Альманах "Искусство войны" Альманах Искусство войны творчество ветеранов локальных войн: стихи, проза, воспоминания. Военные новости, военное обозрение, репортажи из горячих точек, мнения экспертов. http://navoine.info Sat, 22 Sep 2018 13:13:30 +0400 ru-ru Призрак «арабского НАТО» бродит по Белому дому http://navoine.info/arab-nato-ghost.html http://navoine.info/arab-nato-ghost.html Ближний Восток
Понедельник, 10 Сентябрь 2018

В мае 2017 года в администрации президента США Дональда Трампа в преддверии его визита в Рияд и сделки на поставку американского оружия Саудовской Аравии сообщили, что разрабатываются планы по созданию коалиции Ближневосточного стратегического альянса (MESA). Трамп в итоге в ходе визита объявил о заключении сделки на 110 млрд долларов, арабская и лондонская пресса сообщила, что «арабский НАТО» будет управляться из Саудовской Аравии и список стран-членов нового альянса будет утвержден в 2018 году. 

Правда, Трамп тогда так и не произнес никаких слов об «арабском НАТО», ограничившись очередным призывом к совместному обеспечению безопасности, а потом дотошные журналисты и вовсе раскопали тот факт, что реальные объемы договоров составят около 25 млрд долларов, и большая их часть была заключена еще до Трампа, а остальные 85 млрд долларов – это всего лишь условные намерения саудитов приобрести американские вооружения.  

Для Трампа продвигаемая во внешний мир идея «арабского НАТО» в 2017 году носила скорее ярко выраженный характер внутреннего пиара, так как она соответствовала обещаниям в рамках лозунга «Америка прежде всего» возродить американскую промышленность (получать больше военных заказов от арабов и, соответственно, загружать больше рабочих мест дома в Америке на их исполнение), переложить финансирование борьбы с террором на плечи союзников и формально закрепить лидерство США в регионе, подавляя террористическую угрозу Штатам в зародыше на Ближнем Востоке.  

Уже тогда идея «арабского НАТО» вызывала много критики, но это не остановило Трампа, и вот в июле уже этого года агентство Reuters снова сообщило, что администрация президента США в свете выхода из «ядерной сделки» и возобновления санкций против Ирана готовится создать альянс Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Катара, Омана, Бахрейна, Египта и Иордании для противодействия терроризму и иранской угрозе. Последнее, кстати,  предполагает координирование противоракетной обороны в регионе. Ожидается, что о создании альянса объявят официально на саммите стран Персидского залива, который пройдет 12-13 октября в Вашингтоне. А уже в ноябре после вступления в силу следующей очереди американских санкций против Ирана прогнозируется ухудшение ситуации в регионе.

Рассказы о создании альянса звучат внушительно. Впрочем, можно вспомнить и 2015 год, когда в Лиге арабских государств договорились о создании единых региональных вооруженных сил численностью в 40 тысяч человек для совместного противодействия угрозам в сфере безопасности. Тогда эта идея витала в воздухе, потому что арабы ожидали, что после снятия санкций и «ядерной сделки» с США Иран резко активизируется. Иран уже на тот момент имел, по их мнению, огромное влияние в Бейруте, Дамаске, Багдаде и йеменской Сане. Сунниты считали, что экспансии Ирана рано или поздно необходимо будет противопоставить военную силу, и не только традиционно в Йемене. 

Можно вспомнить и 2011 год и спекуляции на эту же тему применения арабских объединенных сил в свете угроз распространения хаоса «арабской весны». Тогда Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива отправил в Бахрейн ограниченные подразделения своих вооруженных сил для подавления беспорядков.

Можно углубляться в историю и прослеживать создание различных арабских союзов и организаций с военной составляющей. Перечислять попытки можно просто бесконечно. В 1976 году Лига отправляет войска в Ливан. В 1973, 1967, 1948 имели место быть очередные попытки совместного ведения боевых действий против Израиля. В 1962 году арабские страны вмешиваются в конфликт в Йемене. В 1961 целых 33 тысячи солдат из ряда арабских стран были посланы в Кувейт, чтобы предотвратить захват страны Ираком. И так далее и так далее.  

Союзы на бумаге зачастую не соблюдались в реальной жизни, имели небольшой вес, страны не приходили на выручку друг другу и не спешили применять свои войска, само применение не приносило ожидаемых плодов, противоречия между государствами региона были банально слишком сильны. Страны не доверяют друг другу и большинство конфликтов последнего времени были внутрирегиональными, межсторонними, без ярко выраженной внешней агрессии со стороны третьих сил. Любой альянс должен строиться хоть на какой-то толике доверия участников друг к другу. На Ближнем Востоке это более чем проблематично. 

Отдельно можно выделить попытки уже не просто внутриарабские или внутрирегиональные, но непосредственно намерения именно Запада в своих собственных геополитических интересах создать военный союз на Ближнем Востоке в 1950 году против СССР под названием «Ближневосточное командование» (The Middle East Command, MEC), затем провальное создание «Ближневосточной оборонной организации» (Middle East Defence Organisation, MEDO) и бесполезный в итоге Багдадский пакт 1955 года.  

До сих пор ничего не получалось у арабов ни самостоятельно, ни при поддержке Запада. 

Немудрено, что к «старой новой» идее Трампа не без основания относятся со скепсисом и сегодня.  

Иран, безусловно, представляется на Западе и среди суннитов «страной зла», общим врагом, но по сути у Ирана нет никаких шансов против США и нет ни военных, ни экономических возможностей безнаказанно и успешно завоевать своих соседей. «Иранская Империя» в виде влияния на Дамаск, Багдад, Бейрут и Сану тоже не выглядит устрашающей. Багдад, несмотря на все усилия Тегерана, трудно назвать послушной марионеткой, Ливан сам с трудом сдерживается от соскальзывания в хаос. Сирия лежит в руинах, где Иран уже вплотную сталкивается с влиянием России и Турции и будет вынужден умерить амбиции, а Йемен лишь годится Ирану, чтобы кровоточила от малых но назойливых уколов Саудовская Аравия. 

Но в целом страны возможного Ближневосточного стратегического альянса (MESA) не очень напуганы Ираном, и страх – это не то, что ими движет. Да и для Запада, который пытался устроить антисоветский альянс в регионе, сегодня Иран – это несопоставимая с СССР угроза, которая вряд ли требует похожих по масштабу усилий в создании региональных альянсов. 

Более того, у стран предполагаемого альянса совершенно разные отношения с Ираном. Если Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн откровенно враждебны Ирану, то Иордания испытывает более сложные отношения с Тегераном и не столь радикальные, Египет видит Иран по-разному, но почти никогда как угрозу, Оман и Катар периодически сотрудничают с Ираном, а Кувейт, с частично шиитским населением, имеет дружеские отношения, включая дипломатические. При этом и между самими странами возможного «арабского НАТО» отношения не так гладки. 

Создание «арабского анти-иранского НАТО» по сути выгодно лишь США для укрепления своих противоракетных возможностей, наращивающим свою военную мощь Саудовской Аравии и ОАЭ, силовым структурам арабских стран, которые могут снова прибегнуть к помощи соседей при подавлении внутренних беспорядков, западным производителям вооружений и в какой-то мере Израилю. Последний при этом все равно всегда будет все равно думать о том, в какой момент анти-иранский альянс может резко сменить курс и стать анти-израильским. Создание альянса также послужит сигналом шиитам в разных странах региона, что кроме Тегерана расчитывать не на что, и приведет к еще большему отдалению Турции от США. 

В самих арабских странах тоже звучат опасения, что США может использовать их банально как «пушечное мясо» в своем противостоянии с Ираном и как «дойную корову» - источник денег для обогащения американского военно-промышленного комплекса. При этом нет никакой гарантии, что озвученные закупки вооружений на сотни миллиардов реально состоятся и позволит ли цена на нефть арабским странам продолжать закупаться оружием в больших объемах. 

Еще одна точка зрения заключается в том, что формальное создание некоего арабского альянса с изрядной долей военной зависимости от США позволит Вашингтону действовать более активно в Сирии, ослабляя влияние России, Ирана и Турции в регионе. 

Единственным реальным козырем США может быть тот факт, что существенные опасения арабских стран вызывает только ракетная и ядерная программа Ирана, над противодействием чему активно работают и закупаются саудиты.  Противоракетные системы Patriot стоят на вооружении Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна и Кувейта. Противоракетные системы THAAD закуплены ОАЭ и Катаром и одобрены на продажу для Саудовской Аравии.  

Любопытно, что система THAAD с радиолокатором AN/FPS-132 в теории следит за пространством с радиусом в 5 тысяч километров. Это позволяет США в Катаре мониторить часть территорий России, не говоря уже об Иране, и отслеживать возможные в случае войны пуски ракет китайскими ВМС в Индийском океане по целям в США. 

Любопытно и то, что последние несколько лет идут разговоры о возможных продажах российских комплексов С-400 Катару и Саудовской Аравии (после возможных проблем с работой американских комплексов Patriot против ракет хуситов), не говоря о саге поставок российских комплексов Турции. Зимой ходили слухи о том, что саудиты присматриваются и к израильской системе «Железный купол» для защиты от иранских ракет. Такие поползновения в сторону и потеря рынка и возможностей не могут радовать США, поэтому новая попытка создания альянса на фоне иранской ракетной угрозы выглядит логично.

Отметим, что в мае 2015 года в Кэмп-Дэвид в США уже прошла встреча Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Катара, Омана, Бахрейна по вопросу создания интегрированной противоракетной обороне на базе американских систем. Тогда переговоры не прошли очень удачно. Страны предпочитают иметь дела с США на двусторонней основе, а не на общей платформе. Американцы уже тогда сетовали, что создание арабской общей ПРО продвигается очень медленно. Прошло три года и в 2018 году после выхода из «ядерной сделки» и витка санкций объединенная противоракетная составляющая «арабского НАТО», которая может быть использована далеко за пределами региона, возможно станет единственным реальным ключевым моментом на фоне шумихи в прессе о борьбе с терроризмом или сдерживании Ирана.

Илья Плеханов

]]>
Mon, 10 Sep 2018 15:11:05 +0400
Что будет в регионе, если Турция погрузится в хаос? http://navoine.info/turk-chaos-if.html http://navoine.info/turk-chaos-if.html Ближний Восток
Пятница, 24 Август 2018

Ухудшение отношений между Турцией и США наносит ощутимые удары по турецкой экономике. Лира переживает одно из своих стремительных падений, страны обмениваются торговыми санкциями, вполне вероятно, что США смогут влиять на предоставление кредитов для Турции во Всемирном банке и Европейском банке реконструкции и развития, военное сотрудничество между Вашингтоном и Анкарой становится все более проблематичным и все чаще звучат спекуляции на тему выхода Турции из НАТО.  

Сегодня США отказывают Турции в поставках самолетов F-35, опасаясь, что военные секреты утекут в Россию, предостерегают Анкару от покупки российской системы С-400, высказывают недовольство поддержкой Ирана, вспоминают об угрозах напасть на американских военных в Сирии и требуют освобождения американского пастора Эндрю Брансона. 

В Турции обвиняют США в развязывании экономической войны, «ударе ножом в спину», обстреливают посольство США и требуют ареста высокопоставленных американских военных на базе Инджирлик. Остается неясной также и судьба примерно 50 американских атомных бомб В-61, которые находятся на этой базе (в США не подтверждают, вывезены они из Турции или нет) и могут попасть в руки турецких властей в крайнем случае силового захвата базы Инджирлик. 

Пока основное внимание приковано к экономике. Кредитные агентства понизили рейтинги Турции, стране предрекают рецессию, рост инфляции, снижение ВВП, отток капитала, падение потребительской способности, корпоративные дефолты и даже дефолт государства, отмечают зависимость Турции от иностранного капитала. Рассматриваются и параллели между экономической ситуацией в Венесуэле и Турции. Аналитики считают, что даже если в краткосрочной перспективе Анкаре удастся стабилизировать лиру, то долгосрочные проблемы в экономике Турции никуда не денутся.

«Думаю, вы увидите очень быстрое и довольно резкое восстановление, но тенденция не очень хорошая, и я подозреваю, что этот кризис будет продолжаться, потому что они не сделали ничего, чтобы принципиально изменить ситуацию», - заявил генеральный директор Principal Global Investors Джим МакКоган. 

Безусловно, помимо осторожных прогнозов рассматриваются и крайние варианты, когда Эрдоган не пойдет ни на какие уступки и продолжит политику конфронтации. О таких вариантах, например, уже рассуждают на страницах Business Insider. 

События в экстремальном виде могут развиваться по двум основным направлениям. Первое — экономическое давление еще больше мобилизует и консолидирует Турцию и страна начнет предпринимать самые резкие решительные действия без оглядки на США и соседей. Второе — экономические проблемы приведут к внутриполитическому коллапсу, массовым гражданским беспорядкам, потере контроля властей над вооруженными силами и общему хаосу в стране. 

К чему может привести первый вариант?  

Санкции США, как уже отмечают эксперты, уже толкают Анкару к более тесному сотрудничеству с Россией, Китаем, Катаром и Ираном. Эти страны могут в теории перейти на полностью бездолларовые взаиморасчеты, Катар и Китай предоставят финансовую поддержку, Россия предложит укрепление военно-технического и энергетического сотрудничества, Иран нарастит торговый оборот и экспорт энергоресурсов в Турцию.  

Проблема в том, что ни одна из этих стран по одиночке и даже в совокупности пока не в состоянии вытянуть Турцию из экономических и финансовых проблем. Турция слишком серьезно завязана в этом плане на ЕС, США и международные организации. Средства Катара ограничены, Китай очень аккуратно и осторожно ведет свою политику инвестиций, несмотря на весь пафос программы «Один пояс — один путь», не вмешиваясь в политику, торговый оборот с Россией не является настолько ключевым, а сближение с Ираном вызывает больше проблем в регионе в долгосрочной перспективе, чем пользы от краткосрочного налаживания отношений на почве антиамериканизма.

Любопытной, конечно, выглядит в свете происходящих событий возможность договоренности между Катаром, более спокойной Сирией (с разрешения России) и Турцией о возобновлении идеи строительства газопровода в Европу из Катара. В теории Европа в таком случае будет еще более зависима от энергетических поставок из России и Турции. Союз России и Турции на Ближнем Востоке такого рода станет сильным ударом по влиянию западных государств в регионе. 

Но, предположим, что Турция все же выходит из НАТО и больше не считается с интересами США, ЕС и соседей по региону, и начинает вести максимально возможную независимую политику, а население поддерживает любые начинания президента Эрдогана.  

В этом сценарии начинается обвал всех договоренностей с Европой по вопросам миграции. Сегодня в Турции проживают около 4 млн мигрантов, после операции в Идлибе осенью ожидается увеличение их числа как минимум еще на несколько сотен тысяч человек. Миграционные потоки, которые более или менее были поставлены под контроль, в свете финансовых проблем Турции и отказа от содержания за счет турецких денег, вновь оживают и массы мигрантов, используя Турцию как стартовую площадку, вновь наводняют Грецию, и далее распространяются на Европу, как это произошло в 2015 году. Вал мигрантов приводит Грецию к новому экономическому коллапсу. Турецкие общины радикализируются в Европе, добавляя к внутренней политической нестабильности в Евросоюзе.  

Американцы изгоняются из базы Инджирлик, частично теряя способность вести воздушные операции в Сирии. Американцы также теряют поддержку Турции в проливах и на Черном море. В самой Сирии Турция начинает масштабные операции по расширению зоны своего контроля в стране и проводит военную кампанию против курдов. В Ираке делается то же самое — вторжение на территории Иракского Курдистана. 

В попытке завладеть энергетическими ресурсами на дне Средиземного моря Турция захватывает Республику Кипр и изгоняет англичан с их военных баз. Атака на Кипр приводит Турцию и Грецию на грань полномасштабной войны. Данный вариант крайне маловероятен, так как ухудшит отношения Турции и с Россией, и с Западом одновременно. 

Турция активизирует свое сотрудничество с Азербайджаном, тем самым подталкивая его к войне с Арменией за спорные территории, также наращивается поддержка мусульман на Балканах.  

Перед Россией и странами НАТО встает сложный вопрос о вмешательстве в конфликты с участием Турции, чтобы защитить свои интересы.

В этом экстремальном варианте Турция сама становится все более исламистской на официальном уровне, ослабляя контроль за радикальными организациями. Греция и Европа становятся объектами террористической войны со стороны радикалов исламского толка, для которых Турция становится более надежным убежищем. НАТО без Турции объявляется «клубом христианских государств» (частично за исключением Албании) и члены Альянса становятся более ярко выраженным объектом ненависти. В 2017 году Эрдоган уже заявлял, что если Европа продолжит вести себя недружелюбно по отношению к туркам, то ни один европеец и ни один представитель Запада не смогут чувствовать себя в безопасности ни в одной точке мира. 

Во втором сценарии внутреннего коллапса Турции тоже нет ничего хорошего. Ослабление хватки центральной власти дает в первую очередь курдам шанс на усиление своих позиций и надежду на создание независимого государства. На территориях со значительным курдским населением начинается масштабная партизанская война.

В таких условиях становится реалистичным усиление радикального исламского фактора. Турция становится лакомым куском пирога для исламистов всех мастей, которые разворачивают активную деятельность на этой территории. Страну сотрясают теракты и начинается уничтожение всего «прозападного» и светского, а радикалы развязывают террористическую деятельность в Греции, на Балканах и в Западной Европе. 

Как и в первом сценарии, мигранты валом переправляются в Грецию через бесконтрольные границы, но при этом надо учитывать, что помимо мигрантов из Ближнего Востока и Африки мигрантами станут и миллионы самих турок, бегущих из рушащейся страны. Европе придется справляться с невиданными ранее масштабами гуманитарной катастрофы. 

Есть и третий гипотетический сценарий, когда к власти в Турции на волне внутренних экономических и геополитических изменений приходят более светские и прозападные силы, но на данном этапе к этому нет никаких предпосылок, особенно после провалившегося переворота против Эрдогана. 

Безусловно, описанные выше первые два сценарии — это «страшилки», крайние варианты, у которых не так много шансов на реализацию, но которые стоит держать в уме. Безусловно, Турции самой невыгодна самоизоляция в первую очередь. И никто в мире, ни в США, ни в ЕС, не будут доводить до края и просто смотреть, как большая хорошо вооруженная страна с важным географическим расположением погружается в хаос. В этом никто не заинтересован, особенно в ЕС, который сделает все возможное для предотвращения радикального развития событий, в том числе и в экономическом плане, а США, не желая терять союзника в регионе, вероятнее всего смогут в итоге после угроз и давления на Турцию дойти до налаживания нового статуса-кво в отношениях.

Илья Плеханов

]]>
Fri, 24 Aug 2018 11:24:06 +0400
Что будет, если начнется новая танкерная война http://navoine.info/tankerwar2.html http://navoine.info/tankerwar2.html Ближний Восток
Четверг, 19 Июль 2018

К осени США планируют лишить Иран доходов от экспорта нефти. В Госдепе заявили о планах убедить союзников к началу ноября не закупать больше нефть Тегерана. В ответ на это Корпус стражей исламской революции пообещал начать новую "танкерную войну" и перекрыть Ормузский пролив, который играет важнейшую роль в транспортировке нефти и сжиженного газа из Ближнего Востока. Ситуация накаляется. Иранские силы безопасности подавляют волнения населения, иранский риал падает, руководство страны пытается спасти в Европе то, что остается от ядерной сделки.

**

Гиганты уходят с рынка

При этом европейские компании, несмотря на все переговоры политиков, продолжают покидать Иран, а Китаю, потенциальному союзнику Ирана в борьбе с американскими санкциями, категорически не по нраву, что что-то может повлиять на импорт нефти в Китай. С мая сворачивают свое сотрудничество с Ираном крупные компании: шиппинговые гиганты CMA CGM и A.P. Moller-Maersk, датская авиакомпания KLM, французский автопроизводитель PSA Group и французская нефтяная компания Total. Всего, по данным Госдепа США, около 50 зарубежных и транснациональных компаний в энергетическом и финансовом секторе готовы покинуть Иран.

Грузовое судно A.P. Moller-Maersk

Администрация Дональда Трампа в начале июля подтвердила, что США будут добиваться полной остановки экспорта нефти из Ирана и наказывать экономически покупателей иранской нефти. Тегеран отреагировал незамедлительно, и президент Ирана Хасан Роухани заявил, что страна может повлиять в этом случае на движение нефти в регионе, а генерал Кассем Сулеймани выразил готовность воплотить идеи своего президента в жизнь.

Представитель Центрального командования США Билл Урбан заявил в ответ, что флот США готов обеспечить свободу и безопасность судоходства в регионе.

Сценарий "танкерной войны"

Угрозы Ирана перекрыть пролив не новы. Можно вспомнить "танкерную войну" 80-х годов, когда Ирак и Иран систематически атаковали танкеры, в том числе и под флагами третьих стран, вывозившие нефть из арабских стран. С сентября 1980 года до окончания боевых действий в зоне Персидского залива было уничтожено и повреждено около 400 судов. Удары наносились по нефтяным платформам, промышленным центрам и танкерам, перевозившим нефть противника. С весны 1987 года иранская сторона стала систематически применять минное оружие - танкеры с их глубокой осадкой были уязвимы для мин. Угрозы со стороны Ирана звучали и в 2011-2012 годах.

Перекрытие пролива будет означать не просто конфликт со всеми странами в регионе и с США, но и остановку собственного товаропотока морем, что будет самоубийственно для Ирана. Дело вряд ли зайдет дальше слов и нескольких инцидентов с приближениям иранских катеров к другим судам. Если в 2011-2012 годах администрация Обамы старалась делать вид, что иранские угрозы не являются чем-то серьезным, при Трампе риторика стала совершенно иной, и США не остановятся перед ответными действиями.

Карта месторождений газа и нефти и расположение трубопроводов в Иране

Но что будет, если в теории Иран все же пойдет на отчаянный шаг? Через Ормузский пролив проходит около 30-35% транспортируемой морем нефти в мире, перекрытие этой артерии не оставит никого равнодушным. Цена на нефть может превысить и $100, и $200.

В 2011 году к созданию детального плана по противостоянию Ирану в Ормузском проливе приложил руку ныне действующий министр обороны США Джеймс Мэттис. Тогда он был настроен решительно и предлагал наносить превентивные удары по инфраструктуре Ирана внутри страны, включая нефтяные объекты. В 2011 году он собрал в Катаре американских дипломатов из стран региона и изложил возможные последствия противостояния Ирана и США. Американские послы были несколько шокированы тем, что Мэттис готовился как будто к Третьей мировой войне.

Ответ США будет примерно следующим: в Персидский залив незамедлительно будут отправлены 2-3 авианосные ударные группы, как это было сделано при иранских угрозах в 2011-2012 годах, а на аэродромах Саудовской Аравии, Катара и Кувейта будут сосредоточены дополнительные силы ВВС США и их союзников. Если иранцы предпримут попытки блокировать танкеры или устанавливать морские мины, то американские корабли вступят в прямое противостояние с иранскими катерами, а если Иран атакует американские корабли, то последует воздушная кампания и массированный удар по ВМС Ирана и флоту Корпуса стражей исламской революции, по наземной прибрежной инфраструктуре, а также по объектам ракетной программы Ирана по всей стране.

При этом в 2011 году, к ужасу дипломатов, Мэттис считал, что не надо ждать развития событий, а надо начинать бомбить иранские катера в течение нескольких часов после получения разведывательной информации, что на них погружаются мины, иначе атака потеряет смысл.

В 2012 году тогда еще министр обороны США Леон Панетта заявлял: если Иран не прекратит останавливать суда в Ормзуском проливе и устраивать досмотры, то это станет той "красной линией", за которой последует военный ответ. Иран тогда прекратил активность подобного рода в проливе.

Радиусы действий иранских ЗРК

В случае начала блокировки пролива Иран потеряет всех своих теоретических союзников в лице Китая и Индии, которым не нужны проблемы с импортом нефти, и останется в одиночестве. Также у американцев будут развязаны руки по применению силы против поддерживаемых Ираном группировок в Сирии и Ираке, которые тоже попадут под удар. Иран сможет на первых стадиях ответить ракетными ударами в регионе, активизацией поддержки талибов в Афганистане и хуситов в Йемене и попытками атаковать американцев в Сирии и Ираке. Но при эскалации конфликта крайне сомнительно, что страна с такой экономикой сможет долго поддерживать такую деятельность. Также мало кто считает, что Иран захочет вовлечь себя еще одновременно и в конфликт с Израилем на этом этапе.

В таком "сдержанном" сценарии развития событий после обмена первыми ударами и понимания, что эскалация войны ни к чему не приведет, ожидается прекращение активных боевых действий и остановка расширения географии ударов за пределы самого Ормузского пролива.

Зарубежные эксперты отмечают, что предпочтительнее была бы быстрая развязка кризиса и остановка блокировки танкеров, чтобы транспортировка нефти нормализовалась в течение первых 30 дней после первых попыток нарушить судоходство. Очистка вод от иранских мин должна занять не более одной-двух недель. В противном случае длительное закрытие судоходных линий приведет к серьезным экономическим потерям.

Сегодня на море пока все спокойно. Дональд Трамп заявил, что во время его президентства Иран прекратил использовать несущие вооружения катеры и сближаться с американскими кораблями ВМС США в Персидском заливе. Раньше американцы неоднократно открывали предупредительный огонь. В 2016 году инцидентов с приближением было 36, в 2017 — 14, в 2018 — ноль. Трамп считает, что это — положительное следствие его жесткой политики, а Иран в свою очередь заявляет, что смог заставить американцев уважать международные правила и не приближаться к иранским территориальным водам. Впрочем, Иран сегодня использует не морские средства, а разведывательные дроны для слежки за американскими военными кораблями.

Хотя война маловероятна, риск все же есть. Иран действительно потеряет львиную долю своих нефтяных доходов к осени этого года (4 ноября возобновляются санкции), внутренняя экономическая ситуация ухудшится, на политическое руководство внутри Ирана будут оказывать все больше влияния "ястребы" и Ирану, поставленному в безвыходное положение, ничего не останется, кроме как пойти на действия, ограничивающие судоходство. В итоге они могут привести к выходу ситуации из-под контроля.

Илья Плеханов

]]>
Thu, 19 Jul 2018 17:08:52 +0400
Перипетии военно-технического сотрудничества США и Израиля http://navoine.info/isrus-mou.html http://navoine.info/isrus-mou.html Северная Америка Ближний Восток ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 13 Июнь 2018

С мая не утихают страсти вокруг пакета помощи Израилю со стороны США. Еще в 2016 году администрация Обамы договорилась с Израилем, что американцы предоставят Израилю 38 млрд долларов в течение десяти лет (с 2019 по 2028 годы) на военные нужды. Условиями сделки были две договоренности: что Израиль потратит все эти деньги на американскую продукцию и услуги и что Израиль не будет просить у Конгресса США дополнительной помощи. 

Израиль даже написал отдельное письмо, подтверждающее, что обещает не досаждать и не обращаться в течение десяти лет к Конгрессу, если только не начнется большая война. Впрочем, лазейки остались, так как на вопросы по обеспечению безопасности в виде борьбы с тоннелями террористов или на создание систем по кибербезопасности деньги у Конгресса просить можно, так как это не попадает под военную помощь. 

Израильтяне вообще просили 4,5 млрд долларов в год изначально, но в итоге сошлись на 3,8 млрд. Сделка вступает в силу в конце этого года и, как выясняется, в Израиле это теперь не устраивает многих. 

До новой сделки Израиль мог использовать каждый год 26,3% (около 816 млн долларов) от выделяемый американцами суммы (3 млрд в год + по 500 млн по дополнительным запросам к Конгрессу в последние несколько лет) на внутренние военные закупки, тем самым поддерживая и развивая свой военно-промышленный комплекс, и еще 13% можно было потратить на закупки топлива на военные нужды на деньги США. 

FST баннер.png

Теперь ежегодная сумма помощи повысилась, но условия изменились. В течение шести лет Израиль должен постепенно перестать тратить деньги на неамериканскую продукцию, а закупки топлива с помощью американских денег прекратить в первый же год. 

По подсчетам военных экономистов Израиля, оборонка страны может потерять около 22 тысяч рабочих мест и это станет для Израиля ощутимым ударом. Ожидается закрытие 140 предприятий, 40% которых находятся на окраине страны, где и так высок процент безработицы. 

Аналитики предупреждают, что уменьшение внутренних заказов для местных небольших инновационных компаний приведет к тому, что большие военные компании перестанут получать и использовать те идеи и разработки, которыми они пользовались в ходе сотрудничества со своими менее крупными подрядчиками. И это уже в свою очередь заставит «тяжеловесов» покинуть Израиль. 

В мае этого года члены парламента Израиля начали подталкивать правительство к переговорам по изменению сделки, в надежде, что администрация президента Трампа может пойти на уступки и разрешить тратить деньги на внутренние закупки. С другой стороны, оптимизма по отношению к результативности таких переговоров не так много, так как политика Трампа подразумевает соблюдение интересов США и американской промышленности в первую очередь.

Израильтяне хотели бы донести до Трампа, что в случае сохранения условий сделки, израильская оборонка понесет неприемлемые потери и что Израиль будет напрямую терять не только 816 млн долларов в год, но и косвенно еще дополнительные 1,3 млрд в год, а существование 700 небольших поставщиков военной продукции будет поставленно под угрозу. 

Более того, члены оппозиционных партий Израиля предупреждают, что прекращение внутренних закупок приведет к тому, что страна не сможет действовать самостоятельно в случае чрезвычайного развития событий, не сможет производить свои вооружения и будет полностью зависеть от помощи из США. Главный финансовый директор ведущей государственной технологически-промышленной аэрокосмической компании IAI (Israel Aerospace Industries) заявил, что аэрокосмическая отрасль в стране погибнет и надо выходить из сделки. 

От других комментаторов звучали даже такие сравнения, что сделка является наркотиком, на который подсела Израиль и что пора уже что-то менять. Сегодня по политическим мотивам Израиль вынужден покупать те же F-35, хотя его вполне устраивают F-15I. Но реальных планов у Израиля нет, кроме как просить Трампа о смягчении условий сделки.

Одним из выходов было бы наращивание продаж своих вооружений в страны Азии. Но и здесь есть проблема, потому что после провала с продажей воздушных радаров Китаю в 2000 году и потери миллиарда долларов, когда сделку остановили США, американцы крайне негативно относятся к экспорту израильского оружия. Израиль был вынужден подписать меморандум, который прописывает процедуры экспорта из страны даже неамериканских систем, и получил список из 23 стран, с которыми нельзя торговать любыми вооружениями без согласования с США. 

При этом американцы с точки зрения маркетинга и своего экспорта пользуются тем, что Израиль покупает их вооружения, испытывает у себя, отрабатывает в боевых условиях. Логика здесь такова, что если какое-либо американское вооружение есть у израильтян, то, значит, это — высококлассная вещь, которую стоит купить. США легче потом продавать по миру свое оружие таким способом. И, понятно, что Израиль такая ситуация раздражает. Некоторые израильтяне заявляют, что 38 млрд помощи — это вообще очень низкая цена для американцев. 

С другой стороны, американцы тоже удивляются реакции своего друга на Ближнем Востоке. В конце концов, дареному коню в зубы не смотрят. 

Впрочем, один план есть. Он принадлежит Йораму Эттингеру, знаменитому израильскому ученому, политологу, демографу. Именно его считают идеологом сокращения зависимости Израиля от американской экономической помощи. Изначально он говорил, что чем больше американской помощи Израиль получает от США, тем менее ценным и надежным партнером он становится для Вашингтона в регионе. 

Что касается избавлени от финансовой помощи на военные нужды, то Эттингер предлагает в течение десяти лет каждый год брать 10% от общей суммы и вкладывать их в создание и работу двусторонних американо-израильских исследовательских фондов, каждый из которых бы специализировался на какой-либо одной высокотехнологической области с целью монетизации разработок. 

Десять фондов в итоге, по мнению Эттингера, принесут миллиарды долларов отдачи, из которых 70% уйдут в США, так как они созданы на американские деньги изначально. Но в выгоде останутся все. 

Эттингер апеллирует к опыт двух фондов такого рода. Фонд индустриальных исследований и развития получил около 40 лет назад 50 млн на открытие, а теперь его выручка превышает 8 млрд долларов. Похожий фонд в сфере сельского хозяйства получил 40 млн в 1978 году и через свои проекты заработал двум странам более 800 млн долларов. Эттингер таким образом хотел бы видеть, как постепенно государственное выделение денег превращается в кооперацию частных прибыльных хайтек-компаний. 

Но пока ни в одной из двух стран нет ни политического, ни психологического настроя решать проблему в таком ключе. Подавляющее большинство израильтян считают, что без помощи США им не прожить, а американцы не устают подчеркивать, что Израилю отдается самый жирный кусок из всего объема международной помощи США другим странам в мире.

Илья Плеханов

FST баннер.png

]]>
Wed, 13 Jun 2018 21:51:21 +0400
Выручит ли Китай Иран после новых санкций? http://navoine.info/iran-china-savesanct.html http://navoine.info/iran-china-savesanct.html Азия/Океания Ближний Восток
Пятница, 25 Май 2018

В начале недели Госсекретарь США Майкл Помпео (Michael Pompeo) заявил, что боль от американских санкций против Ирана будет лишь расти, «если режим не сойдет с недопустимого и непродуктивного пути, который он выбрал для себя и для народа Ирана», и пообещал, что «это будут сильнейшие санкции в истории». 

Для Ирана это не нечто неожиданное, но если из-за санкций США с Тегераном прекратят иметь дела и европейцы, то страна будет вынуждена все больше полагаться на своего главного партнера — Китай. 

С Китаем в военном плане Иран связывают давние отношения. Поставки китайского стрелкового оружия, тактических баллистических и противокорабельных ракет, артиллерии, морских мин и систем ПРО пошли в страну еще во время ирано-иракской войны. После войны Китай поставил самолеты J-7, оказал содействие в создании иранского истребителя Saeqeh и уже позднее помог в создании программы по производству беспилотников. Большая часть современных противокорабельных ракет Ирана является чуть ли не копией китайской продукции. Также Китай еще в 80-х годах сыграл ключевую роль в ядерной программе Тегерана, предоставляя оборудование и обучая специалистов.

FST баннер.png

В 2016 году Китай и Иран заключили договор о военном сотрудничестве, в 2017 году провели совместные военно-морские учения в Иране. По неподтвержденным данным, Иран может претендовать на закупки китайских самолетов J-10, J-11 и J-20. Ожидается, что в 2020 году после окончания эмбарго ООН на поставку вооружений в Иран в страну может хлынуть китайское оружие. Впрочем, за два года может измениться еще многое. 

Китай является сегодня главным торговым партнером Ирана и покупателем иранской нефти. После введения санкций еще до «ядерной сделки» Китай в обход банков открыл бартерную торговую линию с Ираном. Логично ожидать, что в свете текущих угроз Иран надеется и дальше развивать эти отношения со своими азиатскими друзьями. 

После того как французская компания Total заявила, что может выйти из нефтяных проектов в Иране из-за американских санкций, китайские СМИ сообщили, что китайский нефтяной гигант CNPC может выкупить французскую долю. Французы, китайцы и иранцы работали над проектом месторождения Южный Парс с 2017 года и планировали инвестировать почти 5 млрд долларов за 20 лет. Французская доля составляет 50,1%, у китайцев — 30%, остальное — у иранцев. Total можно понять, так как ее активы объемом в 10 млрд связаны с США, а 90% финансовых операций проводятся через американские банки. В иранский проект на данном этапе французы инвестировали всего лишь 47 миллионов долларов. 

Некоторые китайские аналитики вообще рады выходу США из «ядерной сделки». По их мнению, санкции заставят европейцев и японцев уйти из Ирана, и тогда Китай сможет забрать подешевевшую иранскую нефть себе на выгодных условиях, а также занять место европейцев и японцев в инфраструктурных проектах. В марте Китай и Иран подписали договор на 700 миллионов долларов о строительстве железной дороги из Бушира, которая свяжет порт с железнодорожной системой страны. В марте также были открыты фьючерсные контракты на нефть в юанях и после выхода США из «ядерной сделки» объемы торгов на этой китайской бирже выросли в два раза. Китай будет стараться вести двусторонние отношения с Ираном в своей валюте.

На прошлой неделе Пекин посетил министр иностранных дел Ирана и представители Национальной нефтяной компании Ирана. Нефтяники провели переговоры со своими китайскими коллегами и попросили их как минимум не снижать объемы закупок нефти у Ирана.

Китай в первом квартале 2018 года закупал в среднем по 655 тысяч баррелей в сутки, что составляет около четверти экспорта иранской нефти. Для самих китайцев иранская нефть составляет около 10% всего нефтяного импорта. 

Китайские нефтяники ничего не обещали, заявив, что будут следовать политическому решению руководства страны. Ранее китайские компании проводили сделки с Ираном через китайский банк в евро и юанях и не особенно опасались влияния американских санкций на свою финансовую деятельность. 

К слову, после Китая основными покупателями иранской нефти являются Индия, Южная Корея и Турция. Отношения США с Индией и Турцией сегодня не столь однозначны и не факт, что эти две страны испугаются санкций США. То есть, денежные потоки в Иран от продажи нефти могут сократиться не столь критично, как хотелось бы Вашингтону. 

Торговый оборот между Ираном и Китаем составил более 37 миллиардов долларов в прошлом году и это на 13% больше, чем в 2016 году. Китай также открыл Ирану кредитную линию на 10 миллиардов долларов — это крупнейшее предложение подобного рода для Тегерана с момента заключения «ядерной сделки» с США. Суммарно Иран и Китай хотели бы довести свой торговый оборот до 600 миллиардов долларов в течение десяти лет.

Но надо понимать простую вещь: торговый оборот с Ираном составляет менее 1% от всего объема торговых отношений Пекина с миром, в то время как оборот с США для Китая составляет 636 миллиардов долларов (что в 17 раз выше, чем с Ираном), из которых 506 миллиардов приходится на экспорт китайских товаров. 

90% оборота приходится на частный сектор, и 40% которого — это мультинациональные компании, которые чувствительны к ограничениям и санкциям со стороны США. США уже показательно наказали китайскую компанию ZTE за нарушение санкционного режима, лишив ее возможности оперировать в США и наложив штраф. 

У Китая также уже был печальный опыт инвестирования в Ливию и Венесуэлу, когда в итоге китайские инвесторы потеряли все. У Пекина могут быть сомнения в политической стабильности в Иране при существующей власти и санкционном режиме. 

С другой стороны, Китай слишком зависим от нефти из Персидского залива и Пекину в принципе не нужны новые потрясения в регионе. Китай также будет внимательно следить, как в итоге отреагирует Европейский Союз и получится ли у Европы противостоять американским санкциям и заключить свою версию «ядерной сделки» с Ираном. Сложившую ситуацию Поднебесная может попытаться использовать для поднятия своего международного рейтинга и показать миру, что в Пекине больше не готовы подчиняться санкционным требованиям Вашингтона.

Секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана адмирал Али Шамхани, посетивший конференцию по международной безопасности Сочи в конце апреля, провел встречу с коллегами из Китая. Переговоры шли в основном о том, как две страны могут убрать преграды в финансовой и банковской кооперации, но также китайские и иранские официальные лица отметили, что Вашингтон поддерживает дестабилизирующие элементы на Ближнем Востоке и в Афганистане и с помощью санкций пытается вредить Ирану, Китаю и России. По мнению Шамхани, эти три страны должны выработать общую стратегию по противодействию США.

Так или иначе, рано или поздно, но Китаю придется делать выбор, как именно будут развиваться отношения Пекина и Тегерана, и не факт, что этот выбор обрадует Иран. Время покажет.

Илья Плеханов

FST баннер.png

]]>
Fri, 25 May 2018 11:14:06 +0400
Будет ли цветная революция в Иране? http://navoine.info/iran-colorrev.html http://navoine.info/iran-colorrev.html Ближний Восток
Среда, 16 Май 2018

Согласно изданию Washington Free Beacon, в Совете национальной безопасности США рассматривают вариант по поддержке протестного движения в Иране, которое должно рано или поздно привести к массовым волнениям вследствие ухудшающегося экономического положения Ирана из-за американских санкций и свержению существующей сегодня в Иране власти.

План по внедрению данной стратегии дальнейших действий разработан аналитическим центром SSG (Security Studies Group), который тесно связан с Джоном Болтоном (John Bolton), ныне советником президента США по вопросам национальной безопасности. Болтон давно известен своими агрессивными анти-иранскими взглядами (в 2017 году он, кстати, в Париже заявил, что к 2019 году режим в Иране обязательно падет) и критикой политики бывшего президента Барака Обамы. По словам Джима Хэнсона (Jim Hanson), руководителя SSG, администрация Трампа не горит желанием начать войну с Ираном, но предпочла бы иметь дело с новым режимом в стране. Этого можно добиться оказывая более сильное давление, в первую очередь экономическое, на существующую иранскую власть.

В циркулируемом в Совбезе США документе говорится, что обычные жители Ирана страдают из-за экономической стагнации, в то время как руководство страны выводит за рубеж деньги на счета мулл и руководителей Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а также финансирует военную экспансию и операции в других странах.

FST баннер.png

По мнению американцев, ухудшение экономической ситуации уже привело к протестам в Иране. Действительно, в конце прошлого года и в начале этого в Иране произошли самые массовые с 2009 года протесты.

Источник в Белом Доме сказал изданию Washington Free Beacon, что до «ядерной сделки» Обамы все в мире понимали, как опасно иметь дело с исламской страной, которая на государственном уровне поддерживает терроризм и стремится стать ядерной державой. Был глобальный консенсус по этому вопросу, который Обама разрушил. Теперь задачей Трамапа и Болтона становится возвращение этого консенсуса в мировую политическую повестку. Источник также заявил, что ничего нельзя исключить (имея в виду военный сценарий), если Иран атакует Израиль.

Другой источник сообщил, что у команды Джона Болтона есть годами разрабатываемые планы на все случаи развития событий на Ближнем Востоке, что Болтон сам лично хорошо знает Иран, встречается с иранскими диссидентами, и именно поэтому его позвал в свою администрацию Дональд Трамп. По мнению источника, проблема вовсе не в «ядерной сделке», а в существовании текущего иранского режима как такового, и американская администрация будет агрессивно работать с «корнем причин хаоса и насилия в регионе» без розовых очков на глазах.

В SSG считают, что, судя по иранским социальным сетям, народ Ирана больше возмущен блокировкой Telegram и подавлением свобод, чем иностранным давлением, а притеснение этнических и религиозных меньшинств открывает дорогу действиям для расчленения государства. SSG предлагает руководству США сконцентрироваться на поддержке этих меньшинств в Иране, как открыто, так и по закрытым каналам, чтобы иранская власть была вынуждена заниматься внутренними проблемами, а не ведением зарубежных военных операций и прочих «враждебных действий».

По оценкам американского аналитического центра, около трети жителей Ирана принадлежат к тем или иным меньшинствам, некоторые из которых придерживаются идеи независимости. Именно им и предлагается оказывать помощь в их борьбе.

То есть, с одной стороны аналитики хотели бы видеть наличие явной военной угрозы Ирану, чтобы тот боялся вести военную деятельность против Израиля и Саудовской Аравии, а с другой стороны – официальный акцент на «рождении свободы» и на помощи в «самоопределении» народу Ирана. Руководство США должно четко в своей политике различать текущую власть и народ Ирана и действовать во вред первой и на благо второму, пока режим не падет. Иначе, по мнению SSG, никакое только внешнее давление не изменит Иран и его нацеленность на поддержку терроризма и получение ядерного оружия.

Тем не менее, необходимо отметить, что план SSG – это лишь один из многочисленных документов, который предлагается для ознакомления членам Совета безопасности США, и это никак не гарантирует, что его выводы будут приняты во внимание и тем более воплощены в жизнь.

На страницах издания Bloomberg также призывают Трампа сосредоточиться на демократических изменениях в Иране. Еще в 2005 году бывший аналитик ЦРУ Кеннет Поллак (Kenneth Pollack) в своей книге «Иранская головоломка» предупреждал, что в Иране идут два процесса: создание ядерного оружия и демократизация. США должны замедлить первый процесс и всячески ускорять второй. По мнению иранских диссидентов, «ядерная сделка» и шантаж Запада ядерной угрозой позволила существующей власти в Иране оттянуть время, усилиться, получить доллары, перевооружиться и активизировать внешние действия в регионе.

Иранские диссиденты считают, что Павел Дуров и его Telegram позволили людям общаться друг с другом и сделали для демократизации Ирана больше, чем все программы Госдепартамента США. Сегодня Трампу предлагается делать ставку на иранских экспатах, кто хотел бы вернуться в Иран и бороться за новый облик страны, а также привязать требования по ядерной программе к политическим свободам. Имеются в виду освобождение политических заключенных, включая лидеров протестного движения Мехди Карруби и Мир-Хуссейна Мусави, и созыв референдума по изменению конституции страны с целью ликвидации поста и института Верховного религиозного лидера как такового.

До объявления Трампом о выходе из «ядерной сделки» один доллар США на черном рынке покупали за 60 тысяч риалов, а после новости – уже за 80 тысяч, если верить агентству «Рейтер» (Reuters).

Нестабильность валюты Ирана привело к тому, что иранцы начали закупать криптовалюты. По словам главы экономического комитета иранского парламента Мухаммад-Реза Пур-Ибрагими (Mohammad Reza Pour-Ebrahimi), граждане страны уже вывели из Ирана 2,5 млрд долларов несмотря на то, что сделки с криптовалютами запрещены. Тем не менее, в Иране изучают опыт Венесуэлы по созданию своей национальной криптовалюты, с помощью которой можно было бы совершать финансовые операции в обход американских санкций. Впрочем, опыт Венесуэлы пока никого не радует.

Тридцатого апреля в Иране было принято решение о блокировке мессенджера Telegram, что взывало возмущение молодежи в социальных сетях.

Десятого мая по городам Ирана прокатилась волна протестов учителей, которые недовольны низкими зарплатами и недостатком инвестиций в образование. В протестах принимали как действующие, так уже и отошедшие от дел преподаватели. Участники акций требовали освободить заключенных ранее под стражу коллег и выкрикивали лозунги о свободе и объединении рабочих, студентов и учителей. Произошли задержания, а в Тегеране, по словам представителей учительской ассоциации, протестующие были «зверски избиты». В этот раз женщины-учителя также активно принимали участие в демонстрации. Количество участников по стране в целом оценивается в тысячи человек.

В этом году уже после январских протестов в Иране также прошли акции недовольства сотрудников здравоохранения, железных дорог, металлургических заводов.

В мае в провинции Хормозган арестовали сорок активистов по охране окружающей среды. Зимой в Иране уже арестовывали экологов, обвиняя их в шпионаже в пользу США и Израиля и сборе информации под видом научной и экологической деятельности. Сегодня в провинции под стражей находится 55 экологов.

Ставка на экономическое давление на Иран может сыграть двояко. С одной стороны падение доходов может действительно вынудить власти меняться или привести к «цветной революции», с другой стороны есть вероятность, что под давлением, наоборот, усилится влияние мулл, играющих на антизападных эмоциях.

Предсказать, в какую сторону качнется маятник никто не может, хотя некоторые эксперты на том же Западе считают, что экономическое состояние Ирана не так уж и плохо и санкции не сыграют радикальной роли, тем более если Китай, Индия, Южная Корея и ЕС не пойдут на поводу США и не сократят или не прекратят закупки иранской нефти.

Илья Плеханов

FST баннер.png

]]>
Wed, 16 May 2018 12:09:30 +0400
Как Израиль зачищает Сирию от иранцев http://navoine.info/israel-syran-ops.html http://navoine.info/israel-syran-ops.html Ближний Восток
Вторник, 08 Май 2018

Израиль опубликовал спутниковые снимки объектов и военных баз в Сирии, которые, по мнению израильтян, использует для своих целей иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР). Снимки призваны показать мировому сообществу внушительный масштаб присутствия Ирана в Сирии.

Как сообщают израильтяне, КСИР проявляет активность на пяти аэродромах: Т4 в провинции Хомс, Алеппо, Дейр-эз-Зор, международный аэропорт Дамаска и аэродром на юго-востоке от Дамаска. Израиль считает, что эти взлетно-посадочные полосы используются Ираном, в том числе посредством гражданских авиалиний, для доставки в Сирию живой силы, оружия, беспилотников и ракет «земля-земля», которые могут быть применены с территории Сирия по целям в Израиле.

Напомним, что 9 апреля по правительственной авиабазе Т4 в Сирии был нанесен массированный ракетный удар. Как сообщали в Министерстве обороны Российской Федерации, два самолета F-15 ВВС Израиля, не заходя в воздушное пространство Сирии, с территории Ливана нанесли удар восемью управляемыми ракетами.

FST баннер.png

По данным американской прессы, Израиль согласовал с США эту акцию, так как в этот момент российско-американские отношения по Сирии находились в крайней стадии обострения и было неясно, как стороны отреагируют помимо американского удара крылатыми ракетами еще и на дополнительный удар Израиля.

Это не первый раз, когда Израиль наносит удары по иранцам в Сирии, в ходе которых КСИР несет потери. Сегодня в самом Израиле считают, что у КСИР кончается терпение и Иран готовит удар возмездия. «Фокс Ньюс»(Fox News) цитируют также неназванного представителя Армии обороны Израиля, который отдельно отмечает деятельность Касема Сулеймани, главы Аль-Кудс (специальное подразделение КСИР), и заверяет, что иранский генерал планирует атаку на Израиль с территории Сирии: «Сулеймани делает в Сирии все, что пожелает».

Обильно цитировалась в западных и израильских СМИ и реакция спикера МИД Ирана Бахрама Гасеми, который прокомментировал атаку на Т4, в ходе которой погибло семь членов КСИР, включая главу подразделения, отвечающего за применение иранских беспилотников, такими фразами как «Оккупационный сионистский режим рано или поздно получит надлежащий ответ на свои действия» и «Сирийская армия способна защищать свою территорию и будет делать это».

В феврале 2018 года иранский дрон залетел в воздушное пространство Израиля и был сбит израильским вертолетом AH-64 Apache, после чего ВВС Израиля провели ряд рейдов как против машины управления дроном, так и по другим объектам в Сирии.  В ходе этих рейдов ПВО Сирии сбили израильский самолет F-16I Sufa, два пилота катапультировались и были спасены, хотя один получил тяжелые травмы.

В апреле израильтяне объявили, что иранский дрон был вооружен и выполнял не просто разведывательную, а ударную миссию, неся взрывчатку. По мнению израильтян, впервые Иран так открыто решил атаковать Израиль и что применение данного беспилотника открывает новую главу в борьбе Ирана и Израиля на территории Сирии. Израильтяне также отметили, что Иран не скрывает гибель бойцов КСИР, помпезно проводит церемонию прощания с ними в Тегеране и публично обещает в свое время отомстить Израилю, что также служит сигналом тому, что обострение конфронтации не за горами.

В ночь с 16 на 17 апреля новостные ресурсы Хезболлы и сирийского правительства сообщили о новых ракетных ударах по двум аэродромам в Сирии под Хомсом и Дамаском, которые активировали работу средств противовоздушной обороны Сирии, но затем СМИ отыграли новость назад и рассмотрели инцидент сначала как ложную тревогу, а затем как электронную кибер-атаку Израиля и США, что вносит некоторую новизну в текущую войну в Сирии.

В 2007 году в ходе операции «Фруктовый сад» Израиль, правда, уже проводил кибератаку на системы ПВО и радары Сирии, перед тем как нанести удар по объекту, предположительно причастному к работе с ядерным материалом, в Дейр-эз-Зор.

Детали операции стали известны только месяц назад, когда Израиль решил вдруг рассекретить данные по операции. Кодовое название объекта в Сирии было «Кубик Рубика». Израиль с 2004 года подозревал, что у Сирии есть своя ядерная программа. «Кубик Рубика» был под наблюдением многие годы, но доказательств о ядерной теме не было, пока в 2007 году глава сирийской комиссии по ядерной энергетике не направился на конференцию в Вену, прихватив с собой ноутбук, по непонятной причине забитый секретными материалами.

Израильская разведка скачала всю информацию с компьютера сирийского чиновника, пока тот был на официальном мероприятии вне своего австрийского дома. Среди важных данных были обнаружены в том числе и фотографии, сделанные внутри «Кубика Рубика», которые указали израильтянам на то, что внутри объекта строится ядерный реактор предположительно с участием специалистов из Северной Кореи.

В итоге самолеты Израиля и, по неподтверждённой информации, ударные дроны сбросили на реактор почти двадцать тонн взрывчатки и сравняли объект с землей.

Тогда же в 2007 году в ходе этой операции на радары сирийской ПВО компьютерные программы Израиля «подавали» ложную картинку воздушной обстановки. В 2011 году, кстати, в МАГАТЭ подтвердили, что в Сирии в ходе атаки ВВС Израиля был уничтожен необъявленный ядерный реактор.

Возникает вопрос, почему Израиль раскрыл все детали именно сейчас?

Можно сказать, что Израиль сделал это в преддверии 70-летия со дня создания независимого еврейского государства. Праздник широко отмечают на этой неделе.

Более очевидный ответ: чтобы дать понять Ирану, что страна готова пойти на рискованные операции и активно наносить удары там, откуда может исходить угроза для Израиля. В первую очередь – по Сирии и по иранцам, находящимся в этой стране с военной миссией. И угроза может носить не только ядерный характер, но и любой другой, начиная от угрозы применения химического оружия и дронов и заканчивая поставкой боеприпасов для систем залпового огня.

Другая версия – это намек Ирану, что если США выйдут из ядерной сделки, и Иран продолжит разработку ядерного оружия, то Израиль может повторить сирийскую операцию 2007 года, но уже непосредственно по территории Ирана, с целью уничтожения его ядерных объектов.

До сегодняшнего дня США сдерживали Израиль от всех попыток силового воздействий на Иран, но теперь администрация Трампа легко дает негласное согласие на удары ВВС Израиля по целям в Сирии. Есть вероятность, что Трамп будет более податлив, если Израиль все же решится на радикальные меры по «закрытию» ядерной программы Тегерана.

Тем более, что пока нерешительные и разовые действия США в Сирии и неопределенность Вашингтона по отношению к Ирану вызывает в Израиле скорее глухое раздражение. Апрельский удар по Сирии в Израиле рассматривают как бессмысленный и никак не влияющий ни на Асада, ни на его программы вооружений, ни на присутствие иранцев на территории страны. В Израиле многие считают, что только активные действия ВВС Израиля могут не дать Ирану закрепиться в Сирии.

Кстати, после недавнего нанесения ракетного удара США, Великобритании и Франции по Сирии, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, комментируя происходящее, открыто отметил, что Асад, делая Сирию форпостом для Ирана, совершает ошибку и ставит под угрозу свою страну.

Илья Плеханов

FST баннер.png

]]>
Tue, 08 May 2018 14:05:09 +0400
Об эффективности ПРО США и ракетной лихорадке http://navoine.info/pro-fever.html http://navoine.info/pro-fever.html Северная Америка Азия/Океания Ближний Восток ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

rakemimi.jpg

Ракеты и системы противоракетной обороны – горячая тема последнего времени. Северная Корея совершает очередной запуск, хуситы бьют по Саудовской Аравии и ОАЭ, Израиль наносит удары по Сирии, Иран говорит Европе, что увеличит дальность своих ракет, чтобы те доставали и Старый Свет. Мир взбудоражен полетами ракет и ищет способы, как обороняться.

Начнем с хуситов. С территории Йемена были совершены две громких ракетных атаки в последнее время. Одна прошла 4 ноября, когда целью запуска баллистической ракеты был аэропорт в Эр-Рияде в Саудовской Аравии, а вторая – 3 декабря в сторону строящейся АЭС «Барака» в ОАЭ. Ракета хуситов в первом случае предположительно могла быть иранским изделием «Буркан», а во втором случае была похожа на иранскую крылатую ракету наземного базирования «Сумар».

«Буркан» – это модификация советского оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) 9К72 «Эльбрус» с ракетой Р-17 (Scud). Хуситы уже били «Бурканами» в апреле прошлого года по саудовской авиабазе «Король Фахд», а в июле этого года по НПЗ в районе города Янбу. 

Другие менее нашумевшие запуски ракет совершались хуситами весной, летом и осенью 2017-го. Лидер хуситов Зейфоллах аль-Шами также заявил буквально на днях, что они будут продолжать ракетные обстрелы Саудовской Аравии и ее союзников.

Что касается ноябрьского запуска по аэропорту, то саудиты тогда отрапортовали, что ракета была перехвачена американскими комплексами «Пэтриот». Дональд Трамп даже похвалил «Пэтриот»: «Вот, насколько мы хороши. Никто не может сделать то, что делаем мы. А мы еще и продаем это всему миру». 

Но теперь вдруг газета The New York Times разразилась материалом, что, оказывается, американская система ПВО не сработала эффективно, боеголовка не была поражена даже после пяти попыток работы «Пэтриот», и только чудом не был поражен терминал аэропорта, когда боеголовка разорвалась у взлетно-посадочной полосы. По мнению издания, правительства США и Саудовской Аравии либо просто врут о произошедшем, либо сами не понимают, что комплекс «Пэтриот» не сработал даже по устаревшей ракете хуситов. 

Возникают большие вопросы к эффективности комплекса, который в этом году США продали уже Румынии (7 комплексов), Польше (4 комплекса) и Катару (11 комплексов). Румыния стала 14-й страной, решившей закупить у США комплексы «Пэтриот». 

В декабре Израиль нанес ракетные удары по территории Сирии с целью предотвращения усиления иранского присутствия в стране. По разным данным, после удара по военной базе погибло 12 иранцев из КСИР (Корпус стражей исламской революции). Серия ударов по объектам в Сирии как предположительно ракетами наземного базирования, так и самолетами ВВС (в том числе и из воздушного пространства Ливана) была совершена израильтянами в ночь с 1 на 2 декабря и в ночь с 4 на 5 декабря. 

Сирийские власти заявили, что им удалось сбить 3 ракеты из 6 средствами ПВО в ходе последней атаки Израиля. 

В Израиле же в начале месяца сорвались испытания системы противоракетной обороны Arrow-3. По словам главы израильской программы ПРО Моше Пателя, воздушная цель стала вести себя нештатно и запуск самой противоракеты отменили из соображений безопасности. Система ПРО Arrow-3 разрабатывается совместно израильской компанией IAI и американской Boeing и была введена в строй в Израиле еще в январе этого года. Испытания противоракет проводятся с целью усовершенствования системы и разработки новых элементов. Тем не менее, и в этом случае возникли вопросы, как сработает ПРО Израиля по реальным непредсказуемым целям (баллистическим и крылатым ракетам) противника, а не ведущим себя штатно на испытаниях имитационным объектам. 

Иран в свою очередь заявил, что иранская ракетная программа — это не предмет для переговоров. Заявление прозвучало от пресс-секретаря МИДа Ирана Бархама Кассами. Поводом стали слова президента Франции Эммануэля Макрона, что «Исламская республика должна действовать на Ближнем Востоке менее агрессивно и предать гласности детали ее ракетной программы». 

Бригадный генерал Хусейн Салями в эфире иранского телевидения после реплики французского президента заметил: «Европейцам лучше не ввязываться в спор вокруг ракетного потенциала Ирана, а вместо этого официально признать ракетную мощь ИРИ. Мы прекрасно понимаем, что Европа нам никак не угрожает и соответственно не увеличиваем дальность действия наших баллистических ракет свыше двух тысяч километров. Однако если они будут настаивать на вмешательстве в этот вопрос, мы можем увеличить дальность наших ракет». 

Что касается США, то после очередного испытания ракеты Северной Кореей в СМИ появились материалы, что на западном побережье США могут быть размещены дополнительные батареи ПРО. Например, Reuters рассуждает о развертывании комплексов THAAD (Theater High Altitude Area Defense). Проблема в том, что эти комплексы не смогут противостоять межконтинентальным баллистическим ракетам и размещение THAAD на побережье, как средство защиты от удара со стороны Северной Кореи, бессмысленно. Более того, эти комплексы и «Пэтриоты» (что показывает история с ударом хуситов по аэропорту в Саудовской Аравии) не будут эффективны даже против баллистических ракет, которые Северная Корея возможно в обозримом будущем сможет запускать с подводных лодок. 

Кстати, по данным ресурса 38 North, который занимается мониторингом геополитической ситуации и вооруженных сил Северной Кореи, еще весной на коммерческих спутниковых фотографиях обнаружена вторая северокорейская баржа для испытания подводных запусков баллистических ракет. По сути, это модификация советского плавучего погружающегося стенда ПСД-4. Запуски ракет происходят с подобных стендов прежде, чем начнутся испытания непосредственно с подводных лодок. Скорее всего, по мнению издания, в 2012-2013 годах в КНДР начали строительство собственной экспериментальной подводной лодки Gorae (или Sinpo — по названию верфи). В теории новая лодка может запустить одну или две БРПЛ с глубины 10-15 метров. Военные эксперты сходятся в том, что в КНДР после ряда испытаний запуска ракет с плавучих погружаемых стендов рано или поздно будут способны проводить успешные запуски БРПЛ и с реальных подводных лодок. В 2014 году на достижение этой цели Северной Корее эксперты отводили 2-3 года. Время подходит. 

И, наконец, Япония тоже думает о противоракетной обороне. Японские военные просят выделить 95 млн долларов в следующем году на модернизацию системы обнаружения ракет и вычисления их траектории, чтобы у ПРО появились хоть какие-то шансы сбить их. Планируется к 2022 году завершить эти работы. К 2020 году количество модернизированных батарей «Пэтриот» в Японии доведут до 28 с нынешних 17, а к 2021 году должны поставить на вооружение новую модификацию ракет SM-3 Block IIA Interceptor для палубного комплекса «Иджис» (Aegis). 

Япония также рассматривает возможность закупки наземной системы противоракетной обороны Aegis Ashore у США. Это, по идее, должно повысить шансы на перехват ракет из КНДР и ослабить нагрузку на шесть эсминцев ВМС Японии, оснащенных корабельной системой Aegis. Японии необходимы три батареи Aegis Ashore, чтобы прикрыть страну. Стоимость каждой батареи без ракет — около 700 миллионов долларов. Система должна заработать в 2023 году. Уже в этом месяце министр обороны Японии снова просил у США ускорить принятие решения об их развертывании. 

Так или иначе, ПРО — это не гарантированная панацея, тем более, что пока ПРО не были задействованы против современных ракет в реальных условиях. Только время покажет, насколько действенны были все надежды и вложения множества стран в американские системы противоракетной обороны.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 11:40:51 +0400
Курдский референдум: независимость без независимости http://navoine.info/krg-refind.html http://navoine.info/krg-refind.html Рыбин Александр
Четверг, 12 Октябрь 2017

Референдум о независимости автономного региона Иракского Курдистана не принес никаких сюрпризов. Ситуация выглядела вполне предсказуемо: курды проголосовали за создание своего государства, их осудило федеральное иракское правительство в Багдаде и соседи, Иран и Турция (потому что у них тоже живут значительные курдские общины). Однако, несмотря на гневную риторику, ни Турция, ни Иран никаких вооруженных действий против иракских курдов не предприняли. Потому что с автономным регионом их связывают взаимные экономические интересы: курды активно вывозят нефть, а взамен получают иранские и турецкие продукты. За общим медийным фоном референдума остались почти незаметными те жители Иракского Курдистана, которые не хотят жить в независимом курдском государстве.

***

В преддверии референдума Иракский Курдистан накрыло «цунами флагов». Никогда еще в автономии не было такого количества курдских красно-бело-зеленых с желтыми солнцами знамен. Магазины, школы, местные администрации, автомобили, велосипеды, рюкзаки — все, к чему можно прикрепить ткань или флагшток, попало под «цунами». На втором месте по популярности оказались плакаты с цифрами 25–9 (25 сентября – дата референдума). В целом в подавляющем большинстве районов автономного региона царило приподнятое настроение. Такого воодушевления среди местных жителей не наблюдалось даже в период освобождения Мосула и его окрестностей от боевиков Исламского государства* в конце 2016 – первой половине 2017 годов.

«Это наш шанс, — говорит Нарчиван, 23-летний житель провинции Дахук. — Мы должны получить независимость. Жить с арабами невыносимо. Они нас предали». Нарчиван не один такой: среди иракских курдов преобладает мнение, что референдум их — прежде всего против сосуществования в одном государстве с арабами. Создание собственного национального государства на втором месте. Конечно, в официальных заявлениях первых лиц Иракского Курдистана этого не услышишь. Чаще они говорят об «исторической несправедливости в отношении курдов», о «противоречиях с федеральным правительством» и «праве на самоопределение в соответствии с конституцией».

«При Саддаме (Хусейне, правителе Ирака до 2003 года. — «РР») арабы нас притесняли. В Халабдже в 1988 году нас бомбили даже химическим оружием. Когда появился ДАИШ (арабская аббревиатура ИГ. — «РР»), арабы-сунниты его поддержали. ДАИШ убивал курдов, убивал езидов. Кого арабы не убили, тех выгнали из собственных домов в Мосуле и его окрестностях. До 2014 года жителями восточной части Мосула, например, в большинстве были курды. После всего этого жить дальше с арабами невозможно», — таков вкратце перечень претензий курдов к арабам в изложении местного жителя Эрбиля Лукмана Менмуста. Ему 27 лет, он женат, воспитывает двухлетнюю дочь. В день референдума Лукман прислал мне фотографию: он с семьей на участке для голосования — у всех троих курдские флажки.

«Мы — иракцы»

«Цунами флагов» разбилось о христианский городок Алькаш. Лишь слегка «окропило» его: там флаги Иракского Курдистана присутствовали только над частью, где дислоцированы бойцы курдского военного формирования пешмарга, и зданием местной администрации. Алькаш походит на суровый неприступный остров в море приближавшегося референдума о независимости. Местные жители не устраивали митингов и демонстраций против референдума, но и не выказывали никакой поддержки ему. 

Население Алькаша состоит исключительно из ассирийцев, принадлежащих к Халдейской католической церкви. Над городком, крепко вмурованным в серый склон горы, расположен монастырь Раббан Хормизд. Сам основатель монастыря — Раббан Хормизд (Ормизд) — является одним из самых почитаемых святых для халдеев. А монастырь, основанный им, — один из старейших на севере Ирака, ему почти 1500 лет. Сегодня он покинут, хотя в былые времена его населяли 1200 монахов.

Охраняют монастырь служащие иракской федеральной полиции. Один из полицейских, Ильхаб Малан, сносно говорящий по-английски, устраивает нам экскурсию. Его коллеги охраняют въезд на склон к монастырю. Сам Ильхаб занимается охраной непосредственно монастырских помещений. «Я тут большей частью времени один. Туристов мало, посетителей мало. Редко кто сюда заезжает. Служба в монастыре лишь один раз в год — в день памяти Раббана Хормизда. Тогда сюда съезжаются халдеи не только из Ирака, со всего мира. Я хозяйством занимаюсь, чищу, мою, размышляю… Почти как монах», — делится Ильхаб тонкостями своей службы.

В прошлые века монастырь много раз грабили шайки курдских разбойников. Последние подобные нападения относятся к середине XIX века, но память о них до сих пор жива. Вообще ассирийцы хорошо помнят о притеснениях, которые им приходилось испытывать от курдов.

Многие в России знают о геноциде армян в Османской империи в период Первой мировой. Однако геноциду подверглись и другие христианские народы, проживавшие на территории империи. Среди них — ассирийцы. Вместе с турецкими солдатами самое активное участие в убийствах и гонениях на ассирийцев принимали курды-сунниты. Количество убитых оценивается до 500 тысяч человек.

— Мы помним, как наши предки страдали здесь за свою веру сто лет назад, — говорит житель Алькаша Ренан. Он не упоминает конкретно курдов, но тем, кто знает исторический контекст, понятно, о ком речь. Незнакомому иностранному журналисту жители халдейского городка не говорят прямо, что они против референдума. Но и не проявляют такого воодушевления, как курды.

Курды так говорят о своей автономии: «у нас в Курдистане», «мы курды», «наше государство Курдистан». Жители Алькаша употребляют совершенно другие выражения: «мы иракцы», «у нас в Ираке».

— Вообще-то наш город является спорной территорией, — рассуждает Ильхаб, пока мы ходим по пещерам, которые вырубали в горе монахи монастыря Раббан Хормизд. — Алькаш находится на самой восточной окраине Ниневийской равнины. Ниневийская равнина — христианская территория. До свержения Саддама тут жили в основном ассирийцы — католики и православные. Потом, во времена нестабильности, многие уехали. Курдские районы от нас отделены горами.

С точки зрения Багдада Алькаш относится к мухафазе (провинции) Найнава. С точки зрения правительства Иракского Курдистана, это часть мухафазы Дахук, которая входит в состав автономии.

Правопорядок в городке охраняют одновременно и курдская пешмарга, и федеральная полиция. Столкновений между ними не происходит. И там, и там работают исключительно местные уроженцы. Из-за слабости федерального правительства администрацию в городе навязывает Эрбиль (столица Иракского Курдистана). Навязывает в буквальном смысле: в июле этого года, после назначения даты референдума, по решению правительства Иракского Курдистана был снят со своего поста мэр, которого ранее выбрали местные жители. На его место была назначена активистка из Демократической партии Курдистана (ДПК), правящей в автономии. Местные жители несколько раз собирали митинги против этого назначения. Но федеральное правительство никакой реальной помощи алькашцам не оказало; чтобы дальше отстаивать свои права, жителям надо было переходить к более радикальным действиям — однако это могло бы привести к кровопролитиям. Сегодня административная власть в Алькаше принадлежит ДПК.

Голоса из-за границы

Этнорелигиозные меньшинства не составляют весомой доли среди населения Иракского Курдистана. Кроме ассирийцев, в автономии живут арабы, туркмены, курдоговорящие шабаки, какаи и езиды. Сколько всего сейчас жителей в автономии, доподлинно неизвестно. Во-первых, в составе автономии в 2014-м и в ходе операции по освобождению Мосула осенью 2016-го оказался ряд районов, которые относятся к другим регионам Ирака. Во-вторых, количественно и этнически состав населения претерпел изменения за счет беженцев из арабских областей — курдов, христиан, представителей других меньшинств, чьи города и села попали под контроль ИГ в 2014 году. Официально правительство автономии оценивает численность своего населения в 5,2 миллиона граждан. Подавляющее большинство — курды, исповедующие суннизм. Они-то больше всего и ратуют за «отделение от арабов». Ассирийцы насчитывают порядка 200 тысяч человек. Не менее 250 тысяч насчитывает община езидов. Курды считают их частью своего народа, хотя сами езиды позиционируют себя в качестве отдельного этноса (говорят они на курдском языке, но их религия не относится к исламу и является самостоятельной). Главная езидская святыня, храмовый комплекс Лалеш, находится в глубине горной местности Иракского Курдистана. Рядом город Шейхан, который до свержения Саддама Хусейна населяли преимущественно езиды. Сегодня они составляют чуть ли не меньшинство (точных оценок нет). Не меньше половины жителей, по их собственным словам, — переселившиеся курды-сунниты. Шейхан, как и большинство населенных пунктов автономии, обильно драпирован национальными флагами и плакатами с призывами участвовать в референдуме и голосовать за независимость.

Езиды еще более осторожны, чем христиане. Они дежурно отвечают: да, надо голосовать за независимость. По их ответам складывается впечатление, что они хотят, чтобы от них поскорее отвязались. Нет того эмоционального надрыва, что у курдов, — желания порассуждать, почему именно нужна независимость и как ее использовать.

Пожилой езид Сами живет не в самом Шейхане, а в близлежащей деревне. Он тоже дежурно сообщает, что необходимо голосовать за независимость. Но ему, видимо, очень хочется выговориться. Поэтому он продолжает:

«Вообще, конечно, при Саддаме такого бардака не было. Ну и что, что у нас при нем не было мобильных телефонов? Зато друг друга не резали и не убивали! Я мог хоть на обочине дороги лечь спать, и меня бы не ограбили и не убили. Сейчас, если ты курд, то лучше не появляйся в арабском районе Ирака — а если араб, лучше не суйся к курдам. Нам, езидам, вообще лучше никуда не лезть. Курды говорят, что мы свои, но не уважают наших верований. Считают людьми второго сорта».

Более откровенны езиды, живущие за границей. Например, проживающий в России езид Рустам Рзгоян, редактирующий одно из русскоязычных изданий этого меньшинства, говорит, что его единоверцы в Иракском Курдистане просто запуганы. «В августе 2014-го геноцид езидов на севере Ирака произошел по вине пешмарга ДПК. Они уверяли, что никогда не бросят езидов, будут надежно обеспечивать их безопасность. Однако в начале августа пешмарга тихо и незаметно покинула Шангал (район компактного проживания езидов на севере Ирака. — «РР»), и туда зашли боевики ИГ. Они убили тысячи езидов, тысячи попали в рабство к исламистам, сотни тысяч стали беженцами. Езиды загнанны и забиты, разрозненны, нет сильных лидеров. Они не поддерживают референдум в Ираке, потому что курды к ним относятся еще хуже, чем арабы. Но не заявляют об этом открыто, боясь гонений», — уверен Рзгоян.

Права арабского населения, оказавшегося на территории автономии, заявившей о желании стать независимым государством, пытаются защищать Багдад и страны Лиги арабских государств. Но их усилия не идут дальше заявлений. Меньшинства внутри Иракского Курдистана устраивает формат федеральной республики Ирак. Что касается ассирийцев и езидов, они бы хотели получить свои автономии внутри Ирака. И те и другие ссылаются на статью 140 государственной конституции, которая дает право меньшинствам на создание таких территориально-административных образований. Но, кажется, этих голосов совершенно не слышит ни президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, ни его правительство. Активно выступая за право курдов на самоопределение, правительство автономии игнорирует право на самоопределение своих некурдских сограждан.

Александр Рыбин

***

Курдский мир

Численность и статус курдов в разных странах

  

Ирак

7 миллионов

Иракский Курдистан после свержения Саддама Хусейна получил статус широкой автономии (Курдский автономный район) и свой демократический парламент (Региональную ассамблею), выборы проводятся раз в четыре года. 25 сентября 2017 года на референдуме иракские курды проголосовали за полную независимость, официальный Багдад референдум не признал.

Иран

11 миллионов

В 1991 году в государстве появилась курдская автономия. В Иране никогда не было такого уровня насилия против курдов, как в Турции и Ираке — здесь объединяющая идея не национальная, а исламская, — но все проявления сепаратизма подавлялись. Более 700 иранских курдов, вышедших на улицы в знак солидарности с иранским референдумом за автономию, были арестованы.

Сирия

До 3 миллионов

Крупнейшее этническое меньшинство в стране. В 2014 году на фоне гражданской войны появилась фактически независимая автономия Сирийского Курдистана с боеспособной армией, которой оказывают поддержку США. Но официальный Дамаск пока не признает право курдов на автономию, хотя, видимо, по окончании войны придется вести переговоры о будущем Сирии прежде всего с хорошо вооруженными курдами.

Турция

Свыше 20 миллионов

Согласно доктрине турецкого национализма, курдов не существует — они тоже турки. До начала 90-х в стране запрещался выпуск книг, газет, фильмов, музыки и прочих СМИ на курдском языке. Исторически курды населяли юго-восток государства, но власти Турции специально селили их на север, чтобы народ быстрее ассимилировался. Рабочая партия Курдистана, которая борется за политические права курдов и автономию в составе Турции, признана террористической организацией.

Армения

37 тысяч

В стране действуют четыре национальные общественные организации: Совет курдской интеллигенции, комитет «Курдистан», Армяно-курдское общество дружбы и так называемый «Национальный союз езидов».

Азербайджан

До 25 тысяч

В стране утверждены учебные программы для 1–4 классов на курдском языке, работает курдский национально-культурный центр.

Грузия

20 тысяч

Курдский Информационно-культурный центр, который существует в Грузии с 1992 года, а официально признан властями в 1999 году, организует акции в поддержку Оджалана и объединяет курдскую диаспору в стране. Доля курдов в общей численности населения снижается: из-за тяжелого экономического положения Грузии они эмигрируют в Россию и страны Запада.

Источник 

]]>
Thu, 12 Oct 2017 10:27:04 +0400
К чему приведет объявление независимости Курдистаном? http://navoine.info/kurdref.html http://navoine.info/kurdref.html Ближний Восток Ирак
Четверг, 14 Сентябрь 2017

До проведения референдума о независимости Курдистана в Ираке осталось менее двух недель. Бюллетени напечатаны, и все готово к эпохальному событию 25 сентября. Вопрос будет звучать так: «Вы хотите, чтобы Иракский Курдистан и курдские территории вне Иракского Курдистана стали независимым государством?» В январе 2005 года в ходе неофициального референдума о независимости 98% населения Иракского Курдистана высказалось за независимость. Итоги голосования в этот раз тоже не вызывают никакого сомнения. 

Внутренние разногласия

Правда, не все идет гладко пока среди самих курдов. Партия «Горран» и «Исламская группа Курдистана» выступают за перенос референдума и хотели бы возобновить для начала работу парламента, которая была прекращена еще в 2015 году. Они считают, что только парламент может инициировать такие судьбоносные решения, как референдум о независимости. Есть вопросы и к легитимности пребывания Масуда Барзани на посту президента Курдистана, так как срок его полномочий, которыми наделил Барзани предыдущий парламент, истек уже несколько лет назад. «Демократическая партия Курдистана» и «Патриотический союз Курдистана» непоколебимы и не собираются переносить дату референдума, хотя и ведут переговоры по вопросу запуска парламента со своими оппонентами. В итоге на днях Высший Совет по референдуму объявил, что парламент заработает 14 сентября, но пока открытие перенесли

На курдских территориях вне Иракского Курдистана также не все рады референдуму. В том же Киркуке, например, 29 августа Совет провинции принял решение об участии в мероприятии, однако есть одно но: в голосовании по этому вопросу участвовали всего 24 члена совета из 41. Представители арабов и туркоманов бойкотировали голосование и не признали его результаты. Это — плохой знак предстоящей конфронтации. Турция также осудила голосование в Киркуке.

Почему сейчас 

Несколько лет назад представители властей Курдистана рассказывали мне в личных беседах, что они пойдут на проведение референдума, когда сложатся три условия: будут созданы сильные вооруженные силы, когда будет заложена экономическая база и когда независимость поддержат страны Запада.

С первым пунктом все идет неплохо. Боевые действия против ИГ* сделали силы Пешмерга дееспособной военной силой, с которой придется считаться потрепанной в боях за Мосул армии Ирака и турецким военным, западные инструкторы и советники обучают курдов, от стран Запада идет пусть и небольшая, но хоть какая-то поддержка в плане военно-материального обеспечения.

Со вторым пунктом ситуация неопределенная. Эрбилю, несмотря на все усилия, пока так и не удалось создать свое экономическое чудо, особенно после падения цен на нефть и прихода ИГ, хотя в плане экономики все выглядит лучше, чем на территории остального Ирака. Около 80-85% дохода курдам приносит продажа нефти. Курды перестали получать 17% от иракского бюджета за свои поставки нефти Багдаду, поэтому финансово они уже мало связаны с Ираком. Курды при обретении независимости надеются на финансовые вливания от международных фондов и на частные инвестиции. 

Главное, что курдам в ходе борьбы с ИГ удалось поставить под свой контроль дополнительные нефтяные месторождения, и именно поэтому им так важно сегодня закрепиться в провинции Киркук. Контроль над нефтью — это основа экономического роста для Курдистана. Стоит только учитывать, что нефть еще надо будет кому-то продавать. Пока поставки идут всё той же Турции, которая может в итоге перекрыть этот важный канал доходов для курдов. 

С третьим пунктом же все плохо. Ни США, ни остальные страны Запада не одобряют проведение референдума и рассматривают его как дестабилизирующий фактор и в без того пылающем регионе. Поддержку может оказать только Израиль, который преследует свои интересы по ослаблению Ирана и Сирии, предпочитая, чтобы последние были заняты внутренними проблемами со своими курдами. 

Так что получается, что из трех факторов только полтора играют за курдов в проведении референдума, да и то с натяжкой. Курды идут на риск. Как говорится, смогут ли они пережевать то, что хотят откусить? 

Но есть еще один фактор, который подталкивает курдов к референдуму — это ситуация в Турции и политика Эрдогана. Турция занимает все более жесткую позицию по отношению к курдам, турецкие вооруженные силы предпринимают операции как против курдов, так и просто укрепляют свое присутствие в Ираке и Сирии и постоянно угрожают, что не допустят никакого независимого Курдистана. 

Для курдов данная ситуация может казаться закрывающимся окном возможностей до того, как Турция станет предпринимать радикальные шаги. Тем более, что при Эрдогане отношения Турции с Европой и теми же США переживают не лучшие времена и Турция больше не считает, что связана какими-то обязательствами перед странами Запада и у нее связаны руки. 

К чему приведет объявление независимости

Угроза номер один — это последующая после референдума вспышка насилия на «спорных территориях», в том же Киркуке. Арабы-сунниты, проиранские шиитские группировки, туркоманы не признают итоги голосования и возьмутся за оружие. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, в свою очередь, уже заявил, что курды готовы защищать Киркук. 

В случае военного конфликта в него почти сразу же будут втянуты иракская армия, Турция и Иран. И Анкара, и Тегеран считают, что появление официально независимого Курдистана в Ираке автоматически приведет к росту сепаратистских настроений среди курдов Турции и Ирана. Это спорный тезис, но он принимается в этих странах как данность. А вот вмешательство турецких сил в конфликт, безусловно, скажется на активизации борьбы курдов внутри Турции. 

Турция и Иран, как и официальный Багдад, могут прекратить свои торгово-финансовые операции с Эрбилем. Это сразу же поставит Курдистан в тяжелое экономическое положение, но Масуд Барзани уверен, что до экономической блокады не дойдет, потому что все заинтересованы в продолжении торговых отношений с Эрбилем и поставках нефти. Это, по его мнению, перевесит все остальные факторы. 

Курдистан может попытаться найти новых союзников в лице Саудовской Аравии, пойти на расширение связей с Израилем, Германией и Россией, играть на противоборстве Ирана и Турции в регионе, и в случае агрессии или блокады со стороны Турции переориентироваться на Иран. В феврале также «Роснефть» и правительство Иракского Курдистана подписали соглашение о сотрудничестве в области разведки, добычи, инфраструктуры, логистики и трейдинга углеводородов, был заключен контракт на поставку нефти. Российская компания в теории будет управлять курдской трубой в Турцию, и нарушение этих поставок турками ударит по интересам российского нефтяного гиганта. 

Есть опасения, что независимость Курдистана станет психологическим катализатором распада Ирака на шиитские и суннитские части и даст новый воодушевляющий сигнал всем сепаратистам на Ближнем Востоке, что борьба за независимость может привести к успеху. 

Существуют мизерные шансы, что в случае турецкого военного участия в конфликте, курдские мигранты в странах Европы развернут противоправную деятельность против турецких граждан, компаний и официальных представительств. 

Но это все крайние варианты. Более реалистична ситуация, когда референдум будет проведен, и его результаты не будут признаны никем кроме курдов. США, Франция, Лига арабских государств, представители ООН сегодня предлагают отказаться от проведения референдума в сентябре и развернули дипломатическую активность, пытаясь убедить Барзани не идти на этот шаг. 

В случае проведения референдума его результаты скорее всего не будут признаны, к Багдаду и Эрбилю обратятся с новыми призывами не предпринимать резких движений. Мировое сообщество заявит, что «курды услышаны, но сейчас не время торопиться и надо обсуждать постепенные шаги к реальной независимости». И после ряда громких заявлений и эйфории курдов сохранится статус-кво и начнется новый виток долгих переговоров.

Илья Плеханов

]]>
Thu, 14 Sep 2017 23:53:46 +0400