Альманах "Искусство войны" Альманах Искусство войны творчество ветеранов локальных войн: стихи, проза, воспоминания. Военные новости, военное обозрение, репортажи из горячих точек, мнения экспертов. http://navoine.info Mon, 20 Nov 2017 05:16:51 +0400 ru-ru Тихая африканская война США http://navoine.info/us-africa-mil.html http://navoine.info/us-africa-mil.html Северная Америка Африка
Четверг, 29 Июнь 2017

Из 8 тысяч американских солдат специальных сил, оперирующих за пределами США, около 17% сегодня находятся в Африке. Больше – только на Ближнем Востоке. В Африке 1700 американских военнослужащих выполняют различные миссии в 32 странах.

Командующий силами специального назначения США в Африке бригадный генерал Дональд Болдук сообщил, что спецназ США одномоментно выполняет 96 задач на территории 20 стран континента. По его мнению, в обозримом будущем Африка станет представлять гораздо большую угрозу национальным интересам США, чем Афганистан, Ирак и Сирия.

Болдук считает, что через лет 30 ситуация будет значительно хуже, чем сейчас, и что террористические группировки в Африке являются одними из самых смертоносных на планете. Генерал опасается растущего влияния ИГ* на континенте, активности Боко Харам* в Нигерии и Аль-Каиды* в Мали, не говоря уже о ситуации в Ливии. 

Решение — увеличение операций специальных сил в регионе. США, по словам генерала, сегодня не вовлечены в войны в Африке, но иногда «в целях самозащиты» ведут боевые действия, например, против боевиков террористической группировки Аш-Шабаб в Сомали.

Четвертого мая в Сомали погиб американский военнослужащий, а еще двое были ранены в 40 милях западнее столицы страны Могадишо. Это первый погибший американец, после того как США ушли из Сомали в 1995 году, выведя 4 000 своих солдат. В 2013 году американцы вернулись в страну, но уже в значительно меньшем числе. Около 50 спецназовцев США инструктировали вооруженные силы этой африканской страны и выступали в роли военных советников. Особое внимание американцы уделяют формированию и обучению батальона сомалийских коммандос «Данаб». 

В середине апреля этого года стало известно, что помимо элитных солдат в Сомали отправят еще 40 военнослужащих США, которые будут отвечать за налаживание военной логистики в армии Сомали.

С 2009 года США вложили более полутора миллиарда долларов только в экипировку и обучение вооруженных сил Кении, Эфиопии, Уганды, Бурунди и Джибути, чтобы эти страны могли противостоять угрозе, исходящей от группировки Аш-Шабаб. 

Также с 2007 года спецназ США проводит операции в Сомали по уничтожению командиров Аш-Шабаб, а с 2001 по 2016 годы было произведено около 40 ударов по боевикам с воздуха с помощью беспилотников. В марте прошлого года воздушными ударами было убито 150 боевиков, но в сентябре по ошибке американцы уничтожили более десяти правительственных солдат, приняв их за членов Аш-Шабаб. 

В марте же этого года американцам в Сомали изменили правила ведения боя, что позволяет более оперативно наносить воздушные удары по ликвидации подозреваемых в причастности к Аш-Шабаб. В марте в США решили также засекретить всю информацию о перемещении или нахождении американских военнослужащих в регионе. В апреле африканское командование США запросило координаты нахождения всех гуманитарных миссий в Сомали, что многие восприняли как подготовку к более активным боевым действиям в стране. 

Помимо Сомали и Джибути американцы работают с военными Кении, Нигерии, Нигера, Чада, Камеруна, Малави, Сенегала, Туниса, Марокко и с армиями других стран на континенте. 

США также рассматривают свое участие в текущей французской контртеррористической операции «Бархан» в Африке, но без отправки своих войск. Речь идет о помощи с логистикой, заправкой французских самолетов в воздухе, предоставлении французам спутниковых снимков и разведывательной информации. Впервые в ходе операции «Бархан» у США теперь есть свой постоянный представитель во французском командовании. Франции в Африке не хватает больших транспортных самолетов для оперативной переброски техники и грузов, и уже давно звучат голоса, что США должны предоставить самолеты для этих целей. 

Летом прошлого года американцы признали, что в Ливии находятся военнослужащие спецподразделений, которые отвечают за наведение авиаударов в боях за Сирт и предоставление разведывательной информации, а в этом месяце всплыл факт создания небольшой американской базы на юге Ливии еще в 2015 году. Активна ли база сегодня или нет, СМИ не знают. Временная база была создана для контроля над путями контрабандистов из Нигера и Чада. 

До недавнего времени американцы участвовали и в операции в Центральноафриканской республике (ЦАР) по поимке Джозефа Кони, главаря «Господней армии сопротивления», которая за годы своего существования убила около 100 тысяч человек и похитила 20 тысяч детей. Сегодня численность группировки вряд ли превышает 100 человек, и в прошлом месяце США и Уганда объявили об окончании операции и выводе войск из страны. Это частично коснется и 150 американских военных, некоторые из которых, впрочем, останутся и продолжат оказывать услуги по обучению местных военных. 

Правда, операция заканчивается со скандалом, так как угандийских солдат обвиняют во множественных изнасилованиях местных женщин. Американцы говорят, что ничего не знают об этих инцидентах. 

Тем не менее несмотря на всю активность американцев на континенте командующий силами специального назначения США в Африке генерал Болдук говорит, что африканские страны не хотят видеть у себя на земле массированного присутствия американских военных, потому что «они видят, что произошло в тех странах, где были американцы, и напуганы до чертиков». Генерал даже заявил, что он и сам «напуган до чертиков», как все вышло.

Илья Плеханов 

]]>
Thu, 29 Jun 2017 14:06:16 +0400
Франция, США и G5 в барханах Сахеля http://navoine.info/g5-usa-france.html http://navoine.info/g5-usa-france.html Африка Европа
Четверг, 29 Июнь 2017

В среду Совет безопасности ООН единогласно одобрил развертывание в регионе Сахель новой пятитысячной группировки африканских стран для борьбы с экстремистами и контрабандистами.

В мае, когда еще не прошло и недели после его вступления в должность, новоизбранный президент Франции Эммануэль Макрон, отправился в Мали и посетил базу французского контингента в Гао, где дислоцируются 1600 французских военнослужащих. Довольно необычный ход для самых первых дней в офисе, призванный подчеркнуть важность внешней политики и военного присутствия Франции в Африке. 

Сегодня за пределами Франции несут службу около 18 тысяч французских солдат и офицеров. Из них около 4 тысяч заняты в операциях против исламистов в регионе Сахель и расположены в рамках операции «Бархан» в пяти странах (так называемая группа G5 Sahel ): Мали, Нигер, Буркина-Фасо, Чад и Мавритания. Операция «Бархан» формально началась летом 2014 года после завершения операции «Сервал» в Мали.

Проблема в том, что после трех лет операции остро встал вопрос ее дальнейшего финансирования.

Франция долго уговаривала Совет безопасности ООН принять резолюцию по финансированию применения сил G5. G5 была сформирована в 2015 году, а в феврале 2017 года страны договорились о создании совместной военной группировки. В июле в Бамако в Мали ожидается проведение саммита G5, где будет присутствовать и президент Франции Эммануэль Макрон. 

В итоге ООН на этой неделе дала добро на задействование 5 тысяч солдат G5, но при этом резолюция носит символический и половинчатый характер. ООН не авторизовала применение сил G5, а просто «приветствовала» их, и тем самым открестилась от финансирования происходящего, делая уступки США, не желающих повышать миротворческий бюджет ООН. 

ООН тратит почти 8 млрд долларов в год на миротворческие операции. Почти 30% их стоимости оплачивают США. Американцы вообще хотели бы сократить свою долю в миротворческом бюджете ООН как минимум на 1 миллиард долларов. 

Отметим, что именно поэтому ООН не особо жаждет тратиться еще и на новые операции в Африке, так как с трудом оплачивает свою миссию Minusma в Мали. Год проведения этой миссии обходится ООН почти в 1 млрд долларов, в ней участвует 14 тысяч военных и гражданских лиц, а на май 2017 года потери составили 123 человека убитыми. Эффективность Minusma под большим вопросом, так как в Мали хоть больше и не идут масштабные боевые действия, но ситуация оставляет желать лучшего. Чему служит примером недавнее вооруженное нападение на курорт возле столицы Мали Бамако и гибель двух сотрудников ЕС.

Бюджет новой военной группировки G5 составит около 600 миллионов долларов, но его тяжесть должна лечь на плечи пяти африканских стран. Возникает вопрос: откуда эти страны возьмут столько денег? 

В июне ЕС решил выделить новой группировке 50 миллионов евро, что собственно и привело к принятию резолюции. Но это всего лишь 10% от необходимой суммы. Сегодня в ООН говорят о том, что надо созвать конференцию, где потенциальные страны-доноры могли бы скоординировать свою помощь G5, и что ООН приветствует финансирование в рамках двусторонних отношений разных стран. 

Операция «Сервал» только в 2013 году потребовала у Франции 643 миллиона евро. Расходы на зарубежные операции в 2016 году составили около 700 миллионов евро. Соответсвенно, хот ябы по цифрам необходимый бюджет для G5 выглядит вполне адекватным. 

Эммануэль Макрон убеждает Германию более активно участвовать в африканских операциях, но пока четкого ответа от немцев нет. Германия и так с трудом справляется со своим участием в Мали, не говоря уже о плачевном состоянии военной техники в немецких вооруженных силах, хотя немцы недавно и согласились увеличить свой военный контингент в Африке.

Еще весной издание Die Welt, со ссылкой на заместителя главы немецкого контингента в Мали, писало, что половина техники немецкого контингента из-за жары и поломок не работает. Военнослужащие бундесвера используют для передвижения джипы Wolf и Eagle, легкие разведывательные бронеавтомобили Fennek и бронетранспортеры TPz Fuchs. И 50% этого парка простаивает без дела в немецком лагере Camp Castor в городе Гао на востоке страны. Пересеченная местность, каменистые дороги, пыль, жара — все это приводит к быстрому выходу из строя машин и постоянному разрыву шин. Запчасти же слишком редко поступают из Германии для оперативной починки. Четыре вертолета Eurocopter Tiger также без дела стоят на земле, так как оказалось, что при температуре выше 43 градусов по Цельсию их использование представляется слишком рискованным по техническим причинам. Так что на внушительное участие немцев особой надежды нет. 

Военная мощь G5, даже если вдруг найдутся деньги, тоже под большим вопросом. В рамках миротворческой миссии Minusma эти 5 стран уже задействовали около 4 тысяч своих военнослужащих и без особого эффекта. Теперь им предлагается либо вывести их из миссии ООН, чтобы они стали костяком нового формирования, либо привлечь новых солдат для объединенной группировки G5. У стран региона банально нет ресурсов для этого.

Таким образом в Мали сегодня действуют французы, ООН, ЕС (европейские центры обучения солдат Мали) и в теории добавятся еще и отдельные силы G5. У семи нянек дитя без глаза.

Поэтому все взгляды вновь обращены на США. 

США в свою очередь не готовы финансировать даже опосредованно французские операции и посылать свои войска в регион, но готовы делиться с французами разведывательной информацией, обучать африканских военнослужащих и экипировать их, проводить военные учения.

Интерес США в этом регионе, который традиционно находится в сфере влияния Франции, по сути только один — предотвратить финансирование глобальных и региональных террористических группировок, которые делают деньги в Сахеле на контрабанде оружия, наркотиков, табака, на переправке мигрантов и на сборе налогов. Деньги из Сахеля затем идут на террор, который касается и американцев.

Весной этого года США рассматривали в теории свое участие в текущей французской контртеррористической операции «Бархан» в Африке, но без отправки своих войск. Речь шла о возможной помощи с логистикой, заправкой французских самолетов в воздухе, предоставлении французам спутниковых снимков и разведывательной информации. Франции в Африке отчаянно не хватает больших транспортных самолетов для оперативной переброски техники и грузов. 

Впервые в ходе операции «Бархан» у США появился свой постоянный представитель во французском командовании в Мали. 

В мае этого года Африканское командование (АФРИКОМ) США официально сообщило, что помогает французам в Мали и «продолжает» перевозить грузы для операции «Бархан», а также поддерживает миссию ООН на севере Мали. 

Во время атаки боевиков на отель в Бамако в 2015 году на момент нападения в городе находилось уже более 20 бойцов спецназа США, что может говорить об их постоянном присутствии в Мали, для освобождения заложников были переброшены дополнительные американские силы из соседних стран, а с американских беспилотников над городом шла разведывательная информация. 

В феврале этого года стало известно, что также и англичане с марта 2016 года на ежемесячной основе перебрасывают военные грузы транспортными самолетами из Франции в Нигер для поддержки операции «Бархан». 

Создаваемая группировка G5 будет нуждаться во всем том же самом, в чем нуждаются французы и чего им так не хватает в Мали: деньги, техника, логистика, информация. Такое распыление сил в одном регионе вызывает сомнение в реальной эффективности принятого вчера решения ООН.

Илья Плеханов

]]>
Thu, 29 Jun 2017 12:17:25 +0400
Мобильность боевиков в Мали и отказ немецкой техники http://navoine.info/bundes-mali.html http://navoine.info/bundes-mali.html Африка Европа ВПК/Hi-Tech/Оружие
Вторник, 25 Апрель 2017

Сегодня за пределами Германии больше всего немецких солдат базируется в Мали. Около 650 немецких военнослужащих находятся там в рамках миротворческой миссии MINUSMA (Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Мали) и еще около 400 занимаются инструктажем африканских военных в рамках обучающей миссии ЕС.

Кроме того, вместе с немцами в Мали оперирует голландский и шведский спецназ, а в специально созданном информационном подразделении работают офицеры Норвегии, Дании, Финляндии и других стран Европы. Естественно, это все помимо масштабного французского участия.

Но пока только немцы признают, что у них большие проблемы с военной техникой.

Немецкая техника встала на жаре

По данным издания Die Welt, которое ссылается на заместителя главы немецкого контингента в Мали, половина техники из-за жары и поломок не работает. Военнослужащие Бундесвера используют для передвижения джипы Wolf и Eagle, лёгкие разведывательные бронеавтомобили Fennek и бронетранспортеры TPz Fuchs. А 50% этого парка простаивает без дела в немецком лагере Camp Castor в городе Гао на востоке страны.

«Мы гарантируем выполнение наших обязательств перед ООН. Условия, в которых нам приходится выполнять операции, постоянно толкают нас к пределу технических возможностей», — заявил немецкий офицер.

Пересеченная местность, каменистые дороги, пыль, жара — все это приводит к быстрому выходу из строя машин и постоянному разрыву шин. Запчасти же слишком редко поступают из Германии для оперативной починки. 

Четыре вертолета Eurocopter Tiger также без дела стоят на земле, так как оказалось, что при температуре выше 43,26 градусов по Цельсию их использование представляется слишком рискованным по техническим причинам. По прогнозу в ближайшие недели температура днем будет колебаться в районе 43-45 градусов, то есть вертолеты так и не поднимутся днем в небо.

Но и это еще не все.

По уставу легкие разведывательные беспилотники немцев не могут храниться внутри машин, поэтому они крепятся снаружи на бронетранспортерах, что в итоге приводит к перегреву батарей и немцы лишаются возможности вести разведку местности. 

Впрочем, даже если бы дроны летали, немцы испытывают нехватку операторов и аналитиков информации, так как все силы брошены на работу с потоками данных из Афганистана, Сирии и Ирака. 

Зимой о ситуации в Мали высказался председатель профсоюза Бундесвера Андре Вюстнер. По его словам, в Мали Германия может совершить те же ошибки, что и в Афганистане, и что у ФРГ нет четкого понимания, что делать и когда заканчивать свою миссию. Ханс-Петер Бартел из парламентского комитета по обороне заявил, что у немецких солдат в Мали нет регулярного доступа к воде, нет четкой координации действий с другими участниками миссии.

Мобильность — ключ к успеху

В это время, пока немецкая техника стоит, боевики в Мали используют «тойоты хаоса» для быстрых передвижений, совершая классические «раззиа» Сахеля, внезапные стремительные рейды. Только сегодня вместо верблюдов у них японские пикапы. 

В Национальной гвардии Мали до сих пор сохраняются подразделения, до недавнего времени тоже использовавшие верблюдов, но сменившие в итоге их на мотоциклы и машины. Именно эти части являются самыми мобильными и боеспособными в стране для ведения противопартизанской войны. 

В апреле был опубликован доклад аналитического центра RAND о ситуации в Мали. Авторы доклада отмечают, что боевики приходят в себя после разгрома в ходе французской операции «Сервал» в 2013-2014 гг., расширяют географию своего присутствия в стране, перевооружаются и используют все более сложную тактику при атаках. 

При этом мобильность — один из решающих факторов их действий. Частично это понимают и в руководстве Мали, когда говорят что надо заниматься внутренней безопасностью, а не готовиться к «войне с Буркина-Фасо» и что «танки на защитят Гао от террористов». 

В планах руководства — превращение 10% вооруженных сил в специальные мобильные части, способные вести агрессивные боевые действия в самых удаленных уголках страны. Также в Мали ведут переговоры о покупке более подходящих для африканских условий бразильских самолетов A-29 Super Tucano, вместо американских или европейских машин. При этом малийцы готовы платить за них сами, а не использовать деньги Запада. Но пока все эти планы остаются нереализованными.

Несколько дней назад власти Мали были вынуждены продлить режим чрезвычайного положения после апрельских атак боевиков на армейский лагерь и подрыва автомобиля миротворцев ООН. 

«Все сыпется»

Проблемы же вооруженных сил и военной техники Германии не заканчиваются в Мали. 

Только 10 из 31 вертолета Eurocopter Tiger находятся в строю, и лишь 4 из 22 вертолетов Sea Lynx могут подниматься в воздух. У транспортных вертолетов NH90 and CH53 дела обстоят не лучше. Что касается самолетов, то боеспособными признаны 38 из 89 Tornado. Только 25 из 57 транспортников Transall C-160 могут участвовать в операциях. 

В бронетехнике работоспособны 70 из 189 БТР Boxer и только половина из 406 БМП Marder.

Напомним, что еще 11 января правительство Германии приняло решение расширить миссию бундесвера в Мали, увеличив контингент немецких солдат до 1000 человек.

Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен зимой попросила 130 млрд евро на перевооружение армии, как раз после того, как стала ясна плачевная ситуация с военной техникой. Военный бюджет страны планируется увеличить с 34,3 млрд евро в 2016 году до 39,2 млрд в 2020 году. 

]]>
Tue, 25 Apr 2017 11:00:48 +0400
«Один пояс и один путь»: китайские ЧВК и безопасность экономической экспансии Поднебесной http://navoine.info/china-pmc-exp.html http://navoine.info/china-pmc-exp.html ЧВК Африка Азия/Океания
Понедельник, 27 Март 2017

На прошлой неделе повстанцы в Южном Судане заявили, что похитили четверых сотрудников нефтяного консорциума DAR Petroleum Operating Company, включая пакистанского инженера. В консорциум входят китайские нефтяные гиганты CNPC, Sinopec и малазийский Petronas. Повстанцы требуют, чтобы китайские компании ушли из страны. Власти Южного Судана, которым крайне важны китайские деньги, сразу после события заверили своих китайских партнеров, что примут все меры для улучшения безопасности нефтяников. На этот раз никто из китайских граждан не пострадал, но так везет не всегда.

Жизнь китайских граждан за рубежом под угрозой

Летом прошлого года в Южном Судане были убиты два китайских миротворца, а китайской компании CNPC пришлось в спешном порядке эвакуировать своих сотрудников. За охрану нефтяников отвечала китайская же частная охранная фирма DeWe. Офис DeWe в Джубе, столице Южного Судана, возглавлял ветеран китайской армии Конг Вэй, уволившийся из рядов вооруженных сил за пять лет до событий. Ему и его команде под огнем повстанцев надо было спасти 330 китайских граждан, что китайские контракторы успешно сделали.

В 2004 году 14 китайских рабочих убиты в Афганистане и Пакистане. В 2007 году 8 китайских нефтяников убиты в Эфиопии. В 2008 году 8 китайских рабочих похищены в Судане и 5 убиты при небрежной операции по их освобождению. В 2010 году 4 китайских рабочих убиты при террористической атаке в Бирме. В 2011 году 13 китайских рыбаков убиты в Тайланде. В 2012 году в Судане в январе захвачены в плен 29 китайских рабочих (еще 1 убит), а в том же году в Египте похищены 25 китайских рабочих.

С 2006 по 2010 годы Китаю пришлось спасать и эвакуировать до 6 тысяч своих граждан из Восточного Тимора, Чада, Ливана, Соломоновых островов, Тонга, Таиланда, Гаити и т.д. В 2011 году пришлось эвакуировать 50 тысяч китайских рабочих из Ливии и Египта.

Список подобных историй можно продолжать долго.

Экономическая экспансия

Сегодня за пределами Поднебесной только в китайских государственных компаниях работают сотни тысяч китайских граждан. Общее число работающих за рубежом граждан оценивают в миллионы, количество китайских компаний — в десятки тысяч. И это только начало.

Китай наращивает свои инвестиции в Африку и на Ближнем Востоке. Китай работает над концепцией «Один пояс и один путь» — созданием «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века». В рамках этой концепции Китай планирует укрепить свои экономические связи со странами Центральной и Западной Азии, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, войти в инфраструктурные и транспортные проекты, обеспечить себе поставки сырья из этих регионов планеты и наладить рынки сбыта. 

Проблема в том, что ситуация во многих странах Шелковых путей нестабильна и опасна. В соседнем с Афганистаном Пакистане, например, работают более 10 тысяч китайских рабочих, в Нигерии — 50 тысяч китайских рабочих, безопасность которых необходимо обеспечивать. 

Иными словами, у Китая есть свои растущие из года в год коммерческие интересы за рубежом, есть инвестиции, есть люди и объекты, транспортные маршруты, которые требуют охраны.

По геополитическим, дипломатическим и финансовым причинам использовать все время только свои вооруженные силы для обеспечения безопасности Китаю не с руки. Вопрос о применении своих собственных частных военных и охранных компаний за рубежом в Китае назрел давно. 

Чужих нам не надо — подавай своих

До недавнего времени китайские компании использовали западные и местные ЧВК для охраны своих сотрудников и объектов, а также для защиты от пиратов в море. Но все может очень скоро измениться, особенно после событий в Южном Судане и в связи с ростом напряженности в отношениях между США и Китаем. Китаю нужны свои глобальные службы безопасности. 

Летом прошлого года из-за проблем в Южном Судане глава Китая Си Цзиньпин заявил, что китайским компаниям, работающим в опасных регионах, необходимо обеспечить защиту в экстренных ситуациях. 

Через два месяца после слов Си Цзиньпина китайская компания DeWe сообщила, что планирует создать два «лагеря по безопасности» в Южном Судане и в Центральноафриканской Республике (ЦАР), а глава DeWe и вовсе заявил, что целью его компании является массовое создание таких лагерей во всех нестабильных странах, где есть экономические интересы Китая.

DeWe была создана еще в 2011 году ветеранами вооруженных сил и полиции. Сегодня у компании в Китае есть тренировочный лагерь с копией «типичного» ближневосточного городка, где проходят учения по действиям под огнем террористов или повстанцев, эвакуации и освобождению заложников. С 2013 года около 90 тысяч гражданских сотрудников китайских компаний, работающих за рубежом, прошли там обучение. Сегодня у DeWe 352 сотрудника работают вне Китая (в основном в Южном Судане, Эфиопии и Кении), а на субподряде нанято около 3000 местных охранников. 

В 2010 году была создана Shandong Huawei Security Group. Компания рекрутирует на работу за рубежом бывших военных, сотрудников специальных подразделений и полицейских Китая, в том числе и бывших охранников китайских посольств и дипломатов в горячих точках и специалистов по охране авиалиний. Основные направления – это Ирак и Афганистан. 

По данным китайских аналитиков, в 2016 году за пределами Поднебесной уже работало 3200 сотрудников частных китайских охранных компаний. Для сравнения, в миротворческих миссиях ООН несли службу всего 2600 китайских военнослужащих. 

Вопросы оружия

По большей части китайские контракторы не вооружены, так как Китай очень не хочет, чтобы его ЧВК становились объектом международной, медийной и правозащитной травли, как это происходит с западными ЧВК, особенно с компанией Blackwater.

По иронии судьбы, сегодня основатель и глава Blackwater американец Эрик Принс работает на компанию из Гонконга с тесными связями с государственными корпорациями Китая и занимается логистическими проектами для китайцев в Африке. Новая компания Эрика Принса также планирует создать две базы в южной провинции Юньнань и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР). Принс говорит, что это будут тренировочные базы для обеспечения безопасности работы китайских компаний в рамках концепции «Один пояс и один путь». Но сразу же возникли вопросы, почему Принс будет работать в неспокойном регионе мусульман-уйгуров и на границе с Мьянмой и Лаосом, где у Китая есть проблемы с наркоторговцами и террористами.

И хотя китайские ЧВК официально не вооружены, но они «управляют» вооруженными местными субконтракторами, как это было в Южном Судане и Ираке. В случае критической ситуации китайские ЧВК могут «одолжить» оружие у своих субподрядчиков. 

Есть и еще один фактор, который сдерживает применение вооруженных ЧВК Китаем. Это вопрос этнических отношений. В той же Африке царит не всегда самое позитивное отношение местных жителей к растущему числу китайцев в их странах. В 2010 году в Замбии охрана китайской компании открыла огонь по местным рабочим, требующим повышения зарплаты, после чего начались антикитайские волнения. 

Так или иначе, как только Китай начнет все сильнее погружаться в контракты в горячих точках, необходимость вооруженных ЧВК станет очевидной. Этот путь западные ЧВК прошли на море, когда после первых атак пиратов стало ясно, что безоружные охранники на палубе бесполезны. 

В 2010 году Китай разрешил создавать частные вооруженные охранные фирмы внутри страны, которые охраняли банки и производства. На повестке дня вооруженные ЧВК Китая за границей. 

На госконтроле

Безусловно, китайские ЧВК сложно назвать рыночными игроками. Все они основаны бывшими военными или полицейскими и так или иначе контролируются госорганами. Основные клиенты — это тоже крупные государственные корпорации.

Да и сама история создания китайских ЧВК идет от инициатив государства. В 2007 году для охраны 600 китайских дипломатов в стране было создано специальное бюро консульской защиты за рубежом, которое несло ответственность за безопасность посольств и дипломатов в случае нападения или эвакуации. В 2009 году в китайской прессе всерьез обсуждался вопрос о возможной отправке китайских полицейских сил для защиты медных рудников китайских компаний в Афганистане. 

В итоге стратегический выбор Поднебесной пал не на чисто государственные силовые структуры, работающие за рубежом, не на миротворцев и даже не на контракты с иностранными ЧВК, а на собственные частные охранные компании по опекой государства.

Китайские компании сегодня отказываются от контрактов с американцами и англичанами и нанимают свои китайские же ЧВК. Китайскому бизнесу в горячих точках не надо нанимать и зачастую бесполезную местную охрану, которая сама же и сдаст иностранных рабочих при первой опасности, и не надо терять лицо, гордость и секреты фирмы, нанимая западные частные военные компании. 

Но при этом Китай делает все очень аккуратно и очень медленно расширяет деятельность своих охранных компаний за рубежом, подчеркивая, что это сугубо экономическая рыночная активность в рамках концепции «Один пояс и один путь» и с позиции «политики невмешательства». Жертвы среди местного населения, международные скандалы и анти-китайские настроения Поднебесной не нужны, но и безопасность своих граждан и активов необходимо обеспечивать. Китай ищет эту грань с 2004 года, и скорее всего, индустрию китайских ЧВК ждет большое будущее. Сегодня китайские компании за рубежом тратят 10 млрд долларов в год на безопасность. Только 10% этих денег достаются китайским охранным фирмам. Этому бизнесу есть куда расти.

Илья Плеханов

]]>
Mon, 27 Mar 2017 11:23:23 +0400
Эрик Принс бомбит Ливию? http://navoine.info/prince-bomb-lyb.html http://navoine.info/prince-bomb-lyb.html ЧВК Африка Судьба Ливия
Среда, 25 Январь 2017

Ресурс Intelligence Online  опубликовал материал о наемных пилотах, вероятно работающих на Эрика Принса, основателя и бывшего главы известной частной военной компании (ЧВК) Blackwater. Пилоты вылетают с базы Аль-Хадим и пилотируют самолеты AT-802. AT-802 — это сельскохозяйственный самолёт начала 90-х годов, производства американской компании Air Tractor («Воздушный трактор»), созданный для распыления удобрений и ядохимикатов, но есть и модификация AT-802U от 2009 года. AT-802U – это легкий штурмовик. Используется ВВС Колумбии и ОАЭ. 

Сегодня ОАЭ поддерживают генерала Халифу Хафтара. Халифа Хафтар — интересная фигура. Родился в 1943-м году, выпускник Военной академии Бенгази, проходил обучение в СССР и Египте, говорит на русском языке, участвовал в перевороте, который привел к власти Муаммара Каддафи. В 1973 году во время войны с Израилем командовал ливийскими подразделениями, оказывавшими поддержку Египту. Участвовал в чадско-ливийском конфликте и попал в плен. После этого Каддафи отрекся от Хафтара, что сильно повлияло на отношения между ними.При поддержке ЦРУ Хафтар сбежал из плена и перебрался в Заир, в Кению, и, наконец, в США. Жил там почти 20 лет, получил американское гражданство. В 2011 году Хафтар возвратился в Ливию и принял участие в войне.

После многих лет политического и военного лавирования в хаосе ливийских событий, после пережитых покушений, Хафтар в апреле 2016 года в ходе кампании по возвращению в армию бывших офицеров Каддафи стал главнокомандующим национальной армии, которую его противники, впрочем, называют очередной личной группировкой. Халифа Хафтар до недавнего времени пользовался поддержкой США, но после отказа признать созданное в марте прошлого года правительство национального согласия американские друзья к нему сильно охладели. Хафтар сегодня поддерживает парламент в Тобруке, а сам базируется в районе Бенгази и периодически ведет боевые действия как против исламистов, так и против группировок, связанных с Триполи.

Генерал бывает в Москве и ведет переговоры с Россией о поддержке и поставках вооружений, а также пользуется помощью Египта и ОАЭ.

Впервые эмиратский AT-802 были замечен на неопознанной базе в Ливии еще в июне 2015 года. В ноябре 2016 года «Революционный совет шуры Бенгази», радикальная исламистская группировка, связанная с Аль-Каидой, опубликовала видеоролик, на котором AT-802 ОАЭ наносит удары с воздуха в поддержку сил генерала Хафтара.

Эрик Принс переехал в Абу-Даби в 2010 году, основав компанию Reflex Responses Company (R2), которая в 2011 году получила от ОАЭ контракт на создание иностранного наемного легиона, призванного заниматься контртеррористической деятельностью и обеспечением внутренней безопасности. И хотя сейчас Принс работает на китайских инвесторов, его связи с ОАЭ остаются тесными. По собственным данным ресурса War Is Boring, пилоты, бомбящие с AT-802, являются наемниками и не арабами, и в целом наемные пилоты самолетов такого рода — это обычно американцы.

Ранее Принс уже рассматривал покупку сельскохозяйственных американских самолетов Thrush 510G для австрийской компании Airborne Technologies, в которой у него 25%-я доля. Самолеты, после серьезной модификации в Австрии, с наемными пилотами должны были использоваться в Африке для разведки и огневой поддержки частных военных компаний с воздуха. Принс хотел создать воздушный флот из 100-150 таких самолетов, но дело остановилось на модификации всего двух.

В 2013 и 2015 годах, по данным The Intercept, Принс лично не раз бывал в Ливии и предлагал в том числе у услуги по использованию самолетов и наемных пилотов своей компании. 

Кстати, любопытный факт, что родная сестра Эрика Принса, политик и миллиардер Элизабет «Бетси» Девос, в ноябре была названа министром образования США в администрации избранного президента Дональда Трампа. 

В 2015-2016 годах много писали об американском наемном пилоте Фреде Шредере, который до контракта в Ливии шесть лет работал в Китае. Шредер пилотировал Mirage по контракту с катарской компанией и базировался под Бенгази. 

Кроме возможных пилотов из компаний Принса в небе Ливии летает множество других наемников. ВВС мятежников Libya Dawn Air Force (LDAF) обращалась в поисках наемных пилотов к украинским и иорданским компаниям, в июне 2016 года погиб португальский наемный пилот Mirage F1ED. 

Пилоты молдавской Sky Prim Air со связями с компанией Oscar Jet из ОАЭ летают на транспортных самолетах в интересах правительства в Тобруке, в декабре в Рас-Лануф был замечен наемный пилот компании Cargo Air Company, которая как минимум занимается перевозкой грузов и людей в Ливии.

В 2016 году ресурс Middle East Eye опубликовал несколько материалов, в которых утверждает, что именно ВВС ОАЭ совершают боевые вылеты над Ливией, а в перехваченных ведущихся в том числе и на английском языке переговорах пилотов в небе Ливии помимо британского и американского акцентов слышны еще и французский и итальянский акценты. 

После активных переговоров генерала Хафтара с Россией и визита на авианосец «Адмирал Кузнецов» у зарубежных комментаторов возникает вопрос, насколько скоро и будет ли услышана и русская речь в небе над Ливией.

Илья Плеханов

]]>
Wed, 25 Jan 2017 10:15:14 +0400
Планирует ли Россия военную базу в Ливии? http://navoine.info/rusbaza-beng.html http://navoine.info/rusbaza-beng.html Россия/СНГ Африка
Среда, 30 Ноябрь 2016

26 ноября в Москву прибыл командующий национальной армией Ливии Халифа Хафтар. В ходе визита Хафтар встретился с главой МИД России Сергеем Лавровым и провел встречу в Министерстве обороны России, где озвучил свои пожелания по поводу получения военной помощи от России для борьбы с исламистами. В июне этого года Хафтар уже побывал в Москве и встречался с министром обороны России Сергеем Шойгу и секретарем Совбеза Николаем Патрушевым. По неподтвержденным официально данным, в сентябре посланник Хафтара в Москве также просил Россию содействовать в снятии эмбарго на поставки вооружений национальной армии Ливии.

У российских СМИ этот визит не вызвал особого внимания, но на Ближнем Востоке этим челночным рейсам генерала придают гораздо большее значение. 

Халифа Хафтар — интересная фигура. Родился в 1943-м году, выпускник Военной академии Бенгази, проходил обучение в СССР и Египте, говорит на русском языке, участвовал в перевороте, который привел Каддафи к власти. В 1973 году во время войны с Израилем командовал ливийскими подразделениями, оказывавшими поддержку Египту. Участвовал в чадско-ливийском конфликте и попал в плен, после чего Каддафи отрекся от Хафтара, что сильно повлияло на отношения между ними.

Из плена Хафтар перебирается при поддержке ЦРУ в Заир, в Кению, и, наконец-то, в США. Живет там почти 20 лет, получает американское гражданство. В 2011 году Хафтар возвращается в Ливию и принимает участие в войне. Он — видная фигура оппозиции. И после многих лет политического и военного лавирования в хаосе ливийских событий, после пережитых покушений Хафтар в апреле 2016 года в ходе кампании по возвращению в армию бывших офицеров Каддафи стал главнокомандующим национальной армии, которую его противники, впрочем, называют очередной личной группировкой. 

Сегодня в Ливии обладают хоть какой-то весомой властью несколько сил, в том числе и избранный еще в 2014 году парламент со штаб-квартирой в городе Тобрук, созданное в марте 2016 года при поддержке ООН и Европы правительство национального согласия со штаб-квартирой в Триполи и не сдающееся пока Исламское государство (запрещено в РФ) в осажденном Сирте.

Халифа Хафтар до недавнего времени пользовался поддержкой США, но после отказа признать созданное в марте правительство национального согласия американские друзья к нему сильно охладели. Хафтар сегодня поддерживает парламент в Тобруке, а сам базируется в районе Бенгази и периодически ведет боевые действия как против исламистов, так и против группировок, связанных с Триполи. Хафтару помогают в первую очередь Египет и ОАЭ, которые, возможно, самолетами доставляют и оружие ведущим боевые действия частям национальной армии Хафтара. Именно Египет и ОАЭ могли выступить посредниками и подтолкнуть Хафтара открыто обратиться к России за военной поддержкой.

В июне переговоры с Москвой не принесли плоды. Спецназ США, Великобритании и Италии готовил ливийцев к штурму Сирта, западная Коалиция активно бомбила Сирт и ИГ, а Россия была занята Сирией и не хотела вмешиваться.

Теперь же с избранием Трампа президентом США, с возросшей неопределенностью по поводу политики Запада на Ближнем Востоке и в Северной Африке, из-за длительного отсутствия полной победы над ИГ в Сирте и в связи со смутными перспективами успеха борьбы с исламистами в целом, у Хафтара появилось желание подстраховаться на будущее, «наладив отношения с еще одной великой державой», тем более, что осенью ему удалось отбить у «Гвардии обороны нефтяных объектов» как раз эти самые объекты нефтяной инфраструктуры. 

Известный израильский ресурс DEBKAfile, пользующийся скорее репутацией «желтого» издания, пишет, что Хафтар просит у России бронетехнику, вертолеты, самолеты и не исключено, что в ходе переговоров он озвучил и сценарий непосредственной воздушной поддержки авиации России. По мнению DEBKAfile, у России появилось «окно возможностей», и она могла бы использовать авианосец «Адмирал Кузнецов» для этих целей или авиабазу Сиди-Баррани в Египте недалеко от границы с Ливией. Более того, Москва вполне могла задуматься о создании своей военно-морской и военно-воздушной базы в районе Бенгази. Она стала бы первой базой пост-советской России в Северной Африке, и как подчеркивает издание, всего в 700 километрах от Европы.

Спекуляции о базе России в Ливии не новы. Еще в 2009 году Reuters цитировал неназванного российского военного представителя, который заявлял, что в России принято политическое решение о создании российских военно-морских баз в Сирии, Ливии и Йемене в течение нескольких ближайших лет.

В ноябре этого года европейский ресурс Modern Diplomacy пишет, что в Ливии Россия добивается того, чтобы нестабильность в этой стране оставалась «головной болью» для Европы и что вообще интервенция НАТО и свержение Каддафи вызвало личное возмущение Путина. 

А Brookings Institution в сентябре 2016-го отмечало, что Россия не только хочет расширить рынок сбыта своих вооружений за счет поставок в Ливию, но жаждет и играть ведущую роль в восстановлении страны, в экономическом и политическом плане, не дав Ливии стать про-западным государством в обозримом будущем. Более того, такая Ливия может гарантировать России (имеется в виду ВМФ РФ) использование портов в Бенгази и Сирте, что еще больше укрепит позиции и влияние России в Средиземном море.

Илья Плеханов

]]>
Wed, 30 Nov 2016 10:47:14 +0400
Из сборника Хантера С. Томпсона "Поколение свиней" http://navoine.info/pigs-generation.html http://navoine.info/pigs-generation.html Северная Америка Африка Ближний Восток Ливия
Вторник, 09 Август 2016

 Американское столетие?

— Каждый американец чувствует острое искушение разбомбить Ливию, чтобы она вернулась в каменный век, из которого пришел ее варварский диктатор.

Передовица «Denver Post», 9 января 1988 года

На прошлой неделе в средствах массовой информации поднялся шум вокруг слухов об острой конфронтации между Рональдом Рейганом и преступником-маньяком, арабом по имени Хадафи, или Гаддафи, или даже Муамар аль-Каддафи, как его называет «New York Times». Кажется, ни один человек в Вашингтоне не знает, как правильно писать его имя, несмотря на то, что теперь он стал центральной фигурой в процессе сползания к Третьей Мировой войне.

Полковник Каддафи — такое написание принято у нас на Западном берегу — занимает пост председателя Революционного руководящего совета Ливийской арабской Джамахирии и главнокомандующего ливийскими вооруженными силами. Говорят, он живет с женой и семью детьми за толстыми каменными стенами в армейских казармах Баб-Азизия на окраине Триполи. По ночам он произносит безумные речи или плетет интриги, сидя в своем убежище перед целым строем микрофонов, подключенных к сети международных коммуникаций. Так он поддерживает постоянную связь со всеми столицами цивилизованного мира, и, вероятно, с большинством остальных столиц.

На волнах эфира полковник без стеснения делится своими ночными раздумьями; он обращается даже к тем, кого планирует убить. На сегодняшний день список его врагов, подлежащих уничтожению, отличается длиной и разнообразием. Начинается этот список с Рональда Рейгана и английской королевы и кончается пилотами с авианосца «Корал си» и случайными прохожими на улицах американских городов. Полковник угрожает убить всех, если его не оставят в покое.

Так, по крайней мере, изображают ситуацию в Вашингтоне, где на Каддафи смотрят как на бешеного пса вроде Гитлера. Даже вечно улыбающаяся Джоди Пауэлл, бывший пресс-секретарь бывшего президента Джимми Картера, заявляет в печати, что «пришло время наказать Каддафи» за безумные преступления международного терроризма»… А под «наказанием» в данной ситуации обычно подразумевается серьезная военная акция, такая, например, как обстрел пляжей Триполи с кораблей США или удар бомбардировщиков Б-52 по предполагаемым «тренировочным лагерям террористов» в ливийской пустыне.

Это своеобразное мышление, которое не связывает множество факторов, причем и Рейган, и Пауэлл пришли к нему задолго до сегодняшних событий. Когда Рональд Рейган последний раз вмешался в запутанную ситуацию на Среднем Востоке, он получил 264 морских пехотинца, прибывших из Бейрута в мешках для транспортировки трупов, — жестокие и необоснованные потери… Авантюра Пауэлл с использованием военной силы в исламском мире привела к катастрофе 1980 года. Тогда с треском провалилась бестолково подготовленная «операция спасения» американских заложников в Иране. Все закончилось кошмаром смерти, позора и унижения.

Наши достижения в этом регионе нельзя назвать впечатляющими. Арабы боятся наших угроз, бомб и новых военных технологий не больше, чем в свое время боялись вьетнамцы. Кажется, у них другие планы, нравится нам это или нет, и однажды у нас может появиться странное ощущение — несмотря на сегодняшний хаос в ценах на нефть, продаваемую ОПЕК, — что мы и вправду остались не у дел. Арабы глядят дальше границы «Американского Столетия», как называл его Генри Люс ведь даже по арабскому календарю отрезок времени от сегодняшнего дня до 2001 года короче продолжительности собачьей жизни.

Полковник Каддафи появился на свет сорок три года назад в палатке из козьих шкур где-то в пустыне между средиземноморским портовым городом Сиртой и расположенным в глубине страны городом Себхой. В то время Себха была столицей южной провинции Феццан, быстро строившейся на открытом всем ветрам пространстве. Ливия, тогда еще итальянская колония, представляла собой отсталую феодальную область на бесплодном побережье Северной Африки. Измученная междоусобными войнами страна была похожа на кипящий котел страха и смятения.

Отца и родного дядю Муамара посадили в тюрьму за политические выступления против колониальной администрации, поэтому мальчик воспитывался в ненависти к итальянцам. В двадцать семь лет, имея чин капитана войск связи, Каддафи при поддержке шестидесяти сподвижников захватил контроль над страной. Он совершил бескровный переворот и сверг бездарного короля Идриса, который в то время имел под ружьем двадцать тысяч гвардейцев. Так Каддафи начал долгую и плодотворную деятельность в качестве лидера одной из ведущих нефтедобывающих стран мира.

Так что? Он занимает свое место уже шестнадцать лет — дольше, чем большинство остальных лидеров в сегодняшнем политическом мире, за исключением Альфреда Стесснера в Парагвае, Фердинанда Маркоса на Филиппинах и Фиделя Кастро на Кубе — примечательно, что среди политических долгожителей нет ни одного классического демократа.

Шестнадцать лет — большой срок в этой лиге и в этом столетии. Нам кажется, что Рональд Рейган стоит у штурвала уже целую вечность, а на самом деле — всего пять лет. Джон Ф. Кеннеди провел на посту президента меньше трех лет и был убит, а Уинстона Черчилля отправляли в отставку дважды, и каждый раз срок его премьерства был короче пяти лет.

На этой скоростной трассе время летит быстро. Юлий Цезарь умер, побыв диктатором пять лет, а отвратительный извращенец Калигула покинул подданных всего через четыре года — как президент США, выбранный на один срок.

Даже Франклин Делано Рузвельт не оставался на посту президента столько лет, сколько загадочный король-пастух Ливии Муамар Каддафи уже записал в свой вахтенный журнал, а ведь ему всего сорок три года. Говорят, что в Ливии у него нет врагов, или, по крайней мере, его враги не живут слишком долго. Режим Каддафи — один из наиболее стабильных в Северной Африке со времен Хайле Селассие в Эфиопии, который продержался сорок четыре года.

Селассие, «Лев от колена Иудина», не считался ни с человеком, ни с Богом, но он недооценил невежественных головорезов, и они свергли его, как за несколько лет до того свергли Муссолини.

Правление Селассие было хаотичным, а наследие еще хуже, но он сидел в своем кресле дольше, чем кто-либо в этом столетии, за исключением императора Японии Хирохито, который сохранял свой титул пятьдесят девять лет. Рекорд, который может удержаться навечно, учитывая характер и темп развития… И если сегодня есть потенциальный претендент на побитие этого рекорда, то это, вероятно, полковник Муамар Каддафи из Ливии.

Он умнее Рейгана и молчаливее Фиделя Кастро, и в совершенстве постиг философию тирании. Даже немцы не хотят спорить с Каддафи, невзирая на все его преступления.

Может быть, полковник Каддафи действительно так свиреп, вероломен и безумен, как говорит Рональд Рейган, но многие, в том числе наши ближайшие союзники, извлекают пользу из сотрудничества с ним, и, скорее всего, он продержится еще долго, если только его не убьют по приказу Рейгана.

          13 января 1986 года


Неспокойное время в Триполи

На прошлой неделе в новостях было много сообщений о насилии, но нашей теме соответствовали лишь немногие из них. Не было крупных бомбардировок, угонов самолетов или массовой резни. Для разнообразия даже в Южной Африке было спокойно, и в Ливане в среду было убито всего несколько сот человек.

«Washington Post» сообщила, что произошедшее неделю назад крушение самолета, в котором погиб популярный певец Рики Нельсон, могло быть вызвано неудачными экспериментами с кокаином на борту. В результате начался пожар, и самолет с семью пассажирами был обречен. Новость потрясла фанатов Рики Нельсона, для которых он в чистом виде олицетворял американский пригородный подростковый стиль, сложившийся в середине пятидесятых годов. В свое время Рики олицетворял этот стиль на телевидении. Ужасно, говорили фанаты, что Рики бросил их на произвол судьбы, уйдя из жизни в адском наркотическом огне.

Ну что ж… я не принадлежу к их компании. Мы с этим придурком росли вместе, и мне пришлось глядеть на его идиотскую манеру двигаться подобно мухе-дрозофиле так долго, что не хочется даже вспоминать.

То, что Рики был панком, еще не свидетельствовало о его пристрастии к наркотикам. Только бывшая жена и ее адвокат открыто называли его наркоманом. Не было никаких доказательств или хотя бы правдоподобных слухов, свидетельствовавших о том, что он глубоко увяз и у него в любой момент могло снести крышу, что наркотическое пламя способно было разгореться до безумной силы и поджечь самолет в небе, убив его невесту и лучших друзей.

Это обвинение возвращает нас к делу о разводе пятилетней давности. Тогда имелись только косвенные доказательства зависимости Рики от наркотиков — осиное гнездо злых домыслов, как выражаются профессионалы в этой области… Нельзя сказать, что те слухи не похожи на поток диких обвинений, выдвинутых Рональдом Рейганом против ливийского лидера Муамара Каддафи.

На прошлой неделе полковник развлекался: то напускал на других страху, то бил себя в грудь, потом быстро переходил к демонстрации извращенного от природы чувства юмора — так, по крайней мере, видится мне, хотя многие находят в этом нечто другое. В любом случае его шуточки вызывают тревогу.

В Вашингтоне некоторые люди, в том числе крупные демократы, оценивают поведение полковника как последнюю стадию психического заболевания — глубокого и злокачественного, — результатом которого может стать конец света. Так полагает, например, сенатор от Огайо Говард Метценбаум, известный своим юродствующим либерализмом. Особенности личности этого сенатора заставляют вообразить причудливую генетическую мутацию, в результате которой объединились свойства Губерта Хэмфри, Билли Сол Эстеса и сталиниста — погонщика верблюдов из Южного Йемена. Этот давний лоббист Израиля заявил на телевидении, что, наконец, пришло время успокоить Каддафи раз и навсегда — прямой призыв к политическому убийству. «Возможно, мы подошли к такому моменту, — сказал Метценбаум, — когда мистер Каддафи должен быть устранен».

Даже министр обороны Каспар Уайнбергер не захотел заходить так далеко — даже после того, как во время длительной дискуссии с Тедом Коппелом в передаче «Вечерней строкой» полковник сообщил о своих планах уничтожения Шестого флота США и всех нефтяных скважин к востоку от Гибралтара.

Через минуту после этих заявлений полковник заверил Коппела, что абсолютно искренне приглашает Рейгана приехать в Ливию, чтобы посидеть в походной палатке и открыто обсудить все проблемы, как мужчина с мужчиной. Коппел в ответ пригласил Каддафи в Белый дом на обед — без Джорджа Шульца. Польщенный аль-Каид сказал «Почему бы и нет?». Полковник никогда не был западнее Англии, да и там — давным-давно и всего полгода, причем все это время он просидел в мерзкой полуподвальной квартире в Брикстоне — так что, похоже, ему было приятно, когда Коппел пригласил его в Вашингтон. Как выражаются дипломаты, произошел «многообещающий обмен», а некоторые даже говорили о «прорыве».

Ну и ну! Пора закругляться с теледипломатией. Не прошло и суток, как полковник переместился в свою вторую ипостась — вновь стал «мистером Хайдом» — и заявил, что Рейган — нацистская свинья, которую надо предать международному суду за военные преступления. Он снова назвал президента «вонючим деградировавшим крестоносцем» и «стареющим третьесортным актеришкой», который еще хуже, чем старые фильмы с его участием, не сходящие с экранов ливийского телевидения.

Еще Каддафи призвал к формированию интернациональных бригад из добровольцев. Они должны присоединиться к террористическим «группам смертников», которые нанесут сокрушительные удары по всему миру, если США атакуют Ливию.

Коппел не нашел, что ответить. Шульц весь вечер хохотал в своем офисе в Фогги-Боттом, а Каддафи, по его словам, получил десять тысяч заявлений от добровольцев менее чем за сорок восемь часов.

Мой друг Скиннер не записался в их ряды; он отправился в Северную Африку с другой целью. Прошлой ночью он позвонил из аэропорта Сиэтла и сказал, что ночью улетает чартерным рейсом через Северный полюс в Амстердам, затем — в Каир, где его группу, в которую входят главным образом молодые американские школьные учительницы, должны встретить люди полковника и доставить на скоростном катере в ливийский порт Бенгази.

По его словам, из-за внезапного наплыва странных авиапассажиров, направляющихся в Триполи, египтяне занервничали. Холл для транзитных пассажиров в каирском аэропорту переполнен гнусного вида молодыми людьми в темных очках. В руках у них длинные спортивные сумки из гортекса с застежками фирмы «Харлей-Дэвидсон», а на шее — медальоны с выгравированными идентификационными номерами «солдат удачи». От этих парней просто несет мертвечиной. Они расплачиваются швейцарскими франками, и у многих есть ливанские паспорта. Складывается откровенно гнилая ситуация.

— Это ненадолго, — заверил меня Скиннер. — Все дело воняет, как тухлая селедка. Как только Каддафи увидит этих головорезов с куриными мозгами, которые говорят, что готовы погибнуть за него, он посадит их в тюрьму или, по крайней мере, попытается это сделать — и вот тогда начнутся настоящие неприятности. Большинство этих людей — криминальные подонки; их не нанимают на работу даже в Южной Африке.

По его расчетам, все закончится недель через шесть, и имя Каддафи исчезнет из газетных заголовков.

— Он дилетант, — сказал Скиннер. — Все претензии политиков сводятся к тому, что он слишком много говорит. Болтовня сейчас — худший проступок в напряженной арабской политике. Каддафи не вызывал тревоги, пока втихую занимался терроризмом, но когда он начал говорить об этом каждый вечер на международном телевидении, все занервничали. Теперь его называют психом. И на него наденут смирительную рубашку, так или иначе.

Я повесил трубку и вернулся к работе. Скиннер слишком глуп, чтобы его вылечить, и достаточно умен, чтобы о нем беспокоиться, а его работа меня не интересовала.

Хотя сегодня в Триполи спокойно, скандал скоро наберет обороты. Даже маньякам надо время для подзарядки, но случается редкий каприз природы, когда все они уходят на длительные каникулы одновременно. Так что любой, кто потратил хоть сколько-то времени на изучение истории войн, скажет, что внезапный покой, наступивший без видимых причин, говорит о том, что надо сконцентрироваться и собрать силы. Очень скоро произойдут ужасные и отвратительные события.

3 января 1986 года

Бык, забитый в Триполи


— Сегодня, прежде чем отправляться на Ближний Восток, следует тщательно взвесить необходимость поездки.

Рекомендация Госдепартамента, 29 марта 1986 года

Всю последнюю неделю приходили сумасшедшие новости. Даже Пол Харви не мог с этим справиться. На Аляске вулканы извергали пепел, а из Беркли-Хиллс протянулась еще одна лапа в сторону Китая. Ясир Арафат вел себя вызывающе, на улицах Палм-Спрингс прошли оргии, а молодые нацисты развалили Демократическую партию в Чикаго.

В понедельник, за один день, Соединенные Штаты вступили сразу в две войны, а остаток недели на телевидении был похож на непрерывные повторы событий в Гренаде. Большая собака решила покушать, но не всем это понравилось.

Вечером накануне Пасхи из Триполи пришло жуткое и омерзительное сообщение: Муамар Каддафи публично забил быка, у которого на боку краской было выведено «Рейган».

Никто этого не отрицал, даже Каддафи, и тому моменту, когда отгрохотал камнепад — вечером в воскресенье, — миллионы людей в Америке полагали, что все это, скорее всего, так и было на самом деле.

Почему бы и нет? Есть же «Апокалипсис сегодня», а Си-эн-эн показала документальные кадры, на которых толпа диких ливийцев бесилась вокруг только что зарезанного быка. Они размахивали заляпанными кровью кулаками и вопили: «Долой США!»

Действительно ли полковник сам заколол животное, было уже неважно. Конечно же, он на это способен. Мы все верим в это, ведь мы видели по телевизору, какие вещи он делает публично… В любом случае, большого быка по имени «Рейган» на площади Триполи искромсала толпа, которая явно не была на нашей стороне. Как было сказано в «Главных новостях», «они танцевали в крови».

Мы потихоньку привыкаем к таким сценам. По всему миру наши люди пускаются в бега — начиная с Бэби Дока и Маркоса и кончая Чон Ду Хваном в Южной Корее… А другие, чье положение пока стабильно, вроде немцев и японцев, перестают быть надежными.

Даже итальянцы не с нами. В пятницу в Риме суд освободил большинство обвиняемых по делу о покушении на папу, кроме одного турка и одного болгарина, и публика, кажется, этим удовлетворилась.

Никто не заговаривал о грязном соглашении с преступниками или о коммунистическом заговоре. Единственная демонстрация, которая прошла в Италии на прошлой неделе, была направлена против «провокационного поведения» Шестого флота США недалеко от берегов Ливии.

Даже Белый дом не отрицает этот факт. Мы вынуждены защищаться, говорят там. Маньяк стрелял в нас. Он пытался разрушить Йорктаун.

Что, возможно, соответствует действительности, хотя в таком поступке нет никакого смысла… правда, бессмысленные поступки все больше и больше становятся нормой сегодняшнего дня, но кого это беспокоит?

Си-эн-эн, например, только что передала сообщение из экваториальной Гайаны об успешном запуске французской космической ракеты, которая «несла американский спутник».

Кто знает, что значит это сообщение? Старт ракеты сильно напоминал катастрофу «Челленджера», не считая того, что все происходило ночью и не было последующего взрыва.

Неделя была полна бессмысленного насилия, охватившего весь мир. На Филиппинах люди выстраивались в очередь на распятие, а в Альбукерке полицейские застрелили человека, который непонятно зачем захватил четырех заложников в «Пицца-Хат».

Некоторые говорили, что разгул безумия связан с полнолунием, другие обвиняли мартовские иды, но на самом деле не было никаких других причин, кроме немотивированного страха и случайных конфликтов. Многие рыбаки во Флориде были поражены отвратительной кожной болезнью — розовым лишаем, который по внешним проявлениям похож на сифилис. Медики не назвали ни одной возможной причины болезни, кроме «ношения нового нательного белья».

Мой врач, известный в своей области человек, сказал, что болезнь вызвана загадочным вирусом, который хотя не поддается лечению, но не вызывает серьезных последствий, кроме стыда и отвращения.

— Я и сам одно время болел розовым лишаем, — сказал он. — Многие люди страдают от этой болезни, поверьте мне на слово, это очень мерзкая вещь.

«Что ж, — подумал я, — мы живем в мерзкие времена. Ленточные глисты могут пробраться в ваше тело и вырасти до пятидесяти футов за пять-шесть недель. А кровососущие черви с крюками — анкилостомы — могут проникнуть через кожу ваших босых ступней и поселиться в печени или головном мозге, и никто не сможет вам помочь — даже в клинике Джона Хопкинса или в медицинском центре Хьюстона».

Одно из моих самых ранних воспоминаний о Пасхе: субботним вечером бабушка объясняет мне, что когда она разбудит меня в воскресенье утром, то скажет мне: «Христос воскресе», а я должен сесть в кровати и ответить: «Воистину воскресе».

Я никогда не мог этого понять, но она делала так из года в год, хотя даже сейчас для меня этот ритуал по-прежнему лишен смысла.

С тех пор я стал понимать почти все, за исключением женской души, розового лишая и новостей прошедшей недели.

Но я разбираюсь в политике, и я знаю Пэта Быокенена. И когда играют не по правилам, я сразу это вижу.

Мы все знаем Патрика — в некотором смысле. Он — директор отдела общественных связей в Белом доме. Свою должность, которая дает большое влияние, он чуть не потерял неделю назад, когда при голосовании в Конгрессе по вопросу отправки бомб, ракет и автоматов на сумму 100 миллионов долларов — то ли для никарагуанских «контрас», то ли в Тегусигальпу — Босс не досчитался 12 голосов.

Бьюкенен воспринял результат голосования как личное оскорбление и поклялся в ближайшее же время отомстить. Сенат должен был голосовать через неделю, и Патрик взялся поправить дело.

Что ему блестяще удалось. В ход были пущены все грязные приемы — от «линии смерти» в заливе Сидра до слухов о новой войне в Гондурасе (всего двухдневный марш-бросок до Харлинджена в Техасе, если верить вычислениям Рейгана), — и никто не удивился, когда в четверг Сенат проголосовал (53 к 47) за то, чтобы дать президенту все, что он просит, для продолжения войны в Никарагуа и для спасения должности Бьюкенена.

Волна превосходно организованного безумия захлестнула даже Била Брэдли, знаменитого баскетболиста-ветерана из Нью-Джерси. Он проголосовал вместе с Стеннисом, Термондом и Голдуотером, не испытав при этом никакого смущения.

В нашей истории можно найти немало таких авантюр, и они были, как правило, в высшей степени прибыльными. Так что строки из гимна морских пехотинцев — «от холмов Монтесумы до берегов Триполи» — не случайность.

31 марта 1986 года

Просто еще один террорист

 … применили то испытанное средство, которое, конечно, легче всего побеждает разум: использовать террор насилия.

Адольф Гитлер. Майн Кампф, ч. 1, гл. 2

На прошлой неделе во всем мире наблюдалась повышенная активность. Эд Миз отправился в Голландию, Аляске угрожали извержения вулканов, и почти везде, за исключением Гавайских островов, международные террористы преследовали американских туристов и расстреливали их, как диких зверей.

Президент Рейган прилетел на Гавайи, чтобы восстановить силы после посещения Бали и поболтать со своим старым приятелем Фердинандом Маркосом, прибывшим с Филиппин. Маркое по-прежнему сидел в своем доме на побережье недалеко от Даймонд-Хед, проклиная перебои в финансовом потоке и расходуя большую часть своих карманных денег на приобретение новых туфель для жены.

Эта женщина ненасытна. Она должна получать новые туфли во что бы то ни стало. Даже сейчас — после того как она оставила три тысячи пар в Маниле, — она требует доставки новых туфель каждый день. Пристрастие похуже чистого героина. Она готова покупать все подряд: черные туфли на шпильках, и ботинки для стэпа, и даже шлепанцы на микропоре, только бы обувь подходила по размеру и была новой.

Над этим смеялся весь мир, но Маркое был серьезен. В конце концов, он был президентом, и если для его жены туфли были фетишем, что с того? Туфли дешевы, а те, кто недоволен, — коммунисты. Не так давно они превращались на восходе солнца в соляные столбы. А он тем временем крушил их и сжигал все их избирательные бюллетени. Ясное дело, только так и надо было с ними поступать.

Или кому-то так тогда казалось. Но реальные действия правительства на Филиппинах были разновидностью тупого, кулачного терроризма, и выглядели они почти так же отвратительно, как и преступления, в которых обычно обвиняют Каддафи, Арафата и Абу Нидаля из Сирии.

Простых людей избивали и расстреливали прямо в избирательных участках. Головорезы, купленные президентом, терроризировали целые города. Их услуги оплачивались из государственной казны.

Беззаконие достигло такого уровня, что недовольны были даже филлипинские генералы. Когда у Имельды в шкафу нашли три тысячи пар обуви, весь англоговорящий мир говорил об этом с отвращением.

Даже Тед Коппел не смог проявить терпимость. Когда он беседовал с Маркосом в «Вечерней строкой», на закуску он приберег «обувной вопрос». Но Фердинанд только пожал плечами и сказал, что дело выеденного яйца не стоит. «Почему все говорят об обуви? — проворчал он. — Мы все носим обувь».

В некотором смысле он прав. Сколько стоят новые туфли? Может быть, сто долларов за пару? Пусть даже пятьсот долларов.

Ну и что?

Но мы говорим о человеке, который целых 26 лет так управлял Филиппинами, как будто это был его личный собачий питомник. Он использовал шелковые носовые платки как одноразовую дешевку и крал по 10 тысяч стволов красного дерева, всего лишь позвонив для этого по телефону.

В те дни в Маниле дилетантам нечего было делать. Даже Боб Арум не смог вести там бизнес. Однажды, много лет назад, после разговора с Имельдой он решил, что государственная концессия на проведение собачьих бегов находится у него в руках. Но когда на следующий день он отправился во дворец для заключения окончательного договора. Имельда встретила его весьма холодно и потребовала такой задаток, что даже Дон Кинг не назвал бы его разумным.

Арум впал в депрессию, уехал домой и с тех пор на Филиппины не возвращался. Лицензию на собачьи бега отдали картелю из Сингапура, который некоторое время процветал, но превратился в дым, когда режим Маркоса рухнул.

Тогда многие вложения пошли прахом. Даже умные люди впадали в панику и шли за советом к уличным предсказателям. Биржа металла в Гонконге впала в ступор, а клуб землевладельцев в Лусоне закрылся после того, как разбежалась вся прислуга. Радостно улыбающийся Боб Арум заказал бутылку «Дом Периньон» в свой офис на Парк-авеню.

Такое случается. Сегодня вы правите как бог, завтра — бегаете как собака. Когда Фердинанда забирали из его дворца, он думал, что отправляется в короткую прогулку на самолете на побережье, чтобы посетить свою родную провинцию Илокос-Норте.

Но проснулся он на Гуаме, как заключенный, в окружении конвоя из агентов секретной службы США. Потом его переправили в Гонолулу, где его багаж официально конфисковали.

Там были чемоданы, полные драгоценностей, и пачки швейцарских ценных бумаг, и два ящика, в которых лежали только что напечатанные филиппинские песо — такие новые, что даже краска не успела высохнуть, — на сумму в 26 миллионов долларов США.

Все это конфисковали — вместе с двумя ящиками денег, принадлежавших генералу Фабиану Веру, попутчику президента и бывшему главнокомандующему филиппинской армии. И вскоре имя генерала исчезло из сводок новостей, приходящих с Гавайских островов.

Генерал Вер испарился вместе с двадцатью миллиардами долларов, в незаконном присвоении которых первоначально обвинили Маркоса. Никто не знает, куда делись деньги. Записи пропали, а банковские книги не внушают доверия. Только Имельда знает наверняка, но каждый раз, когда она поднимает телефонную трубку, она слышит щелчок, который говорит ей, что секретная служба прослушивает линию.

Почему бы и нет? Они оплачивают счета за телефон, а приз в этой игре очень велик. Двадцать миллиардов долларов — это половина внутреннего валового продукта Филлипин в 1984 году.

Этого хватит, чтобы купить половину Каулуна или оснастить совершенно новыми советскими МиГ-23 военно-воздушные силы Муамара Каддафи — по официальным данным «Солджер ов форчун» за 1986 год, у него сейчас всего 584 боевых самолета.

Если полковник получит современные боевые машины, все мы окажемся в серьезной беде… А если Фердинанд Маркое действительно располагает теми двадцатью миллиардами долларов, которые он предположительно украл в Маниле, пока был президентом, он может купить славненькое ранчо в Триполи и снова зажить по-королевски.

Ливия — большая страна. Здесь много места для богатых изгнанников, которым закрыта дорога домой. В пустыне — миллионы акров земли, где свиньи, вроде Маркоса и Дювалье, могут жить в больших поместьях с золотыми стенами и поддерживать приятельские отношения со своими соседями. Со временем они станут старыми и жирными как кастрированные коты, с толстыми маленькими пальцами и мягкими волосами на загривке… и, может быть, тогда авантюры международного терроризма потеряют для них прежнюю привлекательность.

28 апреля 1986 года

]]>
Tue, 09 Aug 2016 17:27:24 +0400
Эли Денуа де Сен Марк http://navoine.info/eli-denua-de-sen-mark.html http://navoine.info/eli-denua-de-sen-mark.html Эксклюзив Африка Судьба Армия
Суббота, 07 Май 2016

Майор де Сен Марк, 1960 Вечером 21 Апреля 1961 года в кабинете на вилле Тагарен в городе Алжир разговаривали два человека: бывший главнокомандующий войсками в Алжире генерал Шалль и майор де Сен Марк, который в отсутствии комполка командовал 1 парашютным полком Иностранного Легиона. Завтра начнется путч генералов, выступающих против предоставления независимости Алжиру. 1 парашютный полк Иностранного Легиона намечено сделать его ударной силой. Согласен ли де Сен Марк повести полк в столицу?
Если бы де Сен Марк не считал Шалля достойным уважения человеком...
Если бы он не был женат на девушке из черноногих...
Если бы он не был дворянином, для которого слово «честь» не было пустым звуком...
Если бы однажды, в Индокитае, ему уже не пришлось предавать тех, кто верил Франции...
Если бы...

 Де Сен Марк сказал: «Да!». Как он писал потом, он «предпочел преступление против закона преступлению против человечности.». В принципе, в случае его отказа, полк все равно бы выступил. За дверью ждали офицеры, дезертировавшие из полка пару месяцев назад, они готовы были нейтрализовать своего бывшего командира и вести солдат без него. Но он согласился. Вернувшись в Гельму, где стояли его легионеры, он сказал товарищу: «Вот что я решил. То, что мы делаем, может иметь ужасные последствия. Мы рискуем шкурой. В любом случае я все возьму на себя.» Полк подняли тревоге, солдатам раздали задания и карты города и раним утром на грузовиках легионеры отправились в Алжир. Несколько раз по дороге, где хитростью, где силой, приходилось преодолевать посты, но в целом все шло удачно: к середине дня ключевые объекты в городе были захвачены, причем практически бескровно. Казалось, еще немного и - успех. Власть над всем Алжиром - это уже было бы неплохо, это уже позволило бы вести переговоры с Парижем. Но...  

Мятежные генералы. Алжир, апрель 1961

 Выяснилось, что генералы не имеют какой-либо четкой программы. Верные им части бездействовали. Призывники, которые не понимали этой войны, приняли сторону де Голля. Через несколько дней мятежники сдались. Де Сен Марк отвел свой полк обратно в Гельму. Чем все закончится было уже понятно, но он хотел еще немного побыть на свободе. С ним ушел и генерал Шалль. Переходить на нелегальное положение генерал не собирался, считая что за содеянное должны отвечать вожди, а не мелкие сошки. Тем более не собирался ударяться в бега де Сен Марк, хотя именно это предложил ему Шалль:
« - Вы еще молоды, Сен Марк. Вам придется очень дорого заплатить. Меня уж точно расстреляют. Но позвольте мне сдаться одному. То, что нас будет двое, ничего не изменит.
- Мой генерал, вы не захотели покинуть своих солдат и заставить их отвечать за ваши поступки. Позвольте мне не сделать того же со своими.»  (Э. де Сен Марк)

Генерал Шалль

 Они и многие другие участники путча были арестованы и перевезены в тюрьму Санте в Париж. Охранники не могли понять что им делать с этими людьми: надеть кандалы или отдавать честь. По камерам нужно было развести людей, которыми французы по праву гордились: прославленных офицеры и генералов, героев многочисленных битв, кавалеров многих орденов, ветераны двух-трех войн. О чем думал де Сен Марк в свой первый день в тюрьме? О том, что его ждет: расстрел или заключение? Или вспоминал свою жизнь?

 Эли Денуа де Сен Марк родился в 1922 году в семье провинциального дворянина, он был 9-м, самым младшим ребенком. Семья была не богатая, но и не бедная: дом в Бордо, поместье в провинции... Де Сен Марки чтили традиции и были весьма религиозными людьми, поэтому с детьми обращались достаточно строго: учеба, спорт, церковь. Героями Эли в ту пору были деятели Великой Французской революции: Шаретт, Кадудаль, Шарлотта Корде, Гош и участники завоевания Северной Африки. В мечтах мальчик видел себя исследователем новых земель. В 15 лет он решил, что будет офицером. Началась война, но по возрасту Эли еще не подлежал призыву. Он все равно решил бороться с фашистами и весной 1941 года стал участником Сопротивления. Член сети Жад-Амиколь, Эли был сначала курьером, затем – проводником, благо храбрости ему было не занимать, а окрестности он знал великолепно. Первая попытка де Сен Марка поступить в Сен-Сир в 1942 году закончилась неудачей. Он снова начал готовиться к поступлению, но немцы разогнали Сен-Сир, переведенный в Экс-ан-Прованс и перед юношей встал вопрос: что делать дальше? Он решил уехать в Северную Африку, где уже был его старший брат Луи.

 13 июля 1943 года де Сен Марка и еще 15 молодых людей были арестованы на границе вблизи Перпиньяна: их предал проводник. Неудавшихся перебежчиков допросили в гестапо и избили. Их не пытали только потому, что немцы ничего не знали об их участии в Сопротивлении. Несколько дней спустя арестованных перевезли в лагерь в Компьене, а еще чуть позже - в Бухенвальд. Весь мир Эли рухнул в один момент. Больше не было образованного воспитанного юного дворянина, был только номер 20543, который никогда в жизни не работал руками. Ему пришлось учиться всему заново: жить в немыслимых условиях, работать на заводе. Наверное, один из самых светлых дней в лагере был для Эли тот, когда он встретил там своего друга и однокашника по лицею Святой Женевьевы, Жака Морена.

 «Мы стояли вдоль ограды, вцепившись руками в колючую проволоку, глядя на людей, которые прибыли в наш край... Моя душа разрывалась между страхом и надеждой. Страхом увидеть лицо родственника или друга, который должен был разделить нашу нищету, и надежду увидеть знакомый силуэт, который был бы частью нашей прошлой жизни.
Однажды я вглядывался в лица незнакомцев, бледных, худых, с бритым черепом под полосатой шапкой. Вдруг - эти голубые глаза и дружеская улыбка. Ну да, это точно он! Морен!» (Э. де Сен Марк)


Капитан Морен (справа)

 Жак Морен, тоже участник Сопротивления, был через день отправлен в лагерь «Лора». Де Сен Марк остался в Бухенвальде. Осенью 1944 его с товарищами по несчастью перевезли в лагерь Лангенштейн-Цвейберг в лесах Гарца. Здесь было еще хуже, чем в Бухенвальде, где заключенные сумели объединиться в сообщества, где нередко заправляли коммунисты, по-своему наводившие порядок. В Лангенштейне была полная анархия. Здесь правил закон сильного. Наверное, де Сен Марк нашел бы здесь свой конец, если бы не дружба с силачом-латышом. Тот как мог помогал Эли. Когда в апреле 1945 американцы освободили лагерь, молодой человек весил 42 килограмма и не помнил как его зовут.

Э. де Сен Марк. 1945. Бессмысленный взгляд и лицо, раздувшееся от лекарств, которыми его накачали.

 Немного придя в себя, отъевшись и подлечившись, де Сен Марк сделал-таки то, о чем он так долго мечтал: закончил военное училище. Осенью 1947 года он в качестве места службы выбрал Иностранный Легион. Его друг, Люсьен Прюдон, был в шоке: «Ты же будешь командовать немцами, среди которых, без сомненья, полно бывших эсесовцев? Как ты будешь сражаться вместе с ними?» На это Эли ответил: «Это больше не немцы, но легионеры. А для меня они все лишь люди».

 В 1948 году де Сен Марк был прикомандирован к 4 Пехотному полку Иностранного Легиона, стоящему в Фесе, в Марокко. На вокзале молодого офицера ждал шофер с машиной. Всю дорогу до военного лагеря шофер гнал как сумасшедший, а на все просьбы лейтенанта ехать потише только ворчал себе под нос.

«Прибыв на место, я подошел к капитану, который встречал меня: «Мой шофер – настоящий легионер, черт его возьми!» Услышав этот комплимент, последний расплылся в улыбке, стоя по стойке смирно в двух шагах от меня. Как оказалось, не будучи в курсе дела, я только что довольно неплохо показал себя. Это был майор Гоше, шеф батальона, он проверял новичков, переодевшись в шофера.

Это была легендарная фигура, он обращался на «ты» ко всем офицерам. Он привязался ко мне и через несколько недель приказал мне явиться к нему в кабинет: «Сен-Марк, ты вот-вот отправишься на войну, шансов вернуться с нее у тебя мало. Поэтому бери мой джип и моего ординарца в качестве шофера, и отправляйся в тур по Марокко на неделю.» (Э. де Сен Марк)

 Пройдя стажировку в Алжире, де Сен Марк уезжает Индокитай. В ту пор французы делали ставку на местные племена, которые считали вьетнамцев пришельцами и врагами. Около года де Сен Марк вместе с 2 унтер-офицерами, 10 легионерами и отрядом из местных держал пост на границе с Китаем. В октябре 1949 поступил приказ об эвакуации, при этом солдат-мао французы должны были забрать, а их семьи бросить на милость победителей. О том, какая судьба их ждала легко было догадаться. Де Сен Марк подчинился приказу, но на всю жизнь запомнил женщин и стариков, бегущих за грузовиками.


Де Сен Марк во главе Индокитайской роты 2 Парашютного батальона Иностранного Легиона

 В 1951 году де Сен Марк снова вернулся в Индокитай, где был назначен командиром одной из рот (Индокитайской) во 2 парашютном батальоне ИЛ. Однажды он так объяснил свое отношение к войне: да, конечно, это звучит цинично, но он офицер и научиться своему ремеслу он может только на войне, к тому же именно там он встретил своих самых верных друзей.

Де Латтр награждает де Сен Марка. 1951

 В третий раз Эли оказался в Индокитае в 1954 году, но пробыл там всего несколько месяцев: война закончилась. Этот период ознаменовался для него одним трагическим событием: во время прыжка у него скрутились свечкой оба парашюта. К счастью, офицер упал сначала на дерево, потом - в болото. Солдаты вытащили командира и доставили его в госпиталь, но последствия падении не прошли бесследно: проблемы со спиной были у де Сен Марка всю жизнь.

 В январе 1955 де Сен Марк оказывается в а alma mater Иностранного Легиона, в Сиди-Бель-Аббесе. Перед легионерами поставлена задача: очистить местность от мятежников и защитить местных фермеров. Это оказалось нелегко сделать, ибо как только французские солдаты уходили из деревни, туда тут же входили солдаты Армии Освобождения Алжира и жестоко расправлялись с теми алжирцами, кто поддерживал французов. А фермеры-европейцы отнюдь не горели желанием бросать землю, обильно политую потом, а то и кровью своих предков, и уезжать в метрополию, нередко патруль слишком поздно узнавал о нападениях на них. В ту пору Эли командовал 3 ротой 1 Парашютного полка Иностранного Легиона.   

Де Сен Марк в Алжире

 В ноября 1956 полк де Сен Марка участвовал в Суэцкой операции. Единственным ее следствием для Эли было то, что от почти тут же был послан в Израиль для обмена опытом.

 В январе 1957 года началась «Битва за Алжир». Городские власти, не в силах справиться с террором ФНО (Фронт Национального освобождения) против мирного населения, передали власть над городом генералу Жаку Массю. В город Алжир вошла 10 парашютная дивизия. Эли присоединился к товарищам в начале февраля 1957 года. В 1958 году капитана де Сен Марка перевели в штаб 10 дивизии и назначили ответственным за связь с прессой. Похоже, в этот период он не раз и не два вспоминал те годы, когда командовал ротой. Уж очень своеобразной оказалась эта работа.

 Однажды американский тележурналист, которого звали Дэвид, попросил поспособствовать снять репортаж о жизни удаленного поста. На всякий случай выбрали место поспокойнее, причем командир поста, аспирант, в мирной жизни был преподавателем английского, так что в случае нужды мог перевести что говорит американец. Журналиста отвезли на пост, при этом он был явно недоволен тем, что в экспедиции принимало участие 2 джипа, а вовсе не колонна бронетехники. Солдаты построились во дворе и Дэвид начал съемку. Де Сен Марк наблюдал за ним и, хотя не знал английского, заметил, что журналист несколько раз употребил название Дьенбьенфу.

 «Я повернулся к командиру поста, который, следуя моим инструкциям, не сообщил, что знает английский. Он открыто забавлялся. Я отвел его в сторону: «Что говорит Дэвид?». «Он рассказывает, что пост окружен, что каждую ночь он подвергается яростным атакам АНО и что для того, чтобы доставить нам припасы, нужно выдержать настоящую битву. Он говорит еще, что потери очень многочисленны и что он боится, как бы нас не постигла судьба Дьенбьенфу». (Э. де Сен Марк). Эли немедленно приказал остановить съемку, но Дэвид наотрез отказался отдавать французскому офицеру отснятую пленку. Возможно, она и сейчас хранится в архивах США.

 Надо отметить, что война не помешала капитану влюбиться. Встретив Марию-Антуанетту де Шатобордо, он понял, что не может жить без нее и попросил руки девушки. Отец Манетты отнюдь не горел желанием иметь в зятьях офицера Иностранного легиона. Пока он не убедился в серьезности намерений де Сен Марка, гулять с любимой девушкой Эли приходилось только в компании двух ее сестер. Товарищи офицера, увидев эту четверку, помирали со смеху: «А вот и Эли выгуливает свой пансион». 5 сентября 1957 года состоялась свадьба. Интересно, что произошла она в нескольких километрах от концлагеря, в котором Эли провел год, в Гарце, где отец Манетты командовал гарнизоном.  


Де Сен Марк в Алжире

8 октября 1957 года со смертью Али ла Пуанта закончилась Битва за Алжир. Парашютисты победили. Казалось, женившись, Эли, с 20-ти лет мыкающийся по лагерям и войнам, обрел вторую молодость. Вместе с женой он совершал вылазки в окрестности Алжира, где гулял, плавал или загорал, ходил в кафе. В общем, вел жизнь счастливого молодожена. В июне 1958 года де Сен Марка перевели в 3 бюро (военные операции) штаба дивизии.


Парашютисты в городе Алжире. 1957

 В сентябре 1959 года де Голль произнес сакральное слово: «самоопределение». Для многих офицеров оно означало крушение надежд. Если Алжир станет независимым, что будет с теми алжирцами, кто поддерживал Францию? После Индокитая иллюзий ни у кого не было. Примерно в это время де Сен Марк берет отпуск без сохранения содержания и устраивается на работу в энергетическую компанию, куда его пригласил товарищ по депортации. Эксперимент оказался неудачным: привыкнув к армейской жизни, офицер-парашютист плохо вписывался в жизнь гражданскую. В апреле 1960 он возвращается в Легион, став заместителем начальника штаба 10 дивизии. Журналист Клод Пайа рассказывал: «Однажды утром на бульваре Тельми в городе Алжире не было ни души кроме очень радостных Сен Марка с женой. Я сказал ему: «Де Голль скоро доведет армию до того, что она отбросит всякую нерешительность. Подвижки уже начались. Вот-вот здесь будет драка.» Он ответил: «Не сомневаюсь. Но я предпочитаю быть с моими товарищами». В январе 1961 Эли назначают заместителем командира полка 1 парашютного полка ИЛ…


Де Сен Марк

 Наверное, де Голль больше всего на свете боялся идеальных врагов. Тех, кого не в чем упрекнуть, кто мог бы стать знаменем его противников. Таких было мало, все мы не без греха. Безупречным врагом был Бастьен-Тири, возможно, поэтому приговор был крайне жесток: 11 марта 1963 года талантливого инженера и примерного семьянина, организатора покушения на президента Франции, расстреляли в форте Иври. Еще одним таким безупречным врагом был де Сен Марк.  


Де Голль в Алжире. Август 1959

 Процесс над де Сен Марком начался в июне 1961 года. Эли не пытался оправдаться на суде, он хотел объяснить свою позицию. 5 июня 1961 он сказал: «Мы подумали о всех торжественных обещаниях, сделанных на этой африканской земле. Мы подумали о всех тех мужчинах, о всех тех женщинах, о всех тех юношах, что выбрали из-за нас сторону Франции, рискуя каждый день, каждое мгновение умереть ужасной смертью. Мы подумали о тех надписях, что покрывали стены всех деревень и сел Алжира: «Армия нас защитит. Армия остается.». Мы подумали о нашей утраченной чести. И тогда появился генерал Шалль, тот командир, которого мы так любили и которым мы так восхищались. Так же как маршал де Латтр в Индокитае, он дал нам надежду и принес победу. Генерал Шалль встретился со мной. Он рассказал мне о сложившейся ситуации. Он сказал, что надо довести дело до конца, до почти уже одержанной победы, что он прибыл для этого. Он сказал, что мы должны быть верными своим боевым соратникам, европейцам и мусульманам, сражающимся на нашей стороне. Что мы должны спасти нашу честь.

 И тогда я пошел за генералом Шаллем. И сейчас я стою перед вами для того, чтобы ответить за свои поступки и за поступки офицеров 1 парашютного полка Иностранного Легиона, ибо они действовали по моему приказу.»


 Де Сен Марк

 От главного прокурора власти потребовали, чтоб он настаивал на суровом наказании: 20 лет тюрьмы. К счастью, прокурор Жан Релике оказался честным и храбрым человеком. Заявив, что он не может требовать для подчиненного более сурового наказания, чем для его командира (Шалль и Зеллер получили 15 лет заключения), он сообщил, что будет просить для подсудимого 5-8 лет тюрьмы. Несмотря на вмешательство друзей по армии и концлагерю, приговор оказался достаточно суров: 10 лет.  


Де Сен Марк на процессе. 1961

 Так в 39 лет офицер, который больше привык к жизни в пустыне, горах или болотах, чем в комфортабельной квартире, оказался в заключении в Тюлле, где самым главным его врагом стало безделье. От безысходности и от чувства ненужности у узников опускались руки. Заключенные старались занять себя как могли: читали, учились, «молодежь» занималась физическими упражнениями: играла в теннис (тюремный двор был окрещен ею Тюлльским Тюремным теннисным клубом) или в волейбол. Впрочем, молодыми этих офицеров можно было назвать весьма условно: большинству и них было под 40 и за 40. Поняв, что привлечь к ответственности всех участников путча физически невозможно, власти разогнали тех, кто имел чин до капитана включительно, по дальним гарнизонам. Арестовывали обычно тех, кто был майором и выше. Так что товарищами по заключению у де Сен Марка были Шалль, Салан, Зеллер, Гийом, У них не отобрали ордена, но носить их было запрещено. Тогда офицеры сколотили доску и на нее повесили награды.  

Заключенные. Де Сен Марк на первом плане.

 Де Сен Марк подал прошение о помиловании. Тщетно. В январе 1965 умерла его мать, в июле – отец, до последних дней ждавший указа об амнистии. Он надеялся, что его огласят в день взятия Бастилии, 14 июля. 24 декабря 1966 года Эли наконец узнал, что его освобождают и Рождество он проведет дома.

 Французы по-разному относились к участником ОАС и путча. Иногда отец говорил: «У меня нет больше сына», иногда хозяин предприятия несколько лет платил жене заключенного его зарплату, а после освобождения как само собой разумеющееся брал его снова на работу. Так случилось и с де Сен Марком. Кто-то отвернулся от него и не желал его знать. Кто-то, напротив, подчеркивал свои с ним отношения. Одним из первых написал узнику Пьер Гизе, священник лицея Святой Женевьевы, где когда-то учился Эли. Еще два товарища, Жак Лемэр и Жан Гистод-Кине писали Эли так часто, как могли, при этом специально обводили на конвертах свое звание и должность. Мол, это моя гражданская позиция, хотите уволить из армии – пожалуйста.

 Встретив Рождество, расцеловав жену и трех дочерей, которые переехали из Алжира во Францию, де Сен Марк занялся поисками работы. Нужно было кормить семью. Но будучи профессиональным военным, единственное, что он умел, это воевать. Правда, делал он это хорошо, но путь во французскую армию был для него, казалось, закрыт навсегда. Кроме того, отношение к путчистам было неоднозначное, да и начинать трудовой путь в 45 лет сложновато. В конце концов Эли помог товарищ по лагерю, Андре Ларош, предложивший временную работу. А в ноябре 1967 года де Сен Марк, опять-таки с помощью друзей, устроился начальником кадровой службы трех металлургических заводов в Лионе. Человеком он был известным, поэтому вскоре у него за спиной начали шептаться сотрудники, а потом на де Сен Марка ополчились местные профсоюзные активисты: «Убийцы ОАС среди нас» - твердили они, хотя де Сен Марк никогда не состоял в ОАС. Тогда он решил с ними поговорить: «Я борец, как и вы. Я дрался за свои идеалы. Рисковал жизнью. Потерял свободу. Заплатил. Я провел несколько лет в тюрьме. Мое прошлое вас не касается. Оно принадлежит только мне. Судите меня по тому, что я сделал за несколько месяцев на предприятии, но не за мое политическое априори.».


Эли Денуа де Сен Марк

 В 1980-х у де Сен Марка начались серьезные проблемы со здоровьем, что неудивительно, если учесть какая жизнь у него была. Тем не менее, он выстоял, хотя в этот период практически не владел ногами и мог ходить только опираясь на две трости. Примерно тогда он начал писать книги и встречаться с журналистами и публикой. Эли нужно было рассказать о себе, о своих поступках, объяснить почему он сделал так или иначе. Тем более что отношение в обществе к оасовцам и путчистам явно улучшилось: в конце 70-х годов они были восстановлены в гражданских правах и в армии.

 Умер Эли Денуа де Сен Марк 26 августа 2013 года, в возрасте 91 года, будучи кавалером Большого креста Ордена почетного легиона (это высшая награда Франции) и счастливым отцом четверых дочерей.

 

Похороны Эли Денуа де Сен Марка. 2013.

Слова де Сен Марка цитируются по книгам:

Beccaria L. «Hélie de Saint Marc»

de Saint Marc H. «Mémoires. Les champs de braises.»

Подготовлено Урзовой Екатериной специально для альманаха "Искусство Войны"

Блог автора:  http://catherine-catty.livejournal.com/ 

]]>
Sat, 07 May 2016 21:38:34 +0400
Война с Боко Харам. Зима-весна 2016 г. (18+) http://navoine.info/bh-ws-2016.html http://navoine.info/bh-ws-2016.html Африка Фотогалерея
Четверг, 05 Май 2016















































































































]]>
Thu, 05 May 2016 09:44:34 +0400
Еврей, Судан создавший http://navoine.info/sudan-uziel.html http://navoine.info/sudan-uziel.html Африка Ближний Восток Судьба
Вторник, 26 Апрель 2016

Тарзан, он же генерал Джон, он же Давид Бен-Узиэль – африканский резидент «Моссада», за считанные месяцы перевооруживший, обучивший и превративший разрозненные отряды суданских сепаратистов в полноценные армейские формирования и ставший одним из отцов-основателей Южного Судана – в своих воспоминаниях раскрыл секретные детали спецопераций «Моссада» в Африке.

Давид Бен-Узиэль родился в Хайфе в 1935 году. Прозвище Тарзан, привязавшееся к нему на всю жизнь, он заслужил ещё в детстве после того, как спас тонущего друга из речки Нааман, протекающей между Хайфой и Акко. К началу Войны за независимость он жил с родителями в Иерусалиме. Его, 12-летнего, отказались брать в армию, но Давид все же добился своего, став курьером в иерусалимской молодежной роте ЭЦЕЛя – еврейского подпольного военного формирования. Пять лет спустя, отобранный вместе с ещё полусотней бойцов лично Ариэлем Шароном, Тарзан начал свою армейскую службу в знаменитом «подразделении 101» – первом израильском спецназе, продолжив ее затем в десантном батальоне и закончив уже в звании подполковника.

Бен-Узиэль успел побывать эмиссаром в ЮАР и Эфиопии, где служил военным инструктором, обучая бойцов армии императора Хайле Селассие. В 1968 году он был приглашен работать в «Моссад» и почти сразу вызван в кабинет к Цви Замиру, незадолго до того назначенному на должность руководителя этой спецслужбы. «Моссаду» срочно требовался человек, способный возглавить и осуществить сложную и особо секретную миссию в Африке. Бен-Узиэль, уже имевший опыт работы в странах этого континента, стал наиболее подходящей кандидатурой.

***

Судан получил независимость в 1956 году. Границы бывшей колонии, прочерченные, исходя из британских политических соображений, мало соответствовали реальным интересам населявших страну народов. В результате правящие на севере арабы-мусульмане начали насильственную исламизацию менее цивилизованного юга, в жителях которого – преимущественно христианах и язычниках-анимистах – они привыкли видеть лишь рабов. В 1963 году южане восстали. Небольшие, разрозненные и практически безоружные партизанские отряды, назвавшие себя «Анья-Нья» (змеиный яд) и возглавленные дезертировавшим из правительственной армии южанином Джозефом Лагу, пытались противостоять регулярным и хорошо экипированным войскам севера.

Подавление южан шло с невероятной жестокостью, включавшей массовые изнасилования и убийства жителей юга, выжигание дотла деревень и посевов. Без оружия, продовольствия и сплоченности в рядах «Анья-Нья» противостоять северянам было невозможно, так что восстание стало затухать. В отчаянии Джозеф Лагу начал искать помощи за пределами страны.

Советский блок активно поддерживал северян. Запад был совершенно равнодушен к страданиям нищих жителей суданского юга. И даже соседние Уганда, Кения и Эфиопия при всей симпатии к единоверцам не решались вступиться за них. Единственное, на что они оказались способны, – посоветовали представителям Лагу обратиться за помощью к израильтянам. В те годы Израиль активно помогал многим африканским странам, видевшим в добившемся независимости и экономического успеха еврейском государстве – такой же бывшей британской колонии, как и они – пример для подражания.

Однако с Угандой, Кенией и Эфиопией израильское сотрудничество выходило далеко за рамки медицинской и сельскохозяйственной помощи и включало также оборонные вопросы и обмен разведданными. Это было частью разработанной основателем еврейского государства Давидом Бен-Гурионом так называемой «периферийной доктрины». Суть её состояла в следующем: чтобы ослабить или даже разорвать кольцо окружающих Израиль враждебных арабских режимов, надо заключать союзы с их противниками. 

С точки зрения «Моссада» «периферийная доктрина» делилась на три сферы. К первой относились граничащие с вражескими странами и конфликтующие с ними неарабские государства региона: Турция и дореволюционный Иран в Азии, Эфиопия, Кения и Уганда в Африке. Во вторую вошли арабские страны на окраинах Ближнего Востока, опасавшиеся арабского национализма и готовые сотрудничать с Израилем, как, например, Марокко и Йемен. Третью составляли этнические группы и народы, проживающие во враждебных странах и угнетаемые арабами: курды, ливанские христиане и другие. Естественно, когда представители Южного Судана обратились к израильтянам с просьбой о помощи, глава «Моссада» не оставил ее без внимания.

***

В мае 1969 года Тарзан в сопровождении двух других агентов «Моссада» через Кению и Уганду нелегально проникли в Судан и встретились с Джозефом Лагу и бойцами «Анья-Нья». «Зовите меня Джон», – сказал им Бен-Узиэль. С тех пор этот псевдоним стал его визитной карточкой. Джон с товарищами были едва ли не первыми европейцами, впервые за много лет оказавшимися в этом районе Африки. Около месяца они изучали ситуацию на месте, встречаясь с повстанцами и вождями местных племен, пройдя за это время пешком около 300 километров, пробиваясь через тропические леса, а порой и напрямик через джунгли – иногда под палящим солнцем, а иногда под тропическими ливнями.

Выяснилось, что на всех бойцов сопротивления приходилось всего 250 единиц огнестрельного оружия и буквально считанное количество патронов к ним. У воевавшей с ними регулярной армии Судана были тысячи стволов, танки и даже самолеты, поставленные Советским Союзом, ГДР и Египтом. Естественно, местные жители страдали от нищеты, голода и эпидемий. Летом Джон с товарищами вернулся в Израиль, прихватив с собой Лагу. 

Глава «Моссада» организовал Джону и лидеру повстанцев встречу с премьер-министром Голдой Меир. По её итогам правительство Израиля приняло решение начать оказывать военную и медицинскую помощь Южному Судану. Израильтяне поддержали сепаратистов не только для того, чтобы оттянуть на юг силы 30-тысячной суданской армии, не допустив тем самым ее участия в Войне на истощение против Израиля – Голда Меир вслед за «Джоном» Бен-Узиэлем была глубоко потрясена ужасающим положением, в котором находились преследуемые исламским террором народы этого региона. «Мы поможем вам, – сказала Голда Меир Джозефу Лагу, – а если вы когда-нибудь сможете добиться мира с северянами, мы не станем вам мешать». 

***

Осенью Джон во главе новой миссии, в которую на этот раз вошел и бывший врач его парашютно-десантной бригады, доктор Эммануэль Шапиро, вновь перешел границу Уганды и Судана. Правда, на этот раз им, по воспоминаниям Бен-Узиэля, предоставили жуткие велосипеды, но все же облегчившие передвижение. В задачу группы входила организация на базе повстанческих отрядов полноценных армейских формирований, развертывание полевых госпиталей и обучение местных санитаров. Но на первом этапе необходимо было подготовить взлетно-посадочную полосу для легких самолетов, на которых планировали доставить военную технику и медицинское оборудование. При участии местных жителей, вручную, используя лишь местные примитивные мотыги, израильтяне сумели проложить в джунглях 800-метровую взлетно-посадочную полосу. 

Когда все было готово, из Кении прибыл первый самолет с медикаментами и военным снаряжением: винтовками, пулеметами, минами, базуками, минометами, множеством боеприпасов и формой, доставшейся израильтянам в качестве трофея от сирийцев и египтян в Шестидневную войну. По распоряжению Джона вначале было разгружено медицинское оборудование. Вакцинами, доставленными в ящиках со льдом, были привиты младенцы, дети и бойцы. Затем раздали форму и оружие, повстанцы стали наконец-то выглядеть, как солдаты настоящей армии. Но закончилось всё шумными африканскими танцами, продолжавшимися до глубокой ночи.

А наутро начались изнурительные тренировки, продолжавшиеся долгие дни. Джон пользовался беспрекословным авторитетом. «Секрет» этого жесткого человека заключался даже не столько в знаниях и опыте, сколько в умении понимать и уважать своих подчиненных. А еще – в готовности разделить с ними абсолютно все трудности: жить в самодельных хижинах, отбиваясь от москитов, есть скудную местную пищу, совершать многодневные переходы через пустынные области без воды, утоляя жажду в илистых болотцах.

Джон обучал бойцов «Анья-Нья» тактике ведения партизанской войны, саперному делу, созданию цепочек снабжения. Израильские медики внедряли навыки оказания помощи раненым и вакцинировали местное население. Вскоре сепаратисты стали походить на регулярное воинское формирование. К зиме, пройдя 700 километров на север, бойцы провели ряд успешных военных операций и диверсий, лишая армию северян возможности свободно передвигаться по югу страны и внушая южанам, что теперь есть сила, способная защитить их от произвола мусульман.

Параллельно Джон стал помогать Джозефу Лагу в создании гражданского управления, налаживать контакты с вождями племен из других областей Южного Судана, использовать СМИ для информирования населения, шаг за шагом закладывая, таким образом, основы для фундамента государственности. В мае 1970 года Джон инициировал встречу в Аддис-Абебе, на которой лидеры удаленных друг от друга районов Южного Судана, впервые встретившись между собой, начали координировать свои действия, а заодно познакомились с политическим руководством Эфиопии. Летом того же года, когда на Южный Судан обрушились сразу две эпидемии – черной оспы и желтой лихорадки, – израильские пилоты доставили вакцины и медикаменты и спасли многие тысячи жизней. 

Созданная Джоном армия постепенно научилась воевать самостоятельно. Как раз в начале 1972 года разочарованный поражениями своего войска президент Судана Джафар Мухаммед Нимейри согласился на проведение под эгидой эфиопского императора Хайле Селассие переговоров о прекращении гражданской войны и предоставлении югу страны автономии. Миссия Джона закончилась. «Что бы ни стало дальше с “Анья-Нья”, вы были её архитектором, – написал на прощание в 1972 году Джозеф Лагу в благодарственном письме Давиду Бен-Узиэлю. – Вы создали её из ничего, и мы всегда будем помнить Ваш вклад в это великое изменение». Всё же путь до обретения окончательной независимости Южным Суданом был ещё долог – это произошло лишь в 2011 году. Израиль признал новое государство одним из первых, на следующий же день.

***

«Моссадом» деятельность Бен-Узиэля также была признана чрезвычайно успешной. Впоследствии выяснилось, что египтяне и суданцы-северяне рассматривали присутствие израильтян в Южном Судане как прямую угрозу источникам Нила, берущего своё начало именно там и являющегося важнейшей водной артерией для обеих стран. На самом деле Израиль никогда не собирался перегораживать истоки Нила, понимая неосуществимость подобного проекта с инженерной точки зрения. Однако не знавшие всего враги Израиля восприняли появление агентов «Моссада» на юге Судана как грозное и жёсткое предупреждение. Как заметил потом один из руководителей военной разведки, «расходы на операцию оказались меньше стоимости одного французского истребителя». 

***

Оставив Судан, Бен-Узиэль продолжил работу в «Моссаде» и несколько лет гонялся по Европе за арабскими террористами. А на рубеже 70-х и 80-х годов он вновь вернулся в Африку, чтобы организовать тайную репатриацию в Израиль эфиопских евреев, ставших заложниками сменившегося в стране режима. В этой роли Тарзан получил широкую известность в Израиле. При этом большинство в стране даже не догадывалось о том, откуда у отставного десантника столь обширные познания о жизни и устройстве этой части Африки.

В середине 90-х Бен-Узиэль вышел в отставку и занялся частным бизнесом. А в 2011 году, после провозглашения независимости Южного Судана, он был приглашен в столицу государства, город Джубу, где его чествовали как настоящего героя, чуть ли не отца-основателя страны. За свой вклад в создание государства Джон получил почетное звание генерала южно-суданской армии.

В прошлом году Бен-Узиэль опубликовал книгу «По поручению “Моссада” в Южном Судане. Оперативный дневник», раскрывшую подробности его тайной миссии в Африке. И в том же году 80-летний отставной разведчик совершил 300-километровое восхождение в горах Эфиопии. На этот раз – исключительно для собственного удовольствия.

Александр Непомнящий

Источник

]]>
Tue, 26 Apr 2016 10:17:33 +0400