Альманах "Искусство войны" Альманах Искусство войны творчество ветеранов локальных войн: стихи, проза, воспоминания. Военные новости, военное обозрение, репортажи из горячих точек, мнения экспертов. http://navoine.info Tue, 21 Feb 2017 15:51:37 +0400 ru-ru Страны Залива продолжают стремительно вооружаться http://navoine.info/gulfweapon-expa.html http://navoine.info/gulfweapon-expa.html Ближний Восток ВПК/Hi-Tech/Оружие
Вторник, 21 Февраль 2017

Стокгольмский институт исследования проблем мира (SIPRI) опубликовал свой очередной отчет о торговле вооружениями, а в Абу-Даби открылась выставка вооружений и боевой техники IDEX-2017. Цифр много, и они интересны всем, от производителей оружия до политиков и журналистов.

SIPRI сообщает, что «объем международных поставок основных видов обычных вооружений в 2012–2016 гг. вырос на 8,4% по сравнению с 2007–2011 гг. Примечательно, что объём поставок в 2012–2016 гг. достиг самых высоких показателей по сравнению со всеми предыдущими пятилетними периодами со времени окончания холодной войны». Что касается Ближнего Востока, то низкие цены на нефть не повлияли на закупки оружия: «в 2012–2016 гг. импорт вооружений государствами Ближнего Востока по сравнению с 2007–2011 гг. увеличился на 86%, и составил 29% совокупного мирового импорта. В 2012–2016 гг. Саудовская Аравия была вторым крупнейшим импортером оружия в мире, увеличив объём импорта на 212% по сравнению с 2007–2011 гг. Импорт вооружений Катаром вырос на 245%. Большинство других государств в регионе также увеличили объем импорта вооружений». 

По данным IHS Markit, в 2016 году глобальные оборонные расходы составили 1,57 трлн долларов. 

С октября прошлого года Государственный департамент США одобрил 14 сделок по продажам оружия на Ближний Восток на общую сумму 42,1 млрд долларов. Самые дорогие закупки — это самолеты F/A-18 в Кувейт и F-15QA в Катар, но также на ценнике сказались сделки по вертолетам AH-64E Apache с ОАЭ и CH-47F Chinook с Саудовской Аравией. При этом Саудовская Аравия закупает около половины своих вооружений в США, затем в Великобритании и Испании. Великобритания экспортирует почти половину своих вооружений именно в Саудовскую Аравию. 

Главная причина роста закупок оружия в Заливе — события в Сирии и Ираке, война в Йемене и противостояние с Ираном. Помимо приобретения нового оружия, заключаются контракты на обслуживание уже закупленной ранее техники и на поставки боеприпасов, которые Саудовская Аравия и ОАЭ активно тратят в Йемене. 

Страны Залива участвуют в морской блокаде Йемена, а их корабли подвергаются атакам хуситов. Модернизация флотов становится важным фактором. Катар закупил в Италии корабли на 4 млрд евро, Оман — получил из Австралии два высокоскоростных вспомогательных судна HSSV (High Speed Support Vessels), Кувейт — скорее всего обратится к Франции, Саудовская Аравия — к Испании.

Появляются и новые области. Эксперты считают, что страны Залива начнут приобретать подводные беспилотные дроны для охраны морских и береговых объектов, что обойдется значительно дешевле, чем содержание обычных подводных лодок. 

Другая перспективная сфера — это системы C4ISR (командование, управление, связь, компьютерные системы, разведка, наблюдение и рекогносцировка). Особенно для охраны границ. Саудовская Аравия, возможно, вскоре уже получит американские аэростаты, напичканные датчиками, и потратит на это полмиллиарда долларов.

Страны Залива будут больше уделять внимания и внутренней кибербезопасности, особенно после кибератаки на компанию Saudi Aramco в 2012 году.

Китай все чаще рассматривается как альтернативный поставщик оружия. США долгое время не поставляли ударные беспилотники странам Залива, опасаясь, что технологии попадут «не в те руки» или будут использованы с нарушением прав человека. В итоге, по некоторым данным, ОАЭ и Саудовская Аравия используют без лишних политических проблем китайские ударные беспилотники, а тот же Бахрейн закупает в Китае реактивные системы залпового огня Norinco SR5.

Учитывая ситуацию с ценами на нефть, страны Залива все серьезней относятся к созданию собственного военно-промышленного комплекса.

В ОАЭ еще в 2014 году был создан холдинг Emirates Defence Industries Company (EDIC), который полноценно заработал в прошлом году. ОАЭ поставляют на экспорт собственную военную технику Оману, Кувейту и Алжиру. В стране ведется разработка собственных беспилотников, включая ударные. 

Саудовская Аравия планирует к 2030 году повысить внутренние закупки собственных вооружений до 48% вместо нынешних 2%. Саудиты совместно с компанией из Южной Африки открыли у себя завод по производству боеприпасов, а также в планах производство на территории своей страны противотанковых ракет, радарных систем, транспортных самолетов An-132D (совместно с Украиной), спутников и даже возведение своей военной судостроительной верфи (совместно с Испанией). 

Надо отметить, что падение цены на нефть незначительно сказалось на военных бюджетах стран Залива. Даже там, где они были урезаны, финансирование продолжилось по другим каналам. По прогнозам IHS Markit, самое позднее к 2019 году бюджеты вернутся к докризисному уровню. Ожидается, что цена на нефть также постепенно вырастет, а ситуация в регионе не улучшится. Первое позволит, а второе вынудит страны Залива продолжать активно вооружаться, при этом они будут стремиться разнообразить поставщиков. Наиболее вероятные игроки на этом поле — такие страны, как Россия, Китай, Турция, ЮАР. 

Вернемся к проходящей сейчас выставке вооружений и боевой техники IDEX-2017. Глава «Ростеха» Сергей Чемезов заявил, что подписано соглашение, по которому Россия и ОАЭ в следующем году начнут долгосрочные работы по созданию истребителя пятого поколения на базе МиГ-29, и ОАЭ проявили интерес к покупке российских самолетов Су-35.

Помимо этого в Абу-Даби стало известно, что «Ростех» подписал соглашение о продаже 12% акций холдинга «Вертолеты России» консорциуму Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и неназванных арабских инвесторов (в марте покупкой акций интересовался фонд Mubadala из ОАЭ). Первый этап сделки предполагает продажу 12% акций и инвестиции в размере 300 млн долларов, потенциально инвестиции могут быть увеличены до 600 млн долларов.

Также прорабатываются соглашения о военно-техническом сотрудничестве России с Катаром и Саудовской Аравией.

Илья Плеханов 

]]>
Tue, 21 Feb 2017 15:45:51 +0400
От Боснии до Ирака - история русского добровольца, сапера и писателя http://navoine.info/olegval-interview.html http://navoine.info/olegval-interview.html Эксклюзив ЧВК Интервью Судьба
Понедельник, 20 Февраль 2017

Полный спокойствия Олег Валецкий бросается в глаза на серых московских улицах. На нем футболка националистического сербского бренда «Otadzbina», с оскалившимся волком. Олег, в свое время, прошел две войны на Балканах – Боснийскую и Косовскую, а потом обучал македонских солдат обнаруживать мины албанских террористов. Вообще-то, он побывал в гораздо большем числе конфликтов, начав с Осетии и закончив Ираком. Про него есть лаконичная статья в «Википедии», а в тематических книжных магазинах продаются его книги. Когда я учился в школе, то после уроков шел в библиотеку и читал статьи Валецкого в журнале «Солдат Удачи». Олег говорит мне, что на Балканах рано или поздно начнется новая религиозная война, но на нее он вряд ли уже поедет. 

«На этнические чистки я не обращал внимания»

Когда я ехал в Боснию, никаких сомнений не было. Сербы не были для меня идеальными людьми; но в 1993 году они были той стороной, которая воевала против нашего общего врага. До этого я уже успел повоевать за осетин в Южной Осетии.

Линия фронта в Боснии была четкой – между собой воевали народы: сербы с бошняками-мусульманами и хорватами. Конечно, в мусульманских частях были местные сербы, а в сербских – мусульмане, но это не было распространенным явлением или идейностью. В Боснии вообще идейных людей мало – это приземленная «кавказская» страна. Идейность – удел образованных людей, которых, там не много. Просто там жизненная коллизия: мусульманин живет среди сербов, у него есть сербы родственники, и его мобилизовали за сербов, – и наоборот.

На фронте я ждал, когда начнут стрелять. Каждый солдат так себя ведет. Но, в общем, в Боснии, шли в основном позиционные бои: раз в два-три месяца наступаем, – выбьем мусульман и снова сидим на позициях. По-сербски «позиция» – это положай. У нас, русских добровольцев, говорили: «Ходить на положай». Мясорубка в траншейных боях редко встречалась, но все-таки бывало и такое.

Так у меня было до марта 1995 года, когда я уехал из Боснии. Отступления сербов перед бошняками с хорватами под ударами авиации НАТО видеть не довелось.

В этнических чистках я не участвовал, хотя знал, что они случались – на каждой войне они происходят. Наличие чисток зависит не от рядовых, а от командования. Как реагировали сербы? Да никак: война идет, – вот бы их всех, мусульман, перестрелять!

Некоторые пишут, что в Боснии и Герцеговине было двести тысяч погибших, – но это фантазии. Сербы потеряли 20-21 тысячу солдат убитыми, а всего в Боснии погибло примерно 100 тысяч человек, из них больше половины – военные. Была совместная комиссия из сербов, мусульман и хорватов, плюс есть Министерство по делам ветеранов Республики Сербской: они подсчитали всех.

На войне мне приходилось пересекаться с Радованом Караджичем. Культурный человек, его должность президента Республики Сербской была условной. Фактически всем управлял Белград. Благодаря нему наши добровольцы получили право на гражданство и пенсию. Почему бы и нет? Мы – бывшие военнослужащие армии Республики Сербской со всеми вытекающими правами. 

Русских через Боснию прошло 600-700 человек; кроме нас, других иностранных волонтеров и не было у сербов особенно-то. Практически, все они потом отошли от войн, и, к сожалению, некоторые в своих интервью хаяли сербов. У нас в народе в последнее время стал, распространен тип хама: куда его ни пошлешь, он обо всех будет плохо отзываться. На Донбассе где были также русские добровольцы, – если некоторых послушать, там никто, кроме них, не воюет. Это особенности современной российской психологии. Понятно, что есть разные сербы: те, которые не воевали, и трусы, и интриганы, и подонки, – их много в каждом народе. Но нельзя, же так огульно судить. 

«Серб – это нечто среднее между грузином и русским»

После войны в Боснии я остался у сербов – у меня жена сербка. Но своим для сербов я не стал. Мало ли какой русский поселился среди них. И я бы не сказал, что между русскими и сербами, особенно боснийскими, такое уж тесное братство.

Боснийское общество сильно отличается от общества в Сербии своей психологией, она скорее близка к кавказской, чем к российской. Большую роль играет традиция и интересы общин. Тамошний серб – это нечто среднее между грузином и русским. Вообще, боснийцы, как и балканцы, отличаются от европейцев. Но в тоже время тяжело определить, что такое образец европейской психологии. Боснийские мусульмане вполне нормально устраиваются в Европе, переезжают в Америку. В свое время они были опорой Австро-Венгрии на Балканах, затем – Германии. Хотя турки ушли из Боснии в далеком 1878 году, боснийцы так и остались мусульманами. Да и нет в мире массовых примеров разрыва с исламом. Ну, если только гагаузы, которые переселились из Болгарии в Одесскую область. Ислам – сильная религия.

Но все-таки у боснийских сербов традиция и община были более значимыми понятиями, нежели у мусульман. Многие сербы из Боснии жили в Сербии, продолжая оставаться тесно связанными с Боснией. Этнические связи сербской общности сильные, они бы воевали в Боснии, – без вариантов – чтобы их не оторвали от Сербии.

Чем сербы интересны – помнят родовые корни: дедов, прадедов. В России знают только три поколения, бабушки не ведают национальных обычаев, песен. Ну, разве где-то в казачьих областях. Русских перековали, как говорил Сталин. Если бы Советский Союз не распался в 1991 году – русских уже не было бы, а были советские люди. Хотя при Тито в Югославии торопились создать югославов, но ничего не вышло. 

«Русским добровольцам не давали спокойно жить»

На Родину после Боснии я не хотел приезжать не только из-за семьи. Бывшим добровольцам не давали спокойно жить спецслужбы: был ряд провокаций, – людей вовлекали в темные истории. Некоторые оказались в тюрьмах, как Михаил Горымов-Клевачов, которого обвинили в подрыве грозненского поезда в марте 2005 года и дали 19 лет колонии (https://ovdinfo.org/persons/mihail-klevachev). Да, он ходил в Сараево на «положай» и участвовал в боевых действиях в Косово, но с взрывчаткой не умел обращаться. Он даже не знал, как ставить мины. Он не был сапером, Миша – писатель. Желания повторить его опыт, у меня не было. Я вообще не собирался устраивать революции в России – я хорошо знаком с московской политической тусовкой.

Русским добровольцам не давали спокойно жить даже на Балканах. Некоторые лица из бывшего СССР – члены миссии военных наблюдателей ООН и сотрудники ОБСЕ, вели политику по дискредитации и вытеснению нас из региона. Кстати, в Дейтонском договоре, закончившим войну, было обговорено, что все иностранные добровольцы должны покинуть Боснию. В основном, имелись в виду моджахеды, переброшенные в страну по линии НАТО; а некоторые когда-то советские офицеры решили внести свой вклад – выслужиться перед товарищами из США: начали кампанию по запрету русским работать по профессии.

Были и доносы. В 2003 году монахи из афонского монастыря Хиландар пригласили былых русских добровольцев и сербских ветеранов из Республики Сербской к себе в гости. Встретиться с греческими добровольцами, воевавшими в Боснии и греками-политиками. Но поездка не получилась: пришел донос из Украины в Москву, что группа русских и сербов готовит теракты против летней Олимпиады, – руководителем назвали Мирослава Топаловича, секретаря «Союза добровольцев». Топалович ездил с 1992 года в инвалидной коляске и всего год назад, наконец-то, стал ходить на костылях. Добровольцы же приезжали в Боснию воевать, а не чтобы совершать взрывы после войны. 

«Мин было очень много»

Мне надо было на что-то жить. Конечно, я не хотел работать сапером: это не очень приятно, – даже во время войны я не был сапером. Все солдаты боятся, что из-за мины у них руки или ноги не станет. Но надо где-то работать. Сербские товарищи из Сараево сказали, что есть американская компания, которая при поддержке офицеров Армии Республики Сербской набирает кандидатов на работу саперами. Пришел: в Бане-Луке на пятьдесят вакансий восемьсот кандидатов, – но меня взяли сербские инструктора. Кроме меня разминированием занимались еще двое русских добровольцев, оставшихся в Боснии.

Ты спрашиваешь – каково это, работать на врагов? Какие враги? После Дейтона люди в Боснии подрывались постоянно, и по линии ООН был создан Противоминный центр (Mine Action Cetnte); всего в Боснии за десять с лишним лет после войны около 3000 человек прошли обучение как саперы по стандартам ООН, хотя реально работал едва ли третий.

Почему именно американцы и британцы этим занялись? Они согласно Дейтонскому договору и решению ООН осуществляли руководящую роль в оккупации Боснии, да и не было других компаний. Как это делается? Американцы или англичане открывают свою компанию. И набирают местных, из бывших военных: сербов, мусульман, хорватов. Получают задачу от Противоминного центра – снять минное поле. Ты не воюешь за них – ты разминируешь. Бизнес, ничего личного. В России разве мало ЧОПов из бывших силовиков, работающих от той же британской G4S – частной военной компании?

Мин было очень много. Мы работали в группах из пяти-шести человек, сербов. Я обезвредил около полутора тысяч мин и боеприпасов. По идее мины надо подрывать, я больше предпочитал извлекать взрывное устройство. Саперы гибли постоянно, в год до пяти человек. К сентябрю 2008 года, по данным Противоминного центра в Боснии и Герцеговине подорвался 91 деминер (насмерть – 37). Всего не стало 60-70 саперов. Один, причем, погиб не от мины – свалился со скалы и разбился. Гражданских еще больше – несколько сотен случаев подрывов.

Но мины на войне – это практика. Сейчас в мире добиваются запрета мин, руками невоюющих Канады и Норвегии. Хотят запретить не только противопехотные мины, а все. Это защита США. Во время войны в Ираке 60 процентов американских потерь пришлось на мины и самодельные взрывные устройства. Мины – оружие слабой стороны. У сильной стороны есть авиация, зачем ей мины ставить? Частично мины запрещены – это привело к падению профессионализма саперов, в том числе и в России, подписавшей конвенцию.

Мне пришлось уйти из этого дела, когда местные чиновники стали создавать свои компании. Разрешения разыгрывались на тендерах. Начали формировать этнически смешанные команды саперов. Когда я начинал в иностранных компаниях, то группы делались по этническому признаку. Ни то, чтобы я не хотел с мусульманами работать, – никто на меня с ятаганом не бросился бы, и среди саперов мусульман у меня были друзья; но в Боснии все основывается на личных связях и взятках.

«Повелитель бури» об американских саперах я не смотрел. Вообще телевизор редко смотрю. Времени не хватает. 

«В Косово я отправился с верой в победу»

В 1999 году в Косово, я отправлялся с верой в победу. К концу войны сербские подразделения, преследуя албанцев, уже переходили границу с Албанией и Македонией, где находились силы НАТО, и даже троих американцев взяли в плен. Конечно, американцы на третий месяц бомбардировок Сербии уже хотели перейти к наземным ударам по войскам. Погибла бы масса людей. Но у сербов были шансы прорвать оборону врага и выйти в Албанию. Отдача Косова – самая большая ошибка Белграда.

На той войне я часто видел пленных шиптаров. Что с ними делали? Да били их. Сербы, а не я. Это потому, что отношения между сербами и албанцами-мусульманами отличаются от взаимоотношений между сербами и боснийскими мусульманами. В Боснии они, вопреки всем мифам, более приемлемые, но в Косово фактически был обоюдный апартеид. Сербские и албанские общины имели отдельные кафе, места отдыха. Лично я не хотел разобраться ни с албанцами, ни с американцами. Никакой ненависти. Я находился в сербской армии и выполнял приказы. Албанцев или прочих противников я не воспринимаю как исчадье ада – это нормальная логика.

После оккупации НАТО Косово у албанцев был сильный наступательный заряд. Они начали войну в 2000 году на юге Сербии в Прешевской долине и весной 2001 года в Македонии. Македония была продолжением борьбы албанцев за Великую Албанию. Война неизбежно должна была прийти туда, в силу большого количества шаптар в приграничных областях. Так в Арачиново летом 2001 года были достаточно упорные бои, и появились моджахеды, которых выбили, во многом благодаря арендованным на Украине вертолетам с пилотами. Применяли и боевые отравляющие вещества. Македонцы были уверены, что полностью загасят албанцев, но их предали собственные элиты. В итоге, боевиков из окружения вывезли американцы в Косово.

В Македонию в июле 2001 года меня пригласили как инструктора-сапера бывшие добровольцы, русские, осевшие в Сербии и попавшие по сербской линии в Македонию. Взял отпуск и поехал. Я недолго был в стране – месяц где-то, уже не воевал там. А македонцы – все те же сербы, или болгары. Особенно они не отличаются. 

«Война не снится или я не помню»

Всего у меня четыре ранения, от пуль и ручных гранат. Последствия не особо быстро проходят. Но, в общем, на войне мне повезло, бог хранил, ведь военные больницы – это такие мясорубки. Не только сербские. Люди идут потоком: суматоха, не хватает лекарств. Хотя медикам надо десять раз подумать, прежде чем оперировать; но людям режут ноги и руки направо и налево, вместо печенки удаляют селезенку. Снайпер попал человеку в ногу, а ему кости неправильно срастили. Потом молотком разбивали, ставили аппарат Елизарова. Огромная трагедия для людей. Понятно, что не все врачи такие, многие делают, что могут.

Мне один раз заразу занесли, но несознательно. Я прибыл восстанавливаться на море, в Черногорию, а у меня огромная шишка вскочила на плече от зараженной крови. Хорошо еще, что положили в военно-морскую больницу в Мелянах, мог бы и без руки остаться.

В сербских больницах были только сербы. Боснийских пленных я там не видел.

Война не снится или я не помню. Да и депрессий после Боснии и Косово у меня нет. Нормально все. Я – сапер, для меня война и период после нее особо не отличаются. Поствоенный синдром – это надуманная травма. Людям же надо что-то там писать в Интернете и СМИ, вот ради манипуляции обществом и выдумали этот синдром. Как Фрейд, который как психолог был полностью бесполезен, клиентов он не лечил, зато продвигал свой психоанализ.

Раньше люди воевали по 10-15 лет, и ничего. У меня дед с 1941 года воевал; он черновицкий, как пришла советская власть, его взяли в пограничники. Он здоровый был, лесоруб. В окружение попал, в 1941, был ранен, а потом у партизана Ковпака оказался, затем командовал истребительным отрядом НКВД, из местных, – за бандеровцами десять лет гонялся. От села деда до мемориала Степану Бандере тридцать километров. Отца и дядю, когда были маленькие, чуть с домом не сожгли, а так бандеровцы встретив деда на свадьбе в селе, решили не убивать, так-так он, по их мнению, справедливо себя вел. Отец же закончил Кишиневский институт физкультуры, был призван офицером в спецназ ГРУ в Крыму, и в отставку ушел подполковником. Человек к войне может привыкнуть, хотя понятно, что не на всю жизнь. Разговоры, что только поколение Холодной войны в Европе готово воевать – это идеологические штампы. Если где-то тряхнет, то, как и раньше, пойдут убивать и умирать.

Как отдыхаешь ото всего на войне? Я научился: найду укромный уголок и сразу вырубаюсь. За десять минут силы собираются. Надо уметь психически отключаться.

Что на войне напрягало: я столкнулся с тем, что люди, которые находятся под пулями с тобой бок-о-бок, после боев под действием личных, особенно материальных амбиций, склонны обливать грязью тех, кто оказал им доброе дело. 

Ирак

Потом через Боснию я нанялся в частную военную компанию и улетел в Ирак. Первый раз в 2004 году, и потом возвращался в 2008-2010 годах. Требования к нам, были простые: знание английского языка, дисциплина, умение управлять людьми.

Была такая известная ЧВК «Armor Group». Ее предшественница – британская компания «Defense Systems Limited», которая в Боснии занималась разминированием; на ее базе и создали «Armor Group» с офисом в Москве. Через нее я попал с группой россиян и украинцев в Ирак первый раз, в составе ЧВК «Erinys», директором там был шотландец Фрезер Браун, экс-директор боснийского офиса DSL. Вообще, в Ираке тогда русских хватало, некоторые гибли. При мне там был Олег Тингаев из Калуги, его не стало уже после моего отьезда в 2006 году – подорвался на СВУ. В командировке я некоторое время вел подготовку иракских курдов в Эрбиле.

Вокруг ЧВК много дезинформации. Сотни безбашенных сербских наемников после Югославской войны – это очередной миф. Не так уж и много было сербов в ЧВК. Несколько сот человек из бывшей Югославии, причем, не только сербов, но и мусульман, и хорватов. Да и какие безбашенные? В ЧВК система – что сказано, то и делаешь; и это не воинское подразделение, у нее иные задачи: охрана лиц, сопровождение грузов, статика.

Западные ЧВК не воюют, для этого на Западе есть армии. Есть отдельные ЧВК – американские, английские и южноафриканские, которые выполняют, условно говоря, военные задачи по подготовке воинских контингентов в третьих странах. Но вот сербы, мусульмане, болгары и другие представители Балкан не попадают в эти компании.

Сербам тяжело попасть в ЧВК. В Боснии и Сербии есть несколько региональных структур по набору в Ирак и Афганистан, находящихся в контакте с западными компаниями. Но проще напрямую с западными представителями работать; как только они все переложили на местных, началась коррупция. Берут своих родственников, или тех, кто им деньги даст. Хотя коррупция везде. Вот в России, где вы устроитесь на работу без взятки?

Если так подумать, то распространенная в мире статья «наемничество» нелогична. Ради чего статья? Преследовать человека за то, что он воевал за деньги? Ну воевал, и что? Так и журналисты пишут за деньги – и нередко пишут не то что есть, а то что скажут. Врать, по-моему, также аморально. Исторически статья о наемничестве возникла в ООН под давлением африканских стран, когда ЮАР воевала с террористическими организациями, которые состояли из негров и терпели поражения от белых наемников. Теперь уже и добровольцев стали объявлять наемниками, например, русских, которые воевали на сербской стороне.

Какой был Ирак? Легче конечно чем в Боснии, но по-правде и ничего интересного: пустыня, жара, песок. Война в Ираке меня даже не касалась, этим занимались американцы. Да и не было у меня желания воевать против иракских повстанцев. Злорадствовал ли я, когда американцы несли потери в боях с иракцами? Нет – меня это даже не интересовало.

Когда я был в Ираке, у меня появилось много свободного времени. Работа в Ираке дала мне возможность писать. Так появились мои первые книги в середине 2000-х. Я вообще не хотел становиться писателем, но другой работы между поездками в Ирак не было. 

«Про войну в Югославии кто-то бред пишет»

Говоря по правде, я начал писать еще и в силу личной необходимости, причем, в стол. Когда кончилась война в Боснии, в 1995 году, у меня было желание заняться военным образованием. Я конспектировал работы югославских авторов, много общался с саперами; а кто такие саперы? – они воевали в штурмовых подразделениях, много чего знают. Так вот, занимаясь с сербскими материалами, я понял, что многое скрывается. То, что из-за трибунала в Гааге Сербия не хотела признавать свое участие в Боснийской войне – это вершина айсберга.

Жили люди, были гражданами одной страны и начали друг друга убивать; но это не было их инициативой. Ими манипулировали спецслужбы, причем, и югославские, которыми манипулировали западные секретные службы. Возьмем расстрелы пленных бошняков в Сребренице – их представляют как месть сербов мусульманам. Но это не инициатива снизу: в армии командир решает, а не рядовой. В Сребренице убивали спецподразделения, некоторые бойцы и офицеры которых после войны стали работать в западных компаниях, в том числе по линии британских и американских спецслужб. Интересно?

В Сребренице была подготовлена почва для работы трибунала в Гааге. И делали это не из Пале, столицы Республики Сербской, а из Белграда. Бумаги по этническим чисткам есть в Гааге, с подробным перечислением всех подразделений – их составляли не мусульмане, а штабы югославской армии, спецслужбы. Есть такой Югослав Петрушич – сотрудник югославских и французских секретных служб с 1980-х годов. Так он часто выступает в местных СМИ и говорит, что до начала войны в СФРЮ возникла группа сотрудников югославских спецслужб связанная с ЦРУ, и они проводили политику по разжиганию конфликта и совершениям военных преступлений на всех сторонах. Такая вот деструктуризация страны. Все происходило, как писал Бжезинский в «Великой шахматной доске».

Про войну в Югославии на русском есть разные книги – кто-то бред пишет, кто-то нормально. Так один известный «автор» в своей книге сообщила, что в ходе бомбежек НАТО 1995 года погибло 500 сербов, хотя на самом деле 20 человек. Но есть и Борис Земцов – «Боснийская тетрадь», и Михаил Горымов – «Русские добровольцы в Боснии». Книги о войне публиковать тяжело. Это не моя заслуга, а издателей. Роберт Оганян, редактор издательства «Грифон», сам некогда служивый по линии КГБ, вышел на меня после того, как я начал писать на сайте «ArtOfWar» куда попал благодаря покойному его владельцу Владимиру Григорьеву, ветерану спецназа ГРУ в Афганистане. Кстати, моя «Югославская война», ее первое и неожиданное издание 2006 года – это черновик.

Меня в Сербии читают, предлагали перевести мои книги на сербский язык, но я не вижу в этом смысла. Они написаны они для русских. 

«Война в Боснии – это для меня далекое прошлое»

Война в Боснии и Косово – это для меня уже далекое прошлое: я выполнил свой долг. Сербская футболка на мне – это подарок товарища. Хорошая, кстати, футболка. Она мне нравится. Но я вряд ли буду воевать за Сербию, если там что-то произойдет.

У меня давно были мысли покинуть Сербию, но возможностей не было. Жизнь в Сербии – это большие расходы, в стране нет работы. Есть возможность по разминированию кассетных бомб от бомбежек 1999-го года НАТО, но этот рынок, как ни странно, держат хорваты.

Политикой в Сербии я не занимаюсь, в обществах русско-сербской дружбы не состою; не вижу смысла. Политика в Сербии – это бизнес. Зачем мне себя этим дискредитировать? В итоге я несколько лет назад вернулся в Москву.

Живя здесь, я понимаю: то, что было в Югославии, – рано или поздно ждет Россию. Идет разжигание все новых точек на территории бывшего СССР. Донбасс привел к тому, что Россия потеряла остальную территорию Украины с населением в 40 миллионов человек. Но глупость – сравнивать украинцев с хорватскими усташами.

Некоторые участники Югославской войны появились на Украине. Отдельные офицеры по линии спецслужб, как и товарищ Стрелков. Его я не знал, к его деятельности отношения не имел и не имею. Но вот отряды хорватов в «Азове» – очередной миф. Когда закончилась война в Хорватии и Боснии? В 1995 году. Откуда там могли бы взяться их отряды? Разве какие-то одиночки. Двадцать лет прошло. Что касается сербов – они на Донбасс попали по крымской линии, куда прибыла группа четников, и по большому счету ради пропаганды. Четники не предполагали, что начнется настоящая война. Когда все грянуло, то некоторые сербы отправились в Донбасс, а с ними зашло и несколько французов, которые попытались организовать отряд правых европейских националистов «Юните Континенталь». Это было благополучно задавлено местными властями, а их провозгласили шпионами – хорошо, что не убили.

Если Россия пойдет по пути Югославии, то у меня нет никакого желания участвовать в операциях на территориях Владимирской или Ярославской областей. Война ведь, как пишет один из ведущих военных теоретиков Девид Килкулен, будет идти в основном в городах и ныне ее формат уже можно наблюдать на Донбассе, в Сирии.

В Сербии я был крайний раз года два назад. Нынешняя политика Белграда – идти в НАТО, и, по-моему, сербы изменились к худшему. Народ слишком самолюбивый. О войне вспоминают на уровне слухов и сплетен. Начитаются газет, и понеслось. Кто реально воевал – их было не так много, предпочитают молчать. В основном слышится болтовня о подвигах и спецподразделениях от бывших поваров и водителей. Когда я нахожусь в Сербии, предпочитаю о своем участии в войне не говорить. Смысл?

Максим Собеский

Сокращенный вариант - https://birdinflight.com/ru/portret/20160711-ot-bosnii-iraka-istoriya-russkogo-dobrovoltsa-sapyora-pisatelya.html

]]>
Mon, 20 Feb 2017 22:48:50 +0400
Почему Трамп хочет модернизировать и расширить флот США http://navoine.info/usnavy-modern.html http://navoine.info/usnavy-modern.html Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Четверг, 16 Февраль 2017

Еще осенью прошлого года в ходе избирательной кампании Дональд Трамп объявил, что запустит масштабную программу кораблестроения в США и увеличит боевой состав военно-морских сил США с 272 до 350 кораблей. 6 февраля Трамп выступил на базе Центрального командования во Флориде и заявил: «Наш флот находится почти на таком же низком уровне, как в Первую мировую войну. Это было давным давно. Очень давно. И такое больше не повторится». 

За последние несколько месяцев в открытом доступе появились как минимум три больших серьезных доклада, посвященных анализу перспектив создания будущего флота США.

В январе 2017 года опубликовал свою работу Центр стратегических и бюджетных оценок (CSBA – Center for Strategic and Budgetary Assessments), 2 февраля увидел свет доклад известного военно-морского эксперта Исследовательской службы Конгресса Рональда О'Рурка, а уже 10 февраля сенатор Джон Маккейн представил Конгрессу октябрьское исследование ВМС об альтернативной будущей платформе флота США.

Зачем и кто виноват

О причинах необходимости увеличить количество кораблей открытым текстом говорит Рональд О'Рурк. Две основные — Китай модернизирует свои ВМС, а Россия возрождает морскую активность в Средиземном море и на севере Атлантики. Но он также отмечает, что цифра Трампа в 350 кораблей — это округленные данные о желаемом количестве в 346 кораблей, которая кочует из доклада в доклад уже с 1993 года. То есть, по сути, о каком-либо шокирующем увеличении численности флота речь не идет. 

Россия и Китай готовы бросить вызов мировому порядку, и уже через 15 лет лет их ревизионизм станет главной головной болью американских военных стратегов, а не международный терроризм. К этому времени просто наличие ВМС США на театре военных действий не остановит агрессоров, и флот должен быть готов либо предотвратить агрессию, либо мгновенно наказать нападающих и прекратить их действия. В докладах отмечается, что именно такие задачи стояли перед ВМС США во время Холодной войны, и теперь пора вернуться к способности выполнять их вновь. 

ВМФ России пока не в состоянии вести дальние операции в океане, но флот России вооружен крылатыми ракетами (которые применялись по целям в Сирии), вводит в строй новый класс малошумных подводных лодок, атомные подводные лодки с баллистическими ракетами и разрабатывает программы беспилотной подводной разведки. Китай представляет угрозу в первую очередь своими противокорабельными ракетами, системой спутникового наблюдения и сетью береговых радаров. Помимо этого, Россия и Китай продают военно-морские технологии таким странам, как Иран и Северная Корея, что тоже рассматривается как угроза интересам США.

В докладе Маккейна речь идет не только об угрозах со стороны России и Китая. Отмечается, что ВМС должны учитывать три основных фактора. Первый — в ходе глобализации растет грузопоток торговых морских путей, появляются новые маршруты (Арктика), становятся доступны подводные ресурсы, и морские пути все чаще используются для масштабной миграции людей. Второе — в информационную эпоху подводные кабели становятся стратегически важным объектом. Третий — общий технологический прорыв (3d-печать, роботы, искусственный интеллект, новые материалы и т. п.), который будет влиять на все сферы деятельности человека, в том числе и на море.

Впрочем, в итоге и эти факторы могут быть использованы Россией и Китаем против интересов США. И кроме того не стоит сбрасывать со счетов Иран, Северную Корею и террористов. Есть еще один фактор — внутренний. Бюджет не бездонный, и просто увеличением расходов вряд ли удастся «купить будущее». 

Быстро и в одиночку

После падения СССР все понимали, что после любой агрессии США через некоторое время под прикрытием флота соберут силы и вмешаются. Сегодня непозволительно тратить время на сборы. Россия может захватить страны Балтии, Китай — атаковать Тайвань, Иран — перекрыть Ормузский пролив. Сегодня ВМС США должны быть настолько угрожающими, чтобы у этих стран не было и мысли проводить операции подобного рода, потому что иначе противник быстро закрепится на завоеванных территориях и выбивать его оттуда будет накладно. Крым может быть рассмотрен как пример отсутствия реакции на быстрые действия противника.

Цель флота США в 2030-х поэтому — это способность вести именно быстрые наступательные действия. Для этого должны быть разработаны новые концепции противовоздушной и противоракетной обороны ВМС, применения электромагнитного вооружения, ведения подводной войны, минной войны, противолодочных действий, нанесения ударов по береговым и надводным целям, а также высадки десанта.

Еще один важный момент — это способность вести военно-морские действия самостоятельно без участия НАТО. Например, для защиты стран Балтии от агрессии России. НАТО будет долго решаться на военный ответ, поэтому флот США должен быть готов быстро вмешаться, тем более что состояние ВМС союзников оставляет желать лучшего. 

Третий момент — это вероятность того, что противники повлияют на союзников США или нейтральные страны, и те не будут готовы базировать у себя американские сухопутные или военно-воздушные силы. Россия может надавить на страны Европы, Китай на страны Азии. ВМС США и Корпус морской пехоты в новом менее дружелюбном к США мире могут остаться единственным мобильным и автономным инструментом проекции американской силы, а отнюдь не авиация. 

Беспилотно рассредоточиться 

Центр стратегических и бюджетных оценок предлагает разделить флот на две основные группы: на силы сдерживания и маневренные силы. Первые привязаны к географии, к конкретным регионам, а вторые готовы оперативно реагировать на вызовы в Тихом и Индийском океанах и на Ближнем Востоке. Силы сдерживания должны предотвратить или свести на нет успех операций России или Китая, а маневренные силы должны поспешить им на помощь в любой точке океана. 

Предполагается, что так как боевые действия в будущем могут вестись против технологически развитых противников, то не стоит переоценивать применение беспилотных кораблей и средств. Каналы связи в войне будущего будут уязвимы. По этой же причине, скорее всего, командующие на местах будут принимать решения самостоятельно в более автономном режиме без связи с штабами. 

В докладе Маккейна ратуют за создание высокотехнологичного «распределенного» флота, где ударная мощь не была бы сосредоточена только в авианосных ударных группах, а была бы распределена по всем классам кораблей на театре военных действий. Эта идея требует также расширения логистической сети и подразумевает бОльшую автономность флота. 

При этом акценты, в том сценарии, наоборот, сделаны на более широком применении палубной беспилотной авиации, крупных и средних надводных и подводных беспилотников, а также на применении оружия направленной энергии, ведении электромагнитной войны, использовании подводных датчиков и автономных торпедных систем. 

Доклад Маккейна предполагает к 2030 году наличие 321 корабля и 136 (!) больших надводных и подводных беспилотников и 183 (!) средних подводных беспилотников. 

Заводы и деньги 

Центр стратегических и бюджетных оценок предлагает довести численность кораблей до 382 (42 из них — патрульные), а также ввести в строй 40 особо крупных подводных и 40 надводных беспилотных кораблей. На строительство такого флота необходимо тратить 23,6 млрд долларов ежегодно (это на 20% больше ранее запланированных расходов), а на операционные расходы — до 16,5 млрд долларов.

Рональд О'Рурк считает, ссылаясь на представителей ВМС, что текущая индустриальная база позволит строить больше кораблей и подводных лодок, то есть нет прямой необходимости заниматься созданием новых мощностей и новых корабельных моделей. В ВМС даже считают, что на текущий момент мощности недозагружены и индустрия готова к новым задачам. Но до старта масштабной кораблестроительной программы представители флота хотели бы понимать, какие суммы пойдут на ремонт и поддержку уже находящихся в строю кораблей. 

То есть на данном этапе, финансовый вопрос модернизации и расширения на повестке дня остро не стоит. Основная тема дискуссий — скорость реализации программы (в условиях растущих возможностей флотов России и Китая) и выбор «архитектуры» будущих ВМС (в условиях автономности ВМС США и ненадежности союзников).

Решение в ближайшее время — за Трампом и его администрацией.

Илья Плеханов

]]>
Thu, 16 Feb 2017 16:27:09 +0400
Как Запад помогает военным Украины. Часть 2 http://navoine.info/ukrwest-help.html http://navoine.info/ukrwest-help.html Россия/СНГ
Четверг, 16 Февраль 2017

Полгода назад на страницах ИноСМИ уже публиковался обзор только американской помощи («Что США поставляют украинским военным») вооруженным силам Украины, включая поставки беспилотников, противобатарейных систем и Humvee. За последние 6 месяцев в зарубежных СМИ появились новые отчеты, доклады и рекомендации по данной тематике.

С 72 упомянутыми в июле и поставленными США беспилотниками Raven RQ-11B Analog, кстати, разобрались к декабрю 2016 года. Советник начальника Генерального штаба Вооруженных сил Украины Натан Хазин рассказал Reuters, что аналоговые беспилотники бесполезны в условиях радиоэлектронной борьбы на Донбассе: их перехватывали и глушили, они выдавали позиции украинских сил, срок действия зарядного устройства оказался недолгим и, по сути, поставленные беспилотники не могли выполнять разведывательные функции. С мая по июнь 38 украинских военных обучались в Алабаме управлению этими дронами. В итоге же Raven RQ-11B Analog быстро убрали с передовой за непригодностью и связанными с ними рисками. Тогда же Хазин заявил Reuters, что Украина покупает комплектующие в Китае, Австралии и Чехии, чтобы собирать свои более дешевые беспилотники, превосходящие по техническим характеристикам Raven RQ-11B Analog. 

Осенью 2016 года публикуется исследование Европейского совета по международным отношениям (European Council for Foreign Relations) о поддержке Украины странами-членами ЕС. В докладе речь шла в первую очередь о деньгах. МВФ выделил 15,4 млрд евро, ЕС — 3,16 млрд евро, Всемирный банк — 2,45 млрд евро, США — 2,49 млрд евро. В основном речь идет о финансировании макроэкономических и гражданских инициатив. Если же говорить о помощи отдельных европейских стран, то Германия выделила кредиты на 500+200 млн евро, Польша — на 100 млн евро, Швеция — на 100 млн евро. Остальные члены ЕС помогали Украине незначительными суммами. Великобритания с октября 2015 года задействовала 19 команд, которые занимались обучением украинских военных, в том числе и разведывательной деятельности. Германия оказывала медицинскую поддержку вооруженным силам Украины. Польша и Румыния занимались, в том числе, военно-технической поддержкой, включая поставку нелетальных вооружений Украине, а Хорватия участвовала в подготовке военных медиков и разминировании. Латвия в рамках программ НАТО участвовала в обучении украинских военных, Литва выделила 125 тысяч евро на медицинскую помощь вооруженным силам Украины. В докладе отмечается, что «по крайней мере публично» ни одна страна ЕС не поставила летальное вооружение Украине, но по двусторонним договоренностям военные неназванных стран обучаются вместе с силами специального назначения Украины, перенимают опыт ведения боевых действий на Донбассе и изучают российскую тактику. 

В сентябре Литва поставила Украине 150 тонн боеприпасов к стрелковому оружию.В декабре стало известно, что подписано соглашение о сотрудничестве в сфере обороны между Польшей и Украиной, а Конгресс США увеличил помощь в сфере безопасности Украине до 350 млн долларов в следующем бюджетном году.

20 января Великобритания заявила, что будет помогать военнослужащим Украины еще как минимум один год и расширит свою помощь. Теперь английские инструкторы будут обучать и ВВС и флот Украины. К марту этого года через английские военные курсы пройдет 5 тысяч украинских военных, что на тысячу больше, чем планировалось. Англичане тренируют украинцев с февраля 2015 года в рамках операции ORBITAL.

26 января 2017 года бывший заместитель главнокомандующего сил НАТО генерал Ричард Ширефф, выступая в Лондоне, заявил, что НАТО не должно вмешиваться в конфликт, но вот отдельные страны могли бы и заключать двусторонние договоренности с Украиной и поставлять оружие. НАТО ограничилось бы обучением украинских военных, а бывшие республики СССР и страны-участники Варшавского договора могли бы помочь Украине военной техникой и оружием советских времен. 

1 февраля министр обороны Канады Харджит Саджан (Harjit Sajjan) заявил, что Канада рассматривает пути улучшения военной поддержки Украине. Около 200 канадских военных с лета 2015 года занимаются обучение украинских военных. Через канадские курсы уже прошло до 2600 украинских солдат, а сейчас речь может идти о предоставлении «некинетического» военного оборудования и спутниковых снимков в интересах украинской разведки. 

2 февраля Террелл Старр (Terrell Starr), автор популярного военно-тематического ресурса Foxtrot Alpha, рассуждает, что США необходимо поставить оружие Украине в целях поддержки независимости и подавления конфликта в сердце Европы, который угрожает безопасности Запада. Старр бывает в Киеве и пишет, что украинцы особенно заинтересованы в поставках ПТРК Javelin. Он также предлагает организовать обучение и поставку оружия Украине по примеру помощи Грузии в 2000-х, но в этот раз не отправлять обученные части в Ирак, как это было с грузинами, а оставлять их воевать за свою страну. 

3 февраля Винсент Дуэньяс, майор армии США, ветеран войны в Афганистане и выпускник Школы передовых исследований международных отношений при Университете Джона Хопкинса, советует точечно применять специальные силы Украины и ликвидировать лидеров сепаратистов на Донбассе. При этом не забывая о пропаганде, кибервойне, работе с населением Донбасса, разговорах об автономии и борьбе с коррупцией в Киеве. Майор отмечает важный вклад НАТО и США в модернизацию вооруженных сил Украины и считает, что Украине необходимо больше оружия, большее участие Украины в учениях НАТО и более широкое присутствие сил НАТО внутри страны. 8 февраля был убит Михаил Толстых (позывной «Гиви»). 

7 февраля Канада отчиталась, какую помощь оказывает Украине в рамках операции UNIFIER. По данным канадцев, около 200 инструкторов с лета 2015 года обучили 3100 военнослужащих Украины. С 2014 года Канада выделила на помощь (не только военную) Украине 700 млн долларов. Первые поставки прошли в ноябре 2014 года и включали в себя ботинки, верхнюю одежду, брюки и перчатки. Затем канадцы стали поставлять медицинское оборудование, средства связи, приборы ночного видения. 

И, наконец, 9 февраля заместитель генсека НАТО Роуз Геттемюллер на встрече с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом в Брюсселе пообещала, что НАТО будет продолжать оказывать поддержку Украине. А на сегодняшний день НАТО оказало в рамках программы медицинской реабилитации помощь 150 военнослужащим украинских вооруженных сил, в прошлом году образовательную программу НАТО прошло около 800 украинских военнослужащих, а также НАТО оказывает помощь в сфере кибербезопасности и реформирования военных институтов Украины.

]]>
Thu, 16 Feb 2017 13:06:19 +0400
Россия не боится ядерного удара. Что делать? http://navoine.info/nukerusa.html http://navoine.info/nukerusa.html Северная Америка Россия/СНГ
Вторник, 14 Февраль 2017

Президент Национального института общественной политики США и бывший помощник заместителя министра обороны США Кит Б. Пейн пишет о ядерной угрозе со стороны СССР и России уже десятки лет и считается одним из ведущих и влиятельных экспертов в данной области. Недавно он выступил c докладом «Новые реалии угроз и требования к ядерному сдерживанию» в Вашингтоне в здании Рональда Рейгана и Международного торгового центра на конференции «Стратегические вооружения 21-го века». Пейн заявил, что мир стал гораздо более опасным местом после пересмотра и «смягчения» ядерной доктрины США в 2010 году и странам Запада пора привести в порядок свою политику, чтобы не отрываться от реальности. Причина — агрессивные действия России и Китая. 

На днях также стало известно, что администрация Трампа действительно пересмотрит доктрину. Начальник штаба американских ВВС генерал Дэвид Голдфин заявил: «Я ожидаю, что уже нынешней весной у нас будет пересмотр ядерной доктрины. Нам пришло время заново оценить ядерный комплекс, чтобы выработать стратегические политические наставления для Минобороны США». 

Смена курсов

Что предлагает Пейн? По его мнению, до недавнего времени США рассматривали угрозу применения ядерного оружия террористами как основную, главной задачей США было нераспространение ядерного оружия, а сокращение ядерных вооружений в США стимулировало и остальные страны идти по этому пути. 

В 1991 году американцы считали, что противостояние с Россией так же маловероятно, как возобновление войн в Европе между католиками и протестантами. В 2012 году считалось, что риск ядерной войны США с Россией или Китаем — это что-то из прошлого, а не из будущего. 

Теперь все изменилось. С 2016 года в докладах Пентагона отмечается, что ядерное сдерживание — первоочередная задача. Виной тому — действия России и Китая по пересмотру мирового порядка и увеличению своих ядерных возможностей. 

В ноябре прошлого года бывший глава Пентагона Эштон Картер сказал: «В то время как ни мы, ни наши союзники за 25 лет не создали ничего нового, другие это делали — включая Россию, Северную Корею, Китай, Пакистан, Индию и, в течение некоторого времени, Иран. Мы больше не можем ждать». 

Психологические игры 

Пейн говорит, что агрессия России против Украины в 2014 году и откровенные угрозы России нанести первой ядерный удар по странам НАТО изменили реальность и разрушили иллюзии Запада. Эти угрозы России говорят о том, что подходы США к вопросам ядерного сдерживания провалились. Более того, это вносит сомнения и колебания среди союзников по НАТО. 

Почему Россия ведет себя так агрессивно? Пейн считает, что в России верят в то, что Запад после окончания Холодной войны навязал России несправедливые условия, что Запад планирует против России свои агрессивные планы вплоть до смены режима. 

Пейн отмечает, что желание восполнить важные утраты часто ведет к риску, даже если на кону еще большие потери. Россия считает, что ей необходимо и у нее есть воля нарушить статус-кво, а вот страны Запада не едины в своих решениях и у них нет воли для противостояния, если начнется война, тем более ядерная. По этой причине Россия думает, что у нее есть пространство для маневра и давления на Запад. 

Более того, так как Россия предполагает, что Запад не пойдет на ядерный конфликт, то в краткосрочной перспективе на европейском театре военных действий у России есть военное преимущество, что еще больше провоцирует ее на запугивание Запада. 

При этом Россия вовсе не жаждет войны и ведет себя расчетливо и рационально, что отличает ее от нацистской Германии. Соответственно, в рамках рационального мышления Западу необходимо показать, что у него есть воля и он не боится войны с Россией.

Ядерные дубинки снова в моде 

Отсюда, по мнению Пейна, вытекает необходимость установить «черту», которую Россия бы реально боялась переступить. Это подразумевает развертывание войск НАТО у границ с Россией, ускорение ввода в строй F-35 с ядерными бомбами B61-12, а также в целом модернизацию ядерного вооружения США.

Неопределенность и неоднозначность в вопросах ядерного сдерживания больше не предотвращают вероятность войны, а скорее, наоборот. Иногда надо просто откровенно угрожать противнику. Пейн считает, что режим Путина поймет только такой подход.

Поэтому Пейн положительно относится к ответу премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, когда ее спросили летом прошлого года, готова ли она применить ядерное оружие. Мэй тогда ответила, что враги должны знать, что Великобритания готова нанести ядерный удар, и цена атаки на Великобританию или ее союзников превысит выгоду, которую враг может надеяться получить от своих действий. 

Мэй тогда же отмечала: «Как мы увидели на примере незаконной аннексии Крыма, нет сомнений в желании президента Путина подорвать международную систему, основанную на правилах, для того чтобы продвинуться в преследовании собственных интересов. На протяжении последних двух лет произошло вызывающее беспокойство увеличение как российской риторики об использовании ядерного оружия, так и частоты внезапных ядерных учений. Он (Путин) уже пригрозил разместить ядерное оружие в Крыму и в Калининграде, российском анклаве на Балтийском море, граничащем с Польшей и Литвой». 

Сам Пейн ровно год назад писал следующее: «Российский президент Владимир Путин сказал, что развал Советского Союза был крупнейшей геополитической катастрофой XX века. Он считает Запад ее виновником и угрозой стремлению Москвы снова добиться доминирования над бывшими республиками Советского Союза, при необходимости — силой. Это видение отражают российские военные операции в Грузии в 2008 году, а также оккупация Крыма в 2014 году. По-видимому, Россия привела свои ядерные силы в боевую готовность, когда проводила боевые операции против Грузии, а в 2014 году президент Путин рассматривал возможность сделать это снова». 

Собраться духом и атомом 

Пейн предлагает сделать в ответ следующее: «признать, что оптимистичные ожидания по поводу России, возникшие после Холодной войны, не отражают действительности, и соответствующим образом перестроить политику США», «возобновить инвестиции в силы и средства разведки, чтобы лучше понимать современную Россию, в том числе ее ядерные разработки», «декларируемая политика США должна быть ясной и скоординированной, чтобы Путин понял, что любое использование ядерного оружия против нас или наших союзников всегда останется худшим, что может случиться с Москвой», «нужно восстановить доверие к американским средствам сдерживания и красным чертам, в особенности предназначенным для того, чтобы не дать России первой нанести ядерный удар», «нужно собрать в кулак волю и неядерные силы НАТО, чтобы оспорить заверения Путина, будто российские войска могут за два дня попасть в пять столиц НАТО».

Осенью прошлого года Кит Пейн также обрушился на планы администрации Обамы, которая была готова рассмотреть отказ США от нанесения ядерного удара первыми. Одним из самых весомых доводов в его аргументации был тот факт, сегодня уже нет никаких гарантий, что Запад может быстро и без огромнейших потерь выиграть безъядерную войну с Россией или Китаем, поэтому ядерное оружие снова становится главным фактором сдерживания. С новой администрацией Трампа у Пейна, скорее всего, будет гораздо больше взаимопонимания.

Илья Плеханов

]]>
Tue, 14 Feb 2017 18:34:50 +0400
Трамп объединяет Иран http://navoine.info/iran-trryb.html http://navoine.info/iran-trryb.html Эксклюзив Ближний Восток
Воскресенье, 12 Февраль 2017

ГЕНЕРАЛ ИЗ КАНАТА

Деревня Канат-Малек расположена в горной части иранской провинции Керман. В окрестных горах в феврале еще лежит снег. Выглядит эта деревня, населенная тремя сотнями жителей, более зажиточной на фоне соседних. Дома в Канат-Малек достаточно большие и выстроены из кирпича, новая, вместительная даже по городским меркам, мечеть. В соседних деревнях большинство домов гораздо скромнее по размерам и отстроены из дикого камня. Если там и есть мечети, то они чуть больше домов. На выезде из Канат-Малек портрет местного уроженца, погибшего в ирано-иракской войне 1980-1988 годов (типичное явление для Ирана). Но нигде нет изображений другого местного уроженца, ставшего всемирно известным, которого ряд иностранных экспертов считают аж «серым кардиналом» исламской республики.

Генерал Касем Сулеймани родился в Канат-Малек 11 марта 1957-го года. Его родители – типичные местные крестьяне, которые чтобы прокормиться, держали свои фруктовые сады и домашнюю живность. В 1979-ом, когда в Иране последователи аятоллы Хомейни и светских оппозиционных организаций свергали режим шаха Мохаммеда Резы Пехлеви, Сулеймани присоединился к восставшим – стал членом «Корпуса стражей Исламской революции» (КСИР). Так началась его военная карьера – хотя до того он никаких талантов в этой сфере не проявлял, работая обычным строителем. Как и большинство нынешней армейской элиты, Сулеймани заработал авторитет, звания и награды в Ирано-иракской войне 1980-1988 годов. После завершения этого конфликта он стал командовать подразделениями КСИР, дислоцированными в провинции Керман. Провинция находится в восточной части страны. На треть она занята пустыней Даште-Лут. Эта же пустыня занимает часть территорий в соседних провинциях Южный Хорасан и Белуджистан и Систан, граничащих с пустынями Афганистана. Именно через пустыню Даште-Лут афганские контрабандисты везут героин дальше на запад – в Турцию и страны ЕС. Как раз с такими контрабандистами боролись подчиненные Сулеймани. По рассказам местных жителей, глубоко в пустыню самостоятельно уходить не стоит и сейчас – можно нарваться на мины, поставленные в целях борьбы с контрабандистами, так как окончательно трафик не перерезан.

В начале 1998-го Сулеймани становится командующим элитным подразделением КСИР – «Кодс» (на фарси так называется город Иерусалим). «Кодс», главным образом, занимается операциями за пределами Ирана. По данным «The NewYorker» со второй половины 2012-го года, когда вооруженные столкновения в Сирии приняли достаточно широкомасштабный характер (например, к тому времени регулярные боевые действия затрагивали все крупнейшие города страны), Сулеймани объявился в Дамаске в качестве командующего направленных на помощь Башару Асаду иранских военспецов. Гораздо заметнее он стал после успешного наступления Исламского государства (ИГ, организация запрещена в России) в Ираке летом 2014-го года. Чтобы поддержать багдадское правительство, которое, в основном, состоит из шиитов (а Иран ведущая шиитская страна в мире вообще), Тегеран напрямую задействовал свои вооруженные силы. В социальных сетях стали появляться фотографии Сулеймани с передовой в окружении иранских или иракских военных. Одновременно он периодически появлялся на фронтах в Сирии.

Именно после его визита в Москву летом 2015-го года, правительство Владимира Путина решилось на прямое участие в Сирийской войне. По сути, именно Сулеймани тот человек, который формирует военную стратегию Ирана за пределами страны. Хотя персона он совсем не публичная, но в его родной стране его знает, пожалуй, каждый совершеннолетний житель. К тому же он один из немногих современных лидеров страны, кого оппозиционно настроенные иранцы не называют «тупым». К нему можно относиться как угодно, но военные и дипломатические таланты его признают и сторонники, противники действующей политической системы. В случае прямого конфликта с США, безусловно, именно он будет одной из главных целей американских спецслужб.

Родная деревня командующего «Кодс», кажется, не имеет особых мер безопасности. Местные жители совсем не охотно отзываются на расспросы незнакомого иностранца об их известном земляке. Реагируют без агрессии, вяло, через силу – отвечают: не знаю, не понимаю. Однако попутку, на которой я уезжаю из Канат-Малек в ближайший город, по дороге прижимает к обочине гражданская «легковушка» - внутри четверо человек в полицейской форме. Они проверяют мои документы (впервые за две недели пребывания в различных регионах Ирана!) и расспрашивают, куда, зачем, цель визита в Иран. Полицейские ненавязчивы – впрочем, и я был не настойчив в своих расспросах в Канат-Малек. Записав телефонный номер водителя, полицейские разрешают мне ехать дальше.

ТРАМП И ЕДИНЕНИЕ ИРАНЦЕВ

Буквально за два дня до указа Дональда Трампа об отмене виз для граждан Ирана наряду с другими мусульманскими странами: Сирией, Ираком, Ливией, Суданом, Сомали и Йеменом, - от иранской молодежи можно было услышать обычные критические разговоры о действующей в стране власти. Иран в своем нынешнем состоянии очень напоминает последние годы Советского Союза или годы в Сирии, предшествовавшие «Арабской весне» в марте 2011-го года. Население – особенно образованная его часть, особенно молодежь – готовы и хотят перемен. Значительная их часть согласна с тем, что исламская революция была прогрессивным явлением своего времени. Но сейчас действующий режим необходимо реформировать – он не соответствует современным запросам в полной мере. В частности, большое недовольство вызывает (как среди женщин, так и среди мужчин) обязательное для иранок и приезжающих иностранок ношение хиджабов. То же касается употребления алкоголя. С алкоголем вообще ситуация доходит до совершеннейшей глупости – я сталкивался со случаями, когда употребление алкоголя некоторые иранцы, причем вне зависимости от возраста, считают оппозиционным актом, и это не единичные прецеденты.

Однако указ Трампа консолидировал иранское общество. Оппозиционно настроенные граждане не стали с большей теплотой относится к действующему режиму, но и у них, и у государства появился общий враг – это в большей мере сам Трамп, чем Соединенные Штаты. Государственные телеканалы не говорят о том, что «какой ужас, наших граждан больше не пустят в США». Они разворачивают свою критику в русле – Трамп занимается опасной исламофобией. Например, в минувший четверг в вечерней программе «Большой разговор» на основном англоязычном телеканале Ирана PressTV указ американского президента обсуждался в контексте: как мировое сообщество должно реагировать на исламофобию Трампа.

Другая история – от негативно настроенной к иранскому госаппарату девушки Фатимы из Мешхеда. Она потратила два года на переговоры с университетом в Нью-Йорке и подготовкой документов на визу, чтобы отправиться в США изучать искусствоведение. Для получения визы ей пришлось летать в Дубай, Объединенные Арабские Эмираты, и обращаться в местное американское посольство (посольство США в Тегеране не действует с 1979-го года): проходить собеседование и прочие обязательные бюрократические процедуры. Наконец получив все необходимые подтверждения и визу, Фатима полетела в Дубай, чтобы оттуда вылететь в Нью-Йорк (прямых рейсов между Ираном и США нет). На паспортном контроле, когда она уже шла на рейс до Нью-Йорка, Фатиме сказали: вы не можете лететь, ваша американская виза аннулирована. Об указе Трампа стало известно несколькими часами ранее. Зато её риторика в отношении нового американского президента схожа с PressTV: мир каким-то образом должен реагировать на исламофобию Трампа, этого нельзя так оставлять, иначе всему миру будет только хуже.

Борьба с ИГ в Сирии и Ираке, которая, как и на ведущих российских телеканалах, была основной темой иранского гостелевидения, ушла на задний план. Трамп и его высказывания и действия в отношении Ирана ретранслируются и в выпусках новостей, и в основных телешоу. «Трамп – террорист», - ключевая формула, которую сейчас можно услышать от стремительно политизирующихся иранцев.

Интересно, что если в отношении русского эта формула в устах иранцев звучит, как утверждение, то в отношении европейцев она звучит вопросительно. Иранцы надеются услышать от европейцев слова поддержки, что правда на их стороне.

ЧУДО В ПУСТЫНЕ

В контексте нынешнего противостояния Ирана и США усиленно оживляются воспоминания о самой провальной американской спецоперации во второй половине XX века – «Орлиный коготь».

Несмотря на произошедшую в феврале 1979-го года в Иране исламскую революцию, в Тегеране продолжало действовать посольство США. 4 ноября того же года радикально настроенные студенты захватили посольство и находившийся там персонал. Их действия были поддержаны революционным правительством. Студенты требовали от американского руководства выдать свергнутого шаха Мохаммеда Резу Пехлеви, который бежал в США, чтобы судить его. В заложниках оказались 66 сотрудников посольства. Через некоторое время 13из них получили возможность улететь в свою страну. Оставшиеся 53 человека продолжали находиться в плену иранской радикальной молодежи.

В конце апреля 1980-го года американские военные предприняли попытку освободить заложников. План под названием «Орлиный коготь» заключался в следующем: с авианосца направить 8 вертолетов на заброшенный британский аэродром в центральной части пустыни Даште-Кавир (самая суровая пустыня Ирана), там вертолеты должны были дозаправить приземлившиеся самолеты ЕС-130, далее спецгруппа на автомобилях направилась бы в Тегеран, чтобы освободить заложников, а после успешного выполнения операции её эвакуировали бы подоспевшие вертолеты обратно на заброшенный британский аэродром. С аэродрома уже самолетами спецгруппу и сотрудников посольства переправили бы на базу в дружественный Египет.

До назначенного пункта в пустыне добрались 6 вертолетов из 8. В это же время разыгралась песчаная буря. На месте уже выяснилось, что аэродром находится в непосредственной близости от достаточно оживленной трассы Мешхед (второй по величине город страны) – Йазд. Американские спецназовцы задержали, проезжавший мимо пассажирский автобус. Обстреляв из стрелкового оружия, остановили бензовоз – погиб пассажир, а водитель смог скрыться на попутке. В то же время в ходе дозаправки из-за столкновения самолета с вертолетом произошел пожар. Погибли восемь человек (экипажи ЕС-130 и вертолета RH-54D). Американские военные, тут версии расходятся, то ли сами приняли решение о необходимости сворачивать операцию, то ли решили, что на них вышла иранская армия и обстреливает их, побросав горящую технику, 5 исправных RH-54D, трупы погибших военнослужащих, а так же секретную документацию, касающуюся операции, были эвакуированы на оставшихся самолетах. Иранцы ошеломляюще победили, не сделав ни одного выстрела. Сторонники действующего в стране правительства и сегодня уверены, что если бы тогда американцам удалась их операция, то это был бы сильный удар по исламской революции. Возможно, затем последовало бы прямое вторжение США и их союзников, чтобы реставрировать режим Пехлеви.

Сторонники исламской республики, с кем мне довелось пообщаться, уверены, что в провале «Орлиного когтя» не обошлось без вмешательства Аллаха. Слишком все невероятно сложилось, чтобы поверить в простое стечение обстоятельств. Эта победа без единого выстрела почти 27 лет назад является дополнительным подтверждением того, что Иран в его нынешнем виде – дело богоугодное и Трампу его не одолеть.

Напоминанием провала «Орлиного когтя» являются два вертолета RH-54D, останки сгоревшего ЕС-130 и пассажирский автобус, остановленный американскими спецназовцами, которые и сегодня находятся там, где располагался заброшенный британский аэродром. До ближайшего населенного пункта 35 километров. До ближайшего города – Табас – 100 километров на север. Старую технику периодически заметает песком, но его снова и снова отгребают для проведения торжественных мероприятий. Не сказать, что этот музей в центре пустыни является местом активного паломничества иранцев. Тем не менее, это весьма важный элемент современной истории страны, который оживляется сегодня все чаще в телевизионных картинках и газетных фотографиях. 

Александр Рыбин, специально для альманаха «Искусство войны» из Ирана

]]>
Sun, 12 Feb 2017 09:12:32 +0400
Как разгромить Иран. Дорожная карта 2009 года активирована? http://navoine.info/iran-war-plan-2009.html http://navoine.info/iran-war-plan-2009.html Северная Америка Россия/СНГ Ближний Восток
Пятница, 10 Февраль 2017

После вступления Дональда Трампа в должность президента и проведения иранцами испытания баллистической ракеты 28 января отношения между США и Ираном резко обострились. Стороны обмениваются обвинениями, предостережениями и угрозами, вводятся новые санкции. Заходит речь о пересмотре так называемой «ядерной сделки» с Ираном, гражданам Ирана ограничивают въезд в США. И конца и края пока этой эскалации не видно. Ситуация не сходит с новостных лент по всему миру. 

Советник президента по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн на днях заявил: «Вместо того чтобы быть благодарными Америке за эти соглашения, Иран теперь чувствует себя поощренным. Поэтому мы берем его на заметку».

«Берем на заметку» Флинна широко разошлось по всем мировым СМИ, но гораздо любопытнее здесь первая часть фразы про неблагодарность Ирана. Именно это вступление отсылает нас к забытому, но все более интересному и актуальному документу, датированному июнем 2009 года. 

Все дороги ведут к руинам Тегерана

В 2009 году Институт Брукингса (один из важнейших аналитических центров США) подготовил доклад «Дороги в Персию. Варианты новой американской стратегии по отношению к Ирану», в котором на 156 страницах рассматривались сценарии различной, в том числе и военной, конфронтации с Ираном. 

За прошедшие годы таких докладов о вероятных путях развития конфликта с Ираном из разных аналитических центров можно насобирать довольно много, но доклад Института отличается максимальной сухостью, хладнокровностью и откровенным разбором ситуации, а также в работе Института Брукингса есть один очень любопытный сценарий. 

И об этом сценарии стали вспоминать сегодня. 

На 39-й странице доклада Института Брукингса предлагается следующее: «...любая военная операция против Ирана, вероятно, будет очень непопулярна во всем мире и потребует надлежащего международного контекста, как для обеспечения материально-технической поддержки операции, так и для сведения к минимуму ответной реакции. Лучший способ свести к минимуму международное осуждение и обеспечить максимальную поддержку (какая бы она ни была — неприязненная или скрытая) — это нанести удар только тогда, когда будет существовать широко распространенное убеждение в том, что иранцам было предложено превосходное соглашение, но они его отвергли. Это предложение должно быть настолько хорошим, что только режим, который решил приобрести ядерное оружие и приобрести его по неправильным причинам, мог бы его отвергнуть. В этих обстоятельствах, Соединенные Штаты (или Израиль) могут представить операцию как печальную необходимость, а не как ярость. По крайней мере, некоторые члены международного сообщества придут к заключению, что иранцы «сами навлекли беду на себя», отказавшись от отличного соглашения».

И вот сегодня судьба ядерной сделки с Ираном, которую, кстати, заключили не на момент публикации доклада в 2009-м, а только в 2015 году, под вопросом, а советник президента по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн чуть ли не цитирует доклад Института Брукингса, обвиняя Иран в неблагодарности.

Роль России и Китая, Сирии и Израиля

В докладе 2009-го года содержится масса любопытных деталей. 

Например, на его страницах можно найти пассаж, что Израиль с подачи США будет готов наносить удар по Ирану только тогда, когда не будет опасности, что Сирия сможет/будет в состоянии вмешаться и мстить за Иран. То есть перед атакой на Иран необходимо вывести из игры Сирию, как организованного целостного противника.

В этом же докладе перед атакой на Иран рекомендуется заключить сделку с Россией, используя остановку развертывания системы ПРО в Европе как предмет торга, а также позволяя России вернуть свое влияние на Кавказе, Украине и Балканах, в обмен на невмешательство в войну с Ираном. 

Китай предлагается задобрить тем, что США станет энергетически самодостаточным и сократит импорт ближневосточной нефти, а все излишки нефти арабских монархий пойдут в Китай. Институт Брукингса рекомендует США уговорить союзные ближневосточные страны охотнее идти на энергетические сделки с Китаем, так как поставки нефти, по сути, являются единственным реальным интересом Китая в регионе. 

В докладе отмечается, что если Россия и Китай не будут следовать политике США и не будут готовы давить на Иран, чтобы тот отказался от ядерной программы и поддержки терроризма, то это станет сигналом к тому, что дипломатические и экономические методы не работают, и США быстро откажутся от них в пользу «альтернативного» решения вопроса.

Подчеркивается, что действия администрации Обамы — это последний шанс на мирное урегулирование конфликта с Ираном, что «часы тикают» и никто не хочет пробовать жить в мире, где у Ирана есть ядерное оружие. В докладе обращают внимание на то, что в 1998 году никто, например, не поддерживал вторжение в Ирак, а в 2003 году это был уже свершившийся факт, несмотря ни на что. То есть, не стоит столь серьезно принимать во внимание внутриобщественное или международное мнение в вопросах войны. 

Зачем «разбирать» Иран и как?

Суть претензий к Ирану, по мнению авторов доклада, заключается в том, что Иран подрывает интересы США на Ближнем Востоке, проводит антиамериканскую политику, является весомой державой в критически важном регионе планеты и планирует обзавестись ядерным оружием. 

Иран подрывает интересы США по четырем направлениям: поддерживает экстремистов, поддерживает смену власти в союзных США странах (Саудовской Аравии, Кувейте, Бахрейне), противится урегулированию арабо-израильского конфликта и разрабатывает оружие массового поражения. Ядерное оружие, возможно, сделает Иран более агрессивным, и в какой-то момент Иран неадекватно оценит риски его применения.

Самые отпетые оптимисты признают, что дипломатическим путем или санкциями вряд ли удастся заставить Иран отказаться от ядерной программы, поэтому военное решение проблемы надо всегда иметь под рукой. 

Но в целом предлагается 9 вариантов давления на Иран: 

  • убеждение,

  • переговоры и выгодное соглашение - «помолвка»,

  • вторжение,

  • бомбежка,

  • разрешение или подталкивание Израиля к атаке,

  • бархатная революция,

  • активизация повстанческой борьбы этнических и оппозиционных групп,

  • военный переворот,

  • политика сдерживания.

Военный сценарий привлекателен тем, что он может, наконец-то, положить конец 30 годам напряженных отношений с Ираном и убрать этого игрока с глобальной карты. И все это будет сделано усилиями одних лишь США и без оглядки на другие страны.

Для реализации этого сценария необходим какой-либо «ужасающий» повод — провокация со стороны Ирана, что облегчит США полномасштабное вторжение и международное понимание. Это должно быть что-то не менее ужасное, чем 9/11 и с массовой гибелью американцев. 

Сценарий далее прост: воздушная атака, 30 тысяч морпехов захватывают плацдарм в Иране и затем за работу принимаются 250 тысяч солдат США. Подготовка к вторжению займет не менее года. 

Безусловно, все остальные варианты тоже на кону и их комбинированное применение считается наиболее эффективным решением.

Вчера и сегодня

Можно оглянуться и еще чуть дальше. Можно все списать на конспирологию или совпадения, но 3 октября 2007 года генерал в отставке Уэсли Кларк, выступая в Калифорнии, неожиданно откровенно рассказал, как в сентябре 2001 года он узнал, что было в планах руководства США после терактов 11 сентября: «Спустя несколько недель я переспрашиваю его [генерала из генерального штаба]: ну так что там решили? Наступаем мы на Ирак или нет? А он отвечает: Ладно бы Ирак. Вот полюбуйся, что мне сегодня спустили сверху [кабинет министра обороны]. В течение следующих 5 лет мы демонтируем 7 стран. Начинаем с Ирака. Затем у нас в планах Сирия и Ливан. Ливия, Сомали, Судан. И заканчиваем в Иране». 

Кстати, Трамп ограничил въезд в США гражданам семи стран (Ирак, Сирия, Ливия, Сомали, Судан, Иран и Йемен). Список стран Трампа 2017 года совпадает со списком Кларка 2001 года с одной единственной заменой Ливана на Йемен. 

Кларк отметил дальше в ходе выступления в 2007 году, что такие грандиозные планы стали возможны после «Бури в пустыне», когда стало ясно, что СССР не остановит США, а значит, и никто не остановит в обозримом будущем. 

Институт Брукингса в 2009 году, по сути, рекомендует для начала запугать Россию и Китай агрессивной военной риторикой и экономическим давлением, а затем пойти на уступки и сбавить накал противостояния взамен на сдачу этими странами Ирана. 

Напомним, что доклад Института Брукингса был опубликован еще в 2009 году. При его прочтении и ознакомлении с текущей новостной лентой, возникает ощущение, что в администрации Трампа с этим докладом как минимум очень хорошо знакомы.

Илья Плеханов

]]>
Fri, 10 Feb 2017 16:21:03 +0400
Россия и Иран друг против друга в Сирии http://navoine.info/irus-coup.html http://navoine.info/irus-coup.html Россия/СНГ Ближний Восток
Четверг, 09 Февраль 2017

Том Купер (Tom Cooper) на страницах ресурса War Is Boring седьмого февраля отметил, что во времена Холодной войны СССР часто публиковал материалы о болезни или психологических проблемах того или иного лидера перед тем, как начать интервенцию. В этом ключе он рассматривает и слухи о болезни Башара Асада и причины его долгого отсутствия на публике.

Купер для начала ссылается на твиты и посты сирийского журналиста Фераса Карама, который сообщил, что 28 января российские силы предотвратили проиранский переворот в Сирии, в ходе которого Башар Асад должен был быть свергнут, а власть перешла бы к его брату Махеру Асаду.

Карам писал, что 28 января российские вооруженные силы заблокировали доступ проиранских частей сирийской армии к 11 районам в Дамаске и предотвратили захват восьми военных объектов и авиабазы Алмаза. Под усиленную охрану российские военные взяли российское посольство, президентский дворец, а также штаб-квартиру Главного штаба. А четвертая сирийская танковая дивизия, которой командует Махер Асад, и разведка ВВС, были приведены в состояние повышенной боевой готовности.

Карам пишет, что алавиты в Сирии разделились на два лагеря — проиранский и пророссийский, и обе стороны занимаются убийствами своих политических соперников. Убивают, в том числе, и офицеров, которые поддерживают русских в Сирии. В конце января были убиты «не менее шести высокопоставленных офицеров сирийского прибрежного района и несколько лиц, близких к русским». 

Том Купер далее сообщает, что внутреннее противостояние не является секретом. В 2015 году России пришлось спешно реорганизовывать сирийские вооруженные силы, создавать 4-й корпус и уже осенью 2016 года 5-й корпус. Активность и влияние русских в Сирии неприятно озадачило, по мнению Купера, Корпус стражей исламской революции. 

Успехи России в Сирии не означали, что выигрывает и Иран. Цель Москвы — сохранение режима Асада любой ценой, даже если придется поступиться частью территории Сирии. Цель Ирана — контроль над всей Сирией и установление сильного проиранского режима. Россия модернизирует и тренирует официальную сирийскую армию, Иран жаждет и добивается появления аналога Хизбаллы в Сирии.

Сирия расплачивается с Ираном своей землей. После окончания войны в Сирии именно Иран станет основным экономическим и геополитическим игроком в стране, будет у власти Асад или нет. И в интересах Ирана усиливать свое влияние в Сирии и далее. В интересах России покончить с войной, иметь аргументы для переговоров с Западом по Украине, выступить в роли миротворца, повысить свою долю на мировом рынке вооружений.

Накал внутренних противоречий в Сирии вылился в вооруженное противостояние в марте 2016 года между Республиканской гвардией, лояльной Башару Асаду, и 4-й танковой дивизией Махера Асада. 

В апреле того же 2016 года The Financial Times писала: «Россия в непосредственной близости увидела, насколько сложно отделить представителей клана Асада от главных структур сирийской системы безопасности (штат которых укомплектован членами семьи и приверженцами режима), не разрушив при этом сам режим. Режим устроен таким образом, что избавляется от любого, подозреваемого в нелояльности или предательстве — вплоть до безжалостной регулярной «чистки» ближнего окружения. Но вполне возможно, что у Москвы есть своя стратегия. Взаимодействие России с Сирией еще со времен правления Асада-старшего осуществлялось, в основном, на уровне армий. Потрясенная тем, в каком плачевном состоянии находится сирийская армия, Россия начала осуществлять масштабную программу по ее переподготовке. В рамках этой программы, по сообщениям из сирийских источников, Москва отстранила от дел неуравновешенного и неуправляемого младшего брата президента Махера Асада...» 

О разногласиях России и Ирана по Сирии вообще пишут много в последнее время, особенно после вступления Трампа в должность.

Хешмат Алави (Heshmat Alavi) из Al Arabiya считает, что Россия никогда не рассматривала Иран как стратегического партнера, Москва предпочтет хорошие отношения с США, чем с «муллами», которые «мало что могут предложить» России. Иран вложил в Сирию гораздо больше, чем Россия. Сирия важна для Ирана куда сильнее, чем для России. Поэтому Иран не отступится от идеи полного контроля и не пойдет ни на какие сделки с Западом по Сирии, на которые может пойти Россия. Именно поэтому недавно Иран резко выступил против и приглашения США на переговоры по Сирии в Астане.

Middle East Monitor сообщает, что несмотря на инициированное Россией перемирие в январе отряды Хизбаллы вели боевые действия и банально не пускали российских офицеров в районы боев, а также затягивали эвакуацию мирных жителей и семей боевиков в обмен на оставление тех или иных интересных Ирану сирийских населенных пунктов противником. 

Том Купер из War Is Boring в итоге суммирует, что если в Дамаске даже и была реальная попытка проиранского вооруженного переворота в конце января и Россия предотвратила его, все равно внутренние противоречия никуда не делись и режим Асада держится лишь за счет поддержки России и Ирана, двух иностранных держав, которые преследуют свои интересы в Сирии. И эти интересы не совпадают чем дальше, тем больше.

Илья Плеханов

]]>
Thu, 09 Feb 2017 16:17:54 +0400
«Мы будем жить теперь по Бэннону» http://navoine.info/bannon-liter.html http://navoine.info/bannon-liter.html Северная Америка Судьба
Среда, 08 Февраль 2017

После того, как The New York Times 30 января опубликовала статью «Президент Бэннон?», страсти в американских медиа, а также с некоторым опозданием в мировых СМИ не утихают ни на день.

Зловещий кукловод

Как только не называют Стивена Бэннона, бывшего руководителя штаба избирательной кампании Дональда Трампа, а ныне главного советника президента США и члена Совета по национальной безопасности: «американский Распутин», «Лени Рифеншталь ультраконсервативного республиканского движения «Чаепитие», «серый кардинал», «кукловод Трампа», «самый опасный политический деятель США», «Геббельс», «второй самый влиятельный человек в мире» и т. д. 

Даже экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт, например, считает, что это именно Стивен Бэннон «дергает за нитки» в администрации Трампа. И она не одинока в своем мнении. 

Основные вехи биографии Бэннона СМИ быстро и досконально изучили и озвучили. Родился в 1953 году в семье ирландских католиков, получил степень бакалавра по городскому планированию и степень магистра по вопросам национальной безопасности, семь лет на флоте, в том числе в Персидском Заливе, поклонник Рейгана, степень MBA Гарварда и работа на Уолл-стрит в банке Goldman Sachs, свой инвестиционный банк, сценарист в Голливуде, кинопродюсер, с 2012 года глава ультраконсервативного ресурса Breitbart News (который критики также называют сегодня Trump Pravda). 

Поклонником Breitbart News с 2011 года был и Дональд Трамп. В 2011 году Трамп и Бэннон познакомились, затем изредка пересекались на различных консервативных мероприятиях, обсуждали статьи на сайте и интервью. В 2014 году Трамп стал частым гостем на радио-шоу ресурса, а затем уже в ходе избирательной кампании Трамп официально позвал Бэннона в свою команду. 

По мнению Бэннона, Америке пора вернуться к традиционным моральным устоям и «иудео-христианским ценностям». Противники приписывают Бэннону расизм, гомофобию, сексизм, антисемитизм, исламофобию и т.п. Бэннона считают одним из идеологов указа Трампа о мигрантах из семи мусульманских стран и отмечают, что Бэннон имеет огромное влияние на президента, который сделал его своим главным советником и вопреки всем традициям ввел в качестве постоянного члена в Совет по национальной безопасности. 

Сам же Бэннон летом 2016 года, во время предвыборной кампании, заявил: «Трамп является всего лишь инструментом [для достижения наших целей]. Я даже не знаю, понимает он это или нет». По мнению Бэннона, наступает переломный момент в истории США и всего мира: «У нас была революция, у нас была гражданская война, Великая депрессия и Вторая мировая война. Сейчас наступил четвертый великий поворот в американской истории». 

Что касается СМИ и шквала критики от журналистов, то в интервью The New York Times он порекомендовал им просто прикусить язык: «Американские СМИ сейчас являются оппозиционной партией. Они не понимают нашу страну. Они до сих пор не понимают, почему Дональд Трамп стал ее президентом. Им надо пережить унижение и позор, заткнуться и послушать, что им говорят». 

В мире легенд и мифов 

Текущая деятельность Стива Бэннона находится под микроскопом СМИ. Многое пишется о том, что Бэннон стремится медленно, но упорно двигаться вперед в партнерстве или в тени более могущественных игроков, которые принимают на себя все стрелы, чтобы потом добиться своих целей.

Но интересно также взглянуть и на то, что ранее повлияло на становление Бэннона как личности. 

Те, кто его знал до сегодняшнего дня, отмечают, что Бэннон все время был одержим военной историей, военной стратегией, борьбой с повстанцами, зарубежными националистическими течениями. 

В числе уважаемых персонажей у Бэннона фигурирует Владимир Ильич Ленин и вьетнамский военный и политик Во Нгуен Зиап, который хотел быть просто философом и историком, а стал самым знаменитым вьетнамским военачальником 20-го века. Зиап, «Красный Наполеон», также получил прозвище «Вулкан под снегом». Зиап, как и Ленин, привлекал Бэннона не своими коммунистическими взглядами, а энергией, упорством и беспощадностью, и тем фактом, что Зиап практически привел Вьетнам к победе над Францией и США. 

По словам давней подруги и коллеги Бэннона Джулии Джонс, любимые книги Бэннона — это «Искусство войны» Сунь Цзы и «Бхагавад-гита». Их он часто и с любовью цитировал еще во времена работы в Голливуде и много рассуждал о дхарме. Бэннон, по мнению Джонс, — милитарист, для которого война — это поэзия. 

Он изучал все войны и битвы, начиная с Древней Греции и Рима, и был одержим фигурами Марка Аврелия и Юлия Цезаря. Особое же воодушевление у Бэннона вызывала Пелопоннесская война и победа Спарты над Афинами. Даже пароль на его компьютере одно время был «Спарта». 

Когда Бэннон еще писал сценарии, он превратил «Трагедию о Кориолане» Шекспира в рэп-мюзикл и перенес сюжет в бунтующий Лос-Анджелес 1992-го года. Сюжет трагедии Шекспира «Тит Андроник» по сценарию Бэннона разворачивался в космосе, а действующими лицами были агрессивные космические монстры. Космос у Бэннона был переполнен войной, местью, политикой, откровенными сценами и мелодрамой.

Джонс считает, что жизнь для Бэннона — это как события в вестернах о знаменитой «Перестрелке у корраля О`Кей», после которой на Дикий Запад пришел закон и порядок. Дхарма, космический порядок, должен быть поддержан. И Бэннон поможет этому произойти.

Буря в стакане или на планете

В 2013 году Бэннон с особенной гордостью показывал фотографию своей дочери Морин Бэннон. Морин окончила Военную академию США в Вест-Пойнте и служила в 101-й воздушно-десантной дивизии в Ираке. На фотографии она сидела на золотом троне Саддама Хусейна с автоматом в руках. 

На Бэннона также на всю жизнь произвело негативное впечатление, как США неуверенно действовали во время кризиса с заложниками в Иране в 1979 году, когда Бэннон как раз служил на флоте в Персидском Заливе. Отношения с Ираном сегодня стремительно портятся с приходом Трампа и его советника к власти. 

Риторика в отношении исламских стран, мигрантов и терроризма становится все агрессивней. Бэннон в принципе видит текущую мировую геополитическую ситуацию как финальную экзистенциональную эпическую битву Запада с «джихадистским фашизмом». 

Примерно в таких же апокалипсических тонах неприятия действительности и окончательного противостояния рисуют происходящее и сами исламисты. Как говорится: они нашли друг друга и готовы к развитию событий. В этом отношении мировоззрение антагонистов совпадает, что не может не пугать обывателя, которого пугают эскалацией глобальной войны Запада с исламом.

Ребекка Берг из Real Clear Politics еще летом 2016 года, до избрания Трампа и назначений Бэннона, писала о главе Breitbart News так: «Бэннон зашел в политику с черного входа, но как бы там ни было, он уже заселился и поменял замки». 

Дальше будет еще интересней.

Илья Плеханов

]]>
Wed, 08 Feb 2017 18:23:39 +0400
Александр Рыбин. Уйгуристан http://navoine.info/rybin-suar.html http://navoine.info/rybin-suar.html Рыбин Александр
Среда, 08 Февраль 2017

 Фотографии из повседневной жизни Синьцзян-Уйгурского автономного района.































]]>
Wed, 08 Feb 2017 10:01:22 +0400