Особенности пропагандистского сопровождения вооруженного афганского конфликта 1979-1989 г. (окончание)

Автор: Фогель С.Г. Рубрики: Афганистан Опубликовано: 10-06-2009

C разрешения кафедры журналистики Пермского государственного университета

Сущность войны в обычном понимании данного термина всесторонне изучена. Особенности же психологической войны правильно понимают только специалисты. Открыто говорить о приемах и методах информационной войны сегодня необходимо по нескольким причинам:

во-первых, потому, что осмысление и анализ приемов психологической войны позволяют перевести их из разряда скрытой угрозы в явные, с которыми уже можно бороться эффективными методами;во-вторых, изучение этих приемов и методов научит более адекватному восприятию современного мира.

Пропаганда СССР в АфганистанеАнализ вооруженных конфликтов последних десятилетий ХХ века показывает, что большое значение приобретает информационно-психологическое обеспечение действий войск со стороны политического руководства страны. Стремление повлиять на противника средствами пропаганды, дезинформации, запугивания и подкупа — неизменный спутник всех войн в истории человечества.

Распространение слухов и мифов является одним из приемов психологического воздействия.

Следует отметить, что распространение слухов во всех слоях афганского населения рассматривалось как нормальное и оправданное явление, и слухи по эффективности воздействия успешно конкурировали с государственными СМИ, часто сводя на нет даже организованные усилия государства.

Ситуация войны всегда несет в себе дефицит информации и, как следствие, усиление напряженности, желание получить информацию любыми иными доступными путями. Искусственно созданный слух в результате своего коммуникативного движения обрастает дополнительными подробностями детализирующего характера, что может увести его немного в сторону от поставленной задачи, но резко завышает его достоверность. Например, слух о передвижении войск «двигался» вместе с датой, которая была более поздней, чем та, о которой говорилось вначале. Слух о вооруженной стычке в караване менял имя хозяина каравана. Или слух о гибели в засаде отряда моджахедов обрастал подробностями — среди моджахедов был предатель, который уже найден. Здесь молва не хотела просто гибели моджахеда, его можно было убить только путем предательства. Запуск слуха, созданного советскими спецслужбами, об обмене «Стингеров» на деньги упирался на то, что в нем рассказывалось, что уже двадцать человек сдали свои ракеты, а в город под усиленной охраной русских доставлено более ста миллионов местных денег.

Эффективность слухов поддерживалась и опиралась на большой конформизм афганского общества. Определенная часть афганцев легко идет на нарушения различных запретов, если они уверены, чтокто-тонеоднократно уже подобные нарушения допускал. В их среде подражание — норма поведения, как в хорошем, так и в дурном, особенно если это сулит материальную выгоду.

Как видим, слухи — это не только теоретическая истина. Они активно используются на практике, в том числе и международной. Соответственно, с обеих противоборствующих сторон была создана определенная техника воздействия, состоявшая в продумывании и распространении единого по своей направленности блока слухов, который позволял при этом решать вполне конкретные задачи.

Успешные операции подобного рода имеют в своем активе как советские спецслужбы, так и их противники на поле афганской «битвы».

Приведем в качестве примеров несколько операций с применением слухов, проведенных советскими военными. Так, чтобы удержать от выступления пять полков одного племени, советскими спецслужбами был запущен слух о передвижении советских войск. Этот слух не был единственным: за три дня противник получил четыре таких «надежных» сообщения. Однако потом они были подкреплены невербальными действиями — саперный батальон афганцев стал искать мины на дороге по предполагаемому маршруту передвижения советских войск. В результате ни один из полков оппозиции так и не двинулся с места, поскольку считалось, что русские выступают и лишь ждут подвоза горючего.

Нижеописанная операция была разработана советскими спецслужбами и состояла из целого блока слухов, в который входила информация как порочащая объект дискредитации, так и якобы «прославляющая», «защищающая», «соболезнующая». Операция была направлена на дискредитацию полевого командира моджахедов Мирзо Рахима. Вот её компоненты:

1) «порочащие» слухи: конкретными фактами доказывалось, что Мирзо Рахим никудышный командир, поэтому в его отряде большие людские потери. Это обвинение соответствовало действительности;

2) «прославляющие» слухи: утверждалось, что он «умело» вывел отряд из окружения, потеряввсего-навсего70 (!) человек. Оставшиеся в живых 20 членов отряда должны благодарить Аллаха за то, что у них такой умелый командир;

3) «защищающие» слухи: сообщалось, что высшее руководство моджахедов собирается привлечь Мирзо Рахима к ответу за плохое руководство отрядом, в результате которого понесены большие потери. При этом утверждалось, что он все же уважаемый мусульманами человек, просто сильно испугался советских войск;

4) «соболезнующие» слухи: сообщалось, что отряд Мирзо Рахима, понесший большие потери (все те же 70 человек), вынужден хоронить своих воинов с нарушением законов ислама. Мирзо Рахим вынужден так поступать, потому что он боится кровной мести родственников погибших, обвиняющих его в смерти своих близких.

В итоге давалось своего рода резюме: главарь испытал такие перегрузки, что психически заболел и никого не узнает. Информация передавалась по разным каналам, в каждом случае указывались имена погибших людей из отряда Мирзо Рахима. Результатом этой психологической операции вскоре стало убийство Мирзо Рахима родственниками его бывших подчиненных.

Для придания достоверности слухи часто запускались как только что услышанное сообщениеБи-Би-Си, поскольку это был самый популярный радиоканал в племенах. Были отработаны и места, наиболее эффективные с точки зрения запуска слухов: базарное знакомство, знакомство в чайхане, случайный попутчик в машине, ехавшей в район, контролируемый противником.

Афганская вооруженная оппозиция успешно использовала для распространения слухов фактор своего непосредственного присутствия в гуще населения страны. В отличие от официальной власти, рожденной в центре и не имевшей прочных и постоянных связей с наиболее населенной деревенской зоной, им не нужно было «идти в народ» — это была их среда обитания.

Использование звукового и радиовещания как средства пропагандистского воздействия.

Приоритетной формойинформационно-психологическоговоздействия в Афганистане совершенно справедливо с точки зрения эффективности стала радиопропаганда. На 19-миллионноенаселение Афганистана приходилось более трех миллионов радиоприемников, то есть радио было почти в каждой афганской семье. Радиовещание осуществлялось как на членов вооруженной оппозиции, так и на гражданское население страны. Радиовещание позволяло охватывать и женское население страны, которое было лишено возможности участвовать в общественно-политической жизни общества.

Советской стороной полномасштабная радиопропаганда была организована и введена только через 5 лет после вступления на афганскую землю, и меры по её организации во многом были предприняты в ответ на крупномасштабную войну в радиоэфире, которую вели зарубежные радиостанции. Накануне начала военной операции радио Кабула в определенные часы передавало на русском (!) языке последние известия и другие официальные сообщения, в которых беспрерывно упоминался Х. Амин — таким образом укреплялся его культ. Этим и ограничивалось, пожалуй, пропагандистское воздействие радиовещания с советской стороны, что не позволяет нам говорить о серьезном и полноценном использовании этого каналаинформационно-психологическоговоздействия на начальном этапе военной операции.

Напротив, подрывное вещание против афганского правительства с момента апрельской революции увеличилось в 50 раз, объем радиопередач на разных языках народностей ДРА составлял около 300 часов в сутки. Акцент был сделан на радиопропаганду на местных языках — пушту, дари, фарси, узбекском, пашаи и других. Особая роль в радиовойне отводилась радиостанциям афганской вооруженной оппозиции. С территории Пакистана вещала ежедневно по четырем каналам в течение четырех часов радиостанция «Голос свободного Афганистана», которая финансировалась ФРГ. Непосредственно на территории Афганистана действовали малогабаритные мобильные радиопередатчики, поступившие из США, ФРГ, Франции, Японии.

По данным 1984 года общее время зарубежного вещания на афганскую аудиторию на местных национальных языках составляло 40 часов в сутки. Практически на всей территории Афганистана обеспечивался уверенный прием радиопередач в любое время суток на средних и коротких волнах. Для этого Запад наращивал технические возможности, были модернизированы имевшиеся радиостанции, усилена их мощность, построены новые ретрансляторы в соседних с Афганистаном странах (прежде всего — в Пакистане).

Весной 1984 года Пакистан посетил руководитель радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа» Джеймс Бакли. В последующем эти радиостанции стали неотъемлемой частью подрывных информационно-психологических операций против ДРА и советских войск в Афганистане.

Анализ программ передач ведущих западных радиостанций (как и печатных и электронных СМИ) показывает, что стержневые пропагандистские темы и аргументы сводились к следующим постулатам:

— с приходом к власти в Кабуле «коммунистов» ислам оказался в опасности;

— кабульский режим сознательно провоцирует межэтническую и межплеменную рознь и вражду;

— массовое дезертирство из афганской армии — яркий пример неприятия населением страны безбожного кабульского правительства и его протест против власти неверных;

— афганские беженцы — это жертвы коммунистического режима и советского вторжения в Афганистан;

— марионеточный режим и советские войска повинны в гибели сотен тысяч мирных жителей в результате преднамеренных и жестоких бомбардировок с воздуха и обстрелов артиллерией населенных пунктов. Это геноцид против собственного народа и нарушение прав человека;

— моджахеды являются подлинными борцами за свободу своей страны, а их расправы над идейными противниками вызваны военной необходимостью. На стороне моджахедов находятся поддержка и симпатии всего мусульманского мира в свободных странах;

— советскаятехнико-экономическаяи другая помощь Афганистану преследует стратегическую цель лишить страну независимости и превратить её в сырьевой придаток Москвы;

— конечная цель Советов — интегрировать Афганистан в состав СССР.

Позднее, в 1986—1988 гг., с провозглашением в Кабуле политики национального примирения, западная пропаганда скорректировала свои аргументы и тезисы:

— план национального примирения неосуществим;

— советские предложения по политическому урегулированию не подкрепляются практическими шагами;

— Советский Союз должен компенсировать все потери и разрушения в Афганистане, вызванные советской агрессией, и др.

Пропаганда СССР в АфганистанеРеализация приведенных выше лозунгов и целевых установок осуществлялось в процессе радиовещания через использование разнообразных психологических приемов и жанров передач — комментарии, интервью, информационные сообщения, репортажи, в том числе — с места событий, политические фельетоны и анекдоты, обзоры писем слушателей и прессы, беседы с очевидцами, передачи под рубриками «Взгляд с крыши мира», «В мире книг» и др. В эфир давались трансляции митингов, собраний, конференцийи т. п.

Частым приемом западных радиостанций и СМИ являлись ссылки на неназванные «дипломатические источники в Дели и Исламабаде», а также рассказы и сообщения неких «высокопоставленных афганских правительственных чиновников» и представителей афганской политэмиграции — для придания видимой достоверности информационным сообщениям.

Постоянными участниками радиопередач были известные в Афганистане ученые и политические деятели, оказавшиеся на Западе в период до и после «апрельской революции» в Кабуле.

Характерной особенностью западных радиовещательных служб являлось широкое представительство в их штатеспециалистов-профессионаловиз числа бывших афганских госслужащих и интеллигенции, в том числе тех, кто ранее работал на Кабульском радио.

Массированному пропагандистскому натиску Запада Советский Союз противопоставил свои идеи, доктрины и концепции, но с гораздо меньшим размахом и напористостью. Основными мотивами их было обоснование социальной несправедливости капитализма как системы и его неспособности решить насущные политические, экономические, культурные и духовные проблемы развития человечества.

В стремлении изменить положение в свою пользу Кабул и Москва предприняли целый ряд мер для усиления влияния радиопропаганды в информационной войне против Запада. В середине 1984 года общий объем внутриафганского радиовещания составлял 28,5 часа в сутки, в том числе центрального (первая программа) — 18 часов, столичного вещания «Радио Кабула» — 3; передачи на УКВ — 4, вещание из Кабула на языках национальных меньшинств (узбекском, туркменском, пашаи, нуристан) — 3,5 часа. Кроме того, существовали 10 провинциальных радиостанций.

Вместе с тем, официальный Кабул вел вещание и на зарубежные страны (Иран, Пакистан, Индию, арабские страны и государства Западной и Восточной Европы) на английском, немецком, урду, пушту, дари, арабском и русском языках. Общий объем этого вещания к 1985 году составлял 12 часов в сутки. Самой заметной в иновещании была радиостанция «Голос родины».

Весь объем внутриафганского вещания обеспечивался техническими средствами министерства связи ДРА, в распоряжении которого имелось в середине80-хгодов три средневолновых передатчика, один коротковолновый и один ультракоротковолновый. Зарубежное вещание обеспечивали ещё два коротковолновых передатчика. Все передатчики были устаревшего типа, в основном немецкого производства, по своим техническим характеристикам они не соответствовали уровню требований к государственному вещанию.

Техническое несовершенство усугублялось почти полным отсутствием запчастей и систем автономного питания. В результате частого выхода из строя передатчиков и отключения электроэнергии срывались передачи внутриафганского и зарубежного вещания. Нередки были случаи, когда весь кабульский эфир молчал. Анализ статистических данных технических остановок и срывов передач в первой половине80-хгодов свидетельствовал о том, что они год от года росли.

Аналогичная картина наблюдалась и в работе провинциальных радиостанций. Несмотря на то, что в 1979 году из Советского Союза были поставлены средневолновые передатчики практически во все провинции востока, юга и юго-западастраны, горы Гиндукуша препятствовали устойчивой ретрансляции первой афганской программы и уверенному её приему в дневное время в провинциях Афганистана. Вместо предусмотренных 8–10 часов провинциальные радиостанции выдавали в эфир по 2 (в лучшем случае — по 3) часа вещания в сутки.

В результате значительная часть территории Афганистана (более 60%) в дневное время не была охвачена радиовещанием из Кабула. По существу, афганский эфир был отдан враждебным Кабулу голосам: в дневное время в нем доминировали передачи мощных средневолновых радиостанций Ирана и Пакистана и круглые сутки на всей территории страны — мощные радиопередатчики западных радиостанций, вещавших на коротких волнах.

Мерой по отвоеванию позиций в радиоэфире стало в 1981—1983 гг.создание студии «Пулибагеомуми» и реконструкцияаппаратно-студийногокомплекса радиовещания (на основе кредита в 3,6 млн. долларов, выданного Германской Демократической Республикой). В 1985 году был предпринят ещё целый ряд мер технического и организационного характера. Таким образом, к концу80-хгодов Кабул располагал сетью из 27 радиовещательных и 12 передающих радиостанций. Общий объем их вещания возрос до 100 часов в сутки.

На фоне общего неблагополучия афганской радиопропаганды редким исключением явилась работа радиостанции «Ватан гак» («Голос родины»), о которой упоминалось выше. Её передачи предназначались для афганских беженцев за рубежом и эмиграции и пользовались огромной популярностью среди обширной аудиториислушателей-афганцев. Об этом свидетельствовали многочисленные письма (до 40–50 в месяц). Привлекательность передач данной радиостанции обеспечивалась интересным содержанием и новыми оригинальными формами и методами подачи материала.

Учитывая специфику аудитории, ностальгию беженцев по родине, в передачах до 80% всего эфирного времени отводилось трансляции национальных песен и музыки в исполнении известных афганских мастеров сцены. Также широко были представлены народный юмор, сатира и религиозные проповеди. Особый колорит и притягательность передачам «Ватан гак» придавали сатирические рассказы и политические анекдоты. Основными целями сатиры являлась дискредитация лидеров афганской вооруженной оппозиции и правящих кругов Пакистана и показ лживости антиправительственной пропаганды.

По свидетельству очевидцев, сатирические рассказы, анекдоты и музыкальные передачи «Ватан гак» часто записывались слушателями на магнитофонные ленты и широко распространялись в лагерях афганских беженцев на территории Пакистана, а нередко и продавались в местныхлавках-дуканах.

Популярность «Голоса родины» вызывала серьезное беспокойство лидеров афганской вооруженной оппозиции. Против слушателей этой радиостанции применялись репрессивные меры — виновные подвергались штрафу в размере 50 тыс. афгани. Также пакистанские власти приступили к глушению передач «Ватан гак».

Использование кино и телевидения как средства пропагандистского воздействия.

Телевидение как одно из наиболее эффективных средств психологического воздействия не получило в Афганистане массового применения в информационной войне в силу многих обстоятельств, в основном технического характера. Тем не менее, и эта формаинформационно-психологическоговоздействия нашла свое применение во время афганского противостояния.

Советская сторона довольно активно использовала кино- и телепропаганду, которая позволяла оказывать особое эмоциональное воздействие на население республики. К примеру, газета «Известия» за 20 апреля 1987 года публикует на своих страницах материал под заголовком «В уезде мира», где так описывает прибытие советского военного агитотряда в кишлак Камари уезда Баграм: «В тот день в кишлаке былопо-праздничномувесело — к декханам прибыли советские воины из агитотряда. На околице их встретили радостные крики бачат — вездесущих афганских ребятишек. А через несколько минут вокруг советских воинов собрались жители кишлака — седобородые старцы, женщины в парандже, молодые парни. Гвардии майор Ю. Бундин отдал необходимые распоряжения, и закипела работа. Гвардии старший лейтенант А. Кобзарь готовил киноаппаратуру, чтобы показать фильмы о Советском Узбекистане и Советском Таджикистане. Гвардии младший сержант А. Баннов включил громкоговорители звуковещательной станции, и над кишлаком понеслись национальные афганские мелодии… Оживленно было у фотовыставки, рассказывавшей о жизни народов Средней Азии. Старейшинам раздали свежие номера журналов „Советский Узбекистан“, „Мусульмане в СССР“, советские книги на дари и пушту».

Из приведенного отрывка можно судить о содержании и тематике советской кино- и радиопропаганды, по крайней мере, в период второй половины Афганской войны.

Национальное афганское телевидение могло бы сыграть немаловажную роль в информационно-психологической войне, однако оно находилось в стадии становления, так как было создано только в 1978 году. К середине 1984 года общее время телевизионного вещания, охватывающего в то время лишь столицу и окрестности, составляло в среднем 5,5 часов в сутки. В этом же году Советский Союз поставил приемные устройства космической связи«Москва-2»и ретрансляторы; для продажи населению в страну были доставлены телеприемники, видеомагнитофоны и видеокассеты, закупленные в Японии (фирма «Сони») и ФРГ («Бош»).

Провинциальное телевидение ДРА не выдерживало конкуренции с содержательными программами телепередач сопредельных стран — Пакистана и Ирана, время вещания которых в 7–8 раз превосходило время афганских передач.

Пропаганда СССР в АфганистанеПриграничные с Пакистаном и Ираном районы являлись исключениями и в техническом плане были в более выгодном положении. В частности, население провинции Нангархар располагало 5–6 тысячами телевизионных приемников различных марок, в основном

черно-белого изображения; в провинции Герат (в основном в центре) имелось до 10 тысяч штук телеприемников. На этих территориях устойчиво принимались иранские телепрограммы на языке фарси в течение 50 часов в неделю. В телепередачах обязательно присутствовала тема борьбы против советских и кабульских кафиров. В Иране нередко демонстрировались документальные ленты о боевых операциях афганских моджахедов.

В расчете на состоятельное население центра страны, среди которого были владельцы японских телевизоров с видеомагнитофонами, из западных стран в Афганистан поступало большое количество видеокассет с записями антиправительственного содержания.

Запад организовал телевизионное вещание с сопредельных территорий, в основном Ирана и Пакистана. Объем вещания составлял 56 часов в неделю (передачи велись на языках урду, пушту, арабском и английском). Обязательным элементом телепрограмм являлись демонстрация американских и пакистанских фильмов, передача новостей, чтение Корана, религиозные проповеди и молитвы (намазы).

Кроме форм и методов, рассмотренных выше, как советская, так и оппозиционная сторона применяли и другие формы психологического воздействия во время вооруженного противостояния.

В частности, советские спецслужбы вспомнили и такие забытые после Великой Отечественной войны формы и методы работы среди населения, как выступления артистов, работу клубов, выставкии т. д.Достаточно эффективным способом воздействия на моджахедов считался отпуск пленных и других арестованных лиц.

Однако незнание местных традиций нередко сводило к нулю эффективность проводимых мероприятий. Иллюстрацией этого утверждения служит следующий факт: при ликвидации неграмотности на местах игнорировался тот факт, что в Афганистане обучение традиционно велось отдельно среди мужского и женского населения. Имели место случаи, когда за одну парту сажали одиноких мужчин и замужних женщин, что противоречило шариату и всегда вызывало протест мусульман. Только начав проводить раздельные занятия, удалось вернуть за парты часть девушек.

Устная пропаганда активно велась как моджахедами, так и сотрудниками советских спецслужб. Оппозиция считала такую форму воздействия на афганское население одной из основных, в силу повальной неграмотности афганцев. Для осуществления этой деятельности широко привлекались представители духовенства и профессиональные агитаторы. Их подготовка велась в специальных учебных центрах на сопредельных территориях (Пакистан, Иран). Всех агитаторов снабжали пропагандистской и религиозной литературой и культовыми атрибутами.

Высоко оценивало значение устной политической агитации и официальное кабульское руководство, считая, что в малограмотном афганском обществе такая форма является самой эффективной, наряду с личными беседами и диспутами с небольшими группами людей. В распоряжении официальных кабульских властей имелся штатный пропагандистский аппарат в несколько десятков тысяч человек. Многие из них прошли специальную подготовку в разного рода учебных центрах, большинство из которых — в СССР. К пропагандистской работе также широко привлекались муллы, светские и духовные авторитеты, преподаватели вузов, учителя и учащиеся старших классов.

Таким образом, изучив особенности советской пропаганды в Афганской войне1979—1989 гг.и сравнив её с информационной войной противоборствующего лагеря, можно сформулировать следующие выводы.

Советский Союз не сумел в силу целого ряда причин и обстоятельств выиграть информационную войну на афганском поле. Этот проигрыш явился следствием многих упущенных возможностей и непродуманной организации и веденияинформационно-психологическогопротивоборства. Выделим основные из них:

— недооценка значения информационного фактора в борьбе против вооруженной оппозиции и вмешательства извне;

— организационная разобщенность пропагандистских структур и отсутствие единого, эффективно действующего руководящего центра внутри- и внешнеполитической пропаганды;

— скудное финансирование информационной сферы и её недостаточнаяматериально-техническаябаза;

— слабое знание руководством и непосредственными исполнителями специфики страны и менталитета афганского народа;

— неумение и нежелание вестиинформационно-политическуюработу в деревенской зоне, где проживала подавляющая часть населения страны;

— подмена живой разъяснительной работы среди простых людей словоблудием, наигранным пафосом, пустыми призывами, оторванными от реальной жизни, повседневных нужд населения и пр.

Не так давно был обнародован такой ранее неизвестный для нас факт: руководство СССР запрещало ведение психологических операций в Афганистане, поскольку это была чужая территория. За активную позицию по этому вопросу был даже отправлен в отставку один из руководителей управления спецпропагандыгенерал-майорЛ. Шершнев.

В результате отмеченных и некоторых других обстоятельств враждебные Кабулу голоса заняли доминирующее положение в афганском информационном пространстве и вполне успешно формировали в стране угодное им общественное мнение.

Таким образом, несмотря на целый ряд отдельных положительных моментов, советская пропаганда в целом не смогла эффективно противостоять западной пропаганде. В итоге, в Афганистане Запад одержал крупную победу в информационной войне против коммунизма, и именно в результате этой победы Советский Союз утратил, особенно в «третьем мире», имидж защитника и друга угнетенных народов.

С окончанием афганской кампании и последующим распадом Советского Союза информационные войны не ушли в прошлое из мировой политики. Приняв на вооружение новейшие информационные средства и технологии, они стали ещё более изощренными и опасными для судеб многих стран и народов.

История показывает, что недооценка информационного фактора чревата огромными и непоправимыми последствиями. В современную эпоху информационная безопасность, наряду с другими составляющими национальной безопасности — военной и экономической, должна занимать достойное место во внутренней и внешней политике любого государства. Этому учит и опыт информационной войны в Афганистане.

Социальные сети