Ангольский дневник

Автор: Кононов Сергей Рубрики: Африка Опубликовано: 23-03-2012

21.06.84 г. Москва — Бургас.

Москва. Шереметьево-2. Позади почти 10 дней сборов, оформления бумаг, прощаний, и вот я с загранпаспортом, билетами и визами в кармане вхожу в зал Шереметьево-2. (Соображаю, что ещё 8 мая сутки без еды выбирался из Ноябрьска в Сургут, а потом с трудом вылетел из Сургута в Москву, через Уфу. С северов да за экватор — в Африку. Круто повернулась жизнь. Теперь не нужны унты и полушубок, и меховые рукавицы, и жилет — все то, что получил под полярку).

Никакого волнения не ощущаю. Отправил телеграмму домой: «Вылетаю рейсом 433 через Бургас. Ищите по карте». Поел в кафе, покурил, и на таможенный досмотр. Рейс «Москва-Луанда» с посадкой в Бургасе.

 

04.07.84 г. Луанда — Менонге. Среда.

Миссия огорожена. Есть окопы. В центре площадка отдыха в стиле местном (кимбу). Пепельницы — снарядные гильзы. Спортплощадка, волейбол. Есть площадка для силовых упражнений. Интересные приспособления для отработки ударов руками и ногами. Рессоры, забетонированные в монолитный блок, а наверху подушка для удара.

У женщин в миссии огород (помидоры, огурцы, укроп, бананы).

Вечером перед ужином Лубенников объявляет, что меня назначает «старшим по минам». Видно, Александр Иванович меня аттестовал.

Холодно очень. Небо черное-черное. Звезды яркие, теплые. Южного Креста не видно. Млечный Путь более насыщен, густой, но не такой яркий, как у нас в безлунные ночи.

До отбоя, когда гасят свет, успеваю натянуть накомарник. Но комаров нет в такой холод. Свет гаснет. Все стихает. Стрельбы нет.

Перед ужином начальник штаба по данным с моей карты наносит обстановку на свою карту и срисовывает схемы разрушений. Во, дает разведка! Что без нас бы делала?

***

Александр Иванович, советник по инженерным делам, рассказывает, что его предшественник подорвался на мине. Пластиковый корпус. Нажимная, с электродетонатором от батарейки. После обнаружения сняли. Извлекли батарею, как положено, коротнули контакты, чтобы разрядить конденсатор. Лежала мина потом в столе. Как-то предшественник взял в руки и нажал. Взрыв. Оказалось, был поставлен пьезоэлемент. При нажатии — искра на электродетонатор.

Пластиковые мины часто белого цвета.

Противник минирует так.

Противотанковые цепочки. 3–4 мины без нажимного взрывателя, 5-яс взрывателем. Соединены детонирующим шнуром (ДШ). При наезде на мину с взрывателем взрывается вся цепочка. Траление затруднено.

Неизвлекаемость достигается, как правило, гранатами под миной.

Схем минирования нет, тем более карточек минных полей. Ведется разведка по маршрутам выдвижения, а по площадям разведывать и разминировать просто нет сил и средств. Ставятся вешки и знаки.

В колоннах иногда взрывается не первая машина, а даже 10-я или двенадцатая. Это специальные взрыватели, в которых находится определенное количество шариков. При каждом наезде, один шарик выкатывается. А когда выкатывается последний, то, как в инструкции: «ударник накалывает…« — и взрыв.

УНИТА рекрутизирует в центре страны новых бойцов (в основном Уамбо) и везет их колоннами на юг в зону Жамба. Колонны проходят с минометными обстрелами гарнизонов. А на сами гарнизоны стараются не нападать — боятся преследования.

 

07.07.84 г. Менонге — Куванго — Жамба — Лубанго. Суббота.

Баня! Эвкалиптовые веники. Не очень жарко, всего 100 градусов, но какой кайф смыть дорожную пыль. И блаженствовать после парилки в бассейне.

В бане кубинский подполковник Мидаэль первый раз. Сначала стесняется раздеваться. А потом радуется: «Все вши умрут». «А сколько веса теряют в бане?». Отвечаем, что до четырех килограммов. Он прикидывает, за сколько бань испарится совсем. Потом произносит тост: «Товарищ Фидель учит: наши старшие братья — советские. Пример русской революции — это самый главный пример для нас. Мы ценим и помним помощь советского народа и горды, что сами теперь можем помогать другим народам».

Знакомлюсь с группой. Стараюсь не перепить. Уже пьяному, мне показывают ружкомнату. Чего только нет. От ППШ до М-16.

По положению в стране у нас свободное ношение оружия вне города. Право первого выстрела, если кто-нибудь угрожает остановить машину. В городах оружие держать лучше скрытно.

 

14.07.84 г.Лубанго. Суббота.

У нас живет летчик ВЯЧЕСЛАВ ПАСКАЛЬ. Летает на МиГ-23. Летает и работает по целям сам. Он единственный, как говорят наши военные, советский летающий летчик.

Говорят также, что ЮАРовцы или УНИТА листовку выпустили с обещанием 100 тысяч долларов за голову ЭЖЛАВИУ (так его зовут по-португальски).

Славик пошел на войну, чтобы понять, летчик он или нет, в конце концов. Здесь понял, что летчик. На вертикали он на своем МиГ-23 любой «Мираж» берет спокойно.

О своих победах в воздухе он никогда не рассказывал. Один раз я видел его самолет после вылета — 21 (!!!) дырка в машине. Живучий самолет. Да и Славик ас.

 

22.07.84 г. Воскресенье. Намибе.

Рыбачили на Сакомаре. Рыбы навалом. Ловится легко. Особенно сабля. Считаем её в погонных метрах, ибо каждая примерно по 1 метру.

Два кита зашли в бухту. Сначала не увидел, а услышал как лоцман порта (немец из ГДР) кричит: «Навал, навал!» Гуляли киты по бухте часа два.

Внизу у пирса ходит тучами кефаль. Но не ловится ни на что. Местные говорят, что хорошо ловить «на гранату».

Здесь все стоит. Погрузочное оборудование для руды, целый комплекс. Осмотрел более внимательно. Практически эта часть порта не работает, только «Эдипешка» (Edipesca) — рыбаки. У них на складе покупаем рыбу, да ещё какую. Курвина в Союзе только в московских ресторанах. Мэру меньше 16 килограмм не видел. Крабов купил целую коробку. Объелся навек.

В порту в вагонах бомбы лежат навалом, видно выше бортов.

Охрана есть, но надежды на нее, кажется, не очень много. Нелегально в порт не приходилось проходить. Всегда через ворота с шиком на машине: «Советико!»

 

25.07.84 г. Намибе. Среда.

Зовут меня за глаза «Шефи-пассаринью» (шеф-птичка), это мне Булака стукнул. Про него тоже стучат, что он педик. Не то чтобы стучат, а говорят с иронией. Здесь с «этим» вопросом для местных большая проблема. Разноплеменность, обычаи не позволяют вступать в половые контакты с женщинами других племен. Может, поэтому гомосексуализм если и не норма, то просто обычное дело.

Начальник нашей охраны Франсишко с севера, а тут мукубалы и немного куаньяма. Поэтому баб иметь невозможно, как он объясняет. А публичных домов, похоже, нет, хотя это портовый город.

Вечером пошли в кино. К запахам нужно привыкать. Приходится курить, чтобы перебить специфический запах африканских тел. Интересно, для ангольцев наш запах ощутим?

Фильм туркменский «Похищение скакуна». Удивляет, что ангольцы спокойно реагируют на смерть людей в фильме, а за судьбу лошади переживают, чуть не плачут.

 

30.07.84 г. Намибе. Понедельник.

Гадости здесь навалом.

Есть плюющаяся кобра или кинг-кобра. Плюется до 6 метров и попадает человеку прямо в глаз. Целится в зрачок или его блеск. Поэтому, как мне сказал в Намибе Ештевеш (Esteves), лучше носить на шеечто-нибудь блестящее.

Отполировал пулю от АК и повесил на шнурок.

Противоядие одно: пять-шесть мужиков должны помочиться в глаз. Видимо, мочевина и аммиак нейтрализует парализующее действие яда. Местные убеждали, что это единственное «полевое» средство. Врачи подтвердили.

Манговая муха. Кусает, откладывая под кожу яйца. Потом на руке образуется волдырь, нарывает. И когда прорывается, из него вылетают мушки. Техника безопасности — при первом же подозрении залепить пластырем, чтобы лишить кислорода.

Есть ещё песчаная блоха. Откладывает яйца под ноготь, чаще большого пальца на ноге. Жуть. Удаление ногтя гарантировано.

Ещё в Луанде наш военные хирурги мне говорили, что у негров, находящихся на менее цивилизованном уровне жизни, чем белые, другой болевой порог. У них болевой шок не наступает. Объяснили они жестко и просто: лиса, попавшая в капкан, перегрызая лапу, не умирает от шока. Так и здесь. Поэтому при операциях в полевых условиях, если наркоза недостаточно, шока не боятся.

Мне потом уже самому пришлось видеть, как мукубал со сломом головки бедра километров 12 шел пешком, опираясь на палки, в госпиталь в Намибе. Белый человек точно бы умер.

 

06.08.84 г. Намибе.

В бухту пришел ракетный катер. В Луанде подорваны два судна — ангольское и ГДР. Минировали, скорее всего, боевые пловцы. Это особенно неприятно, там наши БДК — десантные корабли, плавбазы. Про лодки, заходят или нет, Леня и Саша отмалчиваются. Думаю, что могут бункероваться. Все-таки я из Архангельска, Северодвинск был поблизости, и про наши атомоходы я наслышан. Ну, да меньше знаешь — лучше спишь.

Пригласил ребят в гости на виллу. Отдохнули. Был у них на катере.

Занимаются они чисто противодиверсионными мероприятиями. Ходят ли под воду, не сказали, но снаряжение, наверно, есть. Торчало в каютечто-то похожее на гидрокостюм и прочее…

Расчет для нашей бухты один: при работе на судне бросай каждые 12 минут гранату за борт. Пошли в гости на наше пришвартованное судно из Таллинна. Сидели на ботдэке, пили пиво и по хронометру каждые двенадцать минут чеку долой — и за борт.

Из машины поднимались механики, ругались. Внизу каждый взрыв как кувалдой по голове. Но Леонид был неумолим: «Вы не хотите жить, так мы хотим». Те, глотнув пивка, снова ныряют вниз.

Пока работал в Намибе, все время на корабли, где случался наш груз, приносил гранаты. Некоторые надо мной смеялись, мол, крыша едет. А когда в 1986 году у стенки подорвали «Гавану», на которую я в конце мая перед отлетом в Союз погрузил тонн 100 металла, то мой сменщик Алексей написал, что я, оказывается, был прав, «балуясь» с гранатами. Заминированы были ещё два судна «Капитан Висков» и «Капитан Вислобоков». Это история известная.

 

09.08. — 12.08.84 г. Намибе.

Работа, работа. Никаких новостей. Рутина.

А в субботу 11 августа, с утра, заваливается почти вся группа из Лубанго. День строителя. Вино льется рекой. Кто-то на рыбалке. Кто-то уже не может никуда двигаться.

 

16.08.84 г. Четверг. Намибе

Вечером приехал командир танкового батальона Ангел Перес Кастро (Angel Perez Castro) с шофером. По одному они не ездят. Запрещено.

Воюет в Анголе с декабря 1975 года. Прибыл первый раз командиром танковой роты. Его водителя танка убили тогда же в бою под Луандой. В 78-м послали в Эфиопию. У Сомали были Т-55, а Кастро воевал на Т-34, какие и сейчас здесь в полку. «А мы их били!» — гордо говорил он не один раз.

 

20.08.84 г. Лубанго — Намибе. Понедельник.

С этого дня по понедельникам, когда мы уезжаем из Лубанго, мой утренний ритуал будет такой. Сначала слушаю радио, потом к дежурному по военной миссии: какие новости за ночь. Потом к кубинцам в штаб: что где летало, потом, если нужно, в сегурансу.

Вчера 2 вертолета были в районе Каракуло около 23–00.

Сижу, рассчитываю. Если высадились у Каракуло (от нас 150 км) и заминировали дорогу, то до нас кто-нибудь подорвется. А если ушли на диверсию на железку, или на разведку, или на закладку запасных площадок, то до нас им дела нет. Если сидят вертушки, где-нибудь днюют, то до ночи не тронутся. Докладываю на утренней оперативке решение шефу: «Едем». Назначено контрольное время связи.

В автобус, машину, и вперед. За городом патроны в стволы, автоматы на предохранитель. Едем без остановки в манговой роще. Только тормознули, помахали СВАПОвцам. Идем в две машины. Дорогу, а, значит, и минные риски, делим пополам. Сначала впереди автобус, с середины дороги — ЗИЛ-130.

Скорость в пустыне держим за сотню. Если мина, так все равно, а из автомата попасть труднее. Все крутят головой, высматривают вертушки. Впереди после серпантина пара ангольских машин. Не обгоняем. Это ваша война, ребята, идите вперед, а мы посмотрим, есть ли мины.

 

08.09.84 г. Лубанго. Суббота.

Славик Паскаль упомянул, что 21 июля ходил на Байшу-Лонга(Baixo-Longa). Привез три дырки в МиГе. Унитовцы потеряли проводника и не могли без него пройти по минным полям и завершить окружение ФАПЛА.

В Луэне начата боевая операция. Узнал в миссии, что три «мигаря» ушли и пропали.

 

26.10.84 г. Лубанго. Пятница.

Поехали с Юзефом за водой на водовозке. Впереди стоит кубинская машина. Как наша — на ЗИЛ-130. Только полностью защитного цвета.

Вдруг из кабины выскакивает кубинский солдат. Кричит какому-то ангольцу,только-только проходившему около его машины: «Стой!». Анголец в цивильных брюках и цивильном пиджачке, одетом на майку, срывается с места и бежать. Кубинец ещё раз кричит: «Стой!» Потом спокойно снимает автомат с плеча, щелкает предохранителем (у них патрон всегда в стволе) и с колена с первого выстрела валит ангольца. Потом подходит к телу, все время направляя ствол на труп, шевелит его ногой, достает пистолет из-за пояса его брюк, щупает карманы. Документов нет. Кубинец проверяет патроны в пистолете, кладет его в карман и спокойно снова садится в машину.

 

20.11.84 г. Намибе. Вторник.

Поехали в сторону Каракуло, отвернули за Намибе направо. Я решил потренировать ребят: они гранат не бросали ещё. Покидали. Все справились. А поскольку были Ф-1, то бросали мы их в небольшое каменное ущелье, чтоб уберечься от осколков. Потом Борис что-то увидел внизу странное. Спустились. Обнаружили следы шасси вертолетов, бочкииз-под бензина, пустые ящики из-под продуктов и патронов. Маркировки не было.

Так вот и обнаружили аэродром подскока. Явно юаровский. Сообщил в сегурансу. Они и кубинская разведка выезжали на место. Но больше ничего нового не было.

 

21.11.84. Намибе — Каракуло. Среда

Пришло время ехать в Каракуло, детально посмотреть станцию.

До Каракуло пристрелял свой УЗИ. Раньше не успел. Если ехать за рулем, то АК трудно вытаскивать в случае чего. Из УЗИ даже левой рукой можно через окно стрелять. Хорошую машинку сделали евреи. Пистолет-пулемет. Разбирается и чистится легко. Отдача небольшая. Но если из АК могу уложить две-три пули, то тут только первая в мишени, сильно кидает, нужна поводка.

Опыт «эксплуатации» Вальтеров уже есть у ребят. При скоростной стрельбе, бывает, выскакивает крышка с прицельной планкой, и в песок выстреливаются пружины. Аут полный. Поэтому неострым зубилом заклепываешь планку на ствольной коробке. Век живи — век учись. Не знаю, делали ли так немцы в ту войну, а мы делаем это через сорок лет.

 

24.12.84 г. Лубанго. Понедельник.

Днем шарил по эфиру: радио Португалии, ЮАР и Заира передало, что Савимби исчез. Ранен или погиб!

Часа в 4 пополудни захожу к Славику Паскалю, а он собирает вещи.

Куда?

Наверно, завтра в Союз.

Почему?

Говорят, что мне нельзя здесь оставаться.

Соображаю: утром он уезжал на аэродром.

Это ты Савимби уделал?

Не знаю, я только видел, как они разбегаются в красных рубахах с митинга.

Больше на эту тему Славик не распространялся, как я ни пыталсячто-нибудь вытянуть.

Возможно, что «гибель» Савимби — дезинформация. А если погиб, то фигура на какое-то время может остаться. Лидер нужен, а то начнется разброд, борьба за власть.

 

22.01.84 г. Намибе. Понедельник.

Познакомился со скорпионами. Поднимаем краном плиту, а они тут как тут. Африка напоминает о себе.

А у Каракуло гуляют львы! Николай Петров, врач, сказал, что к ним в госпиталь привезли мальчика с раздробленной кистью, а его брата лев съел.

Матушки, живем в Африке, а львов не видели! Ребята загорелись — поохотиться. Да нельзя. У дороги львы не сидят, а поедешь подальше, сам дичью для двуногих можешь стать. Вертолеты-то летают из Намибии.

 

07.03.85. — 11.03.85 г. Намибе.

Вечером сильно затрясло и начался легкий понос. Собрав силы, позвонил Николаю Петрову, врачу. Тот выслушал, спросил про тряску, температуру. Уточнил: «Срачка есть?» Подтвердил, что данный факт имеет место быть. Коля поставил диагноз: «Малярия!».

Ночью хотелось застрелиться, когда трясло, но потом такой упадок сил, а потом опять тряска.

 

28.05.05 — 31.05.05 г. Лубанго.

Проводы и прощание с группой. Самолет АН-12 в Луанду. Луанда стала чище.

В Кабинде три диверсанта. 2 убито. Один ранен. Взят в плен. Он руководитель диверсионной группы. Взрывал Жираул. Наш «крестник».

 

04.06. 85 г. — 07.06.85 г.

В Париже ждать чуть ли не сутки. Борт неисправен. Позвал работника аэропорта, попросил, чтобы позвали знающего испанский. Намекнул, что все едем с войны, очень нервные. Через два часа, дали борт. На борту только мы. Человек сорок советских, несколько немцев из ГДР да поляк.

Я оказался один с языком. И все безоговорочно приняли мое лидерство.

Сервис шик. Выпили все, что можно. Я сидел в первом салоне, как важная персона. И когда народ ещё запросил вина и пива, я обратился к старшей стюардессе. Она объяснила, что все запасы исчерпаны. Но мне принесла несколько бутылочек (штук пять), сказав, что это мне лично. Отдал ребятам, так как вино уже не лезло.

Москва. Шереметьево. Не был дома целый год. Наши на таможне встречают не очень ласково. Пришел рейс из Штатов, и иностранцев толкают вперед нас. Народ зашумел, мол, тыловые крысы. Подошел таможенник, спросил, откуда народ? Сказал, что из Анголы. Тот понятливо кивнул. И сразу появился ещё один проход, пришла таможня. Все быстро.

На улице непривычно светло. Сел в такси на заднее сиденье. Едем. Кругом березки. Лепота. Шофер пошел на обгон какого-то «Москвича». Я машинально трогаю его за плечо и говорю: «Не обгоняй, иди след в след». Шофер смотрит на меня как на идиота.

И тогда я понимаю. Я дома! Мин нет, и не будет.

Социальные сети