Наемники и деколонизация Африки

Рубрики: ЧВК, Африка Опубликовано: 16-01-2013

К 1900 году почти весь африканский континент был поделен на зависимые территории и превращен в колониальные владения европейских стран, вне зависимости от исторически сложившейся этнической или культурной принадлежности.

На протяжении 20-го века практики колониализма постепенно изменялась. Например, король Бельгии Леопольд, жестоко регулировал все взаимоотношения в Конго, как в своей личной вотчине до 1908 года, в то время как Британия в Нигерии проводила политику косвенного управления. В результате, такие страны, как Родезия (Зимбабве) и Кения стали местами массового проживания белых поселенцев при наличии местного этнического большинства под британским правлением. В то же время Франция придерживалась установления в своих колониях более централизованной власти. Эти разнообразные методы управления привели к тому, что практически каждая колония имела свою собственную административную структуру, исходящую из местной специфики.

На фоне жесткой конкуренции в процессе колонизации Африки, семь имперских держав: Португалия, Испания , Италия, Германия, Бельгия, Франция и Великобритания согласились на Берлинской конференции 1884-1885 гг. уважать друг друга во вновь приобретенных сферах влияния. Но, европейская «Борьба за Африку» стала тем источником, который оказал глубокое влияние на ход истории черного континента.

К 1901 году африканский «раздел» был более или менее окончен. Более 28 миллионов квадратных километров были разделены, завоеваны и находились по фактическим управлением семи европейских держав. В ходе этой гонки Британия приобрела огромные территории по всему континенту. Они включали в себя плодородные сельскохозяйственные земли к югу от экватора, участки на Западе континента, и большую часть Восточной Африки, за исключением Эфиопии. Франция доминировала в Северной и Западной Африке, на огромных, но малозаселенных территориях. Италия захватила Ливию на Севере, и Эритрею и Сомали на Африканском Роге. Германия получила свои колонии в Камеруне, Того, Юго-Западной Африке (Намибии) и в Германской Восточной Африки (Танзании). Португалия владела Анголой и Мозамбиком, а также Гвинеей-Бисау и различными островами в Атлантическом океане (Сан-Томе и Принсипи, Кабо-Верде). Король Бельгии Леопольд властвовал над огромной территорией центральной Африки, известной как «Свободное государство Конго». Испания закрепила свое господство над небольшими территориями в Северной и Западной Африки (Испанское Марокко, Рио-де-Оро, и испанская Гвинея (Экваториальная Гвинея).

Причины колонизации Африки были разнообразны как в начальной период экспансии, так и в последующее время. Вне зависимости были ли африканские территории присоединены военной силой, в результате колониального соперничества или по итогам коммерческих предприятий, все это заложило свою основу для конфликтов, которые случились десятилетия спустя. Кроме того, раздел Африки, несмотря на кажущийся консенсус, достигнутый между европейскими державами в Берлине, не создал множества одинаковых по размеру колоний, похожих друг на друга. Политическая демаркация Африки была проведена, невзирая на уже существующие политические реалии и этнические группы. Европейская колонизация была, в сущности, быстрой переконфигурацией политических границ, отношений власти, авторитета, и экономической практики в Африке.

Тем не менее, эта система колониального господства продлилась немногим более 60 лет. Растущая откровенная экономическая эксплуатация коренного населения, угнетение этнического большинства (через законодательство, которое защищало интересы европейцев, и принудительные режимы соблюдения правил колониального управления), привела к растущим запросам на политическое равноправие и, в конечном итоге, к независимости. Растущее давление со стороны африканского национализма, процесс деколонизации в странах Азии и принятая в 1941 году Атлантическая Хартия (которая декларировала «право всех народов избирать форму правления»), в конечном итоге привело к первому этапу деколонизации Африки. Волна деколонизации Африки началась в начале 1956 года. В 1960 году 16 африканских стран получили независимость. Между 1961 и 1974 годами, еще 20 африканских колоний стали независимыми. Как только колониальные державы начали исход из Африки - политическая неопределенность, хрупкость и нестабильность охватила континент. Хотя система европейского колониализма, казалась незыблемой в первой четверти двадцатого века, и сторонники имперского управления предполагали, что такой порядок будет существовать веками, к 1980 году в Африке уже фактически не имелось европейского присутствия. Одним из самых проблематичных аспектов наследия европейского колониализма в Африке стала активная роль военных кругов в обретении независимости, которая быстро переросла и на всю политику. С 1960 по 1966 год по крайней мере в 14 африканских странах были зафиксированы военные перевороты и мятежи в армии, а к 1975 году 21 африканское государство попало под прямое военное правление. Внутренняя борьба за власть становилась все более ожесточенной, предопределяя военное насилие как способ вмешательства в политическую борьбу по всему континенту.

Марокко, Судан и Тунис стал независимым в 1956 году. Гана получила независимость от Великобритании в 1957 году, Гвинея освободилась от управления Франции в 1958 году. В 1980 году Зимбабве получила независимость от Великобритании. Это была последняя страна в Африке, ранее управляемой европейской державой, которая обрела независимость, в результате чего эпоха управления континентом европейскими империями и период деколонизации в Африке подошел к концу. Кроме того, на континенте наблюдался и процесс внутреннего размежевания, который был результатом местных политических решений, а не европейской деколонизации. Например, бывшая немецкая колония, Намибия (ранее Юго-Западная Африка) стала независимой от Южной Африки в 1990 году, Эритрея отделилась от Эфиопии в 1993 году, после длительной гражданской войны в 2011 году стал независимым Южный Судан. Но Западная Сахара в 1975 году после обретения независимости от Испании была захвачена. После десятилетий гражданских конфликтов и многолетнего спора между Марокко и поддерживаемым Алжиром движением ПОЛИСАРИО, эта территория до сих пор остается в списке не самоуправляемых стран и территорий ООН. Между тем, отколовшееся от Сомали государство Сомалиленд показало свою дееспособность, как самопровозглашенная независимая страна, несмотря на отсутствие международного признания. Две крошечных испанских территории Сеута и Мелилья (полностью окруженных Марокко) являются последним останками от некогда обширных европейских империй в Африке. В ходе обретения независимости масштабные конфликты вспыхнули в Конго, Нигерии, Мозамбике, Анголе, Родезии (Зимбабве) и Юго-Западной Африке (Намибия) - все в Африке к югу от Сахары. Единственный крупномасштабный конфликт к северу от Сахары произошел в Алжире, где французские поселенцы вели бесперспективную, но жестокую войну против алжирских националистов, унесшую жизни почти миллиона человек. Хотя эти эпизоды насильственной борьбы вспыхивали в отдельных регионах и различных этнических и политических средах, все они были вплетены в сложную глобальную сеть деколонизации, расовой политики и соперничества времен холодной войны.

Именно эти политические процессы обеспечили питательную почву для возникновения феномена современного наемничества в Африке. Конфликты в Африке должны рассматриваться как комплексные явления. Политика деколонизации, конец империй и внутренние конфликты после ухода с континента европейских государств привели к тому, что коренное население и поселенцы получили право на самоопределение при самом разном уровне политического развития. Это привело к разным путям развития новых независимых государств. В некоторых случаях политика ухода метрополий в сочетании с обострившейся внутренней борьбой за власть привела к широкомасштабным конфликтам, которые привлекли наемников из-за рубежа. Например, правительство Бельгии начало процесс выхода из Конго (позднее переименованного в Заир в 1971 году и в Демократическую Республику Конго после 1997 года) в январе 1960 г. И в июне 1960 года Брюссель предоставил бывшей колонии полную независимость. В результате в стране произошел кризис, когда насилие подпитывалось грязной запутанной внутренней борьбой за власть, процессами отделения регионов (Катанга и Касаи), коммерческими конфликтами за природные ресурсы, и международным военным вмешательством (Бельгии, ООН и белых западных наемников), а также более широкое глобальными политическими течениями. Многие из конфликтов в этот период колебалась от полномасштабных сражений до скрытой партизанской войны. В качестве примера скрытого конфликта можно показать, к примеру, партизанскую тактику националистических диссидентов в Южной Родезии и в Юго-Западной Африке (Намибии). В отличие них, гражданская война в Нигерии велась более традиционными средствами с участием двух постоянных армий, участвовавших в ожесточенных столкновениях.

Кризис в Конго

Это мимолетный бурный период в истории Конго совпал с первой широкой оглаской прибытия наемников на Африканский континент. Через несколько дней после провозглашения независимости в Конго, 30 июня 1960 года, богатейшая провинция страны, Катанга, начала войну за отделение. Самопровозглашенный антикоммунистической президент провинции Катанга Мойсе Чомбе, поддерживаемый смешанной группой из 500 иностранных (прежде всего европейских) наемных солдат, во главе с французом-христианином Тавернье, бельгийцем Жаком Шрамме и южноафриканцем ирландского происхождения Майком Хором. Именно они были основной армии Катанги, ведущей борьбу против конголезских вооруженных сил. 14 июля 1960 года началось военное вмешательство ООН в Конго, направленное на оказание «военной помощи конголезским силам». Именно так формулировалось сообщение пресс-службы Департамента общественной информации Объединенных наций. В сентябре и декабре 1961 года и снова через год в декабре 1962 года белые наемники столкнулись в яростных боях с силами безопасности ООН. В 1963 году Катанга была возвращена в национальную суверенную территорию Конго, после чего иностранные наемники прекратили военные действия.

В начале 1964 года в Конго вновь вспыхнуло насилие. Мятежники убили бывшего конголезского премьер-министра Патриса Лумумбу. Затем, 26 июня 1964 года, после возвращения из добровольного изгнания в Испании, Мойсе Чомбе был назначен тогдашним президентом Джозефом Касавубу, новым премьер-министром Конго. Восстание обострилась при поддержке США и их союзников по холодной войне, Чомбе в очередной раз призвал иностранных наемников - на этот раз для борьбы с конголезской национальной армией в подавлении мятежников Симба. В разведывательном докладе британского генерального консульства в Луанде от 27 декабря 1963 года, отмечено: «Патрис Лумумба, первый юридически признанный премьер-министр Конго, был убит 17 января 1961 года. Убийство стало результатом взаимосвязанных усилий американского и бельгийского правительств, которые использовали конголезскую армию и бельгийских исполнителей».

Скрытая американская и бельгийская организация убийства лидера страны стала ответом на социалистические инициативы Лумумбы и его решимость сохранить огромные природные ресурсы Конго под контролем государства.

Для получения дополнительной глубины и понимания более широких политических обстоятельств резкого взлета Чомбе и его прихода к власти после возвращения из Испании необходимо рассмотреть организацию помогавших ему наемников. 6 марта 1964 года в другом докладе британских дипломатов указывается: «... ранее на территории страны присутствовало от 20 до 30 наемников в районе Лусо. К августу 1964 года в страну прибыло более 100 наемников из Родезии и Южной Африки, где они были открыто завербованы через объявления размещенные в местных СМИ вроде того, что появилось в Йоханнесбургской газете 4 сентября 1964. Оно гласило: Требуется молодой человек на зарплату свыше 100 фунтов в месяц. Первоначальная занятость в течении 6 месяцев. Немедленное начало...».

В октябре этого же года число наемников в Конго достигло более тысячи человек. Под руководством таких людей, как Майк Хор и Боб Денар, эти наемные силы формировались из британцев, французов, португальцев, немцев, итальянцев, бельгийцев, ирландцев, граждан Родезии, Южной Африки, американских, канадских и австралийских граждан. Эти «многонациональные силы» оказались в центре внимания международного сообщества, особенно ввиду их избыточного насилия, грабежей и участия в последующих мятежах.

Эти иностранные солдаты сыграли противоречивую роль во внутренних политических конфликтах Конго. Их действия продемонстрировали всему миру, что Африка, в 1960-е годы, превратилась в очаг вмешательства западных держав во внутреннюю политику иностранных государств в корыстных целях.

Война в Нигерии и отделение Биафры в ходе нигерийского гражданского конфликта стало еще одним жестоким эпизодом, который показал роль наемников в Африке в конце 1960-х годов. Анализ официальных документов британского правительства, показывает, что США открыто оказывали военную помощь Чомбе и в то же время тайно финансировали и вооружали иностранных наемников.

Один из бывших наемников, воевавших в Конго во время второй волны вмешательства наемников в Нигерии, на богатой нефтью юго-восточной сепаратистской территории Биафра рассказывал в своих воспоминаниях о 30-месячном конфликте, который привлек скрытую иностранную интервенцию, стоил почти миллион жизней, унесенных в результате насилия, болезней и массового голода. Бывшие колониальные державы, Англии и Франции, решив сохранить (а в случае Франции и расширить), их сферы влияния в Африке «поддержали соперничающие группировки военных в надежде получить долгосрочные стратегические преимущества». Поскольку накал боевых действий возрастал, международное вмешательство день ото дня становилось всё более грязным. Советский Союз, предвидя долгосрочные выгоды от национализации нефти, отказался от своей позы невмешательства в дела Нигерии и открыто поддерживал федералистов. Португалия, присоединившись к Франции, тайно поддерживала отделение Биафры. Очевидно, что Британия использовала свои дипломатические представительства в Лагосе и Париже для сбора информации о португальской и французской поддержке сепаратистов Биафры. В телеграмме, адресованной в британский МИД от 9 декабря 1969 г. дипломаты из Лагоса сообщили, что «португальское участие в поддержке нигерийских повстанцев был официально подтверждено. Португалия в настоящее время является одним из центров деятельности по закупке самолетов и наборе персонала для нигерийских повстанцев». Тем не менее, ни на одном этапе вооруженного конфликта ни Франция ни Португалия официально не признавали Биафру. Однако не только национальные государства, осуществляли вмешательство в гражданскую войну в Нигерии. В войне принимали участие и частные независимые наемники. Именно участие наемников с обеих сторон конфликта стало причиной повышенного внимания в войне в Нигерии средств массовой информации и зарубежных правительств. 11 августа 1968 года издание «Новости мира» опубликовало на двух страницах статью о британском летчике-истребителе, который признал свою роль в конфликте как наемника. Похожая статья была опубликована в «Daily Express» 17 декабря 1968 года. В ней описывалось, что: «По меньшей мере два молодых британских наемника-пилота летают на истребителе МиГ советского производства и участвуют в боевых действиях против Биафры за федеральные военно-воздушные силы Нигерии».

Власти Биафры также набирали на службу иностранных солдат, чтобы повысить свою военную мощь. В их числе были бойцы из Франции, Бельгии, Южной Африки, Германии, Великобритании, Италии, родезийские, португальские и шведские граждане. К 1968 году британское правительство становится все более обеспокоенным «проблемой наемников» в Нигерии. Основываясь на информации, полученной от посольства США, британский дипломат в Лагосе срочно сообщил в Лондон, что в настоящее время «40 французских наемников прибыло в Биафру, а еще 14 прилетели из Либревиля (Габон) 4 октября 1967 года». Теневое влияние западных наемников значительно усилилось за время нигерийского гражданского конфликта, длившегося два с половиной года (с июля 1967 по январь 1970). Конфликт в португальских колониях и вооруженные революции, как это было в Конго и Нигерии, как следствие политики деколонизации также оказались определяющим фактором в широком распространении насилия, который охватил португальскую колонию Мозамбик и Анголу в 1960-х по 1980-е годы. Властвовавший в течении трех десятилетий в Португалии диктатор Антониу ди Оливейра Салазар ответил на политику деколонизации, заявив, что все колонии страны в Африке были неотъемлемой частью Португалии. К 1960 году эта политика переросла в военное противостояние: Советский Союз поддержал народное движение за освобождение Анголы (МПЛА), а США поддержали Национальный фронт освобождения Анголы (ФНЛА). В 1966 году оппозиционные военные группы были объединены в Национальный союз за полную независимость Анголы (УНИТА), который изначально поддерживался Китаем. В Мозамбике, Фронт освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО), при поддержке Советского Союза, начал военную кампанию против португальцев в 1964 году. В условиях роста вооруженных революционных движений в колониальных владениях Португалия попала под сокрушительное военное, финансовое и международное давление. К 1970 году португальское правительство бросило на борьбу с повстанцами на нескольких фронтах практически все силы страны: 282 тысячи солдат и 45,9 процента государственных расходов. Это привело страну на грань банкротства и способствовали росту недовольства внутри Португалии и протесты против экономической политики «EstadoNovo», проводимой Салазаром.

Через восемнадцать месяцев после смерти Салазара его преемник Марчелло Каэтано был свергнут в результате народной революции. Восстание, возглавляемое генералом Спинолой, разрушило 500 - летнюю португальскую империю в течение нескольких месяцев. Однако, конец колониального правления Португалии не привел к концу гражданской войны в Мозамбике и Анголе. Похмельный синдром бывших колоний после освобождения от власти метрополии был тяжелым. По словам очевидцев: «все сложные механизмы современного государства были просто брошены, администраторы, менеджеры и поселенцы покинули свои офисы». В обеих странах, взрывная смесь внутренней политической борьбы и иностранной интервенции привели к новой волне политического насилия. Гражданские конфликты, которые развивались в обеих странах в 1970-х и 1980-х годах привлекли участие иностранного военного персонала, который использовался в различных сферах. В Мозамбике, приобретенная независимость быстро привела к гражданской войне. Режимы белого меньшинства в Южной Африке и Родезии, приняли упреждающие меры для защиты своих границ и поддержали движение Национального Сопротивления Мозамбика (МНС), которое бросило вызов правящей партии ФРЕЛИМО. Военные из Родезии и Южной Африки стали активными участниками вооруженного конфликта в Мозамбике в конце 1970-х и начале 1980-х годов. В боях участвовало и большое количество иностранных военнослужащих, которые пришли из-за пределов Африки. Иностранные граждане, служившие как в южноафриканских силах обороны (ПАПД), так и в родезийской армии были среди тех, кто активно участвовал в агрессивных трансграничных рейдах. Например, в своей автобиографии, бывший британский наемник Петер Макалис, который служил в Родезии, вспоминает, что частью одного из таких рейдов в Мозамбике было уничтожение националистического лагеря по подготовке партизан. Гражданская война в Анголе, которая велась между правящей марксистской партией МПЛА и повстанческими движениями ФНЛА и УНИТА, стала гораздо более интенсивной и разрослась в конфликт, в котором присутствовала не только открытая иностранная интервенция (в том числе и агрессивные трансграничные рейды армии Южной Африки), но и незаконная деятельность наемников. Участие «солдат удачи» включало в себя набор преимущественно британских и американских граждан.

Наем, действия и последующий в июне 1976 суд на 13-ю наемниками получили широкое международное внимание средств массовой информации. Осуждение международного сообщества наемников в Анголе стало дипломатическим бельмом на глазу британского правительства. Это видно из беспокойства и неуверенности, которые отражаются в британских официальных заявлениях. События в Анголе оказались одними из случаев наиболее широкого распространения вмешательства иностранных наемников в Африке в 1970-х годах. Гражданские войны, которые разразились в Мозамбике и Анголе после распада Португальской империи продемонстрировали различные формы участия наемников во внутренних и трансграничных африканских конфликтах.

***

Источник - http://milcons.ru

Социальные сети