Альманах "Искусство войны" Альманах Искусство войны творчество ветеранов локальных войн: стихи, проза, воспоминания. Военные новости, военное обозрение, репортажи из горячих точек, мнения экспертов. http://navoine.info Mon, 23 Apr 2018 19:40:35 +0400 ru-ru Сложная судьба беспилотника Predator C Avenger http://navoine.info/hardlife-predar-c-avenger.html http://navoine.info/hardlife-predar-c-avenger.html Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Понедельник, 19 Март 2018

В марте состоялся официальный вывод из состава ВВС США американских беспилотников MQ-1 Predator («Хищник»). «Хищник» разрабатывался еще в 80-х годах, начал разведывательные полеты в Афганистане в 2001 году, а в 2002 году стал ударным дроном. В марте 2011 года в состав ВВС был принят последний произведенный MQ-1 Predator. 

В июле 2018 года одна из эскадрильей ВВС США перестанет использовать этот дрон, а в следующем году (ранее сообщалось, что все произойдет летом 2018-го, но планы изменились) все машины данного класса, а их сейчас в боеспособном состоянии 121 единица, будут списаны из ВВС США. Впрочем, «Хищник» не исчезнет просто так. Часть машин будет передана на флот, а часть будет отдана под управление американским частным военным компаниям и вооруженным силам союзных США государств.

В строю останется только более современный ударный дрон MQ-9 Reaper («Жнец»). MQ-9 Reaper совершил свой первый полет в 2001 году, а был принят на вооружение только в 2007 году. Сегодня в составе ВВС находится 218 боеспособных машин этого класса.

Теперь их помимо привычных ракет «воздух-земля» будут вооружать и ракетами «воздух-воздух», чтобы они могли поражать воздушные цели вероятного противника, а также снабдят более современным радаром. Последняя модификация этого дрона без вооружения способна находиться в воздухе до 40 часов и вести наблюдение.

Более того, беспилотник может стать «раздаточным хабом» информационных потоков в воздухе, что позволит сократить применение дорогостоящих разведывательных самолетов в ВВС США. И, наконец, «Жнец» в теории может выступать в качестве командного пункта для управления роями более мелких разведывательных дронов, которые будут искать самолеты противника в тех регионах, где у США нет воздушного превосходства.

Так или иначе, американцы планируют сделать «Жнеца» универсальной машиной, которая сможет гибко сочетать и ударные и разведывательные качества. «Жнец» станет основной рабочей лошадкой беспилотной войны США в обозримом будущем.

Но и MQ-9 Reaper уже не являются последним словом беспилотной техники. В скором времени на воздушной арене в теории должен появиться новый ударный дрон «Мститель» (Avenger).

В российском сегменте интернета получил огромное количество просмотров рекламный ролик, посвященный этом дрону, на анимационных кадрах которого видно, как с помощью лазеров «Мститель» работает против российских комплексов С-300/С-400.

Ролик, правда, был сделан еще в 2012 году, но популярность обрел в последние дни после презентации президентом России Владимиром Путиным новых образцов современного российского оружия, включая лазерное.

Первый испытательный полет прототипа «Мстителя» состоялся в апреле 2009 года. Отличительная черта этого дрона третьего поколения – наличие одного реактивного двигателя «Пратт энд Уитни» (Pratt & Whitney) вместо привычных турбовинтовых моторов. Дрон способен лететь со скоростью 740 км/ч, находиться в воздухе 18 часов, нести полезную нагрузку общим весом в 2,900 килограмм и подниматься на высоту в 15 километров. Существует и модификация Avenger ER, которая способна оставаться в воздухе 20 часов.

Внутренний отсек беспилотника может вместить вес до 1,500 килограмм, что делает дрон менее заметным для обнаружения противником. Дополнительный вес в ситуации с отсутствием сильных систем ПВО и противника в воздухе может быть закреплен под крыльями в случае необходимости.

Цена на дрон колеблется в районе 15 млн долларов, что можно назвать довольно дешевым ценником. Количество произведенных машин неизвестно, но в СМИ сообщается как минимум о трех-четырех единицах. В феврале этого года на сайте компании подтвердили, что «Мститель» пока продолжает проходить расширенные испытания.

Одна из стратегий рекламных заходов компании в ВВС заключалась в том, что «Мстителю» не потребуется с нуля создавать всю наземную инфраструктуру, так как она уже выстроена для предыдущих моделей серии. Этот подход, однако, не увенчался быстрым коммерческим успехом.

В 2011 году ВВС США как раз за 15 млн долларов закупили одного «Мстителя» для испытаний и остались недовольны. По мнению военных авиаторов, несмотря на все заявленные компанией-производителем технические характеристики, дрон не сильно превосходил показатели уже работающего и хорошо зарекомендовавшего себя MQ-9 Reaper.

«Мститель» при этом унаследовал все проблемы своих предшественников, включая ненадежную работу в плохих погодных условиях, задержки со связью с наземным центром управления и слабую защищенность GPS-каналов навигации. Читая между строк, можно понять, что военные оказались недовольны и стелс-технологиями. Дрон даже без подвесок на крыльях не стал радикально менее заметным на радарах вероятного противника.

В 2016 году, по словам вице-президента компании «Дженерал Атомикс» (General Atomics), которая производит эти военные беспилотники, «Мститель» совершил полет над Сирией и произвел сброс листовок. Летом 2017 года компания вела переговоры о продаже 90-100 этих ударных машин неизвестному покупателю (предположительно, этот покупатель – Индия) за 8 миллиардов долларов.

Ходили слухи, что «Мститель» мог быть также рассмотрен как вариант для военно-воздушных сил Канады, но на сегодняшний день у General Atomics нет «твердых» 100%-подтвержденных заказов на Avenger.

Поэтому компания пошла другим путем и решила зайти через военно-морские силы, предложив морякам палубный вариант «Мстителя». Увы, ВМС США тоже не заинтересовались данной машиной, назвав ее «очень оптимистическим проектом» и сконцентрировавшись на концепте дрона-заправщика, летающего танкера, который мог бы позволить ВМС дозаправлять палубную авиацию в воздухе.

И здесь против General Atomics играют такие конкуренты, как «Боинг» (Boeing), «Локхид» (Lockheed) и «Нортроп» (Northrop). «Боинг», например, в декабре 2017 и январе 2018 представил фото и видео своего варианта беспилотного дозаправщика, а на сегодняшний день ведет испытания машины. По мнению военных аналитиков, шансов у «Боинга» получить контракт ВМС значительно больше, чем у General Atomics. Скорее всего, «Мститель» на флоте так и не появится.

Эпопея же с размещением лазерной пушки на «Мстителе» началась как минимум еще в 2015 году. Тогда в General Atomics задумались над применением лазера мощностью в 150 киловатт, что в 5 раз выше, чем действующий палубный лазер, испытанный в 2014 году на борту американского корабля «Понс» (USS Ponce). В июне 2015 года провели наземные испытания лазера для дронов, и компания планировала уже в 2017 году вооружать свои беспилотники лазерами высокой мощности. В теории зарядки должно было хватать на 5-6 лазерных «выстрелов», которые могли бы выводить из строя радиолокационные системы российских комплексов С-300/С-400. По словам представителей General Atomics, компания на тот момент работала над лазерным оружием для дронов уже в течение 15 лет. Но, как видим, на дворе 2018 год, а беспилотники пока так и не вооружены боевыми лазерами.

]]>
Mon, 19 Mar 2018 18:47:57 +0400
А что там у них? Американские военные лазеры http://navoine.info/us-laser-weapons.html http://navoine.info/us-laser-weapons.html Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Суббота, 10 Март 2018

В ходе своего недавнего послания к Федеральному собранию президент России Владимир Путин сообщил, что новейшие лазерные комплексы с 2017 года уже поступают на вооружение российской армии и что Россия опережает другие государства в создании оружия на новых физических принципах. «Лазерное оружие - фантастика какая-то, - отметил позже президент. - Мы все помним «Гиперболоид инженера Гарина», читали в детстве». Слова российского президента стали поводом для очередного витка споров о перспективах лазерного оружия и новой гонке вооружений.

Еще прошлый год ознаменовался рядом громких заявлений представителей США, России и Китая:

  • Контр-адмирал Рональд Боксол из Военно-морского центра надводных боевых действий (Naval Surface Warfare Center) при командовании военно-морских операций ВМС США сообщил, что в течение года ВМС США проведут испытания боевой лазерной системы мощностью 150 киловатт. До этого на борту американского корабля USS Ponce была установлена (в 2014 году) и испытана пушка мощностью в 33 киловатта. 150 киловатт позволят уже не только уничтожать беспилотники, но и крупные воздушные цели, такие как крылатые ракеты и самолеты.
  • Генерал-лейтенант Брэд Уэбб, глава Командования специальных операций ВВС США (Air Force Special Operations Command), заявил, что в США будет протестировано лазерное оружие на борту самолетов AC-130. Программа лазерного оружия воздушного базирования в ВВС США возрождена и снова будет финансироваться.
  • Американская компания General Atomics планировала в 2018 году установку лазерной пушки мощностью от 50 до 300 киловатт на борту своего ударного беспилотника Predator C Avenger.
  • В марте прошлого года генеральный директор Российской самолетостроительной корпорации (РСК) «МиГ» Илья Тарасенко подтвердил, что новейший самолет МиГ-35 также может быть оснащен лазерами.
  • Советник первого заместителя генерального директора концерна «Радиоэлектронные технологии» Владимир Михеев рассказал, что авионику российского самолета А-60 доработают под лазерное оружие, а буквально на днях СМИ стали смаковать тему того, что Россия разработала противоспутниковый лазер воздушного базирования.
  • В феврале 2017 года на выставке International Defense Exhibition and Conference в Объединенных Арабских Эмиратах Китай продемонстрировал свой лазерный комплекс Silent Hunter, который способен на расстоянии в одну милю выводить из строя двигатели машин и обладает мощностью в 50-70 киловатт.

О перспективности лазерного оружия говорят давно. Например, в 2011 году Главком ВМС США адмирал Джонатан Уильям Гринерт заявил: «в следующие двадцать лет электромагнитное пространство станет театром военных действий первостепенной важности». К 2025 году, как считают в американских ВМС, электромагнитное оружие станет главным средством ведения войны. Аналитик Рон О’Рурк в докладе для Исследовательской службы Конгресса США заявлял, что размещение лазеров на кораблях ВМС станет «технологическим сдвигом для флота, изменит весь расклад военных действий и сыграет ту же ключевую роль, что и размещение ракет на кораблях в 1950-х годах».

Наиболее открыто и детально о своих программах по созданию лазерного оружия рассказывают американцы. В открытом доступе можно ознакомиться не только с новостями об испытаниях или планах компаний, но и с целым рядом докладов и исследований о состоянии дел в развитии боевых лазеров не только в США, но и в странах, выступающих в качестве вероятных противников Вашингтона.

Один из таких докладов, в котором в том числе осторожно озвучивалась мысль, что Россия и Китай могут превосходить США в разработке военных лазеров, был подготовлен в прошлом месяце этого года специально для Конгресса США, то есть, еще до выступления Владимира Путина.

Для США лазеры привлекательны по следующим причинам:

  • Лазер выступает не только в качестве оружия, но и в качестве средства наведения, тем самым сокращая время между определением цели и нанесением удара.
  • Лазеры воздушного базирования могут быть использованы против баллистических ракет, ракет «земля-воздух» и других воздушных целей. Лазеры на беспилотниках позволят атаковать хорошо укрепленные цели противника.
  • Лазеры могут быть использованы для подавления ПВО противника и обеспечить воздушное господство США в кратчайшее время.
  • Лазеры могут стать дешевым инструментом для обеспечения противоракетной обороны страны.
  • Лазеры позволяют наносить высокоточные удары, практически без сопутствующих потерь среди мирного населения или заложников.
  • Лазеры могут быть использованы как наступательное или оборонительное оружие в космосе для уничтожения или выведения из строя спутников.

В США на протяжении десятилетий открывался и закрывался целый ряд программ по разработке лазерного оружия. Например, в 1996 году компания Northrop Grumman и израильские подрядчики занялись созданием «Тактического высокоэнергетического лазера», предназначенного для поражения ракет РСЗО (реактивная система залпового огня), артиллерийских снарядов и мин. В 2000 и 2001 годах данному химическому лазерному комплексу удалось сбить 28 ракет РСЗО и 5 артиллерийских снарядов. В 2004 году комплекс смог противостоять минометным залпам, но в 2006 году Пентагон свернул программу, в первую очередь потому, что данный химический лазер был очень громоздким и его было проблематично перевозить на грузовых платформах. Помимо этого, результативность применения лазера была низка, а цена проекта вышла за все разумные пределы.

Также в рамках данного проекта Northrop Grumman и израильские партнеры работали над созданием «Мобильного тактического высокоэнергетического лазера». Эта подпрограмма просуществовала с 2003 по 2008 годы и была свернута, как только военные стали проявлять интерес к твердотельным, а не химическим лазерам.

В 2011 году была свернута и американская программа по разработке лазера воздушного базирования мощностью в один мегаватт.

Но в последние годы лазерное оружие испытывает своего рода ренессанс.

Сегодня в армии США ведутся работы над созданием высокоэнергетического лазера для установки на грузовой колесной платформе. Комплекс High Energy Laser Tactical Vehicle Demonstrator (HEL TVD) мощностью в 100 киловатт должен начать проходить испытания в 2021 году.

Другая программа по созданию многоцелевого высокоэнергетического лазера (Multi-Mission High Energy Laser (MMHEL)) подразумевает установку лазерного комплекса мощностью в 50 киловатт на бронетранспортере Stryker. Разработка этой системы, призванной защищать от минометных залпов, будет вестись с 2018 по 2021 годы.

На бронетранспортеры Stryker уже устанавливают экспериментальные лазеры (Mobile Experimental High Energy Laser (MEHEL)) мощностью в 5 киловатт, чтобы военнослужащие могли получить базовые навыки обращения с лазерами и тонкостями их применения. Эти экспериментальные лазеры были испытаны в прошлом году. В ходе испытаний они смогли поразить небольшие дроны.

Также в армии США обкатывают применение лазера мощностью в 50 киловатт на многофункциональном тяжелом высоко-мобильном тактическом грузовике (High Energy Laser Mobile Test Truck (HELMTT)).

В июне 2017 года с вертолета «Апач» лазером была поражена беспилотная воздушная цель на расстоянии в 1,4 километра, хотя по результатам испытаний представители проекта заявили, что с экономической точки зрения пока нет перспектив для штатного применения этой технологии на вертолетах.

Перечень планов можно продолжать долго.  К 2021 году США хотят довести до практического применения лазерное оружие воздушного базирования для перехвата баллистических ракет. В разработке лазерные системы ПРО мощностью 1 мегаватт. Boeing пообещал, что скоро его лазеры будут поражать цели в воздухе на расстоянии в 35 километров. ВВС США жаждет заполучить к 2020 году лазер мощностью 150 киловатт на самолетах AC-130, чтобы прожигать в целях «дыры размером с пивную банку» (неделю назад, правда, стало известно, что денег на испытания этого лазера не хватает), а потом начать устанавливать лазеры и на самолетах B-1 и B-2. В Lockheed Martin заявляли, что на F-35 могут быть установлены лазерные пушки. Есть идея устанавливать лазеры ближнего действия на вертолетах прикрытия, которые обеспечивают безопасность десантирования солдат. ВМС думают об установке крупных лазерных пушек на авианосцах Gerald R. Ford и кораблях Zumwalt. 

В армии США считают, что к 2025 году необходимо определиться, как будет развиваться программа военных лазеров и что именно хочет Пентагон, чтобы к 2035 году воплотить это в реальность. Например, в идеале лазеры должны будут защищать бронемашины от летящих боеприпасов или атаки дронов с любого направления, уничтожать или выводить из строя средства передвижения противника. В грядущие семь лет армейские лазеры наземного базирования должны доказать, что их можно применять в штатном операционном режиме на поле боя, а не только в ходе экспериментов. Сегодня ожидается, что к 2022 году станет более или менее понятен прогресс в этом вопросе.

Летом этого года в армии США учредят Командование по модернизации, которое будет в том числе ответственно и за распределение ресурсов на развитие боевых лазеров. До недавнего времени на лазеры Пентагоном выделялись мизерные по американским меркам суммы. Например, непосредственно на высокоэнергетическое лазерное оружие в 2007 году было выделено 961 млн долларов, в 2011 году - всего 414 млн, а в 2014 году - около 344 млн.

Но сегодня запросы растут.

ВМС США просят на 2019 год 300 млн долларов на разработку палубных лазеров, Агентство по противоракетной обороне США просит 66 млн на установку лазеров на беспилотники, армейцы хотят на свои лазеры на грузовиках и бронемашинах не менее 120 млн, а Lockheed Martin недавно получила контракт на 150 млн на создание лазеров для ВМС.

Так или иначе, научно-технический комитет Пентагона считает, что для того, чтобы оставаться конкурентоспособным в электромагнитном пространстве, ежегодно США необходимо тратить дополнительные 2 млрд долларов. Непосредственно на оружие направленной энергии и лазеры необходимо тратить до 1,3 млрд в год, что все равно будет равнозначно лишь примерно половине тех сумм, которые тратились США на разработку лазеров в 1989 году во время падения Берлинской стены.

Несмотря на все испытания и разнообразие программ, не все оценивают перспективы лазерного оружия оптимистично. У боевых лазеров два основных очевидных преимущества — дешевизна и теоретически неограниченное (в зависимости от мощности энергоустановки) количество «выстрелов», что может быть эффективно использовано на близких расстояниях против роя дронов или небольших катеров. Именно эти два фактора способствуют возрождению программ по разработке лазерного оружия.

Минусов, впрочем, гораздо больше. Это и полная зависимость от источников питания, от времени на зарядку для «выстрела», состояния атмосферы и необходимости нахождения в прямой видимости с целью.

В феврале 2014 года в США опросили экспертов по национальной безопасности. Около 20 процентов из них считали, что оружие направленной энергии будет поставлено на вооружение в течение 6-10 лет, 30 процентов – что это произойдет в течение 20 лет.

То есть, 50 процентов экспертов не ожидают стабильного использования оружия направленного оружия в вооруженных силах США в ближайшие десятилетия, несмотря на весь ажиотаж и шумиху вокруг этого оружия в СМИ.

]]>
Sat, 10 Mar 2018 11:19:13 +0400
«Тихая» Япония посреди гонки вооружений в Азии http://navoine.info/japan-arms-race.html http://navoine.info/japan-arms-race.html Азия/Океания ВПК/Hi-Tech/Оружие
Пятница, 09 Март 2018

Китай увеличивает свой военный бюджет на 8,1% в этом году по сравнению с предыдущим, и это не нравится многим, если не большинству, в регионе. Япония в этом плане находится в первых рядах. Японские официальные лица уже заявили, что будут настаивать на том, чтобы Китай «был более открыт» в том, как расходует деньги в рамках военного бюджета. Особенно внимательно японцы планируют отслеживать технологии, которые Китай может применять при создании атомного авианосца.

Впрочем, по теме авианосцев Япония в эти дни находится сама под пристальным вниманием. Стало известно, что Токио будет рассматривать возможность использования своих вертолетоносцев типа «Идзумо» в качестве авианосцев под американские самолеты F-35B, которые могут применяться на коротких взлетно-посадочных полосах. По данным зарубежных СМИ, Япония вообще изначально планировала свои корабли именно как авианосцы, а вертолетоносцами они были названы для отвода глаз, чтобы не нарушать принцип отказа Японией от наступательного вооружения. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что не видит ничего страшного в том, что Министерство обороны изучает возможность базирования F-35B на палубах «Идзумо», потому что страна должна рассматривать все варианты в кризисных ситуациях.

В феврале в Японии прошла специальная церемония ввода в строй первого F-35A, который был произведен на сборочных линиях в самой Японии. До этого четыре самолета F-35A были собраны в США, и японские пилоты проходили в Штатах обучение по их пилотированию. Всего Япония планирует закупить 42 машины F-35A, а сейчас заходят разговоры и о закупках до 40 самолетов F-35B в свете перевооружения Китая и в связи с активизацией действий китайского флота. F-35B могут появиться на палубах вертолетоносцев Японии уже в 2024 году, а в этом году на японской авиабазе «Мисава» будут расположены и введены в строй десять F-35A.

Агентство «Рейтерс», со ссылкой на два неназванных источника, сообщает, что военно-морские силы Японии планируют закупить нефтяной танкер, чтобы он снабжал нефтепродуктами базу на Окинаве, где могли бы быстрее заправляться корабли, ведущие патрулирование Восточно-Китайского моря. Япония наращивает свои усилия по мониторингу активности китайского флота в этих водах и корабли не успевают достаточно быстро получать топливо на Кюсю. Закупка танкера будет внесена в программу материального обеспечения японского флота, которая стартует в апреле 2019 года.

В конце февраля стало известно, что Япония планирует разместить батарею противокорабельных ракет на основном острове Окинава помимо уже одобренного размещения ракет на острове Мияко, который находится на 290 километров юго-западнее Окинавы. Дальность действия противокорабельного комплекса составляет свыше 100 километров, и японцы надеются поставить под контроль большую часть вод между островами. В 2008 году четыре китайских корабля прошли между Мияко и Окинавой и с тех пор этот маневр повторяется время от времени, что нервирует японцев. Ракетный комплекс на острове Мияко должен также прикрывать более мелкие и отдаленные острова от китайской угрозы. Помимо двух упомянутых противокорабельных ракетных батарей японцы установят еще две на других островах в регионе. Первая из них появится уже в этом году.

Впрочем, министр обороны Японии сообщил, что еще ничего окончательно не решено, а просто идет изучение возможностей размещения.

К концу марта также в Японии появится бригада морских амфибийных операций, созданная по подобию подразделений Корпуса морской пехоты США. Новая бригада быстрого реагирования численностью в 2100 человек в теории должна суметь десантироваться на эти отдаленные острова и защищать их от китайцев.

К 2020 году в рядах Сил самообороны Японии должен появиться командный центр, который будет курировать кибероперации и космическую оборону. Это – реакция на рост киберугроз и на опасность того, что есть большая вероятность милитаризации космоса в будущем. Уже существующее в Японии подразделение по борьбе с кибератаками будет в этом году увеличено до 150 человек, что представляет рост в 40% по сравнению с предыдущим годом. В 2019 году штат подразделения будет продолжать увеличиваться. Для сравнения, в США штат киберподразделения Пентагона в сентябре этого года будет доведен до 6200 человек.

Космической обороной Япония планирует плотно заняться в 2022 году, когда в стране будет достроен радар по слежению за спутниками и космическим мусором. Главная проблема, по мнению японских военных, даже не в технических возможностях, а в недостатке обученного персонала и малом количестве желающих работать в этой области, получая скромную государственную зарплату. Япония надеется быстро восполнить проблемы с персоналом с помощью партнерств с другими странами.

Так как японцы считают, что основная киберугроза исходит от русских хакеров, то Токио планирует наращивать сотрудничество с тремя странами Балтии (особенно с Эстонией) в сфере кибербезопасности. Что касается возможностей Китая сбивать спутники в космосе, то здесь Япония будет советоваться с Францией, как реагировать на угрозы подобного рода.

В Японии также обсуждается возможная поставка японских радаров для системы противовоздушной обороны Таиланда. Важность этой сделки, если она состоится, нельзя переоценить, потому что Япония давно и не очень успешно пытается наладить экспорт своих вооружений. До недавнего времени (до 2014 года) экспорт жестко ограничивался, но теперь Япония стремится получить свой кусок мирового пирога на рынке оружия. С одной стороны, потенциальные клиенты могут быть уверены в высокотехнологичности японской продукции, а с другой стороны – не могут реально оценить ее работу в реальных условиях. Именно по этой причине факт того, что японские противолодочные корабли и самолеты смогли в течение нескольких дней в январе этого года отслеживать китайскую подводную лодку, играет на руку репутации Японии в военно-технической сфере.

В феврале Япония, например, еще раз подтвердила, что будет развивать военное сотрудничество с Мьянмой, несмотря на критику политики этого государства со стороны западных и исламских СМИ. На сегодняшний день Япония обучает кадетов из Мьянмы в своей военной академии. Для Японии Мьянма играет важное геополитическое значение. Токио отмечает, что это понимают и такие глобальные игроки как Россия и Китай, которые тоже стремятся укрепить свое военно-техническое сотрудничество с этой страной.

Тем временем китайские СМИ не остаются в долгу, поднимают тему ядерного оружия и милитаризации Японии и пишут, что Токио обладает 47 тоннами плутония, из которого могут быть произведены 6 тысяч боеголовок, что 22 японских подводных лодки могут быть оснащены крылатыми ракетами с ядерными зарядами, что японский F-15J может быть модифицирован под сброс ядерных бомб, а новый японский ракето-носитель «Эпсилон» может стать военной межконтинентальной баллистической ракетой для доставки смертоносного груза на расстояния до 12 тысяч километров. По сути в короткий срок Япония может стать страной, обладающей классической ядерной триадой. По мнению китайских военных аналитиков, Япония стремится стать ядерной державой, потому что только тогда она будет чувствовать себя не слабее Китая в военном плане.

]]>
Fri, 09 Mar 2018 14:50:55 +0400
Рынок военных роботов и искусственного интеллекта http://navoine.info/war-ai-robots.html http://navoine.info/war-ai-robots.html ВПК/Hi-Tech/Оружие
Пятница, 02 Март 2018

as-autonomous-weapons-systems-move-from.jpg

В феврале аналитический ресурс MarketForecast.com опубликовал анонс своего исследования о глобальном рынке искусственного интеллекта и робототехники в оборонной сфере. По прогнозам компании, мировой рынок к 2027 году достигнет 61 млрд долларов. В 2018 году он оценивается в 39,22 млрд долларов. За девять лет страны потратят на развитие данных технологий в оборонке 487 млрд долларов.

Рост рынка будет обусловлен большими инвестициями со стороны США, Китая, России и Израиля в технологии нового поколения, а также масштабными закупками Индии, Саудовской Аравии, Южной Кореи и Японии. Большая часть рынка придется на военных роботов, затем, в порядке убывания, на компьютерное зрение, обработку естественного языка, распознавание речи и анализ социальных сетей.

Китай в свою очередь еще в прошлом году заявил, что страна достигнет паритета с США по развитию искусственного интеллекта к 2020 году, совершит прорывы в 2025 году и займет пальму первенства в этой области в 2030 году. К 2020 году Китай хотел бы довести стоимость рынка искусственного интеллекта до 22,7 миллиардов долларов, а стоимость смежных индустрий до 150 миллиардов долларов. В 2030 году соответствующие показателя должны вырасти до 150 миллиардов и 1,5 триллионов долларов. 

Американские эксперты отмечают, что амбиции у Пекина, конечно, большие, но гонка за военный искусственный интеллект еще только набирает обороты, так что предсказать что-либо трудно. 

Пока американцы опережают всех, но, тем не менее, к заявлениям подобного рода в США относятся серьезно и многие считают, что Китай догоняет Штаты. В 2017 году китайцы подали на 641 патент в области искусственного интеллекта, а США — 130. В 2012 году американские ученые представили 41% статей для престижной Ассоциации по развитию искусственного интеллекта (Association for the Advancement of Artificial Intelligence, AAAI), а китайские — всего 10%. В 2017 году картина выглядела уже иначе: у американцев было 34%, у китайцев — уже 23%. 

Одна из причин стремительного развития Китая в области искусственного интеллекта — обилие данных. Китайцы в быту платят онлайн чаще, чем любая другая страна, заказывают больше товаров на дом, активно используют сервисы по совместному использованию велосипедов и так далее. Государство развертывает масштабнейшие системы распознавания лиц и идентификации граждан, проект автоматизации работы целой провинции к 2020 году и создание «умных городов». Все это производит огромное количество информации, на которой можно тренировать искусственный интеллект. В 2017 году китайские стартапы в области искусственного интеллекта получили 48% всех мировых венчурных инвестиций по данному направлению, а американские — 38%. 

Кай-Фу Ли (Kai-Fu Lee), бывший высокопоставленный сотрудник Micosoft и Google, а теперь глава инвестиционной фирмы Sinovation Ventures, говорит, что просто хороший ученый с тоннами информации всегда победит блестящего ученого с меньшим количеством данных под рукой. 

Тем не менее, гонка в искусственном интеллекте сегодня не похожа на гонку по созданию ядерного оружия. Эксперты отмечают, что, несмотря на конкуренцию и сгущение красок в СМИ, американцы и китайцы зачастую работают вместе, в одних компаниях, а исследовательские центры ИТ-гигантов из этих стран могут находиться как в Китае, так и в США. Так Google открывает лабораторию по исследованию искусственному интеллекту в Китае, а у китайских Baidu и Tencent есть свои лаборатории в США. Связь между Кремниевой долиной и тем же Шанхаем теснее, чем кажется на первый взгляд. 

Главный тормоз развития для Китая в этой области — отсутствие специалистов. Только около 40% китайских специалистов в области искусственного интеллекта имеют соотвествующий стаж работы свыше 10 лет, в то время как в США этот показатель превышает 70%. По этой причине одна из целей Пекина — это привлечение в страну зарубежных специалистов по робототехнике и искусственному интеллекту. Привлекают как с помощью щедрых грантов, свободы в исследованиях, так и значительным упрощением всех бюрократических и миграционных процедур. 

Пока основные работы ведутся в научных лабораториях и коммерческих компаниях, но военное применение искусственного интеллекта сегодня нельзя игнорировать. Один из самых очевидных способов использования искусственного интеллекта — это управление роями дронов. При выбранном алгоритме рои дронов из сотен или тысяч единиц могут обезвредить или парализовать работу более сложных и привычных нам участников поля боя, таких как танки или самолеты. Подводные и надводные дроны смогут помешать функционированию подводных лодок и кораблей. Как считают американцы, китайские генералы внимательно следят за успехами AlphaGo в игре Го и скоростью обучения программы. Когда-нибудь противостояние машин под управлением искусственного интеллекта в бою будет происходить быстрее, чем это будет осознавать человек. 

В конце прошлого года в Центре новой американской безопасности проходил саммит, посвященный искусственному интеллекту и вопросам глобальной безопасности. На саммите выступил и Эрик Шмидт (Eric Schmidt), теперь уже бывший председатель совета директоров материнской компании Google Alphabet. «Поверьте мне, китайцы очень хороши в ИИ. И они будут использовать эту технологию как для коммерческих, так и для военных целей со всеми возможными последствиями», — заявил Шмидт. Шмидт также выразил недовольство тем, что Пентагон уделяет мало внимания внедрению алгоритмов в сфере больших данных (имея в первую очередь в виду анализ информации во время ведения наблюдения операторов дронов за целями), мало платит талантливым специалистам в области искусственного интеллекта и недооценивает уровень китайского образования. По мнению Шмидта, эта предвзятая недооценка возможности Поднебесной производить таланты в области искусственного интеллекта и программирования может стоить дорого для США. 

Концентрация Пекина на искусственном интеллекте не ускользает и от внимания соседей по региону. В прошлом месяце стало известно, что Индия и Япония планируют объединить усилия в разработке военных наземных беспилотных машин и военных роботов в противовес Китаю. Представитель индийского Центра искусственного интеллекта и робототехники (CAIR) заявил, что цель совместной работы — экипирование вооруженных сил самодостаточными адапитируемыми и отказоустойчивыми роботизированными системами. 

По данным другого ресурса, Marketsandmarkets.com, рынок только военной робототехники в 2017 году оценивался в 16,79 миллиардов долларов, а к 2022 году он достигнет отметки в 30,83 миллиарда долларов. Как считают в этой компании, быстрее всего будет расти спрос на наземных военных роботов, так как Индия, Китай и развивающиеся страны озаботятся созданием сухопутных роботизированных армий. Европа и страны Азиатско-Тихоокеанского региона будут лидирующими регионами в этом плане через четыре года, так как в Европе начнут выводить на рынок существующие пока в пилотной стадии разработки, а страны Азии будут готовы вкладывать большие деньги в закупки боевых роботов.

]]>
Fri, 02 Mar 2018 10:56:06 +0400
Линда Нагата: ЧВК, роботы и война ближайшего будущего http://navoine.info/nagata-pmc-future.html http://navoine.info/nagata-pmc-future.html ЧВК Военлит ВПК/Hi-Tech/Оружие
Пятница, 23 Февраль 2018

lastgoodman.jpg

В прошлом году американская писательница Линда Нагата вновь обратилась к теме военной фантастики, выпустив книгу «Последний хороший человек» (The Last Good Man). Нагата до этого отметилась в данном жанре трилогией «Красный» (The Red), которую опубликовала в 2013-2015 годах, а до этого ее книга «Богини» (Goddesses) стала первым опубликованным только онлайн произведением, которое получило престижную премию «Небьюла» (Nebula) в 2000 году. Первая часть трилогии «Красный» также получила хвалебные отзывы и была номинирована на Nebula, а по по версии издания «Паблишерс Уикли» (Publishers Weekly) стала лучшим произведением года.

Писательницу также считают одной из самых ярких представительниц нанопанка в литературе, так как в ее произведениях нанотехнологии занимают не самое последнее место. Нагата постоянно живет на Гавайях, пишет, программирует, занимается спортом и у нее собственное небольшое издание электронных и бумажных книг. 

Новая книга произвела впечатление. Книгу называли и хайтек-вариантом классического уже произведения «Браво-два-ноль» (Bravo Two Zero) Энди Макнаба (Andy McNab), и сравнивали с техно-триллером «Призрачный флот: повесть о следующей мировой войне» (Ghost Fleet: A Novel of the Next World War) за авторством Питера Сингера (Peter Singer) и Августа Коула (August Cole). 

Нельзя также не вспомнить вышедшую осенью прошлого года книгу «Будущая война» (Future War) генерала Роберта Латиффа (Robert Latiff), книгу «Разумная машина: грядущий век искусственного интеллекта» (The Sentient Machine: The Coming Age of Artificial Intelligence) Амира Хусейна (Amir Husain), основателя и главного исполнительного директора «СпаркКогнишн» (SparkCognition), и выходящую весной книгу директора программы исследований войн будущего вашингтонского Центра новой американской безопасности Пола Скарре (Paul Scharre) «Ничья армия: автономное оружие и будущее войны» (Army of None: Autonomous Weapons and the Future of War).

«Последний хороший человек» Линды Нагата повествует о том, как будет вестись война и специальные операции в будущем, и речь идет не о каком-то далеком будущем, звездолетах и инопланетных ордах, а будущем, которое уже за углом. Описываемые технологии либо уже применяются в вооруженных силах развитых стран, либо их разработка активно ведется. 

На страницах книги найдется место дополненной реальности, военному интернету вещей, искусственному интеллекту, имплантатам в мозге, большим данным, военным роботам, роям нанодронов, частным военным компаниям, тотальной слежке, бионическим протезам, лазерам, напечатанным на 3D-принтере вооружениям, делающему невидимыми солдат камуфляжу и т. п. 

В этом мире события по-прежнему разворачиваются на Ближнем Востоке, а Госдеп и государственные структуры становятся все более беспомощны в борьбе с террористами, уступая эту задачу частным военным компаниям и позволяя им оперировать в более свободной манере, чем сейчас. У государства больше не будет монополии на военные технологии и ведение войны. 

Именно небольшие частные военные компании, которые смогут поставить на службу искусственный интеллект и военную робототехнику, по мнению Линды, будут наиболее эффективным игроком в мире будущего, несмотря на то, что сами компании будут состоять из небольшого числа людей. Связка частных наемников и искусственного интеллекта будет востребована. И эти компании будут работать в интересах клиентов с деньгами, а не исходя из гуманистических идеалов или государственных задач.

Да и сам военно-промышленный комплекс, стремительно внедряющий новые технологии, будет менять не только ход боевых действий, но всю социально-культурную ткань жизни людей, когда дроны будут всегда находиться над головой любого человека, и не всегда с добрыми намерениями.

В будущем одно государство будет направлять на другую слабую страну рои и армии дронов, не рискуя жизнью ни одного своего гражданина. В будущем программисты будут управлять битвами роботов, не присутствуя на поле боя, хотя на нем могут оставаться и погибать гражданские лица. 

В сценарии Линды Нагата военные роботы на основании своих собственных алгоритмов принимают решение об уничтожении целей, без участия людей-операторов в цепочке команд. Роботы будущего имитируют внешний вид и образ передвижений животных и насекомых, чтобы их не распознал противник, и используют нейротоксины для нанесения урона живой силе противника. 

Первая тема о «роботах-убийцах» — одна из самых горячих уже сегодня среди политиков, ученых, военных и интеллектуалов, достаточно вспомнить петиции, которые они пишут в ООН. Дроны, похожие на птиц, — это уже давно реальность, а военные дроны, похожие на насекомых, — вот-вот станут реальностью.

В этом мире военного хайтека нет места таким вещам как профессионализм, лояльность, преданность, самопожертвование солдата. Людям там не место. 

Главная героиня — Тру Брайтон, 49 лет, мать троих детей, бывший пилот военного вертолета (развитие технологий и беспилотных вертолетов лишили ее работы), ветеран войны и затем частный контрактор, которая находится в поисках правды о гибели своего сына в ходе «пошедшей не так как надо» операции специальных подразделений.

Часть критиков и читателей негативно отозвались о сюжете, логике и правдоподобности действий (и имени) главной героини, да и женщина в возрасте и технологии, как и витиевато рассуждающие о морали контракторы, многим кажутся несовместимыми вещами, но нас интересуют в первую очередь не персонажи книги, а представленный мир военного хайтека. 

Уже не первый раз в вооруженных силах США, в Корпусе морской пехоты и аналитических центрах обращаются к военным фантастам, желая видеть в их творчестве как можно более реалистичные сценарии боевых действий будущего. Проекты такого рода становятся все более популярны и книга Нагаты, можно сказать, находится сегодня в русле этого мейнстрима зарубежной фантастики.

Собственно, любопытно и символично, что Нагата около трети книги написала в прошедшем времени, но потом изменила свой подход к творческому процессу и переписала всю книгу в настоящем времени, потому что очень многое из упомянутых вещей уже происходит в нашем мире и мы начинаем видеть новейшие военные технологии сегодня вокруг себя.

Илья Плеханов

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:35:44 +0400
Спутники войны: космическая гонка США и Китая http://navoine.info/spacerace-satellite.html http://navoine.info/spacerace-satellite.html Северная Америка Азия/Океания ВПК/Hi-Tech/Оружие
Пятница, 23 Февраль 2018

satam2i.jpg

О милитаризации космоса пишут довольно много и зачастую это материалы о том, как будут сбиваться или захватываться спутники на орбите, использоваться начиненные взрывчаткой «спутники-смертники» или выводиться в космос целые комплексы вооружений будущего. На фоне этих громких статей идет несколько другая работа: космос становится ареной наращивания возможностей в сферах слежения за землей и навигации военной, в первую очередь, воздушной техники. И Китай с США активно впрягаются в эту гонку. 

Ресурс China Military Online сообщил, что с 2019 года в Китае стартует проект «Хайнань». В рамках этого проекта на орбиту в течение 4-5 лет будут выведены 6 спутников оптического дистанционного зондирования, а затем в рамках проекта «Санья» будут запущены еще 2 спутника гиперспектральной съемки и 2 спутника радиолокационного зондирования. Как только общая группировка составит 8 спутников, Китай сможет следить за всем Южно-Китайским морем 24 часа в сутки вне зависимости от погодных условий. Спутники смогут также мониторить из космоса страны Шелкового Пути и следить за «каждым островом, рифом и кораблем» в Южно-Китайском море. Участники проекта не скрывают, что новая группировка спутников призвана усилить статус Китая как морской державы, стать гарантом развития морской мощи страны и поддержать «национальный суверенитет» Китая в водах Южно-Китайского моря. Помимо военно-политических задач спутники смогут передавать информацию о погодных условиях в регионе и сигнализировать о чрезвычайных ситуациях. В 2018 году в Китае начнутся работы по созданию наземной инфраструктуры для функционирования группировки.

Aviation Week в свою очередь заявил, что к 2022 году Китай запустит в космос свыше 700 нано- и микро- спутников, способных вести съемку земли в высоком разрешении. Спутники будут запущены двумя частно-государственными компаниями и будут иметь двойное, гражданское и военное, назначение.

За несколько дней до нового года, 27 декабря, Китай запустил очередную серию разведывательных спутников «Яогань». Три декабрьских спутника стали дополнениям к двум тройкам, выведенным на орбиты в сентябре и ноябре. По данным аналитиков, эта серия из 9 спутников призвана протестировать новое радиоэлектронное оборудование Китая для слежение за военно-морскими передвижениями ВМС США и других стран.

Осенью прошлого года в СМИ появились материалы о том, что Китай активно работает над созданием спутников, способных осуществлять из космоса «квантовую фантомную съемку» (ghost imaging). Гунь Вэньлинь (Gong Wenlin), глава лаборатории квантовой оптики в Китайской Академии Наук в Шанхае, заявил, что к 2020 году в Китае будет создан прототип квантовой космической камеры, в 2025 году будут проведены испытания в космосе, а в 2030 году можно ожидать масштабное применение технологии. Данная технология позволит китайцам определять объекты на земле и в воздухе, вплоть до химической составляющей материала объектов, что поставит крест на технологиях снижения заметности боевых машин в радиолокационном, инфракрасном и других областях спектра обнаружения. В первую очередь Китай сможет безошибочно отслеживать полеты американских стратегических бомбардировщиков B-2 Spirit и идущих им на замену B-21, способных доставлять ядерное оружие. 

США пока больше беспокоят два основных вопроса: «глушение» спутниковых сигналов или их изменение противником, а также техническая способность спутниковых группировок обслуживать флот беспилотников, ведущих съемку. 

«Глушение» сигнала или его корректировка противником может привести к тому, что выйдут из строя системы навигации, целеопределения, раннего оповещения, точности нанесения ударов и т. п., без чего практически перестанет функционировать вся современная военная машина страны. Для Пентагона крайне важно оставаться способным поддерживать глобальный размах проводимых операций и даже небольшой сбой может или прерывание потоков информации может привести к серьезным последствиям.

Наземная инфраструктура Пентагона и сами военные спутники с ходом времени и стремительным развитием технологий аустаревают, поэтому в Пентагоне сегодня уделяют особое внимание сотрудничеству с коммерческими спутниковыми компаниями, применению оборудования, позволяющего, например, беспилотникам в полете менять спутниковые диапзоны, шифрованию сигналов и противодействию «глушению» сигналов. 

В декабре коммерческий оператор спутниковой связи ViaSat получил от Командования специальных операций контракт на сумму в 350 млн долларов для модернизации спутникового оборудования и средств связи сил специального назначения США. НАТО также прибегнет к услугам ViaSat по переводу наземной инфраструктуры альянса на новые платформы спутниковой связи, что должно позволить расширить возможности на поле боя, вдвое увеличить количество пользователей сервиса и менять конфигурацию спутниковой связи в режиме реального времени.

В сфере внимания военных США также и развитие нового бизнеса по орбитальному обслуживанию спутников. Компания Orbital ATK объявила о том, что она получила второй контракт от Intelsat на поддержание орбитальной группировки геостационарных спутников связи. Запуск первого обслуживающего аппарата MEV-1 запланирован на этот год, второй аппарат MEV-2 будет запущен в середине 2020-х. MEV-1 в теории должен продлить срок жизни спутников на 5 лет. Сам MEV-1 сможет работать в космосе 15 лет и способен пристыковаться к 80% коммерческих спутников связи разных компаний, работающих сегодня на орбитах. Orbital ATK ожидает, что в итоге развитие ее нового космического бизнеса приведет к развертыванию на орбите целой группировки «обслуживающих роботов», которые будут осуществлять дозаправку, ремонт, сборку и модернизацию спутников. Безусловно, военные не могут остаться в стороне от такого тренда, разумно предполагая, что такой «ремонтник» в космосе будет полезен и для нужд Пентагона. Ожидается, что по результатам работы MEV-1 можно будет задуматься и о военных контрактах Orbital ATK по ремонту и заправке государственных спутников прямо в космосе.

В целом, Пентагон хочет видеть больше видео, из любой точки планеты, в самом высоком разрешении. Еще пять лет назад мало кто предполагал, как сколько информации будут генерировать системы наблюдения. Своей инфраструктуры Пентагону уже не хватает и военным приходится планировать формат сотрудничества с коммерческими компаниями. Ожидается, что только к 2026 году спутниковые компании смогут полностью удовлетворить запросы Пентагона и работать с потоками информации в нужном объеме. В течение ближайших пары лет Министерство обороны США и коммерческие компании должны выработать план развития своих отношений, оценить необходимость запуска сугубо военных спутников и спрогнозировать запросы Пентагона в плане технических потребностей, чтобы не вышло как с беспилотниками, когда они стали использоваться повсеместно даже на тактическом уровне и начали поставлять большие объемы видеоинформации, и к чему не были готовы каналы связи и оборудование.

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:30:45 +0400
Перспективы «Глобальной Британии» http://navoine.info/great-britain-chances.html http://navoine.info/great-britain-chances.html Европа
Пятница, 23 Февраль 2018

mailservice.jpeg

В конце декабря премьер министр Великобритании Тереза Мэй (Theresa May) и новый министр обороны Гэвин Уильямсон (Gavin Williamson) лично заблокировали предложения о сокращении численности вооруженных сил страны. Сокращение в теории должно помочь министерству обороны справиться с нехваткой военного бюджета, которая оценивается в 20 млрд фунтов стерлингов. Как вариант предлагается сократить армию на 11 тысяч человек, морскую пехоту на 2 тысячи человек, ВВС на 1,250 человек, уменьшить количество кораблей на флоте и вертолетов в военно-воздушных силах. Речь даже заходит об отказе от использования своих десантных кораблей и предусматривается обращение за помощью к Франции в сфере подготовки военнослужащих. Как сообщает Telegraph, Мэй и Уильямсон «пришли в ужас» от такой «вздорной» идеи, а министр обороны наоборот, пытается добиться увеличения военного бюджета на 2 млрд фунтов стерлингов в год для борьбы с новыми угрозами, понимая под этим в первую очередь противодействие России. 

Согласно материалам издания Express, с января по ноябрь прошлого года Великобритания, озабоченная активностью российских подводных лодок, обратилась за помощью к странам НАТО, чтобы они предоставили свои разведывательные противолодочные самолеты. Издание называет этот факт практически национальным позором. Франция, Германия, США, Канада и Норвегия в итоге предоставили 17 своих самолетов для поиска российских субмарин, а сама Великобритания еще в 2010 году отказалась от использования своего флота разведывательных самолетов Nimrod. Покупка же 9 самолетов Poseidon P-8 пока не утверждена окончательно, хотя министерство обороны намерено отстоять сделку на 3 млрд фунтов стерлингов и начать патрулирование с 2020 года.

В этом году в Великобритании будет проведен пересмотр политики национальной безопасности, поэтому страсти вокруг бюджета и будущего образа вооруженных сил страны постепенно накаляются. Все это происходит на фоне подготовки Великобритании к Brexit и поиска своего места в мире. Одна из популярных и обсуждаемых идей — это идея о «Глобальной Британии». 

Эдвард Лукас (Edward Lucas), журналист и старший вице-президент Центра европейского политического анализа (Center for European Policy Analysis, CEPA), на страницах Times рассуждает, что у страны есть два пути. Первый — это продолжать поддерживать свой статус «глобальной державы», держать небольшой контингент в Эстонии и помогать США во всех их войнах «против бедных стран» и активности по земному шару. Второй — сократить вооруженные силы, улучшить экипировку оставшихся, избавиться от авианосцев и сосредоточиться на защите Великобритании от российских подводных лодок и хакерских атак Кремля. Это, пор мнению Лукаса, станет концом имперских амбиций и заставит Лондон более тесно общаться с европейскими союзниками.

Идея «Глобальной Британии» получила широкое распространение среди политиков Великобритании еще в 2016 году, когда о том, что после выхода из ЕС стране надо четко определить себя как глобального игрока, настойчиво заявляли министр иностранных дел Борис Джонсон (Boris Johnson) и Тереза Мэй. Хотя корни этих заявлений можно проследить и в высказывании Дина Ачесона (Dean Acheson), бывшего Госсекретаря США при Трумэне. Еще в 1962 году Ачесон отметил, что «Великобритания потеряла империю, но еще не нашла свою роль». В 1975 году премьер-министр Великобритании Джеймс Каллаган (James Callaghan) в ответ Ачесону определил роль Туманного Альбиона в мире, назвав англичан «строителями мостов», имея в виду опыт Лондона в переговорах со странами всего мира, а в 1999 году премьер-министр Тони Блэр (Tony Blair) заявил, что у Великобритании — «новая роль» и что страна является «основной силой» в международной политике. «Глобальная Британия» — лишь продолжение этой давней линии. 

С военной точки зрения, это предполагает укрепление старых союзов и создание новых по всему миру. Именно об этом говорил Гэвин Уильямсон, принимая пост министра обороны. Об этом же заявлял и бывший Госсекретарь США Джон Керри (John Kerry), считавший, что миру нужно «больше Великобритании», а премьер-министр Японии Синдзо Абэ (Shinzo Abe) вообще надеялся, что Великобритания «вернется» в Азию и будет способствовать обеспечению безопасности и стабильности в регионе. В 2016 году это вылилось в участие британских ВВС в первых совместных учениях с японскими коллегами. В странах Залива «возвращение» англичан ознаменовалось открытием новой военно-морской базы в Бахрейне и перестройкой порта в Омане для швартовки британских авианосцев. Великобритании также продолжает направлять своих военнослужащих для участия в совместных учениях с Австралией, Новой Зеландией, Сингапуром и Малайзией, а в декабре прошлого года Тереза Мэй заключила новое оборонное соглашение Великобритании с Польшей для противодействия «российским информационным операциям». Эксперты отмечают, что все это похоже на возврат к дипломатии Лондона до начала Второй мировой войны, когда в Европе заключались договоры между отдельными странами.

Критики «Глобальной Британии» со своей стороны резонно отмечают, что сейчас у страны банально нет ресурсов, чтобы играть более весомую роль в геополитике, и что такие идеи скорее напоминают фантазии о возрождении Империи и не вызывают симпатий в мире, который не жаждет заключать новые альянсы с Великобританией. Те же учения британских ВВС в Японии в итоге вызывали критику Китая, хотя Тереза Мэй наоборот стремится улучшить отношения с Пекином. Другой аргумент критиков против «Глобальной Британии» — смена вида угроз. Сегодня безопасности Великобритании угрожают не другие страны, а внутренний терроризм, и именно на нем стоит сконцентрироваться, а не на авианосцах.

Что касается военной мощи, то тот же генерал Ник Картер (Nick Carter) осенью прошлого года отмечал, что армия Великобритании не может укомплектовать свои ряды новобранцами (не хватает 4 тысяч солдат), потому что есть риск, что военные в обществе стали считаться «жертвами, а не героями», и общество относится к армии и ее применению где-либо после Ирака и Афганистана не столь позитивно. В ВМС тоже не все гладко. Чтобы укомплектовать экипаж авианосца «Королева Елизавета», британцам пришлось списать раньше намеченных сроков вертолетоносец HMS Ocean и, по всей видимости, продать этот корабль Бразилии. Переговоры с Бразилией находятся в завершающей стадии, а сам HMS Ocean будет выведен из состава ВМС Великобритании в марте этого года. 

Сегодня ВМС Великобритании и так с трудом справляются со своими задачами по патрулированию вод у побережья Сомали и прикрытию Фолклендов. Британский авианосец, который дал течь через несколько недель после спуска на воду и был отправлен в ремонт, тоже потребует группировку кораблей сопровождения, которых пока нет.

Под большим вопросом и будущий курс британского фунта по отношению к доллару после Brexit. Падение фунта может поставить крест даже на существующих планах по содержанию вооруженных сил и закупкам современного вооружения, не говоря уже о каком-то глобальном присутствии.

Так или иначе, апологеты «Глобальной Британии» делают ставку на авианосцы и считают, что присутствие британских авианосных групп в Тихом океане и/или в Персидском Заливе станет символом военной мощи страны. 

В США по своим причинам также хотели бы видеть более активное участие Великобритании в геополитических сферах, особенно, если британские авианосцы прикроют фланги и позволят США пересмотреть свое расположение сил, чтобы сконцентрироваться на наращивании военного присутствия в Тихом океане, а не на Ближнем Востоке.

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:26:49 +0400
Столпотворение в Джибути: военные базы растут как грибы http://navoine.info/djibouti-bases-grow.html http://navoine.info/djibouti-bases-grow.html Африка
Пятница, 23 Февраль 2018

Overseas-Military-Bases-in-Djibouti-City.jpg

Джибути – страна, в которой расположено больше иностранных военных баз, чем в каком-либо другом государстве. Сегодня там можно обнаружить четыре французских базы в разном состоянии, две американских, одну итальянскую, одну японскую, одну китайскую, небольшой контингент немцев и испанцев. Вот-вот начнет отстраивать свою базу Саудовская Аравия, Турция закидывает удочки о своем присутствии в Джибути. Ходят слухи о том, что и Россия может вновь заинтересоваться этой страной и вернуться к теме открытия своей базы там.

Интерес самых разных государств к Джибути понятен: всех привлекает исключительно важное в стратегическом отношении географическое расположение. Это и порт в Аденском заливе, и контроль над проливом Баб-эль-Мандеб, через который идут морские перевозки нефти и других грузов, и возможность приглядывать за оживленным транспортным морским путем вдоль восточного побережья Африки, и вероятная будущая добыча нефти у побережья Сомали, Танзании и Кении, и доступ к биологическим ресурсам в этих водах, и железные и автомобильные дороги в Эфиопию.

Также надо учитывать, что у Джибути нет большого населения, огромных территорий, никаких весомых полезных ископаемых или других ресурсов, кроме своей географии, что делает страну покладистой и коммерчески прагматичной в переговорах о размещении военных баз. За деньги можно договориться без лишней политической драмы. А наличие множества военных баз сильных государств является своего рода гарантией того, что на страну не нападут соседи, как это было в ходе конфликта с Эритреей в 2008 году.

И, наконец, у Джибути сохранились спокойные, если не дружественные, отношения с Францией, от которой была получена независимость в 1977 году, но при этом в стране остались французские войска. Сегодня в Джибути четыре французских базы (две соседствующие наземные, одна морская и взлетно-посадочная полоса). Правда, морская, по словам недавно побывавшего там корреспондента европейской редакции ресурса Politico, используется скорее как место для пикников, купания и посещения туристов. Всего в Джибути находится около трех тысяч военнослужащих Франции. Париж платит за эту возможность в целом около 70 млн долларов в год. На французских базах также располагаются немецкие и испанские военные. Число немцев достигает всего 30-80 человек, они живут недалеко от взлетно-посадочной полосы и в отеле.

В 2001 году в Джибути появились американцы, получив в аренду бывший лагерь Иностранного легиона Camp Lemonnier. Это крупнейший инфраструктурный объект США в Африке. На базе расквартировано около четырех тысяч американцев. После того, как беспилотники США начали вызывать опасения в отношении безопасности воздушного трафика над Camp Lemonnier, американские дроны в 2013 году были перебазированы восточнее на взлетно-посадочную полосу Chabelley Airfield. Формально у американцев теперь два инфраструктурных объекта в Джибути. В ближайшие лет 20 США не планируют покидать свои базы в этой стране.

В 2011 году в Джибути уже основательно появились японцы, около 200 человек, хотя присутствие началось еще в 2009 году, когда в страну прибыл первый авиаотряд и его охрана. Основная задача японцев — это обеспечение воздушного патрулирования японскими самолетами вод Аденского залива в ходе борьбы с сомалийскими пиратами. В планах японцев — расширение своей базы и привлечение к полетам большего количества своих самолетов. Само присутствие японцев объясняется тем, что они заинтересованы в безопасности и бесперебойности поставок нефти из региона в свою страну.

Итальянцы пришли в Джибути в 2013 году. Их база находится вблизи границы с Сомали, вдали от баз остальных стран. На базе могут располагаться до 300 военнослужащих. Пока их там не больше сотни и они должны помогать военно-морскому флоту Италии патрулировать воды у побережья Сомали. Оставаться там они намерены как минимум до 2020 года.

Летом прошлого года Китай официально открыл свою базу в Джибути, о чем уже много писали. В теории база может вместить до 10 тысяч китайских военных, но пока ограничатся парой тысяч человек. База в Джибути в первую очередь позволит китайским ВМС нарастить свое присутствие в Индийском океане, также она станет опорным пунктом в случае экстренной эвакуации китайских граждан из Африки.

Осенью Джибути посетил президент Индии Рам Натх Ковинд. Предсказуемо, что в СМИ тут же начали обсуждать возможность открытия в Джибути базы ВМС Индии в пику Китаю. 

Саудовская Аравия начала военное сотрудничество в Джибути еще в 2015 году, а весной прошлого года были подписаны формальные соглашения, которые подразумевали возможность строительства военной базы саудитов. В ноябре стало известно, что в Джибути прибыли саудовские эксперты для уточнения местоположения базы, а до этого как минимум в течение года военные Саудовской Аравии посещали Джибути в поисках подходящей локации. В свою очередь в Саудовской Аравии начали проходить обучение военнослужащие армии Джибути. Для Саудовской Аравии присутствие в Джибути может открыть «второй фронт» в войне с Йеменом, что подразумевает пресечение контрабандных поставок хуситам морем и противодействие влиянию Ирана в регионе.

В конце декабря прошлого года президент Джибути посетил Турцию, а посол Джибути в Анкаре заявил, что его страна открыта к любым предложениям Турции по созданию турецкой военной базы. Надо сказать, что Турция уже лет десять укрепляет свои отношения с Африкой и особое внимание уделяет Сомали. С 2012 года развивается военное сотрудничество, в ходе которого Турция проводит обучение сомалийских военнослужащих, а осенью прошлого года в Могадишо прошло торжественное открытие турецкой тренировочной военной базы, где пройдут обучение 10 тысяч сомалийских солдат. Внимание Турции к востоку Африки связывают в том числе и с желанием Анкары наладить экспорт своих вооружений на континент и обозначить свое присутствие в регионе с долгосрочным замахом на доступ к природным ресурсам.

И, наконец, нет-нет да снова всплывет тема возможного присутствия России в Джибути. Переговоры о строительстве российской военной базы, начатые в 2012-2013 годах, успехом не увенчались. Россия хотела иметь доступ и к взлетно-посадочной полосе и к морю, в то время как африканцы говорили о выделении небольшого участка на неосвоенных территориях залива, находясь под военно-политическим прессом Вашингтона, который никак не радовало появление российской базы под боком. После событий 2014 года и девальвации рубля этот вопрос не поднимался, хотя российские военные корабли регулярно заходят в порт Джибути в ходе своей миссии по борьбе с пиратами. Зарубежные СМИ также периодически сообщают, что Китай готов предоставить России часть своей военной базы, но дальше слухов дело не идет. 

Так или иначе, возникает и еще один любопытный вопрос: что произойдет в Джибути, если там откроется еще больше баз разных стран, а затем в мире начнется «горячий» конфликт, например, между США и Китаем, Японией и Китаем, Китаем и Индией, Турцией и США? Начнутся ли боестолкновения между военнослужащими баз этих стран, учитывая, что в Джибути они расположены так близко друг к другу? А пока все относительно спокойно, в Джибути китайцы открыто фотографируют американские корабли и технику, а японские моряки в порту шпионят за китайцами. Геополитика в африканской миниатюре.

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:22:00 +0400
США vs Китай: разминка в преддверии торговой войны? http://navoine.info/us-vs-chi-tradewar.html http://navoine.info/us-vs-chi-tradewar.html Северная Америка Азия/Океания
Пятница, 23 Февраль 2018

chiusatr.jpg

В начале этого года в США запретили сделку по приобретению MoneyGram китайским миллиардером Джеком Ма через его компанию Ant Financial Services Group за 1,2 млрд долларов. Комитет по иностранным инвестициям наложил вето на покупку по соображениям безопасности, хотя о планах китайцев было известно еще в апреле прошлого года. После отмены сделки Ant Financial Services Group будет все равно вынуждена заплатить MoneyGram 30 млн долларов за срыв соглашений. В сентябре Дональд Трамп не допустил покупку за 1,3 млрд долларов производителя полупроводниковых элементов Lattice Semiconductor компанией Canyon Bridge Capital Partners, которая через фонд China Venture Capital Fund финансируется правительством Китая.

В январе компания AT&T неожиданно отказалась продавать смартфоны Huawei, формально «подозревая», что китайцы смогут шпионить за пользователями своей продукции. Как сообщает Reuters, американские законодатели хотят, чтобы AT&T вообще отказалась от сотрудничества с китайской компанией. Также с 2011 года все еще ждет разрешения для выхода на рынок США китайская телекоммуникационная компания China Mobile. Законодатели неофициально предупреждают, что любые американские компании, которые имеют дела с Huawei и China Mobile, не смогут в будущем расчитывать на какие-либо контракты с государственными заказчиками.

Все это происходит на фоне резких высказываний Трампа о торговых отношениях США с Китаем. Трамп недоволен торговым дефицитом США и считает ситуацию неприемлемой. 30 января президент США должен в ходе своего послания конгрессу рассказать, какие меры он планирует принять. Пока речь шла о наложении крупного штрафа на китайские компании за кражу интеллектуальной собственности. Трамп надеется, что до торговой войны не дойдет, но «если начнется, то начнется», - сказал он.

Второй вероятный шаг — это тарифы на импорт стали и алюминия из Китая. Министерство торговли США представило Трампу свой отчет о последствиях импорта стали для национальной безопасности. У президента есть 90 дней на принятие решения по этому вопросу. 

Что касается импорта алюминия, то здесь администрация Трампа пошла на редкий шаг, самостоятельно инициировав расследование последствий импорта из Китая, в то время как ни одна американская алюминиевая компания не жаловалась на китайских конкурентов. Все это говорит скорее о политической подоплеке происходящего, а не о реальной экономической угрозе. Законодательство Штатов позволит Трампу без одобрения конгресса вводить пошлины на основании заботы о «национальной безопасности».

В понедельник Трамп принял решение о 30% пошлине на импорт солнечных панелей. 30% будут взыматься во время первого года, а затем в течение четырех лет пошлина понизится до 15%. По сути, США и Китай ведут «торговую войну» по этому товару еще с 2012 года, когда США ввели пошлины, считая, что китайцы демпингуют и продают панели ниже себестоимости. Китай в ответ ввел пошлины на ввозимый из США поликристаллический кремний для производства этих панелей. За пять лет США собрали на пошлинах около 1,5 млрд долларов. При этом, надо отметить справедливости ради, китайские панели, по данным Bloomberg, занимают лишь 8% рынка США, а основной импорт этой продукции идет из других стран Азии. 

Китай, безусловно, не останется в долгу и будет принимать ответные меры. 

В конце прошлого года Поднебесная уже потребовала от США, чтобы все поставки сои в Китай содержали не более 1% сорняков и посторонних примесей. Поставки, которые сертифицированы как удовлетворяющие это требование, будут проверяться китайскими инспекторами, а все, что будет содержать более 1% мусора, надо будет прочищать. Это будет стоить американцам денег и времени. Любопытно, что для поставок сои из Бразилии Китай не выдвигает таких требований. Общий объем поставок сои из США в Китай начал сокращаться, а из Бразилии — наращивается. 

В июле прошлого года Китай также решил отказаться от принятия мусора, в том числе и из США и Европы, на переработку. С 1 января этого года запрет вступил в силу. Китай больше не берет 24 категории твердого мусора, включая пластик, бумагу, текстиль. В 2016 году США поставили в Китай отходов на 5,2 млрд долларов. На первый взгляд, это не самая большая цифра и потеря этих доходов не сильно отразится на экономике, но здесь возникают временные проблемы другого рода. Запрет уже сказывается на американских производителях, которые вынуждены складировать обычно отправляемые в Китай отходы и терять деньги или сворачивать производства, чтобы эти отходы просто не появлялись. Как быстро Штаты найдут новые страны и мощности для своего мусора и каков будет совокупный финансовый урон — пока под вопросом. В Китае мусороперерабатывающие компании, которые импортировали сырье, тоже испытывают трудности, но ожидается, что все это в итоге приведет к повышению эффективности мусороперерабатывающей отрасли страны и переходу на работу с местным китайским мусором. 

Другой возможный шаг Пекина — это отказ от покупки Китаем самолетов Boeing. В ходе своего визита в Китай осенью прошлого года Трамп объявил, что Boeing продаст китайцам 300 самолетов на общую сумму в 37 млрд долларов. В случае обострения торговых отношений Пекин может пересмотреть сделку в пользу закупок самолетов у Airbus и сконцентрироваться на создании дешевых собственных пассажирских самолетов, таких как C919, или на совместном с Россией проекте CR 929.

В январе китайское рейтинговое агентство Dagong Global Credit Rating понизило суверенные кредитные рейтинги США в национальной и иностранной валюте с А- до BBB+ с негативным прогнозом. В пресс-релизе агентства уточняется, что рост ВВП США будет замедляться, а возрастающая зависимость от долговой модели экономического развития продолжит подрывать платежеспособность американского правительства. Сокращение налоговых ставок в США также не добавляет оптимизма. Китайское рейтинговое агентство заработало в 2013 году и позиционирует себя как альтернативное «большой тройке» Fitch Ratings, Standard & Poor's и Moody’s. 

За неделю до этого Bloomberg сообщал, что китайские официальные лица в ходе оценки зарубежных активов страны рекомендовали замедлить или остановить покупку американских казначейских бумаг. Через некоторое время Государственное управление по валютному контролю Китая опровергло эту информацию, но инвесторы пережили не самые приятные моменты в жизни.

И, наконец, South China Morning Post опубликовала материал о важности китайских туристов для США. По подсчетам издания, каждый упущенный американцами миллион туристов из Поднебесной лишает экономику Штатов 11 млрд долларов, и влияет на занятость 8,6 млн американцев, чей доход напрямую зависит от туризма. В 2016 году США посетило три миллиона туристов из Китая, которые оставили в стране 33 млрд долларов. Туристический поток в США снижается в целом. Это уже привело к тому, что Испания сместила США и стала второй самой популярной страной для туристов после Франции. По прогнозам, в 2022 году Китай даст миру 200 млн международных туристов. Торговая война и обострение отношений с США направит этот огромный поток в другие страны и американцы потеряют аппетитный кусок туристического рынка.

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:18:09 +0400
Война в космосе: страхи и надежды http://navoine.info/spacewars-hopes-and-fears.html http://navoine.info/spacewars-hopes-and-fears.html ВПК/Hi-Tech/Оружие
Пятница, 23 Февраль 2018

1-chinahasapla.jpg

Лорен Томпсон (Loren Thompson) на страницах издания «Форбс» (Forbes) объявил, что война в космосе уже началась, хотя ее ход засекречен, а борьба пока не носит «кинетический характер». Томпсон подчеркивает, что Китай активно занимается разработкой способов уничтожения или выведения из строя военных и гражданских спутников США, что скажется на работе всей инфраструктуры Штатов в случае начала «горячей» фазы боевых действий.

Выход из строя системы глобального позиционирования (GPS) сделает невозможным применение «умных боеприпасов» американскими вооруженными силами, усложнит ориентирование и маневрирование, станет причиной учащения случаев дружественного огня. Также будут рассинхронизированы смартфоны, системы навигации самолетов, грузовиков, кораблей, станут неработоспособными службы экстренной помощи. 

По мнению эксперта, впервые после окончания Холодной войны военные в США стали относиться к космосу серьезно. Американцы хотели бы видеть свою космическую инфраструктуру и спутники способными противостоять внешнему воздействию противника. Имеется в виду способность выдерживать удары, маневрировать, уклоняться, быть быстро заменимым и даже наносить ответные удары. Это займет лет двадцать, но главное, по мнению Томпсона, что процесс пошел. В 2016 году была обозначена новая космическая концепция (Space Enterprise Vision), которая призвана создать «устойчивую» космическую инфраструктуру вооруженных сил США к 2030 году. 

Томпсон, тем не менее, опасается, что США могут не успеть выстроить новый мир своих военных спутников и противник ударит до обозначенного выше срока, а также ошибочной может стать ставка на использование коммерческих компаний и спутников, на чем сейчас сосредоточены военные, пытающиеся быстро нарастить свои варианты действий в случае начала войны. Томпсон считает, что существующие возможности гражданских компаний не удовлетворяют требованиям Пентагона и не дадут необходимой свободы действий военным. 

Об этом же говорит и бывший заместитель министра обороны по закупкам и технологиям Фрэнк Кендалл (Frank Kendall). Он отмечает, что военная космическая продукция разрабатывается годами, стоит дорого и сильно отличается даже по габаритам от того, что запускают коммерческие компании. У бизнеса зачастую просто нет никакой мотивации для участия в военных проектах и тем более в инвестирование в эту область. 

В Пентагоне популярна фраза Трампа о необходимости защиты «инновационных основ национальной безопасности». С точки зрения военного космоса, это в том числе означает возврат к разработке военных спутников и ракет, а не только к контрактам на вывод продукции в космос коммерческими подрядчиками. У американцев есть надежды, что спад в военно-космической отрасли после бюджетного секвестра 2013 года будет преодолен и военный космос вновь окажется на передовой «конкуренции великих держав».

Ресурс Phys.org рассказывает о планах Китая по размещению в космосе лазеров, которые будут использованы для расчистки орбит от космического мусора и осколков спутников. Безусловно, появление китайских лазеров в космосе сразу наводит на мысли об их военном применении. Весной прошлого года глава Стратегического командования вооруженных сил США генерал Джон Хайтен (John E. Hyten) в интервью CNN заявил, что Китай откровенно нацелен на то, чтобы бросить вызов США и их союзникам и разместить в космосе лазеры и инструменты подавления сигналов. Генерал добавил, что США не может позволить этому произойти. 

Издание «Сайфер Бриф» (The Cipher Brief) также озабочено противоспутниковым оружием Китая, откровенно недоумевая, как этот вид вооружений вписывается сегодня в военную доктрину Пекина и при каких условиях Китай пойдет на его применения. 

Авторы материала предупреждают, что китайцы ведут разработки в этом направлении, прикрываясь продукцией двойного назначения, чтобы скрыть свои планы. По сути противоспутниковое оружие делится на применение направленной энергии, кибератаки, использование ракет для непосредственного поражения и воздействие на спутники противника с помощью своих платформ, которые находятся на той же или близких орбитах, что и цель. 

Первый звонок прозвенел в январе 2007 года, когда Китай сбил ракетой свой старый метеорологический спутник на низкой орбите в 800 км. В 2010, 2013 и 2014 годах были произведены другие испытания ракет, которые можно было характеризовать как разработка противоспутникового оружия. 

Впрочем, по словам бывшего заместителя директора ЦРУ Джона Маклоглина (John McLaughlin), в 2008 году США также сбили с орбиты свой неисправный спутник-шпион с помощью ракеты SM-3 на высоте 247 километров. Противоракеты сегодня созданы для уничтожения целей на высоте 2400 километров и ниже, где и находятся орбиты многих разведывательных спутников, так что говорить о противоспутниковом оружии, как только о китайском ноу-хау, нет смысла. В 2013 году Китай запустил ракету, которая должна была в научных целях достичь высоты в 10 тысяч километров, а по мнению Пентагона, это был тест противоспутникового оружия для поражения целей на высоте до 36 тысяч километров. 

Ряд американских экспертов считают, что Китай может пойти на применение такого оружия в случае атаки США на Северную Корею или в ходе конфликта за острова в Южно-Китайском море. 

С другой стороны, атака на спутники не станет критической для американских вооруженных сил, но повлечет за собой ответные меры и удары. То есть, станет поводом для начала реальной масштабной войны и резкой эскалации боевых действий. В худшем случае, атака на американский спутник может быть расценена как подготовка к ядерному удару по США, что заставит американцев нанести первыми удар по Китаю. 

Вывод из строя разведывательных спутников на низких орбитах не сильно повлияет на действия военных. Сбить навигационные спутники на более высоких орбитах будет сложнее и займет больше времени, возможно этого времени будет даже достаточно для маневрирования. И даже если Китай сможет, например, прервать связь Пентагона и авианосной ударной группы (АУГ), нет никаких гарантий для Китая, что АУГ перестанет действовать в автономном режиме и не предпримет ответных ходов. 

В общем и целом, бывшие высокие военные чины и военные аналитики относятся к противоспутниковому оружию и вероятности его применения гораздо спокойнее, чем журналисты большинства изданий.

]]>
Fri, 23 Feb 2018 16:13:50 +0400