Альманах "Искусство войны" Альманах Искусство войны творчество ветеранов локальных войн: стихи, проза, воспоминания. Военные новости, военное обозрение, репортажи из горячих точек, мнения экспертов. http://navoine.info Sun, 18 Feb 2018 00:46:26 +0400 ru-ru Военный искусственный интеллект: две книги http://navoine.info/war-ai-two-books.html http://navoine.info/war-ai-two-books.html Военлит ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

5656y.jpg

2017 год ознаменовался вспышкой интереса к применению искусственного интеллекта в военной области. Об этом актуальном направлении развития технологий говорили в прошедшем году все: от журналистов и экспертов до самих военных и президентов. Соответственно, данной «горячей» тематике посвящено множество статей и других материалов, но пока не так много объемных трудов. Тем не менее, они есть. 

Летом этого года вышла книга Амира Хусейна (Amir Husain), основателя и CEO SparkCognition, одной из ведущих компаний США по разработке искусственного интеллекта, а весной следующего года будет опубликована книга Пола Скарре (Paul Scharre), директора программы исследований войн будущего вашингтонского Центра новой американской безопасности.

 ***

Амир Хусейн. Разумная машина: грядущий век искусственного интеллекта (The Sentient Machine: The Coming Age of Artificial Intelligence)

Амир Хусейн — среди тех 116 экспертов в области искусственного интеллекта, кто в этом году подписал открытое письмо в ООН, в котором говорилось, что «автономные системы летального оружия могут привести к третьей революции в приёмах ведения войны» и что «мы осознаём особую ответственность за приближение этой грозы». Тем не менее, Хусейн отметил, что он выступает против любых действий, которые могли бы привести к замедлению технического прогресса. Письмо, по его мнению, преследовало своей целью обратить внимание международной общественности на «потенциальные опасности, которые могут таить в себе автономные системы летального оружия, и на отсутствие широкой международной дискуссии по данному вопросу». Хусейн — оптимист. 

И книга Хусейна — это попытка рассмотреть с положительной стороны применение искусственного интеллекта в будущих войнах. Хусейн работал вместе с бывшим командующим силами США и НАТО в Афганистане генералом Джоном Алленом (John Allen) над созданием концепции «гипервойны» и считает тех, кто говорит о необходимости сохранения человека в цепочке принятия решений или полуавтоматических системах, «мягкотелыми» людьми, которые даже не понимают, что происходит. Сама суть автономности — это исключение человека из цепочки, когда решение надо принимать за кратчайшее время и у системы нет этого запаса долей секунд, чтобы советоваться с человеком, уничтожать, например, стремительно приближающаяся угрозу или нет. На поле боя выиграет тот, кто быстрее примет решение и отреагирует. Здесь нет равных машинам. 

По словам Хусейна, автономные системы уже существуют и работают. Орудия Phalanx Gatling на кораблях ВМС США уничтожают как ракеты противника, так и пилотируемые самолеты, расценивая их как угрозу. Система Aegis также имеет автоматический режим, который позволяет ей открывать огонь не только по ракетам, но и по пилотируемым объектам, и при этом без всякого вмешательства операторов. 

Так как Китай и Россия своими разработками военного искусственного интеллекта без оглядки на моральные ограничения, по мнению автора, это не оставляет шанса США и вынуждает Штаты самим активно работать в этом направлении, чтобы не проиграть новую гонку вооружений. 

Хусейн считает, что не надо концентрироваться на ограничениях действий автономных систем человеком, а необходимо уже изначально программировать «моральные опции» в искусственный интеллект. Более того, если вдруг одна часть военной системы, один робот начинает принимать неэтичные решения из-за ошибки в программном обеспечении или из-за хакеров, то другая часть системы должны быть способна выключить или уничтожить «плохого» робота. 

Хусейн уверен, что военные системы будущего будут более точными, чем сегодня. Это будут рои «умных пуль», которые будут убивать врага с фантастической точностью. С другой стороны, в небе и на море человек будет определять «сектора смерти», в которых, по его мнению, нет гражданских лиц, и уже внутри сектора давать полную автономию на поражение и свободу действий военным системам. Большие данные и прогресс в распознании объектов машинами позволят им выполнять задачи эффективно и с минимальным количеством ошибок. 

При этом, автор книги говорит о том, что применение искусственного интеллекта — это не что-то отдельно происходящее в вооруженных силах, что это — общий тренд технологических изменений во всех сферах жизни общества, и глупо было бы игнорировать выгоду от участия автономных систем в боевых действиях. Джин уже выпущен из бутылки и с этим надо учиться жить.

*** 

Пол Скарре. Ничья армия: автономное оружие и будущее войны (Army of None: Autonomous Weapons and the Future of War)

Скарре, бывший армейский рейнджер, ветеран войн в Ираке и Афганистане, плотно работавший по теме военных роботов и искусственного интеллекта с бывшим заместителем министра обороны США Бобом Уорком (Bob Work), а ныне эксперт по вооружениям, в своей работе прослеживает развитие автономных систем, начиная от немецких торпед Wren (первых в мире серийных торпед с акустической головкой самонаведения) времен Второй мировой войны и до концепта автономных роботизированных танковых армий будущего. 

Его книга построена на десятках интервью с ведущими военными аналитиками, коммерческими разработчиками, психологами, политологами, а также на личных наблюдениях в развитии технологий за время прохождения службы в армии США.

Уже около тридцати стран, по данным Скарре, имеют на вооружении оборонительные автономные системы, которые пока еще работают под наблюдением человека, и сегодня в мире наблюдается гонка за создание наступательного автономного вооружения. Военных подталкивает развитие беспилотных автомобилей, машинного зрения и повышение точности в распознании изображений нейронными сетями. Скарре также обращает внимание и на то, что Россия и концерн «Калашников» работают над созданием боевых модулей, способных определять цель и автономно принимать решение об открытии огня. 

Отдельный спектр вопросов — это этические проблемы, возникающая с автоматизацией оружия. До какой степени можно делегировать машинам решения о нанесении удара и огня на поражения живой силы противника? Может быть роботы с искусственным интеллектом смогут уничтожать противника с невероятной точностью, сведя на нет «побочные потери» в лице гражданских лиц? Или наоборот, ошибка в выборе целей искусственным интеллектом может стать катастрофой и приведет к массовой гибели неповинных людей? Должны ли ответственные страны с демократически-либеральным устройством развивать автономное вооружения? Что противопоставить странам, которые не ставят перед собой вопросы морали и будут любыми способами педалировать создание автономных военных систем? Легких ответов на этит вопросы нет. 

Скарре активно использует термин «бойцы-кентавры», когда на поле боя будущего вместе будет работать и человеческий и искусственный интеллект. Возникновение термина берет начало от определения игры людей-шахматистов между собой при использовании компьютерной помощи, которое придумал Гарри Каспаров. В шахматах это называется cyborg chess, centaur chess или «цифровые/шахматные кентавры». По мнению Скарре, необходимо перестать думать только в рамках дилеммы «или люди, или роботы» и стараться найти применения технологий, когда человек и искусственный интеллект работают вместе. Наглядный пример — это испытания работы «Апачей» и беспилотников, когда пилоты вертолета вместе с компьютером контролируют полуавтономную деятельность дронов. 

Бывший главнокомандующий силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис (James Stavridis) в рецензии к этой книге подытожил: «Бойтесь! Очень-очень бойтесь!». Ставридис предупреждает, что мир стремительно идет к самому важному в истории войн перелому, когда войну будет вести искусственный интеллект, а общество, скорее всего, к этому просто неготово. По его мнению, книга Скарре будет обсуждаться и влиять на дискуссии об автономности войны еще десятки лет.

Илья Плеханов

]]>
Wed, 03 Jan 2018 12:22:23 +0400
Рынок военных дронов во всей их красе превысит $10 млрд http://navoine.info/drone-market-over-10-bln.html http://navoine.info/drone-market-over-10-bln.html ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

MQ-1B Predator, MQ-9 Reaper

Насмотревшись на использование исламистами коммерческих дронов для сбрасывания боеприпасов с воздуха в Ираке и Сирии, военно-промышленный комплекс Великобритании начал тоже выводить на официальный рынок вооружений беспилотники, созданные специально для нанесения подобного рода ударов. 

Британская компания SteelRock представила дрон Velvet Wasp на авиавыставке в Дубаи. Дрон, которым в идеале управляют два человека (но может быть и один оператор), способен сбросить высокоточный боеприпас весом в 6 килограммов. Сам дрон весит около 17 килограммов, имеет 8 пропеллеров, 4 «ноги-подставки», систему лазерного целеуказания, зашифрованный канал связи, летит со скоростью 112 километров в час, неслышен на высоте в 300 метров и трудно заметен на радарах. Радиус действия — 100 километров.

Ожидается, что в войсках этот дрон или его аналог может появиться уже в 2020 году. Помимо бомб дрон сможет сбрасывать войскам небольшие посылки с медикаментами, боеприпасами и провизией, а также выступать как инструмент радиоэлектронной борьбы с самодельными взрывными устройствами, пролетая над дородным полотном и обочинами. 

**

Британская компания BAE Systems и Манчестерский университет провели испытания беспилотника MAGMA. У этого дрона нет обычных закрылок и других механических деталей в крыле и хвостовом оперении. Управление направлением полета идет через распределение и направления потока выхлопных газов реактивного двигателя. Выхлоп выводится и распределяется через щели-сопла в крыльях и щели-сопла у основного сопла двигателя, что позволяет беспилотнику совершать маневры в воздухе. Создатели машины говорят, что конструкция становится проще, легче, надежнее, дает больше пространства внутри машины. В планах — оснащение подобной системой тяги уже полномасштабного самолета.

**

Командир британского авианосца «Королева Елизавета» капитан 1-го ранга Джерри Кид (Jerry Kyd) заявил, что на его авианосце неизбежно появятся палубные беспилотники, которые станут неотъемлемой частью ведения войны на море в будущем. По его словам, ВМС Великобритании изучает варианты базирования беспилотников на авианосце и их применения. Особо отмечается опыт применения морских дронов американцами. Кид считает, что связи между ВМС Великобритании и ВМС США будут только укрепляться, как только «Королева Елизавета» станет полноценно оперировать. Возможно, что британский авианосец будет доступен для базирования американских пилотируемых и беспилотных машин.

**

Вице-президент американской компании Kratos, которая производит дроны, служащие целями для поражения в воздухе при обучении пилотов ВВС США и их союзников, рассказал, что его компания считает, что будущее — за тактическими беспилотниками. 

Сегодня в Kratos заявляют, что у них уже готовы два модели таких дронов, которые будут применяться в ходе операций ВВС США в условиях так называемой «системы ограничения доступа» (A2/AD, Anti-Access, Area Denial), когда воздушное пространство не контролируется американской авиацией. В этих условиях каждый американский военный самолет будут сопровождать до четырех дронов Kratos и выступать в качестве ложных целей для ракет противника, принимая удар на себя. Дроны ценой в 3 млн долларов будут уничтожаться ракетами ценой в 5 млн долларов, что в итоге должно сказаться на ходе боевых действий в целом. 

В Kratos отмечают, что компания органично интегрирована в стратегию «Третьего противовеса» (Third Offset Strategy), призванную обеспечить военно- технологическое преимущество США перед Россией и Китаем. 

**

В Штатах продолжают работать над созданием дронов, которые можно «собрать» на планшете или выбрать готовый вариант в электронном каталоге, а затем распечатать некоторые детали дрона с помощью 3D-принтеров. Скорость создания и получения нового беспилотника, специально подогнанного под конкретную полевую задачу, должно при таком подходе сократиться до минут или часов, вместо привычного ожидания неделями. 

По сути дроны будут модульными, а на американских военных базах будут стоять 3D-принтеры для быстрого производства тех иди иных деталей. Армейские исследователи заявляют, что уже проводят испытания таких беспилотников. В Корпусе морской пехоты США похожие разработки велись уже в прошлом году.

В идеале существующие сегодня разведывательные дроны в ценой в сотню-другую тысяч долларов в будущем будут заменяться на напечатанные на базе машины с ценой всего в пару сотен долларов. 

**

Продолжается и сага отношений военных беспилотников и коммерческих спутников. В США пытаются модернизировать спутниковые терминалы на беспилотниках, чтобы они могли полностью использовать современные возможности спутниковой навигации, а не полагаться на устаревшие коммерческие технологии времен начала войны в Афганистане и Ираке. 

Летом военный беспилотник смог пролететь более тысячи миль, меняя при этом диапазоны спутниковой связи, что позволяет сохранять ориентацию при помехах и глушении сигнала противником. 

Николь Робинсон (Nicole Robinson), корпоративный директор SES Networks, сказала, что MQ-9 Reaper смог увеличить скорость обмена со стандартных 5-10 мегабит в секунду в Ku-диапазоне до 30 мегабит в Ka-диапазоне. Сегодня в Штатах военные на волне опасений, что Россия и Китай обходят их в радиоэлектронной борьбе, внимательно следят за развитием гражданских спутниковых систем для их использования в своих целях. 

** 

В Австралии министерство обороны страны сообщило о планах создания в штате Квинсленд футуристического центра «автономных систем». Проект обойдется в 50 млн долларов. В течение семи лет ежегодный бюджет будет составлять около 8 млн долларов. Пока неизвестно, где именно будет находиться центр, но в его работе помимо военных будут также участвовать исследовательские агенства, университеты, представители промышленности Австралии. 

В рамках работы центра будут исследоваться возможности искусственного интеллекта совершать кибератаки и управлять роботами на поле боя. В сфере интересов проекта и беспилотные системы для армии, флота и авиации страны. Ожидается, что данный центр станет прототипом для запуска целого ряда начинаний подобного рода в Австралии. 

**

Исследовательская компания Teal Group в своем очередном ежегодном прогнозе о рынке беспилотников в мире сообщила, что в 2026 году в мире будет произведено военных беспилотников на 10,3 млрд долларов. Для сравнения, в 2017 году было произведено военных дронов на 4,2 млрд долларов. За 9 лет все совокупное производство машин оценивается в 80 млрд, из которых 26 млрд придутся на научно-исследовательские работы. 60% этих изысканий будут вестись в США. 

Любопытно, что совокупный рынок полезной нагрузки для военных дронов в виде самых разнообразных датчиков, радаров, систем связи, электронной начинки за 9 лет оценивается уже в 30 млрд долларов. При этом в самой исследовательской компании отмечают, что это — спекулятивные прогнозы, основанные на закрытых данных по неизвестным широкой общественности программам и разработкам, которые позволят клиентам Teal Group оптимизировать свои планы по развитию бизнеса и производства.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 12:16:36 +0400
Все сегодня хотят свой рой военных дронов http://navoine.info/wishing-droneswarms.html http://navoine.info/wishing-droneswarms.html ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

swarmsdrones.jpg

О роях дронов военные мечтают давно. Иногда в прессу отдают информацию об испытаниях тех или иных роев. Самый громкий случай – это испытания модели Perdix в октябре 2016 года, когда более сотни малоразмерных дронов были запущены с самолетов F/A-18 Super Hornet с целью отработки совместных действий. Работы над роем Perdix ведутся с 2013 года, цель — создание роя в 1 тысячу машин, но в США есть и другие программы, такие как Gremlins в разработке DARPA и LOCUST управления военно-морских исследований (ONR). Весной этого года американцами даже отрабатывался воздушный бой одного роя дронов против другого. 

Развитие искусственного интеллекта, рост возможностей в автономном передвижении и связи множества объектов друг с другом подогревают интерес к использованию малоразмерных беспилотных аппаратов в военных целях. 

Как пишет издание The Drive, военно-морские США хотели бы видеть «канистры с дронами» под крыльями своих самолетов EA-18G. В октябре прошлого года в ВМС также провели испытания работы пока только одного дрона Dash X в связке с самолетом и остались довольны. Одноразовый и относительно дешевый дрон, который способен находиться в воздухе до 10 часов, смог самостоятельно засечь объект и передать его координаты самолету. Ожидается, что рои подобных дронов смогут не только вести разведку, обнаруживать радары противника и «вскрывать» систему ПВО, но и «глушить» сигналы, и выступать в качестве ложных целей. Дроны смогут лететь настолько медленно и низко, что в теории не попадут на радары врага, и будут применяться в качестве барражирующих боеприпасов. 

Агенство DARPA выделило 7.1 млн долларов на разработку роя дронов, способного оказывать содействие военнослужащим в ходе городских боев. Над задачей будут работать две команды: одна под руководством Raytheon BBN, вторая — под руководством Northrop Grumman. В теории рой может состоять из 250+ машин, как воздушных, так и наземных. Особое внимание разработчики будут уделять тому, как оператор роя сможет управлять дронами, как он и в каком виде будет получать информацию и отдавать приказы. Обдумываются системы управления через жесты, голосом, движением головы. Создаются специальные алгоритмы, которые бы автоматически заставляли рой выполнять те или иные тактические ходы: например, заход с флангов или выстраивание периметра безопасности. Оцениваются возможности оператора управлять не только всем роем, а его подгруппами. В целом исследователи отмечают, что пока у них нет технологии по управлению большим роем и что пока основные успехи связаны с работой роя в закрытом помещении. В реальной жизни все будет гораздо сложнее, а тем более в боевых условиях.

Размышляя об использовании роя в городских боях, аналитики выделяют три основных области применения. 

Первая — это разведка зданий. Здание перед атакой окружает рой дронов, которые осматривают каждое окно, дверь, отверстие, крышу и ищут противника. Информация передается оператору и становится ясно расположение сил врага, понятна необходимость огневой поддержки с воздуха и т. п. 

Вторая область применение — это создание дымовой завесы для скрытия передвижения атакующих сил. Вместо бомб или камер с датчиками дроны могут быть экипированы дымовыми шашками и в большом числе могут выставить плотную дымовую завесу. 

Третья — это создание физической преграды для огня противника. В прямом смысле слова летящая перед солдатами стена из дронов может, во-первых, скрывать их точное положение, а во-вторых, стать препятствием для пуль и осколков. Учитывая способность роя «самозаживляться», можно поддерживать такую преграду перед солдатами некоторое короткое время, необходимое для атаки, даже если огнем врага будут выбиты сотни дронов из такой стены. 

И, наконец, рой дронов сможет быстро до начала открытия огня определить при заданных алгоритмах кто есть кто в толпе, в здании, на улице: кто является боевиком, а кто мирным жителем, у кого есть оружие в руках и у кого его нет. В теории это может минимизировать потери среди мирного населения в ходе городских боев.

Ближайшая задача DARPA в этой области — это создание роя из 50 воздушных и наземных дронов, которые могли бы за 15-30 минут на площади двух городских кварталов обнаружить и изолировать цель. 

Не только американцы интересуются стаями дронов.

Financial Times сообщила, что Южная Корея сформирует новое подразделение по применению беспилотников, включая рой дронов для использования в боевых действиях против КНДР в случае начала войны. Представитель министерства обороны Южной Кореи заявил, что подразделение будет сформировано в 2018 году и что у военных есть представление о том, как использовать рой в теории. Помимо очевидных разведывательных функций или дронов со взрывчаткой, обсуждаются даже такие варианты, когда тысячи простейших дешевых дронов облепляют корабль или самолет противника, блокируя его способность эффективно функционировать. При создании подразделения беспилотников Южная Корея будет ориентироваться на опыт Израиля. 

Весной в Китае частная компания подняла в воздух рой из тысячи дронов. В июне этого года китайская компания China Electronics Technology Group подняла в воздух рой из 119 дронов, но они уже показывали способность к совместным действиям. По мнению американских аналитиков, Китай взвешивает плюсы и минусы технологии и, возможно, будет воспринимать рои дешевых дронов как ассиметричный ответ на малочисленные дорогие хоть и технически совершенные платформы вооруженных сил других стран. Более того, в этом случае граница между военными технологиями и гражданскими становится еще более размытой и обычные китайские гражданские дроны из магазина могут превращаться в опасный рой под управлением искусственного интеллекта. В компьютерных имитациях использования роев китайцы изображают атаку роя на ракетные установки вероятного противника. 

По данным ресурса Rude Baguette, Франция и Великобритания также не прочь получить рои в 250+ дронов, управляемых искусственным интеллектом и способных находиться в воздухе по 6 часов. Рои могут быт использованы как для разведки, так и в качестве инструмента радиоэлектронной борьбы. Или могут быть вооружены или начинены взрывчаткой. Опасения Rude Baguette, впрочем, вызывает вероятность того, что технология использования роя дронов попадет в руки террористов или стран Третьего мира, что станет угрозой всем остальным странам.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 12:01:11 +0400
Об эффективности ПРО США и ракетной лихорадке http://navoine.info/pro-fever.html http://navoine.info/pro-fever.html Северная Америка Азия/Океания Ближний Восток ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

rakemimi.jpg

Ракеты и системы противоракетной обороны – горячая тема последнего времени. Северная Корея совершает очередной запуск, хуситы бьют по Саудовской Аравии и ОАЭ, Израиль наносит удары по Сирии, Иран говорит Европе, что увеличит дальность своих ракет, чтобы те доставали и Старый Свет. Мир взбудоражен полетами ракет и ищет способы, как обороняться.

Начнем с хуситов. С территории Йемена были совершены две громких ракетных атаки в последнее время. Одна прошла 4 ноября, когда целью запуска баллистической ракеты был аэропорт в Эр-Рияде в Саудовской Аравии, а вторая – 3 декабря в сторону строящейся АЭС «Барака» в ОАЭ. Ракета хуситов в первом случае предположительно могла быть иранским изделием «Буркан», а во втором случае была похожа на иранскую крылатую ракету наземного базирования «Сумар».

«Буркан» – это модификация советского оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) 9К72 «Эльбрус» с ракетой Р-17 (Scud). Хуситы уже били «Бурканами» в апреле прошлого года по саудовской авиабазе «Король Фахд», а в июле этого года по НПЗ в районе города Янбу. 

Другие менее нашумевшие запуски ракет совершались хуситами весной, летом и осенью 2017-го. Лидер хуситов Зейфоллах аль-Шами также заявил буквально на днях, что они будут продолжать ракетные обстрелы Саудовской Аравии и ее союзников.

Что касается ноябрьского запуска по аэропорту, то саудиты тогда отрапортовали, что ракета была перехвачена американскими комплексами «Пэтриот». Дональд Трамп даже похвалил «Пэтриот»: «Вот, насколько мы хороши. Никто не может сделать то, что делаем мы. А мы еще и продаем это всему миру». 

Но теперь вдруг газета The New York Times разразилась материалом, что, оказывается, американская система ПВО не сработала эффективно, боеголовка не была поражена даже после пяти попыток работы «Пэтриот», и только чудом не был поражен терминал аэропорта, когда боеголовка разорвалась у взлетно-посадочной полосы. По мнению издания, правительства США и Саудовской Аравии либо просто врут о произошедшем, либо сами не понимают, что комплекс «Пэтриот» не сработал даже по устаревшей ракете хуситов. 

Возникают большие вопросы к эффективности комплекса, который в этом году США продали уже Румынии (7 комплексов), Польше (4 комплекса) и Катару (11 комплексов). Румыния стала 14-й страной, решившей закупить у США комплексы «Пэтриот». 

В декабре Израиль нанес ракетные удары по территории Сирии с целью предотвращения усиления иранского присутствия в стране. По разным данным, после удара по военной базе погибло 12 иранцев из КСИР (Корпус стражей исламской революции). Серия ударов по объектам в Сирии как предположительно ракетами наземного базирования, так и самолетами ВВС (в том числе и из воздушного пространства Ливана) была совершена израильтянами в ночь с 1 на 2 декабря и в ночь с 4 на 5 декабря. 

Сирийские власти заявили, что им удалось сбить 3 ракеты из 6 средствами ПВО в ходе последней атаки Израиля. 

В Израиле же в начале месяца сорвались испытания системы противоракетной обороны Arrow-3. По словам главы израильской программы ПРО Моше Пателя, воздушная цель стала вести себя нештатно и запуск самой противоракеты отменили из соображений безопасности. Система ПРО Arrow-3 разрабатывается совместно израильской компанией IAI и американской Boeing и была введена в строй в Израиле еще в январе этого года. Испытания противоракет проводятся с целью усовершенствования системы и разработки новых элементов. Тем не менее, и в этом случае возникли вопросы, как сработает ПРО Израиля по реальным непредсказуемым целям (баллистическим и крылатым ракетам) противника, а не ведущим себя штатно на испытаниях имитационным объектам. 

Иран в свою очередь заявил, что иранская ракетная программа — это не предмет для переговоров. Заявление прозвучало от пресс-секретаря МИДа Ирана Бархама Кассами. Поводом стали слова президента Франции Эммануэля Макрона, что «Исламская республика должна действовать на Ближнем Востоке менее агрессивно и предать гласности детали ее ракетной программы». 

Бригадный генерал Хусейн Салями в эфире иранского телевидения после реплики французского президента заметил: «Европейцам лучше не ввязываться в спор вокруг ракетного потенциала Ирана, а вместо этого официально признать ракетную мощь ИРИ. Мы прекрасно понимаем, что Европа нам никак не угрожает и соответственно не увеличиваем дальность действия наших баллистических ракет свыше двух тысяч километров. Однако если они будут настаивать на вмешательстве в этот вопрос, мы можем увеличить дальность наших ракет». 

Что касается США, то после очередного испытания ракеты Северной Кореей в СМИ появились материалы, что на западном побережье США могут быть размещены дополнительные батареи ПРО. Например, Reuters рассуждает о развертывании комплексов THAAD (Theater High Altitude Area Defense). Проблема в том, что эти комплексы не смогут противостоять межконтинентальным баллистическим ракетам и размещение THAAD на побережье, как средство защиты от удара со стороны Северной Кореи, бессмысленно. Более того, эти комплексы и «Пэтриоты» (что показывает история с ударом хуситов по аэропорту в Саудовской Аравии) не будут эффективны даже против баллистических ракет, которые Северная Корея возможно в обозримом будущем сможет запускать с подводных лодок. 

Кстати, по данным ресурса 38 North, который занимается мониторингом геополитической ситуации и вооруженных сил Северной Кореи, еще весной на коммерческих спутниковых фотографиях обнаружена вторая северокорейская баржа для испытания подводных запусков баллистических ракет. По сути, это модификация советского плавучего погружающегося стенда ПСД-4. Запуски ракет происходят с подобных стендов прежде, чем начнутся испытания непосредственно с подводных лодок. Скорее всего, по мнению издания, в 2012-2013 годах в КНДР начали строительство собственной экспериментальной подводной лодки Gorae (или Sinpo — по названию верфи). В теории новая лодка может запустить одну или две БРПЛ с глубины 10-15 метров. Военные эксперты сходятся в том, что в КНДР после ряда испытаний запуска ракет с плавучих погружаемых стендов рано или поздно будут способны проводить успешные запуски БРПЛ и с реальных подводных лодок. В 2014 году на достижение этой цели Северной Корее эксперты отводили 2-3 года. Время подходит. 

И, наконец, Япония тоже думает о противоракетной обороне. Японские военные просят выделить 95 млн долларов в следующем году на модернизацию системы обнаружения ракет и вычисления их траектории, чтобы у ПРО появились хоть какие-то шансы сбить их. Планируется к 2022 году завершить эти работы. К 2020 году количество модернизированных батарей «Пэтриот» в Японии доведут до 28 с нынешних 17, а к 2021 году должны поставить на вооружение новую модификацию ракет SM-3 Block IIA Interceptor для палубного комплекса «Иджис» (Aegis). 

Япония также рассматривает возможность закупки наземной системы противоракетной обороны Aegis Ashore у США. Это, по идее, должно повысить шансы на перехват ракет из КНДР и ослабить нагрузку на шесть эсминцев ВМС Японии, оснащенных корабельной системой Aegis. Японии необходимы три батареи Aegis Ashore, чтобы прикрыть страну. Стоимость каждой батареи без ракет — около 700 миллионов долларов. Система должна заработать в 2023 году. Уже в этом месяце министр обороны Японии снова просил у США ускорить принятие решения об их развертывании. 

Так или иначе, ПРО — это не гарантированная панацея, тем более, что пока ПРО не были задействованы против современных ракет в реальных условиях. Только время покажет, насколько действенны были все надежды и вложения множества стран в американские системы противоракетной обороны.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 11:40:51 +0400
Готовясь к войнам будущего http://navoine.info/future-wars-preps.html http://navoine.info/future-wars-preps.html Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

kinba.jpg

Army Times сообщают, что на полигоне в Форт Беннинг прошли испытанияприменения танков и беспилотных машин в одной связке при имитации атаки. Экипаж “Абрамса” контролировал воздушный беспилотник, беспилотную машину для постановки дымовой завесы M58 Wolf (модифицированный вариант бронетранспортера M113) и беспилотный “Хамви” с автоматическим минометным вооружением. Дрон обнаружил цель, “Волк” поставил завесу, а “Хамви” открыл по цели подавляющий минометный огонь, пока “Абрамс” готовился нанести свой удар.

При испытаниях разработчики новой боевой связки старались минимизировать отвлечение танкового экипажа на контроль за беспилотниками и автоматизировать по-максимуму действия последних. Такие совместные действия пилотируемых и беспилотных машин в будущем не будут ограничиваться только танковыми ударами. Подразумевается, что опыт экипажа “Абрамса” пригодится и в других войсках США. 

Ресурс Futurism пишет, что в США вновь повышенным вниманием пользуется “кинетическое” оружие. Издание вспоминаетидеи Джерри Пурнеля (Jerry Pournelle), проект “Тор” и “стержни Бога”. Пурнель предлагал еще в 50-х годах прошлого века сбрасывать из космоса шестиметровые вольфрамовые столбы, которые бы в ходе полета набирали энергию и поражали наземные цели с огромной разрушительной силой, но при этом без всякой радиации. В ходе войны во Вьетнаме американцы сбрасывали на противника с высоты в 900 метров металлические болванки с хвостовым оперением, которые набирали скорость в 800 километров в час. Сегодня кинетические снаряды выстреливают электромагнитные пушки. В Пентагоне сообщили, что ускоряют работы над рельсотроном, который способен выстреливать снаряды со скоростью в 2,5 километра в секунду на расстояние в 160 километров. Рельсотроны подобного рода в теории будут как наземного мобильного базирования, так и палубного на кораблях ВМС США. 

The Virginian Pilot поведал о работе такой организации по борьбе с самодельными или импровизированными угрозами как Joint Improvised-Threat Defeat Organization. Данная организация в структуре Пентагона работает еще с 2006 года и изначально концентрировалась на борьбе с самодельными взрывными устройствами (СВУ), но после применения дронов исламистами в Ираке и Сирии стала вплотнуюзаниматьсябеспилотниками. Пентагон не хочет, чтобы дроны со взрывчаткой и боеприпасами стали такой же причиной гибели множества американских военнослужащих, как самодельные взрывные устройства на дорогах Афганистана и Ирака. В 2003 году от СВУ погибло трое солдат США. В 2010 погибших было уже 368 человек. Сегодня в технологии борьбы с дронами вкладываются отдельные ресурсы. Угрозу дронов хотят подавить в зародыше. Речь идет как о применении лазеров, так и о средствах радиоэлектронной борьбы, пневматическом воздействии, тренировке птиц для охоты на дронов и так далее. Разные компании разрабатывают свои средства борьбы с беспилотниками в надежде получить контракт от Пентагона. Следующая задача — это поиск решений по борьбе с роями дронов противника.

Real Clear Defense пишето новых планах ВМС США. После шквала критики, обрушившейся на неспособность боевых кораблей прибрежной зоны (Littoral Combat Ship) защитить себя в современном морском бою, и после бесконечных проблем с эсминцем Zumwalt теперь в военно-морском руководстве решили объявить конкурс на создание проекта фрегатов нового поколения, которые были бы лучше вооружены, хоть и в ущерб скорости. Свои проекты судостроительные компании должны представить уже в следующем месяце. Ожидается, что ВМС США закупят двадцать таких кораблей, начиная с 2020 года. Первый корабль будет стоить 950 миллионов долларов, а последующие корабли серии не более 800 миллионов за каждый. Фрегаты должны будут способны поражать воздушные цели, противостоять подводным лодкам и атаковать корабли противника.

Похоже, что военно-морские силы США оставляют за бортом долго обсуждавшуюся идею о создании модульных кораблей. Речь идет о кораблях нового поколения Future Surface Combatant, которые в теории должны быть готовыми к (радио)электронной войне, иметь на вооружении боевые лазеры и рельсотроны, обладать открытой архитектурой, на базе которой можно менять или надстраивать различные технологические новшества (вооружения, датчики, системы связи и т.п.) по принципу plug-and-play. Корабли будущего виделись как стандартные и недорогие платформы, не привязанные жестко к своей нагрузке, на которые можно быстро устанавливать дорогие модули. По сути обсуждалась задача создать новую дешевую надводную платформу, которую можно развивать и применять десятилетиями в обозримом будущем (в ближайшие 40-60 лет) в зависимости от конъюнктуры военных угроз и вызовов. Теперь ожидается, что к 2030 году половину надводного флота США составят новые фрегаты и боевые корабли прибрежной зоны. 

C4ISRNET рассказывает о том, какими видят себя военно-воздушные силы США в 2030 году. Все по-прежнему крутится вокруг концепции Multi-Domain Battle (ведение боевых действий в различных сферах: на суше, море, в воздухе, космосе, киберпространстве и электромагнитном спектре) и ведения боевых действий в условиях так называемой "системы ограничения доступа" (A2/AD, Anti-Access, Area Denial), когда средства РЭБ флота и авиации США не могут быть задействованы из-за российских и китайских ракет дальнего действия и систем раннего обнаружения. 

В ВВС США хотели бы видеть связку военно-воздушных сил, космических войск и кибервойск, работающих как единое целое при помощи искусственного интеллекта. Пилот самолета и командование не должны будут в 2030 году отвлекаться на анализ информации. На электронные карты и дисплеи автоматически выводится вся информация от всех родов войск по ситуации на поле боя и целям, цели находятся автоматически, аппаратура сама противодействует средствам радиоэлектронной борьбы, сама восстанавливает подавленные каналы связи и ищет альтернативы и так далее. Особое внимание будет уделяться скорости и безопасности передачи информации.

По данным издания, компания Lockheed Martin уже работает над созданием такой системы и проводит учения с прототипом. Компания Raytheon создает прототип симулятора, на котором можно проигрывать тысячи сценариев совместной работы кибервойск, средств радиоэлектронной борьбы и непосредственного применения ракет и бомб авиацией.

Одной из основных проблем в ВВС США видят необходимость выстраивания структуры и иерархии командования, когда в режиме реального времени задействовано множество сил разного предназначения, отвечающих за разные аспекты ведения боевых действий. Возникает вопрос, кто в итоге принимает окончательное решение на поле боя или чей «голос» более весом? Стратегическое командование? Кибервойска? Ракетчики? РЭБ? Командующий вооруженными силами в регионе? Поэтому сначала в течение следующих 2-3 лет в ВВС будут прописывать «архитектуру» управления боем будущего, а затем уже начнут отрабатывать непосредственное проведение операций такого рода. 

]]>
Wed, 03 Jan 2018 11:33:10 +0400
Радужные перспективы военных беспилотников http://navoine.info/drone-perspefuture.html http://navoine.info/drone-perspefuture.html ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

rbespi.jpg

Американская аналитическая компания Orbis Research, которая регулярно публикует исследования по различным рынкам, включая военные, выпустила новый доклад «Мировой рынок военных беспилотников 2017-2027». По прогнозам Orbis Research, к концу 2017 года объем рынка составит 9,9 млрд долларов, а к 2027 году вырастет до 15,2 млрд долларов. 

Согласно ранее опубликованному отчету нидерландской консалтинговой фирмы ASD, оборот рынка военных БПЛА к 2022 году вырастет до 13,7 млрд долларов. В принципе, прогнозы двух компаний близки. 

Наибольший прирост даст спрос на ударные дроны — их доля на рынке составит 40,8%, доля высотных БЛА большой продолжительности полета — 25,1%, доля средневысотных БЛА большой продолжительности полета — 17,4%. С точки зрения географии, то доля Северной Америки на мировом рынке военных беспилотников составит 34,4%, азиатско-тихоокеанского региона — 31,7%, Европы — 24,1%. 

В Азии будет расцветать рынок Китая, Индии и Австралии. В Европе — России и Великобритании. За десять лет мир потратит на военные БПЛА 133,3 млрд долларов.

Интересно развиваются события вокруг «Режима контроля за ракетными технологиями (РКРТ)». Согласно этому неофициальному и добровольному договору, ведущие страны ограничивают в том числе и экспорт беспилотников, способных доставить груз весом более 500 кг на расстояние более 300 км. В октябре этого года в Дублине прошла встреча стран-участников соглашения о РКРТ. На этой встрече США предложили пересмотреть условия и технические критерии нераспространения беспилотных систем, что позволило бы США нарастить экспорт своей военной продукции в этой области. США недовольны тем, что Китай и Израиль занимают рынок военных беспилотников, вытесняя американцев, и поэтому не хотели бы связывать себе руки старыми условиями РКРТ. Сегодня ударные дроны США продает только Великобритании и Италии. Австралия на подходе. Индия просит о продаже ударных машин, но США пока не приняли положительного решения. 

Тем временем Министерство обороны Великобритании сообщило, что ударные дроны страны не покинут театр военных действий в Сирии и Ираке и не будут возвращены домой в марте 2018 года, как остальные самолеты ВВС Великобритании, участвующие в операции. Воздушный флот ударных беспилотников Великобритании до недавнего времени состоял из 10 американских машин MQ-9 Reaper, которые англичане ранее активно использовали в Афганистане, и применяют сегодня на Ближнем Востоке. C 22 октября 2014 англичане используют ударные дроны в Ираке, а с ноября 2014 года и в Сирии. По данным прессы, боевые вылеты против исламистов английские дроны совершают с авиабазы в Кувейте. 

В США новое подразделение управления беспилотниками MQ-9 Reaper будет располагаться на авиабазе ВВС США «Шоу» в Северной Каролине. Окончательное решение примут 30 ноября, но уже сейчас идет подготовка. Военнослужащие и контракторы в количестве 487 человек начнут пребывать в новое расположение в 2018 году и будут готовы к операциям к лету. Сами беспилотники не будут находиться на данной базе. Новое подразделение призвано разгрузить операторов беспилотников на других военных базах США, которые не справляются с растущими объемами работы и использования американских военных дронов по всему миру. 

Что касается дрона MQ-4C Triton для флота США, то его введение в строй все откладывается. Ранее планировалось, что машина начнет выполнять патрулирование Тихого океана в августе-сентябре этого года. Теперь речь идет о том, что ВМС США получат свои первые воздушные беспилотники MQ-4C Triton уже только в 2018 году и тогда начнут их операционные испытания. Первые предварительные испытания прошли в марте этого года. В 2018 году две машины будут поставлены на дежурство на базе США на острове Гуам в Тихом океане. 

К 2021 году эти беспилотники должны заменить оставшиеся в строю самолеты радиоэлектронной разведки EP-3E. Могут ли MQ-4C Triton взять на себя и некоторые функции более современного противолодочного самолета P-8A Poseidon, представители ВМС США отказались комментировать. Подразумевается, что самолет и беспилотник все же будут дополнять друг друга. Кроме Гуама машины Triton будут базироваться на обоих побережьях в США, на Ближнем Востоке и в Италии. Всего в планах ВМС закупка 68 данных беспилотников. 

На днях прошла очередная конференция по военным спутникам связи Global Milsatcom. Обсуждалась модернизация оборудования на беспилотниках, чтобы они могли передавать большие объемы информации (особенно это касается быстро растущего объема видеоизображения) по защищенным каналам. Коммерческие компании, такие как SES, Intelsat и Inmarsat понимают, что рынок беспилотников растет, и переживают, что военные откажутся от использования их инфраструктуры и перейдут полностью на свои собственные государственные группировки спутников. Чтобы не потерять контракты, представители частной космической индустрии пытаются найти удовлетворяющие всех решения. Речь идет об использовании новых частот, вывода спутников на новые орбиты и установках новейшего оборудования на военных дронах. 

Американское издание The National Interest снова озаботилось дискуссиями в китайской прессе о том, насколько эффективным может быть применение китайского дрона CH-T4 («Радуга») для обнаружения авианосных групп США и ведения мониторинга мирового океана. Китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация (CASC) еще летом этого года испытала высотный беспилотный летательный аппарат на солнечных батареях. Беспилотник с размахом крыла в 45 метров провел 15 часов на высоте около 20 километров. CH-T4 в рабочем состоянии будет способен совершать полеты на высоте до 30 км со скоростью 200 км/ч. Предполагается, что китайский дрон сможет находиться в воздухе до нескольких месяцев или даже, как пишут китайцы, годами. Подзарядка аккумуляторов от солнечных панелей, расположенных на огромных крыльях, происходит в светлое время суток, запаса энергии должно хватать, чтобы CH-T4 продолжал летать и ночью. Как сообщают конструкторы, при полете на максимальной высоте область «обзора» беспилотника составляет около миллиона квадратных километров. Беспилотники этого типа неофициально называют «атмосферные спутники». Несмотря на все их технические характеристики и дешевизну, они сильно зависят от погодных условий для получения энергии и ведения качественного наблюдения за морскими пространствами и объектами. Тем не менее, как пишут американцы, в Китае применение CH-T4 для обнаружения кораблей ВМС США в океане является «горячей темой», тем более, что такой беспилотник будет лишь частью большой выстраиваемой китайцами системы мониторинга Тихого океана. 

Китай в октябре испытал большой грузовой беспилотник AT200, который является переделанным новозеландским самолётом P750XL. Самолет сможет нести полторы тонны полезного груза на расстояние в 2,183 км. В ходе испытаний самолету потребовалось всего 200 метров полосы для взлета. Вооруженные силы Китая планируют использовать эту машину для снабжения своих дальних баз и постов на островах в Южно-Китайском море.

Из осенних новинок можно также отметить, что Сингапур в ноябре смог похвастаться первым разведывательным дроном вертикального взлета и посадки собственного производства. Такая машина подходит для операций в черте города. Данные технологии не являются чем-то новым и прорывным, но в Сингапуре смогли добиться того, что их новый беспилотник V15 в состоянии взлетать или садиться на движущийся беспилотный наземный автомобиль. Таким образом два беспилотника могут работать в тандеме. Такое решение и его перспективы для использования в городских боях уже вызывает более пристальное внимание со стороны коллег по цеху из США и Израиля.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 11:05:11 +0400
Искусственный интеллект, война и Китай http://navoine.info/ai-china-war-2.html http://navoine.info/ai-china-war-2.html Азия/Океания ВПК/Hi-Tech/Оружие
Среда, 03 Январь 2018

676709654.jpg

Если летом Илон Маск (Elon Musk) и более сотни экспертов в области робототехники и искусственного интеллекта призывали ООН запретить «роботов-убийц», то в этом месяце с подобными же обращениями выступили австралийские и канадские исследователи. Они написали письмо своим премьер-министрам Малкольму Тернбуллу (Malcolm Turnbull) и Джастину Трюдо (Justin Trudeau) накануне встречи ООН по вопросам распространения вооружений. Тоби Уолш (Toby Walsh), профессор в области искусственного интеллекта из Университета Нового Южного Уэльса в Сиднее заявил: «Один программист сможет контролировать целые армии. Роботы — это идеальное оружие для подавления протестов гражданского населения. Если людей надо подталкивать к совершению военных преступлений, то роботы будут бесстрастным расчетливым оружием, которое будет делать то, на что оно запрограммировано». Профессор Уолш уверен, что такие технологии не должны применяться на поле боя и что делегирования решений о жизни и смерти машинам — это путь к катастрофе. По мнению подписавших письмо экспертов, применение искусственного интеллекта и «роботов-убийц» станет причиной эскалации вооруженных конфликтов, увеличит их масштаб и скорость развития, выходя из-под человеческого контроля и понимания.

Стивен Хокинг (Stephen Hawking) в интервью журналу The Wired также снова озвучил свои опасения, что роботы заменят человечество как таковое и превратятся в более эффективную чем люди новую форму жизни. Хокинг предупреждает, что планета стала слишком маленькой для человечества и мы находимся на грани самоуничтожения. Развитие искусственного интеллекта принесет в мир автономные вооружения и средства подавления протестов, что может стать угрозой существованию человека. 

Хокинг сказал: «Если цели машин не будут совпадать с нашими, придется непросто. А роботы крайне эффективны в достижении запланированного. Человеческий мозг по сути мало чем отличается от современных компьютеров. Проблема не в том, что искусственный интеллект злой и кровожадный. Просто люди не могут больше управлять планетой. Есть большая вероятность, что машины справятся с этой задачей лучше нас. И мы станем для них обузой».

Недавно в Центре новой американской безопасности прошел саммит, посвященный искусственному интеллекту и вопросам глобальной безопасности. На саммите выступил и Эрик Шмидт (Eric Schmidt), председатель совета директоров материнской компании Google Alphabet. «Поверьте мне, китайцы очень хороши в ИИ. И они будут использовать эту технологию как для коммерческих, так и для военных целей со всеми возможными последствиями», — заявил Шмидт. 

Китай опубликовал свою стратегию развития технологий искусственного интеллекта еще в июле этого года. В стратегии Пекина указывалось, что страна стать мировым лидером в области ИИ к 2030 году. «Все очень просто. К 2020 году они нас догонят, к 2025 году они будут лучше нас, а к 2030 году они будут доминировать в индустриях, связанных с искусственным интеллектом» — отметил Шмидт.

Шмидт также возглавляет Консультативный совет Пентагона по инновациям и в ходе своего выступления обрушился на руководство страны с критикой за недостаточное внимание к искусственному интеллекту и медленное внедрение новых технологий в армии. По его мнению, вооруженным силам США давно пора внедрять алгоритмы в сферу анализа больших данных. Шмидт уверен, что машины, например, без помощи человека могут бесконечно и автоматически вести в режиме реального времени наблюдение за интересующими объектами и людьми и оповещать о важных изменениях в ситуациях, а вместо этого Пентагон использует людей-операторов или часовых.

Шмидт также поднял и вопрос финансирования и найма правильных людей. Пентагон должен платить экспертам в области искусственного интеллекта большие деньги. Сегодня таким экспертам платят миллионы долларов — настолько высоко они ценятся на рынке. Наивно думать, что они пойдут работать на министерство обороны без финансовой мотивации. «Мы находимся в ситуации, когда выпускники Карнеги-Меллон и других вузов пользуются наибольшим спросом, который я когда-либо видел. Они в свои двадцать лет сразу получают многомиллионные предложения. Так ценны эти люди на рынке» — сказал Шмидт. 

Еще один важный момент, по мнению Шмидта, это ошибочное мнение американцев, что китайская система образования не может производить таланты в области искусственного интеллекта и программирования. Это предвзятое отношение может стоить дорого для США. Сегодня Шмидт говорит уже о том, что это США надо переманивать специалистов из Китая и Ирана, а не наоборот: «Шокирует то, что некоторые из лучших специалистов живут в тех странах, откуда в Америку не пускают. Иран выпускает самых умных и лучших компьютерных специалистов в мире. Я хочу их видеть здесь. Я хочу, чтобы они работали на Alphabet и на Google. Это просто безумие — не пускать этих людей». 

Сетования Шмидта частично компенсируются попытками Пентагона внедрить искусственный интеллект как раз в тех областях, о которых он говорит. Еще в апреле 2017 года Боб Уорк (Robert Work), бывший заместитель министра обороны США, создал специальное подразделение по ведению «алгоритмических боевых действий» (Project Maven), которое должно взять на себя и ускорить внедрение искусственного интеллекта и машинного обучения в вооруженных силах. Каждые три месяца данное подразделение должно отчитываться, как уже на практике оно внедрило те или иные технологии. После внедрения искусственного интеллекта в одной области команда должна начинать работу в другой. Когда весной Уорк создавал это подразделение, он считал, что пора переходить от разовых попыток внедрения новейших информационных технологий и превратить это в беспрерывный процесс во всех вооруженных силах. Для медленной бюрократической машины Пентагона 90 дней на внедрение — это фантастический темп. 

Первой задачей нового подразделения Пентагона было использование искусственного интеллекта для анализа данных и видеоизображений, получаемых в Сирии и Ираке. Сегодня до 95% всех данных, поступающих в аналитические военные центры США c беспилотников, идут именно из этих двух стран. Люди в прямом смысле слова не справляются с обработкой и анализом таких огромных массивов информации. До 80% их рабочего времени занимает просто просмотр кадров. Искусственный интеллект в теории должен помочь им определять объекты, выявлять ненормальные последовательности действий на земле и т. п. Искусственный интеллект не будет определять цели для уничтожения, но поможет сделать это людям, хотя сегодня и ведутся разработки по созданию систем, которые бы автономно определяли противника, сверяясь с «библиотекой» целей.

Этой осенью генерал Джек Шенахан (Jack Shanahan) отчитался о работе команды и подготовке к «алгоритмической войне». За это время было привлечено шесть частных компаний, которые могли предложить свои алгоритмы наблюдения и анализа данных. Первые четыре алгоритма были выбраны и будут внедрены в вооруженных силах США к концу года. Шенахан уверен, что искусственный интеллект будет применяться Пентагоном не только для анализа видеоизображений с беспилотников, но что и вообще наступила эпоха, когда вооруженные силы США больше не закупят ни одной технологической платформы, где не внедрен искусственный интеллект. Большие надежды генерал возлагает и на появление квантового компьютера и развитие облачных вычислений. Всего около 130 компаний выказали интерес в сотрудничестве с Project Maven. 

О внедрении искусственного интеллекта в сфере оказания помощи ветеранам также задумались в Министерстве по делам ветеранов и Министерстве энергетики США. Через Ирак и Афганистан прошло уже около трех миллионов военнослужащих США. По разным подсчетам, около 20 ветеранов в день сводят счеты с жизнью, а за помощью в лечении посттравматического синдрома обращаются менее 10% ветеранов с этим расстройством, при этом 80% из обратившихся восстанавливают психическое здоровье. Сегодня для диагностики посттравматического синдрома и выбора методов лечения американцы используют суперкомпьютер IBM Watson. Ветераны, участвующие в проекте, предоставляют три раза в неделю свои рассказы о войне и жизни, а искусственный интеллект анализирует голос, содержание, изложение и выдает свои рекомендации по курсу лечения. 

Министерство энергетики США в свою очередь готово работать над созданием огромной базы данных по ветеранам в стране, включая все медицинские данные, в том числе и генетические, чтобы с помощью искусственного интеллекта оптимизировать процессы выявления и лечения психологических расстройств, раковых и сердечно-сосудистых заболеваний у бывших и действующих военнослужащих.

]]>
Wed, 03 Jan 2018 10:47:05 +0400
Готов ли мир к пандемии? http://navoine.info/pandemic-hype.html http://navoine.info/pandemic-hype.html Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Суббота, 28 Октябрь 2017

Тема пандемии (эпидемия, характеризующаяся распространением инфекционного заболевания на территории всей страны, территории сопредельных государств, а иногда и многих стран мира) стала вдруг снова актуальной, хотя уже прошло два года после вспышки эпидемии вируса Зика в Бразилии, три года после убившей 11 тысяч человек вспышки вируса Эбола в Африке, почти восемь лет после пандемии гриппа H1N1 и почти сто лет после того, как H1N1 убил около 50 миллионов человек в 1918 году. 

В Вашингтоне на заседании Всемирного банка в этом октябре представили гипотетический сценарий вспышки новой эпидемии. Казалось бы, странно, что во Всемирном банке озабочены такой проблемой, но это уже четвертая имитация такого рода, которая проводится данной организацией. Всемирный банк вместе с фондом Мелинды и Билла Гейтс уже представлял свои сценарии на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе, канцлеру Германии Ангеле Меркель и министрам здравоохранения «Большой двадцатки», а также министрам финансов ведущих стран. Оценка способности мира противостоять очередной пандемии отражает тот факт, что теперь финансисты и политики пытаются понять, какие экономические риски несет масштабное заболевание, угрожающее смертью множеству людей. 

Заседание Всемирного банка по имитации сценария распространения пандемии проводил никто иной как Рон Кляйн (Ron Klain), бывший руководитель инвестиционной технологической компании Revolution из Кремниевой долины и координатор по борьбе с лихорадкой Эбола в США. Кляйн считает, что мир откровенно не готов даже к пандемии среднего масштаба. 

Тим Эванс (Tim Evans), директор группы Всемирного банка по вопросам здравоохранения, питания и народонаселения, тоже говорит о том, что пандемия случится с вероятностью в 100%, и это произойдет быстрее, чем мы думаем.

Он также считает, что реакция мирового сообщества на Эболу была хаотичной и неэффективной. Доноры тогда в итоге выделили более 7 млрд долларов на борьбу с вирусом, но средства поступили слишком поздно, а совокупный ВВП Гвинеи, Либерии и Сьерры-Леоне сократился после эпидемии на 2,8 млрд долларов. 

В августе этого года Всемирный банк решил создать специальный фонд Pandemic Emergency Financing Facility (PEF) и выпустить так называемые «пандемические облигации» на 425 млн долларов для борьбы с шестью вирусами: 

  • новые вирусы гриппа,

  • коронавирусы (такие как атипичная пневмония и коронавирус ближневосточного респираторного синдрома),

  • филовирусы (такие как Эбола),

  • геморрагическая лихорадка Ласса,

  • лихорадка долины Рифт,

  • конго-крымская геморрагическая лихорадка. 

Если один из данных вирусов достигнет определенных темпов распространения, количества смертей и пересечет границы государств, то инвесторы смогут вернуть вложенные средства. Спрос на облигации превысил предложения на 200%.

Если же новый вирус не попадает под вышеизложенные шесть категорий, то будет привлечен уже другой созданный недавно Всемирным банком на деньги государств-спонсоров финансовый фонд. Германия вложила в него 50 млн евро.

В принципе, «катастрофные облигации» не являются чем-то новым. Их рынок оценивают в 29 млрд долларов, но до этого обычно страховались лишь от стихийных бедствий (ураганы, землетрясения), а вот теперь впервые страхуются и от пандемий. 

Сегодня на Мадагаскаре наблюдается вспышка чумы, которая уже унесла жизнь 106 человек. А в приграничных с Кенией районах на востоке Уганды сотрудники Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) пытаются погасить вспышку геморрагической лихорадки Марбурга, от которой погибли два человека. В странах Евросоюза с начала года отмечено 193 случая лихорадки Западного Нила и еще 68 случаев в соседних странах, что повлекло смерть 20 человек. За одну неделю в середине октября отмечено девять новых случаев заражения лихорадкой данного вида и одна смерть.

Помимо Всемирного банка и ВОЗ, ряд частных инициатив также работают над попытками прогнозирования пандемий и каталогизации вирусов. Проект PREDICT работает уже восемь лет на грант размером в 100 млн долларов от Агентства США по международному развитию (USAID). Сотрудникам проекта удалось найти около тысячи новых вирусов. 

Предлагается создание еще одной организации под названием Global Virome Project по выявлению и каталогизации вирусов. Энтузиасты этого проекта говорят, что для обнаружения полумиллиона вирусов им надо 3,4 млрд долларов.

Правда, многие эксперты отмечают, что каталогизация сама по себе ничего не даст. О вирусах Эбола и Зика знают уже не первый десяток лет, тем не менее мир оказался не готов к их вспышке и распространению. 

О финансировании на страницах The Project Syndicate говорит и доктор Стивен Томас (Stephen J. Thomas) из Государственного университета Нью-Йорка: «... отсутствие специального финансирования препятствует осуществлению долгосрочных стратегий предотвращения распространения пандемий во многих странах; в новом докладе Всемирного банка отмечается, что только шесть стран, включая Соединенные Штаты, серьезно восприняли эту угрозу... многие финансирующие учреждения, в том числе правительства и неправительственные организации (НПО), обычно предлагают финансовые обязательства сроком на один год, что исключает долгосрочное планирование борьбы с такими заболеваниями». 

Всемирный банк ожидает в ближайшие 10-15 лет новую пандемию, ущерб от которой достигнет 570 млрд долларов или 0,7% глобального ВВП. Катастрофическая же пандемия наподобие «испанки» 1918 года может выбить до 5% глобального ВВП. По другим оценкам, новая пандемия убьет от 50 до 80 млн человек и обойдется миру в 6 трлн долларов, а в феврале этого года Билл Гейтс, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, заявил, что человечество должно понимать, что потенциально пандемический вирус может убить до 30 млн человек всего за один год. По его мнению, угроза сопоставима с угрозой ядерной войны и климатических изменений. И один из путей не допустить глобальной катастрофы — это готовиться к ней как к войне: проводить учения, изучать массовую панику и понимать, что делать, когда при бегстве и эвакуации населения будет нарушена транспортная инфраструктура и перегружены средства коммуникации.

Илья Плеханов

]]>
Sat, 28 Oct 2017 17:15:38 +0400
Будущая война. Технологии и этика http://navoine.info/future-war-trends.html http://navoine.info/future-war-trends.html Военлит Северная Америка ВПК/Hi-Tech/Оружие
Суббота, 28 Октябрь 2017

В сентябре в США вышла любопытная книга «Будущая война» за авторством Роберта Латиффа (Robert Latiff). С книгой уже ознакомились бывший директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер (James Clapper), бывший главнокомандующий силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис (James Stavridis), автор военного бестселлера и техно-триллера «Призрачный флот» Питера Сингер (Peter Singer) и даже один из «отцов-создателей» интернета Винт Серф (Vint Serf). Все они высказались крайне положительно о труде генерала. 

Генерал-майор ВВС США (в отставке с 2006 года) Роберт Латифф всю жизнь посвятил высоким технологиям и изучению оружия будущего. В вооруженных силах он служил на руководящих должностях в Центре электронных систем ВВС США, в Командовании воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD), в армейском подразделении тактического ядерного оружия, возглавлял программу ВВС по применению E-8 Joint STARS — самолёта боевого управления и целеуказания. 

После отставки генерал работал в Национальном научно-исследовательском совете США, является председателем Национального совета по материалам и производству, консультировал частные корпорации, преподавал в унивесристетах и т.д. В сферу интересов Латиффа входят технологии двойного назначения, 3D-печать в космосе, работа с базами данных и большими объемами информации, космическая разведка, военная робототехника, беспилотники, новые материалы и т.д. И, ко всему этому, и вопросы военной этики. 

Книга Латиффа разбита на пять основных глав: новое лицо войны, как мы пришли к сегодняшнему дню, как повлияет война будущего на солдат, общество и вооруженные силы, что нам дальше делать. 

Книгу открывает гипотетический сценарий начала войны. Большая война стартует примерно так: вредоносная программа заставляет вертеться турбины на электростанциях Восточного побережья США чрезмерно быстро, что ведет к их разрушению и масштабному отключению электроэнергии, транспорт встает, биржа на Уолл-стрит не работает, наступает коллапс и хаос, тем временем неизвестный начиненный взрывчаткой легкомоторный самолет залетает на космодром на мысе Канаверал и взрывает готовую к старту ракету с важнейшим военным спутником, а по всему миру неизвестно принадлежащие к какой стране спецподразделения начинают атаки на объекты США и их союзников. 

Латифф пишет о том, что само понятие «поле боя» исчезло, а с «демократизацией» военных технологий развитые страны потеряли монополию на военно-техническое преимущество. Война будущего будет вестись технологиями двойного назначения. Латифф цитирует китайские аналитические работы еще 1999 года, в которых китайские полковники почти двадцать лет назад предсказывали, что солдаты будущего — это хакеры, финансисты, сотрудники частных корпораций и нарко-контрабандисты, а не солдаты в форме с автоматами в руках. 

Генерал утверждает, что хотя США и обладают высококлассными вооруженными силами, но как страна, как нация, Штаты не готовы к войне будущего, не понимают, что является актом войны в том же киберпространстве, как отвечать на террористические атаки внутри США, и пока не осознают в полной мере, что борьба ведется и будет вестись за умы населения и каждого отдельного гражданина в первую очередь, а не за военный контроль над территориями и геополитическими сферами влияния. 

Население же страны вообще не понимает, что вступает в новую эпоху. Это одна из главных идей книги генерала: как война будущего повлияет на среднестатистического американца, который, по большому счету, оторван от геополитических и военных реалий и не имеет тесных связей с вооруженными силами и военной историей страны. В США война затрагивает небольшую часть населения и становится уделом военных семей, которые служат из поколение в поколение. 

Существует идеологический разрыв между ветеранами и военными с их семьями и остальной частью американского общества. Это может быть угрозой безопасности страны в будущем. Латифф с одной стороны призывает офицеров не замыкаться только в своей военной среде и смотреть на мир шире, вовлекаться в жизнь страны, а с другой — отмечает, что наличие относительно закрытой в социальном плане военной касты позволяет политикам педалировать военные решения любой проблемы без всякой реакции остальных широких слоев населения. 

Война, безусловно, как пишет Латифф, будет вестись с применением технологий: в первую очередь посредством интернета, социальных сетей, глобальных телекоммуникационных каналов. 

Непосредственно боевые действия будут вестись с применением искусственного интеллекта и синтетической биологии (генномодифицированных солдат), о чем мы, по мнению автора, пока имеем довольно расплывчатое представление. 

Средства радиоэлектронной борьбы, беспилотники, военные роботы и оружие направленной энергии также станут формировать способы ведения войны. Но главное, война станет не вопросом уничтожения подразделений, а желанием влиять на каждого отдельного индивидуума. 

В своей книге автор рассуждает об этике применения автономных систем: «самым большим преимуществом роботов является то, что в стрессовых ситуациях, когда человек не может стабильно функционировать и принимать решения, машины остаются хладнокровными». 

Возникает множество этических вопросов касательно делегирования автономным системам решений об уничтожении целей. Латифф вопрошает: могут ли США стать лидерами в этой области и дать высокую степень автономности роботам на поле боя, или же Штаты должны сдерживать себя в этом, в надежде, что другие страны тоже воздержатся от автоматизации войны? 

Автоматизация, предупреждает автор, также делает решение о начале войны более легким. Руководство может быстрее пойти психологически на такой шаг и это может иметь непредсказуемые последствия. Автономность может стать и причиной абсолютной жестокости ведения обесчеловеченной войны.

Еще одна тема книги Латиффа — это этичность генного модифицирования самих солдат. Должны ли в руководстве спрашивать их разрешение на изменения в организме? Можно ли стирать их память после боевых действий? Нормально ли с помощью таблеток избавлять их от пост-травматического синдрома и от отвественности? Как будут себя ощущать генномодифицированные солдаты, замкнутые в свой касте, когда они будут по физическим, умственным и психологическим параметрам превосходить остальных людей? Будут ли они ощущать себя супергероями или изгоями? Как к ним будет относиться общество? 

Латиффа несколько пугает, что все радостно готовы принять технологический прогресс и в восторге от новых видов хайтек-оружия, но лишь единицы готовы задуматься, к чему это может привести. И еще меньше людей готовы тратить свое время и силы, чтобы научиться относиться к развитию технологий ответственно. У населения страны преобладают две крайности: либо подогреваемое прессой, издательствами, Голивудом и общей патриотической риторикой этакое беспечное романтичное представление о солдатах, либо крайне негативное безапелляционное антивоенное отношение. Но в целом никто не понимает и не хочет знать, что такое военные технологии и кто такие солдаты сегодня, не говоря уже о будущем, которое несет масштабнейшие изменения. Латифф хотел бы изменить такой подход в обществе. 

Как предостережение будущим национальным лидерам, экспертам, военным, медиа и населению, Латифф цитирует генерала армии США Омара Брэдли, который еще в 1948 году сказал: «Если мы продолжим развивать технологии бездумно и неосмотрительно, то наши помощники станут нашими палачами. Наш мир – это мир ядерных гигантов и нравственной инфантильности».

Илья Плеханов

]]>
Sat, 28 Oct 2017 17:10:22 +0400
Новости подводного флота Китая. Осень 2017 http://navoine.info/chisub-autumn-2017.html http://navoine.info/chisub-autumn-2017.html Азия/Океания ВПК/Hi-Tech/Оружие
Суббота, 28 Октябрь 2017

Флотилия подводных лодок военно-морских сил Китая в Южно-Китайском море этом месяце впервые пополнилась поисково-спасательным отрядом. Это второе подразделение такого рода в ВМС Китая. До этого подобный отряд был создан в 2011 году на Северном флоте, но он выполнял операции в интересах всех ВМС, на что у него с трудом хватало сил. Появление нового подразделения, которое прозвали «подводной скорой помощью», связывают со все более увеличивающейся активностью Китая в южных водах в районах спорных островов и с увеличением числа китайских подводных лодок в регионе. Отряд призван оказывать помощь подводным лодкам в море в случае аварий и неполадок, проводить спасение экипажей и самые простые ремонтные работы.

Китайские военные с одной стороны говорят, что с ростом подводных флотов других стран в регионе растет и риск аварий для субмарин, с другой стороны не скрывают, что новый отряд теперь позволит действовать ВМС Китая на более дальних расстояниях в Тихом и Индийском океанах и что он просто является насущной необходимостью в случае военных действий.

В сентябре в Китае в военно-морские силы передали и новую атомную подводную лодку, вооруженную межконтинентальными баллистическими ракетами. Об этом отчиталась крупнейшая судостроительная компания Китая China Shipbuilding Industry Corporation (CSIC). Класс лодки не уточняется, но скорее всего это подлодка проектов 093 или 094. Лодка проекта 094 способна нести до 12 межконтинентальных баллистических ракет JL-2. Хотя существуют и предположения, что это может быть и новейшая лодка проекта 096. Американские военные эксперты считают, что современные лодки проекта 096 будут введены в строй не ранее чем в 2020-х, но ряд китайских аналитиков сообщают, что создание новых субмарин может идти ускоренными темпами. Министерство обороны Китая не стало комментировать информацию о вводе в состав флота новой атомной подводной лодки. 

Лондонский Международный институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) опубликовал свой краткий обзор подводного флота Китая. По данным института, Китай обладает четырьмя атомными лодками проекта 094 («Цзинь»), вооруженными межконтинентальными баллистическими ракетами (а с учетом предыдущей новости, то, возможно, уже пятью лодками этого проекта), тремя атомными лодками проекта 091 («Хань»), двумя атомными лодками проекта 093 («Шань-I») и четырьмя атомными лодками 093А («Шань-II»), вооруженными крылатыми ракетами. Институт, ссылаясь на Пентагон, сообщает, что до 2020 года Китай вряд ли введет в строй еще хоть одну новую атомную подводную лодку. Лодки «Хань» будут постепенно заменены на субмарины «Шань-II» и выведены из состава подводного флота Китая, но это объясняется даже не столько устаревшей техникой, а недостатком квалифицированных моряков-подводников, чтобы оставить одновременно лодки обоих проектов в строю.

Что касается дизель-электрических подводных лодок, то каждый флот ВМС Китая (Северный, Восточный и Южный) оперирует двумя флотилиями подводных лодок по восемь лодок в каждой. Для постоянного поддержания такой оперативной и боевой способности ВМС Китая обладают 54 лодками. Сегодня в ВМС Китая стремятся модернизировать подводный флот и ввести в строй современные подводные лодки взамен устаревающих, а не наращивать общее число лодок, тем более что у Китая не хватит на значительное увеличение ни подготовленных экипажей, ни мест базирования. 

По данным Международного института стратегических исследований, сегодня состав подводных флотилий представляет из себя следующее: 

Северный флот — 8 лодок проекта 039 («Сунь»), 3-4 лодки проекта 039В («Юань») и 3-5 лодок проекта 035 («Минь») 

Восточный флот — 8-9 лодок проекта 039А/В («Юань») и 8 проекта 877 (экспортный вариант российской лодки проекта 636 «Варшавянка») 

Южный флот — 8 лодок проекта 035 («Минь»), 4 лодки проекта 039 («Сунь») и 4 лодки проекта 877 (экспортный вариант российской лодки проекта 636 «Варшавянка») 

Судостроительная индустрия Китая способна производить до трех лодок проекта 039А/В («Юань») в год. К 2020 году ожидается, что в строю будут 20 субмарин этого класса. Общее число всех боеспособных лодок в Китае к этому году составит 58 единиц.

Издание The National Interest отмечает, что атомные подводные лодки следующего проекта 096 («Тан») будут вооружены 24 межконтинентальными баллистическими ракетами с дальностью действия до 10 тысяч километров, что позволит Китаю поражать цели на территории США, совершая запуски рядом со своим побережьем. Издание рассуждает, какую стратегию использования подлодок выберет Китай: советскую стратегию или американскую. «Советская» стратегия (американцы называют ее «бастион») подразумевает, что атомные ракетоносцы будут надежно защищены самым различными средствами для «боевой устойчивости», иметь мощные укрытия, базы, поддерживаться остальным флотом. По мнению американцев, это обуславливается тем, что шумные советские подводные лодки могли быть легко найдены и уничтожены в океане, поэтому требовали большей защиты. Концепция создания «Северного стратегического бастиона», кстати, была действительно разработана, но уже в 1996 году Министерством обороны России и озвучено в 1998 году. «Американская» же стратегия подразумевает, что новые атомные лодки Китая будут технологически более совершенными и малошумными, а значит смогут уходить на длительный срок в автономное плавание для патрулирования вод мирового океана.

Надо отметить, что китайские подлодки уже широко осваивают водный мир. К примеру, в сентябре, возвращаясь с патрулирования в Аденском заливе, китайская подводная лодка посетила Малайзию, что стало вторым визитом ВМС Китая в эту страну за 2017 год. С точки зрения расширения военно-морского присутствия одним из главных достижений ВМС Китая можно считать открытие первой зарубежной военно-морской базы в Джибути. По официальной версии база понадобится для снабжения и обслуживания китайских кораблей, которые борются с пиратами в Аденском заливе. Китай постоянно на ротационной основе держит там около пяти кораблей и одну подводную лодку. По данным индийских ВМС, которые этот мини-флот откровенно нервирует, Пекин использует Аденский залив как полигон для обучения своих моряков. При этом особо отмечается активность китайских подводных лодок, чьи экипажи знакомятся с Индийским океаном, собирают информацию об операционной среде, условиях судоходства и действиях ВМС других стран.

В октябре западные эксперты отметили и появившиеся фотографии возможного испытательного запуска дозвуковой/сверхзвуковой тактической крылатой противокорабельной ракеты YJ-18 с подводной лодки. Современная YJ-18 — это модификация российской системы «Калибр», но есть мнения, что китайская ракета имеет ряд преимуществ, включая дальность действия в 400-500 километров. По данным China Space News, ракета поставила рекорды по высоте полета над морем (летит низко над водой, что затрудняет ее пеленг), по глубине запуска и поражающей мощности. Модифицированная YJ-18 для подводных лодок также стала первой в истории Китая ракетой, двигатели которой стартуют под водой и позволяют контролировать траекторию ракеты до ее выхода на поверхность. 

Стоит отметить, что сегодня Китай не только развивает свой подводный флот но также занялся и экспортом военных субмарин. В октябре пришло подтверждение, что Пакистан будет придерживаться соглашения о закупке у Китая восьми подводных лодок на сумму от четырех до пяти миллиардов долларов. Первые четыре лодки должны быть поставлены к 2023 году, а еще четыре будут собраны уже в Карачи к 2028 году. Аналитики считают, что речь идет об экспортном варианте дизель-электрической лодки проекта 039/041 («Юань»). В этом же году Бангладеш ввел в строй две подводные лодки, закупленные у Китая. Таиланд тоже присматривается к китайским субмаринам еще с весны.

Илья Плеханов

]]>
Sat, 28 Oct 2017 17:04:38 +0400