Авианосный зуд

Рубрики: Россия/СНГ, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 11-03-2013

Казус с авианосцем «Викрамадитья» (бывший тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Горшков»), который в сентябре прошлого года пришлось снять с испытаний из-за выхода из строя главной энергетической установки (ГЭУ), не случаен. Наивно, если не сказать нелепо, выглядят оправдания, будто подвели китайские кирпичи (китайцы свое участие в модернизации этого корабля решительно отвергают) и холодильные установки западного производства. Причины аварии – домашние. И главная из них до банальности проста – мы не умеем строить авианосцы. Между тем все навязчивее звучит хор голосов, требующих незамедлительного пополнения отечественного ВМФ кораблями этого класса.

ЭТИ «ОРЕШКИ» НЕ ВСЕМ ПО ЗУБАМ

Увы, авианосцы сегодня умеют строить только американцы. Единственный французский атомный авианосец «Шарль де Голль» по количеству времени, которое он проводит в бесконечных ремонтах и модернизациях, может соревноваться с нашим тяжелым авианесущим крейсером (ТАВКР) «Адмиралом Флота Советского Союза Кузнецовым», давно имеющим постоянную «прописку» у причала судоремонтного завода СРЗ-35, где после каждого выхода в море его подолгу «приводят в чувство».
Китай потратил 10 лет на перестройку советского «Варяга» – родного брата нашего «Кузнецова» – в авианосец «Ляонин». В прошлом году корабль был передан ВМС НОАК, а в состав боеготовых сил он будет введен не раньше 2017 года. И то, если не возникнут проблемы. А они могут появиться.

По свидетельству главного конструктора николаевского Черноморского судостроительного завода Валерия Бабича, который принимал участие в создании советских авианесущих крейсеров, на плавающем аэродроме из Поднебесной, так же как и на «Викрамадитье», немало хлопот могут доставить котлы.
«Котлы КВГ-4, вырабатывающие по 115 т пара высоких параметров в час, – говорит он, – уникальные по своим характеристикам агрегаты, но в то же время очень сложные в обслуживании, требующие постоянного надзора за работой автоматики. Китайцы это знали. Пока «Варяг» стоял в Даляне, они сняли один котел и отвезли его на завод в Харбин, где тщательно изучили и провели всесторонние испытания. Вполне вероятно, что они довели котлы до нужной кондиции и усовершенствовали автоматику. Впрочем, испытания и дальнейшая эксплуатация авианосца это покажут. Россияне до сих пор так и не смогли это сделать, о чем свидетельствует срыв испытаний индийского авианосца».
По правде говоря, котлотурбинные установки, которые имеются на авианосцах советско-российского происхождения, – это каменный век корабельной энергетики. Мир давно перешел на газотурбинные, электрогазотурбинные, дизель-электрогазотурбинные и другие современные ГЭУ, но у нас их не производят.

Впрочем, и без котлов забот у китайцев хватает. Вовсе не случайно в день, когда два истребителя J-15, которые являются контрафактной версией российских Су-33, впервые сели на палубу «Ляонина», руководитель программы создания этих самолетов Луо Ян, находившийся на авианосце, умер от инфаркта миокарда в возрасте 51 года.
Вот почему, когда в Пекине заявляют, что к 2020 году построят для ВМС НОАК два авианосца собственной конструкции с обычными ГЭУ и начнут сборку атомных, то там явно торопят события и выдают желаемое за действительное. Да, в КНР тратятся огромные средства на возведение верфей, предназначенных для сборки авианосцев, НИРы и ОКРы, связанные с авианосной тематикой, создание палубных самолетов, базовой и учебно-тренировочной инфраструктуры. Но не факт, что эти титанические усилия принесут ожидаемый эффект в намеченные сроки.

ВМС Индии держатся за бывшего «Адмирала Горшкова», как утопающий за соломинку, потому что национальная программа создания авианосцев трещит по швам. Авианосец «Викрант» полным водоизмещением 40 тыс. т с американскими газотурбинными двигателями LM 2500, строящийся на верфи «Кочин шипярд» при участии итальянской фирмы «Финкантьери», должны были спустить на воду в октябре 2010 года. Однако выявилось множество проблем, которые решаются с трудом. Не хватает комплектующих в нужном количестве и требуемого качества. Сам проект приходится постоянно корректировать, поскольку опыта конструирования такого рода кораблей у индийцев нет. Итальянцы здесь тоже мало чем могут помочь, так как построенный ими вполне удачный легкий авианосец «Кавур» имеет водоизмещение чуть более 22 тыс. т, а это совсем другая «весовая категория». Стоимость сборки «Викранта» в контракте определялась в 592 млн. долл. Теперь она достигла 900 млн. И это далеко не финал. Завершение строительства корабля ожидается в 2017 году и то, если все благополучно сложится. Закладка же второго корпуса отложена на неопределенное время.

Великобритания – страна, где появились первые авианосцы и которая теоретически обладает значительным опытом их строительства, – сейчас ведет сборку двух авианосцев типа «Квин Элизабет» полным водоизмещением по 65 600 т. Но тоже еще не факт, что эта затея увенчается успехом, хотя к реализации проекта подключены ведущие фирмы Соединенного Королевства. Оказывают помощь и американцы, заинтересованные в сбыте Туманному Альбиону истребителей F-35B, предназначенных для вооружения этих кораблей. Почему же Лондон мучают гамлетовские сомнения? Дело в том, что последний настоящий авианосец, «Арк Ройял» (R 05), передавался Королевскому флоту в 1955 году, то есть более полувека назад. А строившиеся много позже авианосцы типа «Инвисибл», по сути дела, были «кораблями контроля моря» (Sea Control Ship – SCS), предназначенными исполнять флагманские функции, вести противолодочную борьбу и наносить удары с воздуха по противнику в конфликтах низкой интенсивности. Главное их оружие – истребители вертикального и укороченного взлета и посадки (VSTOL) Harrier – имеют ограниченные возможности.

Не очень ясно, для чего нужны новые авианосцы Королевскому флоту. Ведь империя, над которой никогда не заходило солнце, давно утрачена, а эксплуатация обойдется дорого. Поэтому уже сейчас планируется использовать первый корпус в качестве десантного вертолетоносца для замены завершающего службу «Оушена», а второй – практически сразу после испытаний отправить в резерв. Делаются прозрачные намеки и на то, что оба авианосца могут быть проданы той же Индии или Бразилии.

Американцы с 1920 года построили 76 авианосцев и еще более сотни конвойных и учебных, а также универсальных десантных кораблей, способных нести штурмовики VSTOL. Но стоят современные заокеанские плавающие аэродромы чудовищно дорого. Строительство «Джеральда Р.Форда» (CVN 78) – атомохода нового поколения водоизмещением 100 тыс. т, насыщенного разного рода новациями, в том числе электромагнитными катапультами, обойдется в 8,1 млрд. долл., не считая 2,4 млрд., потраченных на НИОКР. Это предварительная оценка. По данным Исследовательской службы Конгресса США, этот «Форд» потребует от американских налогоплательщиков 12 млрд. долл. Стоимость авиагруппы, которая будет базироваться на корабль, потянет еще почти 10 млрд. То есть в итоге получается 22 млрд. долл. И это при всем том, что американцы умеют строить авианосцы и обладают практически готовым парком самолетов и вертолетов, которые будут «обитать» на CVN 78.

«МНОГОСРЕДОВАЯ» МИСТИКА

Но вернемся к нашим пенатам. Прежде всего скажем, что на проектирование и строительство полноценного отечественного авианосца, даже меньшего по сравнению с «Джеральдом Р.Фордом» водоизмещения, потребуется несравненно больше финансовых и материальных ресурсов. Это только кажущийся «парадокс».

В России сегодня некому проектировать такие корабли. Специализирующееся на создании кораблей этого класса Невское проектно-конструкторское бюро с наступлением постсоветской эпохи стало стремительно разрушаться. Заказов не было никаких, кроме конструкторского сопровождения «Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова» и вялотекущего финансирования разработки БДК «Иван Грен» проекта 11711. Одни сотрудники от безденежья разбежались по коммерческим структурам, другие ушли на пенсию, третьи от отчаяния умерли или спились. Такая вполне обычная российская история. Конечно, остались немногие старые специалисты, которые и «потащили» на себе проект перестройки «Адмирала Горшкова» в «Викрамадитью». Документацию приходилось неоднократно переделывать: из-за недостаточного понимания состояния корабля и объема работ на нем, из-за требований заказчика, настаивавшего на внедрении тех или иных, ранее не предусмотренных, агрегатов и систем, которые нередко не лучшим образом сопрягались друг с другом. Но в итоге корабль все-таки получился. И если на нем что-то ломается или не работает, то не надо, как говорится, «стрелять в пианиста, он играет, как умеет», поскольку выбор комплектующих не отличался разнообразием.

Когда командование ВМФ РФ решило заглянуть в будущее и посмотреть, каким может быть перспективный авианосец, то обратилось не в Невское ПКБ, а в ЦНИИ имени академика А.Н.Крылова (ныне – Крыловский государственный научный центр). Это ведущая не только российская, но и мировая организация кораблестроительной науки. Но она не занимается проектированием. Выбор в пользу ЦНИИ Крылова, судя по всему, был сделан из-за стойкой аллергии прежнего руководства Министерства обороны к руководителям Объединенной судостроительной корпорации (ОСК), в состав которой входит Невское ПКБ.

Речь шла о разработке аванпроекта, который должен содержать достаточно общие, хотя и принципиальные конструкторские решения по будущему кораблю. Из-за отсутствия опыта такой работы Крыловский центр все равно был вынужден обратиться за помощью к Невскому ПКБ.

Командование ВМФ РФ в прошлом году отклонило предложенный аванпроект атомного корабля водоизмещением 60 тыс. т. Его сочли устаревшим, поскольку он, дескать, представляет собой несколько модернизированный вариант авианосца «Ульяновск» проекта 11437, который был заложен, но не построен из-за распада СССР. В вину, по свидетельству СМИ, вменялось также отсутствие электромагнитных катапульт и ряда других систем, предусмотренных на американском «Джеральде Р.Форде». Мы ведь не должны быть хуже!

В ОСК немедленно отреагировали на это решение довольно язвительным комментарием. Мол, вполне естественно был предложен старый советский авианосец «Ульяновск», так как победителем тендера 2011 года на разработку концепции перспективного авианосца, точнее морского авианосного комплекса, Минобороны выбрало не специализированную проектную организацию с богатым опытом создания авианесущих кораблей – Невское ПКБ, а общенаучную организацию – ЦНИИ Крылова. Отсюда и негативный результат. Крыловцы были вынуждены привлечь в качестве консультанта Невское ПКБ, у которого «взяли самый совершенный советский проект 11437 и просто «перелицевали» его, добавив современное оборудование и вооружение». К тому же пожелания ВМФ относительно требований к кораблю, мягко говоря, были «малоконкретными».

Справедливости ради нельзя не заметить, что если бы Минобороны обратилось в Невское ПКБ, минуя Крыловский центр, то результат был бы таким же. Он не мог быть другим. Кроме того, действительно флот часто выдает промышленности маловразумительные техзадания. В частности, газета год назад писала о таинственном и даже мистическом «многосредовом» авианосце бывшего главкома ВМФ Владимира Высоцкого (см. «НВО» № 9 от 23.03.12). Именно за его подписью составлялся документ на аванпроект будущего российского авианосца.

Но сейчас у руля нет ни Высоцкого, ни Сердюкова, а что мы слышим? О каких электромагнитных катапультах может идти речь, когда в России нет и паровых. Для того чтобы поставить на корабль электромагнитную катапульту, надо осуществить с десяток, если не много больше НИР и ОКР, составить проект, испытать изделие на полигонах и так далее. Требуется иметь развитую не только прикладную, но и фундаментальную науку, каковая у нас сейчас пребывает на роли девки Палашки.

Кстати, в одной из передач «Вести в субботу» на телеканале «Россия» ведущий Сергей Брилев обнаружил в кабинете нынешнего главкома ВМФ адмирала Виктора Чиркова модель авианосца – похоже того, что предложен в качестве аванпроекта. Так вот, на модели никаких катапульт нет вообще. А имеется трамплин, как на «Адмирале Кузнецове» и «Викрамадитье». То есть за то время, когда такой авианосец выпустит один самолет, «Джеральд Р.Форд» поднимет в воздух четыре-пять. На том же «Ульяновске» предусматривалось четыре паровые катапульты. Конечно, модель, показанная по телевидению, еще ни о чем не говорит. Эскизные проекты обычно делаются в нескольких вариантах, и может быть на публичное обозрение выставлен не самый продвинутый.

Теперь попробуем понять, каким видится «наверху» перспективный отечественный атомный авианосец. «Военно-морскому флоту России нужен авианесущий крейсер будущего, который бы на десятки лет опережал свое время, а не просто был бы аналогом современных авианосцев, имеющихся у США или других стран», – заявил агентству АРМС-ТАСС источник в Военно-промышленной комиссии (ВПК) при правительстве РФ. Значит, опять все будет круче и круче!

«Главное требование к такому кораблю – «многосредовость», то есть он должен быть способен действовать по всем средам – космосу, воздуху, воде, суше и подводному пространству», – продолжил рисовать светлое будущее представитель ВПК, делая упор на пресловутую «многосредовость», которая лишь затуманивает картину. На самом деле перечисляются стандартные задачи, выполняемые всеми современными авианосцами, может быть, только не в космосе. Впрочем, и здесь мы не первые. ВМС США уже отрабатывают варианты использования палубных истребителей F-35C и F-35B для нужд противоракетной обороны.

«Такой авианесущий крейсер должен сочетать в себе функции корабля управления (штабного корабля) и мощного ударного средства, а не просто быть носителем авиации, – уточнил источник. – Он должен управлять действиями межвидовых группировок войск (сил) на сухопутных (прибрежных), морских и океанских ТВД, сам входя в состав одной из таких группировок. Для решения этой задачи авианосцу будет необходимо взаимодействовать с орбитальной группировкой, получая от нее данные разведки и целеуказания и передавая их надводным и подводным силам, морской авиации, береговым войскам ВМФ, авиации ВВС, в том числе стратегической, группировкам Сухопутных войск, войскам родов войск». Тут тоже ничего новаторского нет. Любой американский авианосец выполняет эти функции, являясь одним из ключевых звеньев сетецентрической системы управления и ведения войны.

По словам высокопоставленного деятеля ВПК, перспективный авианосец должен «наносить удары по морским надводным и наземным целям путем использования палубной авиации, а также штатных корабельных ударных ракетных систем и комплексов». Другими словами, это опять будет не нормальный авианосец, а еще более увеличенный в размерах тяжелый авианесущий крейсер, призванный бороться со всеми мыслимыми угрозами своими собственными средствами.

В 90-е годы прошлого века и в начале нынешнего все ведущие военно-морские эксперты признали, что создание и дальнейшее развитие ТАВКР – тупиковый путь. Нашпигованные противокорабельными ракетными комплексами и ЗРК, эти корабли сужают возможности своих авиагрупп и не могут противостоять американским авианосцам с мощными авиационными средствами удара и обороны.

То есть нам предлагают все те же вчерашние щи, только в кастрюле увеличенного размера. Это свидетельствует о глубоком кризисе отечественной военно-технической мысли.

МНОЖЕСТВО «НЕТ»

Российские авианосцы не только некому проектировать, но и неизвестно, где строить. На территории страны нет верфей, где можно вести сборку боевых кораблей требуемого водоизмещения в 60–80 тыс. тонн. Сторонники отечественного авианосцестроения, впрочем, нашли выход. Будущие авианосцы они планируют строить на двух разных верфях по модульному принципу, а потом собирать на Севмаше. Такой метод используют, например, британцы при создании «Квин Элизабет». Только у них верфи, где сваривают модули, находятся относительно близко друг от друга. В нашем же случае ничего ближе Санкт-Петербурга пока не просматривается. Впрочем, на Балтийском заводе уже делают модули для пресловутых «Мистралей», которые потом отправят во французский Сен-Назар.

От циклопических цехов Севмаша, где сейчас строят атомные субмарины, захватывает дух. Первоначально они создавались для сборки линкоров и тяжелых крейсеров. Ни один из них не пополнил флот. Однако даже самые крупные боевые корабли середины прошлого века по своим габаритам не идут ни в какое сравнение с современными авианосцами.

Поэтому придется возводить новый гигантский эллинг для сборки модулей. Кое-кто утверждает, что можно обойтись имеющимися. Но это обман. На открытом стапеле тоже не получится. Северодвинск не Ньюпорт-Ньюс, где американцы строят авианосцы и где зимой температура воздуха редко опускается ниже нуля по Цельсию. В Архангельской области сильные морозы могут стоять долго. Любителей работать на «свежем воздухе» полярной ночью найдется немного, особенно при остром дефиците рабочей силы в стране. А если такие энтузиасты и найдутся, то придется платить им такие бешеные деньги, которым позавидуют руководители некоторых предприятий. Да и по технологическим причинам сварка корпуса при значительных минусовых температурах не особенно желательна. Это понимали даже в сталинские времена, когда человеческая жизнь не ценилась ни в грош, а грамотных инженеров не хватало.
На Севмаше потребуется также углубить бассейн, куда спускаются суда, и расширить батопорт. На эти приготовления нужны миллиарды рублей и несколько лет напряженной работы.

Значительные средства, исчисляемые тоже миллиардами, необходимы для создания береговой инфраструктуры и постройки причалов, способных принимать авианосцы. Ведь ни на Севере, ни на Дальнем Востоке их нет. Китайцы, например, для своего «Ляолиня» за четыре года построили в Циндао специальную базу, которая сможет принимать и другие корабли этого класса.

Для службы только на одном авианосце потребуется подготовить несколько тысяч классных специалистов. А где их взять? Где учить? И кому учить? Все это затраты, затраты, затраты.

Для отработки многочисленных элементов, систем и агрегатов «авианесущего крейсера будущего, который бы на десятки лет опережал свое время» придется провести без преувеличения сотни НИОКР, поскольку никаких «загоризонтальных» разработок на сегодняшний день нет. Счет – тоже на многие миллиарды, страшно даже представить, какие. Речь ведь идет о самом сложном инженерном объекте на белом свете, с которым не могут сравниться даже космические аппараты и атомные подводные лодки. В целом следует исходить из того, что проектирование, неизбежное внесение изменений в него, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, строительство модулей, их транспортировка на Севмаш, создание необходимой инфраструктуры на этом предприятии и в базах, стыковка элементов и окончательная достройка корабля, подготовка экипажа, испытания отдельных конструкций, а затем и корабля в море «потянут» никак не меньше, чем на 1 млрд. долл., или 30 млрд. руб. на каждую 1 тыс. тонн водоизмещения. Сколько обойдется корабль целиком, считайте сами. Траты на зимнюю Олимпиаду в Сочи на этом фоне покажутся финансированием детского утренника.

Мы не говорим даже о том, что нужны палубные самолеты новых моделей, в том числе тех типов, которых никогда не было на вооружении ВМФ. Например, машин дальнего радиолокационного наблюдения и наведения. Ведь создававшийся для «Ульяновска» Як-44 так и не поднялся в воздух. Затраты на создание авиапарка могут превысить стоимость самого авианосца.

ВО ИМЯ ЧЕГО?

Тут надо помнить вот еще о чем. Проект переоборудования «Адмирала Горшкова» в «Викрамадитью» оказался для Севмаша не только убыточным, но и нанес ущерб реализации госпрограммы вооружений. Задержки со сдачей флоту атомных подводных лодок «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Северодвинск» не в последнюю очередь вызваны перманентными форс-мажорными обстоятельствами на этом непрофильном для предприятия, но «престижном» индийском заказе. На ликвидацию «узких мест» НПО, как на фронте, бросало лучших специалистов, вовсе не лишние материальные и финансовые ресурсы. И все – в ущерб строительству АПЛ для российского ВМФ. А атомоходы для отечественного флота гораздо важнее авианосцев. На это обращают внимание и зарубежные эксперты. Так, бывший командир ракетного крейсера «Норманди» ВМС США и бывший американский военно-морской атташе в России кэптен Томас Р.Федышин на страницах журнала «Просидингс» отмечает, что АПЛ типа «Ясень», то есть «Северодвинск», и другие лодки этого проекта – единственные российские боевые корабли нового поколения, которые способны действительно угрожать ВМС западных стран.

Тут неизбежно возникает вопрос, зачем нужны авианосцы России? Они не вписываются в ее военную доктрину. Ну, бог с ней, с доктриной. Ее недолго переписать. А дальше что? Предполагается «для начала» построить по одному атомному авианосцу для Северного флота и Тихоокеанского, дабы «расширить зону влияния российского флота на Северную Атлантику и Тихий океан». Потом планируется довести количество авианосных группировок до пяти-шести.

Укрепят ли они обороноспособность страны? Нисколько. Достаточно взглянуть на географическую карту, чтобы убедиться в этом. Имея одну из самых протяженных морских границ в мире, у нашей страны удобный выход только в арктические воды. Но пока вопреки прогнозам о скором потеплении они все еще скованы льдом. И если даже торосы растают, что произойдет явно не скоро, воздушное пространство над Северным полюсом целиком покрывается базовой авиацией. То есть авианосцы там без надобности. Все другие акватории на Западе и на Востоке легко закрываются воздушными силами США или их союзниками. При современном развитии средств разведки местоположение каждого крупного надводного корабля хорошо известно. А это значит, что его можно легко уничтожить, особенно когда располагаешь превосходством на море. И останутся наши авианосцы чисто парадными кораблями, на которые будут прибывать высокопоставленные государственные лица, пожимать руки морякам и говорить проникновенные речи о необходимости укреплять морские границы. Впрочем, ничего этого не будет, поскольку никаких шансов обзавестись настоящими авианосцами у России нет. Зато можно запустить программу их строительства, а значит, «пилить» огромные деньги и «откатывать», в чем мы большие мастера.

Авианосные иллюзии вовсе не безобидны. Вместо того чтобы сосредоточить внимание на техническом перевооружении флота, который нуждается в современных образцах оружия, эффективных и экономных энергетических установках, продвинутых электронных системах типа американской «Иджис», тощий интеллектуальный и технологический потенциал будет направлен на создание химер. Нельзя не согласиться с патриархом отечественного ракетостроения Гербертом Ефремовым, который говорит: «Программа на 500 миллионов рублей нашим чиновникам неинтересна. Что интересно? Например, длительный проект базы на Луне стоимостью, положим, 50 миллиардов – это да! А лучше – еще дороже».

Между тем денег на Государственную программу вооружения с учетом 20-летнего «провала» в оснащении армии и флота отпускается не так уж и много. Поэтому требуется строгий прагматический подход. Без фантазий и авианосного зуда.   

Александр Мозговой

По материалам: Независимое Военное Обозрение


Если вашему предприятию требуются такелажные услуги то вам с радостью помогут специалисты компании «Московские переезды». Подробности на сайте - www.9912492.ru


 

Социальные сети