Антикоррупционная война в Китае: сможет ли страна удивить мир

Рубрики: Азия/Океания Опубликовано: 31-03-2013

В конце 1970-х годов китайское руководство во главе с Дэн Сяопином провозгласило курс на экономические реформы. Я работал тогда в посольстве СССР в Пекине и должен признать, что большинство наших дипломатов не очень верили в успех этих реформ. На совещаниях раз за разом звучал тезис о том, что Китай — хронически отсталое, неспособное к прогрессу общество. Скептический настрой преобладал и среди других иностранных наблюдателей.

В 1982 году мы с коллегой совершили поездку по КНР, в пути повстречали сотни зарубежных специалистов, бизнесменов, студентов, просто туристов и неизменно сталкивались с неверием в светлое будущее этой страны. В горняцком городе Датун, что на суровом северо-западе Китая, нам довелось познакомиться с молодыми английскими инженерами. Они налаживали оборудование на местном предприятии и жили в спартанских условиях в «лучшей» гостинице города, промёрзшей, с цементными полами, жёсткими кроватями, без горячего водоснабжения, с одним унитазом на этаж. Англичане жаловались на китайскую действительность и посмеивались над анахроническим состоянием местной индустрии. Нынешний Китай, мол, это Англия до начала промышленной революции.

В Чжэнчжоу, что на великой реке Хуанхэ, нам повстречались германские судовладельцы, утверждавшие, что китайцам не удастся преодолеть первобытный хаос на своих реках; в Шанхае итальянские зодчие сокрушались по поводу доисторических трущоб города. А вернувшись в китайскую столицу, мы услышали от американского студента такую реплику: «Пекин — лучшее место в КНР, но и это не город, в городе должна быть канализация, а в Пекине её нет».

Время, однако, шло. Маховик реформ в Поднебесной раскручивался, страна покоряла всё новые вершины. Заграница, впрочем, продолжала сомневаться. Эксперты не переставали предрекать скорый крах китайской модернизации, ссылаясь на экономические, социальные и прочие негативные факторы. Только в газете The Wall Street Journal, рупоре заокеанских деловых кругов, я насчитал за последние три десятилетия свыше двухсот «смертных приговоров» реформам в КНР. А Китай тем временем благополучно превратился во вторую экономику мира и вот-вот обгонит саму Америку.

Это первый большой сюрприз, который преподнесли китайцы остальному человечеству во второй половине XX — начале XXI века. Но не единственный.

Второй касается стабильности их политической системы. Когда в 1997 году скончался Дэн Сяопин, иностранные комментаторы заговорили о том, что правящий класс КНР не сможет сохранить единство рядов, начнёт раскалываться на враждующие группировки, сформированные по клановому и региональному принципу; одновременно аппарат компартии столкнётся с нарождающимся классом капиталистов. В итоге Срединная империя провалится в бездну хаоса.

Но китайцы опять посрамили оракулов. Каким-то невероятным, понятным только им самим образом они сумели в рамках однопартийной диктатуры наладить заранее спланированную, регулярную, чёткую и гладкую смену властных структур. Всякий раз, когда в Пекине приближался момент очередной «смены караула», в 1997, 2002, 2012 годах, в глобальных СМИ возникал ажиотаж, казалось, китайские лидеры вот-вот передерутся.

В 2012 году появились даже реальные признаки столкновений в высших эшелонах власти КНР, в частности, изгнание оттуда тяжеловеса Бо Силая. Но опять всё обошлось. А ведь даже в странах с самыми демократическими процедурами и традициями делёж власти не происходит без трений по той простой причине, что желающих править неизменно гораздо больше открывающихся вакансий.

Итак, в Поднебесной новые лидеры. Что от них ждать? Удивит ли Китай внешний мир в очередной раз? Рискну предположить, что вполне может.

На нынешнем этапе, по признанию самого китайского руководства, ключевая задача нации — борьба с коррупцией, от её эффективности зависят перспективы развития КНР, социалистического строя. И судя по всему, новый лидер Китая Си Цзиньпин решительно настроился на искоренение упомянутого зла.

В минувшие новогодние празднества многие рестораны в Поднебесной впервые за долгие годы пустовали. Начальникам всех рангов спущена команда прекратить кутить, транжирить деньги, принимать дары, вместо этого приказано жить скромно, честно, взяток не брать и трудиться.

Первая реакция на разворачивающуюся в КНР антикоррупционную войну привычная: всё это, мол, уже сто раз проходили и в самом Китае, и в любом другом государстве, что тоталитарном, что демократическом. Результат заранее предсказуем: как коррупционеры бесчинствовали, так и бесчинствуют. Тем более, добавляют наиболее просвещённые в китайских делах скептики, в Поднебесной коррупция — уходящая корнями в многотысячелетнюю историю традиция, да ещё и подпитываемая нынешними авторитарными порядками.

Но ведь есть Сингапур, населённый теми же китайцами, который славится неподкупностью чиновничества! А именно сингапурский опыт экономического строительства во многом учитывал Дэн Сяопин, когда разворачивал преобразования в КНР. Может быть, Си Цзиньпин, в свою очередь, с пользой учтёт сингапурский опыт, теперь уже в духовной сфере? И, как знать, возможно, через 15—20 лет весь мир начнёт восторгаться моральной чистотой китайского общества.

Евгений Бажанов

По материалам ИТАР-ТАСС

Социальные сети