшей Кулубу и бросившей ради этого ряд других важных объектов. В итоге мятежники сломили сопротивление элитного подразделения десантников. Впрочем, было ли оно? Ведь только для того чтобы просто подняться на Кулубу, надо затратить немало сил, а если под огнем – то тем более. Относительную достоверность этой версии подтверждают и данные о потерях сторон в ходе «штурма» – трое убитых, до 40 раненых.

Уже 22 марта бунтовщики сообщили о низложении АТТ и введении комендантского часа в Бамако. Военную хунту возглавил 40-летний капитан Амаду Саного. Действия путчистов он мотивировал неспособностью властей бороться с терроризмом и нехваткой в малийской армии адекватного вооружения, необходимого для защиты национальной территории. Главари хунты торжественно пообещали вернуть власть гражданским лицам через учреждение правительства национального единства.

Мятежники временно закрыли границы республики, прервалось воздушное сообщение с внешним миром.

Военный переворот в Мали единодушно осудило мировое сообщество. Франция и ряд других государств объявили о приостановке всех видов сотрудничества с Мали. Лишь одна партия в стране поддержала путч – Партия африканской солидарности за демократию и независимость. Она создала «Народное движение 22 марта» (М22).

Что касается НДОА, то оно сразу после известия о перевороте сообщило, что намерено продолжать наступление, хотя несколькими часами ранее капитан Саного призвал туарегов прекратить огонь и без промедления сесть за стол переговоров. Это обращение отвергло и «Ансар дин».

Кому мог помешать АТТ

Сразу после известий о путче возник только один вопрос: зачем? Ведь 29 апреля в Мали должны были состояться очередные президентские выборы, на которых Туре не собирался баллотироваться, поскольку он уже проработал на посту главы государства два пятилетних срока. Сейчас возможность народного волеизъявления в намеченный день под вопросом, ибо примерно половина территории страны охвачена вооруженным конфликтом.

Разумеется, нельзя не задаться и другим вопросом: стояла ли какая-то страна за мятежниками или бунт осерчавших с голодухи и нехватки патронов военных вспыхнул спонтанно? Если предположить, что путч был организован извне, реально это могли сделать лишь Франция, Китай или США.

Париж был не очень доволен тем, как Туре боролся с АКМ и решал проблему захваченных исламистами иностранных заложников (ныне в руках у каидистов находятся 13 иностранцев, в том числе шесть французов). У Пятой республики есть инструменты влияния на малийских военных – французские советники. Кроме того, АТТ неоднократно отказывался от предложений разместить в Мали французские спецподразделения по борьбе с терроризмом. Показательна и первая реакция Парижа на низложение АТТ – в отличие от других столиц, потребовавших восстановить конституционный порядок, он предложил хунте как можно скорее провести выборы. В дальнейшем Франция также вспомнила о конституционном порядке, но при этом не упомянула о возвращении Туре на президентский пост.

Китайская версия имеет право на существование, но не более того – слишком тесными и близкими были у АТТ отношения с Пекином.

Американский след очень косвенный – 27 марта Пентагон объявил, что главарь хунты Саного в период с 1998 по 2010 год обучался по пяти программам подготовки кадров для малийской армии, организованным американцами. В частности, в 2003-м он перенимал боевое мастерство у американских морпехов в штате Вирджиния. В память об этом капитан не стесняется носить шеврон Корпуса морской пехоты США на униформе.

Высока, впрочем, вероятность, что мятеж – спонтанное выступление военных, недовольных тем, как АТТ – вольно или невольно – относился к армии. Вспомним: Каддафи также потерял армию, значительная часть которой не пожелала воевать за него в том числе и из-за того, что полковник забыл о ее нуждах.

Правда, не исключено, что АТТ все же вспомнил о вооруженных силах республики. Как недавно сообщил глава Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин, Мали в 2011 году впервые после длительного перерыва вернулась в список стран, покупающих оружие в России. Однако было уже поздно. Но здесь же закономерен и такой вопрос: а может, путч как раз и стал следствием этого возвращения? Тогда конспирологические версии мятежа выглядят вполне уместными...

Краткий прогноз

29 марта Бамако намеривалась посетить делегация лидеров западноафриканских стран. Цель визита – убедить главарей мятежников в необходимости скорейшего возвращения Мали в конституционное русло. Однако поездка была отложена.

Но самая большая опасность существованию республики сейчас исходит не от мятежников, а от повстанцев-туарегов. Насколько они преуспеют в «освобождении» Азавада, пока в Бамако нет порядка, сказать трудно. Многое будет зависеть от того, пойдут ли некоторые страны – прежде всего Франция и США, возможно, Алжир – на оказание военной помощи свергнутому руководству Мали. У Парижа есть по крайней мере повод для этого – забота о безопасности 4,5 тысячи французов, проживающих в стране.

Время пока работает на сепаратистов. Нельзя исключать, что слабость малийских властей повлечет за собой перекройку политической карты региона, затронув в той или иной степени все страны, на территории которых проживают туареги (Мали, Нигер, Буркина-Фасо, Алжир, Ливия).

***

Источник - ВПК  № 13 (430) за 4 апреля 2012 года

Социальные сети