Узники крепости Бадабера

Автор: Карпенко Виктор Рубрики: Афганистан Опубликовано: 06-01-2011

В отрогах Хайбера

1

Сизый туман медленно выползал из ущелья в узкую долину, редея и размывая при этом очертания горного кишлака, притаившегося за выступающей грядой черных скал. Морозец еще не отпустил, но, судя по чистому светлеющему предутреннему небу, день должен был выдаться по-весеннему тихим и теплым.

Андрей сидел на корточках, сжавшись и втянув голову в плечи. И хотя было не особенно холодно, его бил озноб.

"Вот незадача, — сокрушался Андрей, пытаясь справиться с этой, как ему казалось, предательской дрожью, — не хватало, чтобы ребята заметили, что на меня трясучка напала. Засмеют ведь. Хорошо Сергею, — повернул он голову вправо, где за огромным камнем замер за ручным пулеметом ефрейтор Зорин, рыжеволосый и широколицый парень из-под Курска, — уже второй час вот так стоит не меняя позы; и не холодно ему, и не страшно. Привык, наверное, за полтора года. А тут первый выход в горы!".

Вспомнив пережитый страх во время перелета вертолетами из Карабага в долину Ашар, а там еще более опасный переход по горным тропам к ущелью Ходасара, Андрей зябко передернул плечами.

— Никогда не думал, что так тягостно ожидание, — нарушил он длящееся более часа молчание. — Хочешь анекдот расскажу? — предложил он Зорину.

— Тише ты, салабон, — прошипел тот, не оборачиваясь. — Утром в горах воздух плотный, голос далеко слышен. Ты анекдотец трепанешь, а тебе за то «дух» пулю в лоб! Усек?

— Вполне, — кивнул Андрей и еще глубже втянул голову в меховой воротник ватной куртки.

"Сколько же еще ждать? Час, два, три, а может быть и больше. Хотя, сухой паек выдали на два дня, а сутки уже прошли. Эх, пожевать бы сейчас чего-нибудь", — он сглотнул слюну и тяжело вздохнул.

— Вот они, — донесся до Андрея голос Зорина. — Как демоны сказочный выплывают.

— О ком это ты? — откликнулся Андрей и вдруг понял, что появились те, кого они ожидали уже пятый час. Он подскочил и, припав грудью к зазубринам камней, впился взглядом в черный зев ущелья, по дну которого перекатывалась по камням речушка, а рядом с ней вилась тропа. — Где же они? — растерянно протянул Андрей.

— Эх ты, десантник. За туманом серые тени видишь? Это — душманы. О! Слышишь лошадь заржала? И не жми ты автомат, стрелять еще не скоро придется. Наше оружие сейчас глаза, — все также шепотом поучал Зорин.

Андрей до рези всматривался в пелену тумана, однако так ничего и не разглядел, но, судя по тому, как приготовились ребята из его взвода к бою, душманы были на тропе.

— Нам бы туда, — кивнул он вниз, где за камнями притаились десантники.

— У каждого свое место. Мы, может быть, сейчас на самом ответственном участке — спины ребятам прикрываем, чтобы «духи» в тыл не зашли, — не без гордости заметил Зорин.

Андрей понимал это, но все равно хотелось вниз, где все, где скоро закипит бой. Он неожиданно поймал себя на том, что озноб прошел, щеки и уши горят, а тело напряглось, как перед схваткой на ковре. Наконец, он увидел их. Сверху и вьючные лошади, и люди казались карликами. Командир роты, ставя задачу перед выходом в горы, говорил, что по данным ХАДА — афганской разведки, караван с оружием будет состоять из тридцати вьючных лошадей и до сотни воинов сопровождения и охраны. Но Андрей насчитал уже более сорока лошадей и свыше сотни душманов, а из тумана появлялись все новые и новые "воины ислама".

— Сколько же их? — невольно вырвалось у Андрея, на что Зорин только озадаченно хмыкнул.

И вдруг тишину раннего утра вспорола автоматная очередь. Ее Андрей ощутил просто физически, ибо нервы были напряжены до предела, а прозвучала она без сигнала.

— Плохо дело…, — Зорин зло выругался и, передернув затворную раму пулемета, приготовился к бою. — У кого-то из парней нервы не выдержали. Теперь держись…

Андрей больше ничего не расслышал: выстрелы, уханье гранат, многократно умноженное и усиленное эхом, обрушились на него. Он видел, как там, где только что лежали его товарищи, взметались снопы пламени, горели звездочки в руках карликов с большими белыми головами-чалмами, метались и падали под выстрелами лошади. Глазами он отмечал, как серо-зеленые фигурки замирали, обняв камни, но мозг отказывался понимать, что это гибнут его товарищи. Неоднократно он прикладывался к автомату, намереваясь открыть огонь, но всякий раз его останавливала ругань Зорина:

— Лежи смирно! Не то морду набью! Я же тебе сказал, что наше время еще не пришло!

— Да как же так? Ведь там ребята! — кричал Андрей.

— Не трави душу! Сам все вижу!

Почти в упор били по врагам десантники. На их стороне была внезапность, и потому в первые минуты боя душманы несли большие потери, но в схватку втягивались все новые и новые "воины ислама". Появляясь из тумана, они как змеи расползались среди камней, карабкались вверх, обтекая цепочки десантников.

— Серега, «духи» слева! — закричал Андрей, показывая на кучку душманов, выделяющихся цветастыми чалмами на фоне серой скалы. Было видно, что они готовились к броску и ждали только команды человека в пятнистой защитного цвета куртке, наблюдающего за нашими порядками в бинокль.,

— Вижу, — прохрипел Зорин и нажал на спусковой крючок. Пулемет задергался в его руках, изрыгая пламя, фигурки в полосатых и серых халатах засуетились, разбегаясь, а две из них замерли под скалой. Подхватив пулемет, Зорин сместился влево и, обернувшись к Андрею, зло крикнул:

— Чего смотришь? Меняй позицию, пока «духи» не засекли.

Андрей поспешно полез вверх, но Зорин его остановил:

Куда ты, дубина?! Тебя же видно, как на ладони! Ползи ко мне, — не терпящим возражения тоном, приказал он. И когда Андрей оказался рядом, требовательно спросил: — Куда ты радиостанцию подевал?

Только сейчас Андрей вспомнил о портативной радиостанции, которую он в начале боя второпях сунул за борт куртки. Не ожидая ответа, Зорин распорядился:

— Свяжись с ротным, выясни обстановку.

Андрей торопливо щелкнул тумблером и подстроил волну.

— Пятый, пятый, черт бы тебя подрал! — захрипел динамик голосом капитана Славина, — ответьте первому. Пятый…!

— Первый! Я — пятый, слышу вас хорошо, — обрадованно воскликнул Андрей. — Разрешите уточнить задачу?

— Поддержите огнем левый фланг. Метров двести от вас душманы пулемет установили. Бьет гад, головы не дает поднять. Постарайтесь его уничтожить.

— Но я его не вижу, — растерянно произнес Андрей и завертел головой.

— Слева за скалой. Вам скала мешает, — хрипел динамик. — Поторопитесь ребята, а то худо ириходится.

Андрей щелкнул тумблером, задвинул антенну в корпус радиостанции и коротко доложил:

— Приказано уничтожить пулемет «духов». Там, — показал он рукой.

Ефрейтор понимающе кивнул, молча вскинул на руку пулемет и, прикинув путь движения, сказал:

— Ты прикрываешь меня с тыла. Пошли.

Прячась за выступами, ныряя в расщелины между камней, они рывками двинулись в сторону синеющей дымкой, нависающей над тропой каменной громады. Где-то там притаился враг и огонь его пулемета был губителен для ребят в полосатых тельняшках, его ребят.

"Найти и уничтожить! — пульсировала мысль, отдаваясь в голове с каждым ударом сердца. — Убить, чтобы не быть убитым!".

Двигались быстро, не хватало кислорода, Андрей жадно хватал воздух ртом, сипел, но от Зорина не отставал. Бронежилет давил неимоверной тяжестью, сковывая движения, а вещмешок сбился в сторону и постоянно цеплялся за острые зазубрины камней.

"Надо было оставить на старом месте, — запоздало мелькнула мысль, — да и боеприпас не вытащил из вещмешка, хотя времени было…".

Остановились. Андрей, тяжело дыша, хотел было выглянуть из-за спины Зорина, но тот, нервно дернув плечом, коротко бросил:

— Не суйся! Смотри, чтобы «духи» сзади не зашли.

— Ну, что там? — не утерпел с вопросом Андрей, слыша, как совсем рядом короткими очередями бьет пулемет.

Не поворачивая головы, Зорин ответил:

— Их там шестеро, но метрах в двадцати над ними, за камнями, еще двое. Их-то мне и не достать, — озадаченно произнес он. А ежели подняться выше — эти двое будут под ударом, но тогда пулемет закроет скала.

— А мы ударим вдвоем, одновременно. Я — сверху, а ты — отсюда, — предложил Андрей. — Устроим душманам "коробочку".

Зорин повернулся и внимательно посмотрел в горящие задором глаза Андрея. Вечно унылое лицо товарища преобразилось: щеки пылали, тонкие ноздри нервно подрагивали, а губы сжались, прикусанные зубами.

— Хорошо, — тряхнул ефрейтор головой. — Только действуй осторожно, а чтобы наверняка — лучше тех двоих уничтожить гранатой.

Предстояло подняться метров на тридцать-сорок и Андрей, хлопнув Зорина по плечу, мол, не дрейфь, не подведу", полез вверх. Автомат мешал и, чтобы руки были свободными, он закинул его за спину.

"А ведь капитан Славин учил, чтобы оружие всегда было под рукой, — вяло шевельнулась мысль и угасла, ибо тут же Андрей себя успокоил: — Ничего, прорвемся!".

Сердце от напряжения готово было выскочить из груди, кровь сильными толчками била в голову, пульсировала на шее. Очень хотелось пить. К горам у Андрея было двойственное чувство: он мог часами любоваться ими, даже ежели на них не было никакой растительности, и в то же время он, выросший в большом городе, боялся гор. Горы таили в себе смерть. После каждого выхода на задание, горы вырывали из строя роты кого-то из ребят; в лучшем случае — ранен или убит, в худшем — пропал без вести, а это, чаще всего, плен. Каждый, выходящий на задание, знал, что в случае пленения, пощады не будет. И потому, кто гранату, кто последний патрон берег для себя. Была такая граната и у Андрея. Но даже страшно было подумать о том, что ею придется когда-нибудь воспользоваться, и он не думал об этом, а гранату носил в кармане куртки на левом рукаве.

Вот и площадка, к которой он стремился. Андрей подполз к ее краю и глянул вниз: прямо под ним из-за камней вели огонь из автоматических винтовок два душмана. Отсюда было видно и Зорина, который приготовился вести огонь и ждал только, когда Андрей будет готов.

Показав жестом, что можно начинать, Андрей отстегнул от пояса гранату, выдернул чеку и приготовился бросить ее, но в этот момент его окликнули:

— Эй, шурави! (Щурави — советский солдат).

Андрей резко повернул голову и замер: в пяти шагах от него, полукольцом стояло четверо душманов. Четыре ствола, готовые изрыгнуть смерть, были направлены на него и, казалось, что целят они в переносицу. От этого ощущения заныло между глаз, а спина взмокла. Все четверо были черноволосы, черноглазы, лет до двадцати пяти. В отличие от тех, кого он видел на тоопе, эти были одеты в теплые пятнистые куртки военного образца и шапки.

Андрей медленно начал подниматься.

"Вот и все! Конец. — лихорадочно билась мысль. — Обидно и досадно…, даже ни разу не выстрелил. Через два дня день рождения. Девятнадцать. А встречать-то, по-видимому, не придется. Чего же они ждут? Ведь автомат-то за спиной. Изрешетят и сбросят со скалы.

— И вдруг, словно обожгло: — Граната! У меня в руках граната…! Если меня убьют, граната выпадет из руки и тогда им тоже конец. Чего же я жду? Разжать пальцы… Надо только разжать пальцы. Но надо ли? Кто увидит и оценит этот поступок? "Погиб смертью храбрых!" За что? Кому это нужно? Мне? Моим родным? Родине? Стоп! Сергей? Он же нас видит и сможет помочь, — надежда искоркой затеплилась в груди. Андрей скосил глаза налево и вздрогнул от увиденного: ефрейтор Зорин лежал у скалы, раскинув руки, а над ним склонился человек в пятнистой куртке. Вот он приподнял ему голову и… О боже!" — Андрей застонал, будто это ему душман отсек уши, и отвернулся.

Воспользовавшись нерешительностью советского солдата, один из душманов быстро скользнул к нему, перехватил его руку, сжимавшую гранату, и сильно ударил коленом в живот. Заломив руку за спину, он вырвал гранату и далеко отбросил ее в сторону. Затем ударом в затылок свалил Андрея на камни и принялся остервенело пинать. Как голодные псы, набросились на советского солдата и остальные душманы. Андрея спасло то, что его грудь и спину прикрывал бронежилет, а душманы так торопились выместить на нем свою злобу, что не сорвали его. Однако, на лице и ногах не осталось здорового места…

2

Стянув веревкой за спиной руки в локтях, душманы повели шатающегося от слабости Андрея в кишлак. Чем ближе подходили к селению, тем явственнее слышался вой множества голосов, от которого холодела кровь и страх сковывал и без того слабые ноги. Андрей догадался, что послужило причиной этих стенаний и теперь с содроганием думал о том, что ждет его в кишлаке.

Горное селение было небольшим, но людным и, судя по высоким дувалам, сложенным из дикого камня, хорошо укрепленным. Проходя по узким улочкам в сопровождении четырех бородатых угрюмых "воинов ислама", Андрей через распахнутые двери ворот и калиток видел, что почти в каждом дворе оплакивали кого-то из мужчин: сына, брата, мужа, отца. И когда его вывели на небольшую площадь, несколько женщин, некоторые из которых были без паранджи, с исцарапанными кровоточащими лицами, со следами грязных потеков от слез, с воющими изрыгающими проклятия ртами, набросились на него. Только решительные действия конвоиров спасли Андрея от смерти.

Через низенькую калитку Андрея ввели на широкий двор. Увиденное поразило его: справа и слева от ворот, охватывая двор бело-розовым поясом, стояли купы цветущих абрикосов. Их нежные лепестки никак не вязались с серой стеной дувала и таким же серым настилом двора. Не менее удивил Андрея и вид дома. Он привык видеть глиняные домишки дехкан или суровые затерянные в горах жилища охотников, а тут его взору предстал добротный высокий дом из тесаного белого камня, тонкие колонны поддерживали навес над верандой, где за низенькими столиками на коврах среди подушек возлежали несколько мужчин. Увидев вошедших во двор, один из них встал и сошел по ступеням вниз. За ним последовал еще один. Оба разительно отличались друг от друга. Если один из них был бородат, в белом халате и огромной белоснежной чалме, в голубых шелковых шароварах, то на плечах другого сидела серо-зеленая пятнистая куртка военного образца без знаков различия, белый свитер, заправленный в такие же пятнистые штаны, на ногах — высокошнурованные ботинки.

Показав на пленного, белобородый что-то спросил. Один из конвоиров принялся рассказывать, картинно разводя руками, гортанно кхекая и подвывая. Судя по нахмурившемуся лицу бородача, говорил конвоир о пленном шурави что-то нелестное.

Не дослушав, бородач поднял руку и, ткнув пальцем Андрею в грудь, что-то бросил сурово. Даже не зная языка, по одному тону, Андрей понял, что всё… Сердце оборвалось, образуя щемящую пустоту в груди, а губы задрожали. Хотелось плакать от обиды, закричать: "За что?! Ведь я никого не убил!", но сдержался, и только слеза непрошенно скользнула на ресницу.

Как хрупка жизнь человеческая, как изменчива к нему судьба. За последние два часа Андрей уже дважды стоял на краю гибели, но смерть отступала, повинуясь какому-то немыслимому закону, начертанному Судьбой. Вот и сейчас…, конвоиры уже повели Андрея за ворота, когда их остановил окрик:

— Эй, шурави, жить хочешь?

Андрей дернулся, заслыша родную речь, и медленно повернулся.

Впившись маленькими бусинками голубых глаз, на него смотрел человек в пятнистой куртке.

— Хочешь жить? — повторил он свой вопрос.

— Хочу, — хрипло выдавил из себя Андрей.

— Будешь, если мы с тобой договоримся, — сверкнул белозубой улыбкой человек в пятнистой куртке и, повернувшись к белобородому, что-то быстра ему сказал. Тот удивленно вскинул брови, усмехнулся и кивнул конвоирам.

До вечера Андрея не тревожили. Весь день он просидел в подвале с низкими давящими сводами, среди холодных каменных глыб, трясясь в ознобе, снедаемый ожиданием будущих действий душманов. Неоднократно Андрей принимался плакать, проклиная тот день, когда командир роты в учебном центре поведал о том, что выпуск курсантов в полном составе будет направлен в Афганистан и ежели кто не желает, пусть выйдет из строя. Но никто не вышел, а Андрей еще и порадовался: "Вот она грядет настоящая жизнь мужчины — засады в горах, схватки с душманами, ордена и медали на груди…". Тогда, находясь в Союзе, он не раз представлял себя уже вернувшимся из Афгана, в форме десантника, сильного, дерзкого и решительного, с орденом "Красной Звезды" на груди, а если повезет, то и "Звездой Героя". Он уже продумал, что будет говорить при встрече с родными, представлял, как его встретит Маринка — одноклассница, провожавшая его в армию, что он будет рассказывать своим друзьям о боях и походах. А тут… Первый же бой и самое страшное, что может быть — плен!

"Почему не бросил гранату? — терзался мыслями Андрей. — Струсил? Но я никогда не замечал за собой такого качества. Почему же тогда я не сделал того, к чему готовился каждый выходящий на задание в горы? Ведь слышал же и даже один раз видел, что душманы делают с нашими ребятами, попавшими в плен. Что же тогда? Жажда жизни? Да, я хочу жить, но ведь и ребята из роты тоже хотели жить, а попал в плен я один. Значит, я — дерьмо…!".

Слезы сами текли по щекам. Он растирал их по лицу ладонями, всхлипывая и постанывая при этом от обреченности.

Вечером спустились в подвал двое: бросили ему старый замусоленный халат, рваные калоши с завязками из веревок и жестом приказали одеваться. Потом обвязали вокруг пояса веревку, конец которой один из душманов привязал к своему поясу, и повели на выход.

Двор был полон вооруженных людей. Здесь же стояло до десятка лошадей с поклажей и потому, чтобы не мешался под ногами, Андрея поставили между двух деревьев.

В лучах заходящего солнца белизна лепестков абрикосов стала явственнее, ее восприятие обостреннее. Запах, забивая дух, дурманил голову, вызывая чувство нереальности происходящего. И когда бородатый в белой чалме душман поднялся на веранду и, простирая руки над толпой заговорил, растягивая слова и выводя горлом рулады, а присутствовавшие на дворе, упав на колени, вторили ему, отбивая поклоны, Андрей понял, что Судьба дарит жизнь. Вот только надолго ли?

О его незавидном положении напомнил ему один из конвоиров: не поднимаясь с колен, от ткнул стволом винтовки Андрею в живот и когда тот согнулся, ударил прикладом в лоб. В глазах завертелись радужные круги, земля зашаталась и вдруг опрокинулась, придавив жадно хватающего ртом воздух Андрея.

3

Ночной переход, возродивший в душе надежду, стал для Андрея мукой.

Душманы, сопровождавшие маленький караван в десять лошадей, шли споро, останавливаясь на отдых всего дважды. Андрей, поторапливаемый конвоиром рывками за веревку, с трудом угадывал дорогу, спотыкался и падал, обдирая при этом кожу с рук, колен, локтей. Несмотря на ночной холод, пот градом катил по телу, от чего раны саднили и нестерпимый зуд раздражал кожу. Во время перехода душманы не досчитались одной лошади, сорвавшейся с тропы в пропасть и потому, подойдя к пещере — конечному пункту движения, uвоины ислама" поспешили выместить свою злобу на пленном шурави, считая его виновником постигшей караван неудачи. Когда его приволокли в одно из ответвлений пещеры, служившим временной тюрьмой, и оставили там, Андрей уже ничего не видел и не слышал: боль нестерпимая и ноющая заполнила его тело.

Очнулся он от легких прикосновений влажной материи, касающейся лба, шеи, груди.

— Пить, — сами собой разжались губы.

Кто-то приподнял ему голову, поднес ко рту глиняную чашку. Жажда была так велика, что даже привкус жженой резины не отравил удовольствия. Андрей пил жадно, большими глотками, боясь, что воду отнимут. Опорожнив чашку до дна, он устало откинулся.

— Спасибо, — после минутного молчания поблагодарил Андрей. — Кто ты? — выдохнул он в темноту.

— Зарина, — послышалось в ответ.

— Ты — девушка? — удивился Андрей и, еще не веря этому, протянул руку. Ладонь коснулась мягкой гладкой материи и ощутила тепло человеческого тела. — Как ты сюда попала?

— Так же как и ты. Меня схватили и привезли в эту пещеру моджахеды.

— Но я солдат, а ты…

— Я — тоже солдат, — не без гордости ответила девушка. — Как это у вас творят: солдат в борьбе с неграмотностью.

— Ты — учительница, — догадался Андрей. — Но откуда? Как ты оказалась в Афганистане?

— Я не совсем учительница, хотя и работаю в министерстве по народному образованию, а сама я из Кабула. Мой отец — командир полка, авиационного, — добавила она.

— Так ты афганка? — удивленно протянул Андрей. — Но язык? Ты ведь говоришь почти без акцента…

Девушка тихо рассмеялась и пояснила:

— Я училась пять лет в Ташкенте, жила в общежитии с вашими девушками, от них и научилась говорить по-русски. — Помолчав, она тяжело вздохнула и медленно проговорила: — Даже не верится: я две недели назад еще бродила по улицам Ташкента, — помолчав, она добавила: — Что же с нами будет?

Прошло еще несколько часов. Боль потихоньку начала отступать, стало легче, и Андрей принялся ощупывать стены тюрьмы.

— Это бесполезно, — подала голос Зарина. — Кругом камень, а вход закрывает железная решетка.

— Надо бежать. Надо обязательно бежать, пока еще не далеко ушли от района, контролируемого правительством, — шептал Андрей, продолжая ощупывать стены. — Ты представляешь, что они с тобой сделают? — повернул он голову в сторону, откуда доносился голос Зарины.

Девушка тяжело вздохнула и тихо ответила:

Представляю. Пока они обходились со мной сносно. Вот это-то меня и пугает. Я знаю на что они способны, тем более, что один из похитителей проговорился: Раббани приказал доставить меня к нему живой и невредимой. Поэтому они и осторожничают.

— А кто такой Раббани? — заинтересовался Андрей.

— Бархануддин Раббани — профессор теологии, лидер "Исламского общества" — этого гнезда насильников и убийц. Его многие знают в Кабуле. В свое время, он учился вместе с моим отцом. Позже их пути разошлись: отец стал военным летчиком, а Раббани — ученым-извергом. — Неожиданно голос ее задрожал и девушка произнесла: — Я уже решила: при первой же возможности брошусь со скалы.

— Как?! — невольно вырвалось у Андрея. — Если тебя везут к Раббани, то неужто он посмеет погубить дочь своего друга детства?

— Посмеет, да еще как! Я много слышала о его жестокости и не заблуждаюсь на свой счет. Ты тоже им для чего-то нужен, иначе они не тащили бы тебя через горы.

— Но зачем? Я ведь не знаю никаких особых секретов. Я — солдат, — растерянно произнес Андрей.

Погруженные в свои мысли, они надолго замолчали.

Под вечер их вывели из пещеры, и тут Андрей увидел ту, с которой провел весь день.

Зарина была ослепительно хороша. Росточком чуть выше его плеча, с развитой грудью, обтянутой тонкой розовой тканью современного покроя кофточки, узкой талией, подчеркивающей округлость бедер и стройными ногами, она могла на равных состязаться с любыми «мисс» и «миссис», фото- и сексмоделями. На чуть смуглом выделяющемся персиковым румянцем щек лице, сияли огромные темно-карие глаза. Высокий лоб, прямой тонкий нос, по-восточному узкие дуги бровей вразлет, чуть припухшие, упрямо сжатые губы. Волосы черные, густые, стянуты розовой лентой. Все это Андрей охватил одним взглядом и отвернулся, чтобы Зарина не могли видеть его разбитого, с распухшими губами, в кровоподтеках лица.

Маленький отряд увеличился почти втрое. Все были на лошадях. Посадили в седла и пленников, а чтобы не было соблазна соскочить ненароком с лошади в темноте, связали ноги, протянув веревку под брюхом у лошади.

— Ничего, — упрямо тряхнула прядями волос Зарина. — Путь впереди немалый, придумаю что-нибудь.

— Может, и мне что удастся, — отозвался Андрей. — Не всю же дорогу этот бородач будет держать поводья моей лошади, — покосился он на стерегущего его душмана.

Тот, как будто почувствовал о чем говорил Андрей и, привстав на стременах, перетянул его вдоль спины плетью.

Крепость Бадабера
1

Лагерь афганских беженцев, который часто еще называли "местом скорби", многоголосо гомонел в своем будничном полуголодном существовании. В низеньких, с плоскими крышами, глинобитных жилищах, зияющих дырами или бросающимися в глаза разноцветными заплатами палатках, фанерных и картонных укрытиях от дождя и ветра, ютились, сорванные с родимых мест ураганом апрельской тысяча девятьсот семьдесят восьмого года революции, тысячи афганцев. Бадабера — так назывался этот лагерь беженцев, расположенный в тридцати километрах от Пешевара. Но это "место скорби" было знаменито не только палаточным лагерем. Над местностью возвышалась своими восемью метровыми глинобитными стенами и круглыми мрачными башнями старинная крепость, давшая название и лагерю беженцев, и всей местности. Крепость Бадабера! К ней и направлялся конный отряд моджахедов "Исламского общества Афганистана".

Андрей, несмотря на трагичность своего положения, с высоты седла с интересом разглядывал палаточный лагерь. Неприкрытая нищета взывала к состраданию, а ввалившиеся глазенки ребятишек, бежавших за конным отрядом, говорили о голодном существовании беженцев.

Моджахеды остановились возле высоких кованых железных ворот, неторопливо спешились. Сняли с седел и пленников. Что Зарина, что Андрей, не привыкшие к седлу, сбили ноги в кровь и теперь земля качалась у них под ногами, а тело пронизывала ломота.

Непослушными, одеревеневшими ногами пленники, а с этого момента — узники, через калитку, расположенную рядом с воротами, прошли в крепость. Андрей быстрым взглядом окинул внутренний двор, со всех сторон окруженный высоким дувалом, по верхнему срезу которого на наклонных металлических штырях было протянуто несколько ниток колючей проволоки, а в глину вмазано битое стекло.

Встречал отряд моджахедов человек в офицерской форме пакистанской армии, низенький, черноволосый, с полоской усов над узкими жесткими губами, черными пронзительными глазами на смуглом худощавом лице. Из-за того, что офицер был мал ростом, он демонстративно надувал грудь, смотрел надменно, говорил резко, как бы выплевывая слова.

— Майор Кудратулла, — представился он через переводчика. — Вы — мои пленники и находитесь здесь, чтобы медленно умирать.

Он перевел взгляд на Зарину. Глаза его рыскали по ее телу, отчего девушке стало не по себе, и она сжалась, низко опустив голову и инстинктивно сложив руки крест-накрест на груди.

Кудратулла шагнул к ней и, взяв Зарину за подбородок, приподнял голову.

— А ты, красавица, — майор сузил веки, хищно ухмыльнулся и просипел, — познаешь то, о чем и представить себе не можешь. Я буду выпускать твою кровь по капельке, эту нежную кожу сдеру по тонкой ленточке. Ты проклянешь тот день, когда появилась на свет. Жаль вот только, что к этому я не могу приступить сейчас, но мы скоро увидимся. Махмуд, — повернулся он к только что подошедшему молодому человеку с красивым выразительным лицом, одетому в военную форму без знаков различия, — отвезешь девчонку в Пешевар к Раббани, а этого, — кивнул он на Андрея, запустишь по малому кругу. Только не перестарайся. Он нужен Варсану.

— О чем он говорит? — тихо спросил Андрей у девушки и тут же пожалел о содеянном. Стоявший рядом с майором Кудратуллой молодой человек, отработанным движением резко выбросил руку вперед: дыхание перехватило, внутренности обожгло. Колеи, надломились, но Андрей устоял на ногах и усилием воли сдержал рвущийся наружу крик: стыдно было перед девушкой показывать свою слабость.

Вскоре Зарину увезли, но перед тем как уйти, она успела шепнуть: "Тебя поведут по малому кругу".

Но что такое "малый круг"?

Андрей слышал, как к воротам подъехала машина.

"За ней, — мелькнула мысль. — Вот и все… Больше вряд ли увидимся. А жаль! Встретить бы ее в Союзе раньше, до этого кошмара". Он вздрогнул, отгоняя несбыточные мечты, и глубоко вздохнул.

Андрея отвели в тюрьму. Под землей, куда воздух почти не проникал, ему на руки надели наручники, ноги заковали цепями и оставили в узком каменном мешке.

"Неужели вот так я буду сидеть? Год, два?!" — ужас заползал холодной змеей, сдавливая сердце, затрудняя дыхание. Это было невыносимо и Андрей закричал:

— Люди! Есть кто-нибудь здесь? Умоляю, откликнитесь?

В кромешной тьме, когда теряется ощущение пространства, в полнейшей тишине, где удары сердца молотом отдаются в голове, в духоте, от которой не укрыться, а организм истекает потом и слабеет воля, Андрей провел несколько "дней. Тюремщик, грузный и мрачный бородач, раз в сутки приносил какой-то мутной бурды — вонючей и безвкусной, и чашку теплой воды, не утоляющей нестерпимую жажду, а подогревающей неутолимое желание.

— Изверги! Вы хотите сделать из меня мумию? Да я плевал на вас! Фашисты проклятые! — кричал Андрей в темноту. — Чтоб вам всем сдохнуть!

Выплескивая в этих криках копившуюся в нем злобу, отчаяние, страх, Андрей снимал напряжение, порожденное темнотой и давящей тишиной.

Наконец-то о нем вспомнили. Два сытых толстомордых бородача вывели Андрея наверх. Солнечный свет ударил по глазам, ослепил, а воздух опьянил своей свежестью. Но это продолжалось всего несколько мгновений: его сбили с ног и принялись обрабатывать тяжелыми резиновыми дубинами. Удары наносились размеренно, с оттягом, с затылка и до пяток. Он терял сознание, его обливали водой и снова били. Поначалу Андрей кричал, корчился, уворачиваясь от ударов на каменном полу, но потом тело перестало ощущать боль, а сознание удерживалось лишь чудом. Это почувствовали и его истязатели. Пытка прекратилась, и Андрея отволокли обратно в подземелье.

Так продолжалось несколько дней.

Он уже чувствовал, когда за ним придут и все его существо наполнялось ужасом.

"Зачем это бессмысленное избиение? — всякий раз возвращался он к мучившей его мысли. — Меня ни о чем не спрашивают, просто истязают. Зачем? Должен же быть какой-то смысл во всем этом?".

Иногда ему казалось, что он сходит с ума. Бред переходил в сон, а явь становилась бредом. Перед воспаленным воображением проходили его товарищи из десантной роты, родные, одноклассники. Он говорил с ними, до осязания чувствовал их присутствие. Временами наступало просветление и Андрей, реально оценивая свое состояние, вce больше и больше убеждался в том, что ему долго не выдержать. От скудной пищи, не оставляющей ни на минуту физической боли, одиночества он слабел, дичал, деградировал.

Но, по-видимому, кому-то он все-таки был нужен. Как-то за ним пришли ни его ежедневные истязатели, а солдаты пакистанских Вооруженных Сил. Сняли наручники, освободили от ножных цепей.

В комнате, куда его привели и оставили одного, горел мягкий сирсневый светильник, на низеньком столике стояла бутылка вина и блюдо с восточными сладостями, один вид которых вызвал боли в животе и обильную слюну.

"Что бы это все значило? — терялся в догадках Андрей. — Может, очередная пытка?"

Вскоре в комнату вошел коренастый, широкоплечий, светловолоый человек, одетый в белую рубашку и свободного покроя серые брюки. Он жестом пригласил Андрея сесть в плетеное кресло и, когда тот опустился на указанное ему место, быстрым и точным движением налил в высокий тонкий стакан вина и пододвинул его к ничего не понимающему пленнику. Судя по запотевшему стеклу, вино было холодным и потому нестерпимо желанным. Но, предчувствуя подвох, Андрей не рискнул притронуться к стакану.

— Пей, — раздался голос человека в белой рубашке, — это тебе за страдания, перенесенные в стенах Бадабера. Пока меня не было, с тобой немного поработали. Ну, ничего, это только на пользу. Теперь ты знаешь, что тебя ожидает, ежели мы с тобой не договоримся.

Голос был знаком.

"Где же я его слышал? — лихорадочно билась мысль. — Где? — и вдруг осенило: — Да это же мой спаситель!".

— Я думал, что мы больше не увидимся, — угрюмо произнес Андрей, вглядываясь в черты человека в белой рубашке и все больше убеждаясь в том, что перед ним человек, не давший его на растерзание душманам. — После той встречи во дворе… ну там, где цвели абрикосы, столько прошло времени…

— Не так уж и много, — мягко пророкотал хозяин комнаты. Он порывисто подошел к столу и сел напротив Андрея в такое же плетеное кресло. — И двух недель не прошло со дня нашей первой встречи.

— А мне показалось, что пронеслась целая вечность, — дрогнул голосом Андрей.

— Ну-ну, дружок, ты особенно-то не расстраивайся. Тем, кто остался в ущелье, намного хуже. А у тебя все позади. Выпей, — кивнул он на стакан с вином, — это французское. Его надо пить сразу, а то проветрится.

— Не проветрится, а выветрится, — горестно усмехнулся Андрей. Он взял со стола стакан, подержал его в руке и поставил на место.

— Что же ты не пьешь? Это вкусно. Выпей, Андрей, расслабься.

— Откуда вы знаете как меня зовут?

— Это не сложно было узнать, — сверкнул белозубой улыбкой хозяин комнаты и извлек из нагрудного кармана листок. — Узнаешь?

Это была фотография его девушки.

"Ведь предупреждал ротный, чтобы ничего не брали на задание", — с досадой подумал Андрей.

— "Дорогому Андрюше Седову от Мариши. Не забывай!" — громко прочйтал светловолосый человек и рассмеялся. — Видишь как все просто. Ты — Андрей, а меня зовут Варсан. Я — американец. В Афганистане второй год. До этого работал в Европе, неоднократно бывал в Москве, Ленинграде, полгода жил в Киеве. Знаю ваше "Золотое кольцо". Ты, случайно, не из Москвы?

Андрей отрицательно покачал головой и, в свою очередь спросил:

— Зачем я вам нужен?

— Вы — русские, странный народ: всегда торопитесь. Учитесь ведению дел у афганцев. Те никогда не начинают делового разговора не справившись о здоровье всей многочисленной родни собеседника, не переговорив о различных событиях, не отведав угощения. Сытый человек ― он добрый человек и, как это у вас говорят, покладистый. Ну, да раз тебе некогда, поговорим о деле. Вообщем так: одна телевизионная компания снимает фильм об Афганистане. Им нужен шурави, который перешел на сторону моджахедов. Я им обещал такого, имея в виду тебя.

— Но я не переходил на сторону душманов. Меня взяли в плен! ― возмущенно воскликнул Андрей.

— Это не важно, ― отмахнулся Варсан. ― Главное, что ты здесь. Я буду с тобой откровенен: у тебя два пути. Один ― это подземелье Бадабера. То, что с тобой до сих пор происходило, только начало. Поверь, из Бадабера еще никто не выходил живым. И второй путь ― участие в телепрограмме, за что ― куча денег и гарантированный выезд в любую страну. Телекомпания берется это устроить за свой счет. Яне буду тебя торопить с ответом. Подумай хорошенько и завтра мне скажешь о своем решении. А чтобы думалось правильно, подойди к зеркалу. Вон там оно висит, ― показал Варсан на приоткрытую дверь, ведущую в другую комнату.

Сам не зная для чего, Андрей встал и направился к зеркалу. Увидев свое отражение, он отшатнулся: грязное, заросшее волосом, изможденное лицо, чернота под впалыми глазницами, кровавые прожилки на белках глаз, запекшаяся кровь под носом и разбитыми рас пухшими губами, лоб рассечен, волосы на голове местами прикипели к коже.

"Я ли это? Неужели в две недели можно сделать с человеком та- кое? ― ужаснулся Андрей. ― А что же будет дальше?".

— Не расстраивайся, ― хлопнул по плечу Андрея Варсан, ― под- лечим, подкормим… Ну, ладно, иди, а то парни из охраны заждались.

Когда Андрей уже выходил из комнаты, Варсан бросил ему вслед: ― Да, вот еще что… С тобой тут девушка в крепость была доставлена. Зарина Алмаиз. Как она тебе? Андрей замер в дверях, насторожился.

— Говорят, красавица. Я ее, к сожалению, не видел, но надеюсь познакомиться. Она тоже будет сниматься в телепрограмме.

2

На предложение американца Андрей отказался. Варсан все таким же бодрым, неунывающим тоном выразил сожаление и на прощание казал:

— Твой отказ — равносилен смерти. Что же, ты выбрал сам. Только учти, азиаты не только разрежут тебя на кусочки, но и заставят принять такие муки, которые Иисус Христос даже представить себе не мог. В глазах афганцев ты — захватчик, к тому же — неверный. Так что, твои муки будут для них наслаждением. Я не запугиваю тебя, но предупреждаю и оставляю шанс: когда смерть будет самым заветным твоим желанием, позови меня.

В тот же день Андрея посетил майор Кудратулла. Оглядев камеру, он, не отнимая от лица носового платка, через который дышал, прогундосил:

— Этому шурави здесь хорошо живется. Переведите его к Юнусу.

— Так он же сегодня…, — начал было 'переводчик, но майор его оборвал: — Я знаю! Такое соседство как раз для этого упрямого «шурави». Варсан предложил ему хорошую сделку, а он предпочел смерть. Глупый щенок, как и все русские, которых я видел.

Камера, в которую перевели Андрея, была больше прежней. Под самым потолком располагалось узкое, как щель, окошко, зарешеченное толстыми металлическими прутами, над мощной деревянной дверью в металлической сетке ярко горела лампочка.

Андрей огляделся. У стены неподвижно лежал человек со сложенными на груди руками. Его лицо было закрыто серой тряпкой. Подумав, что сокамерник спит, Андрей сел у противоположной стены и погрузился в раздумья. А подумать было над чем. Варсан нe шутил, а значит ему предстоит пройти через испытания, а, может, и принять смерть.

"Готов ли я для мученичества? — думал он. — Выдержу ли? И во имя чего все это? Может, Варсан прав и я не герой, а оккупант, и наш приход привел Афганистан к гражданской войне? Уже шестой год гибнут наши товарищи на этой бесплодной земле, на этих серых камнях, на дорогах, перевалах и конца этому не видно… Но я не хочу умирать! Жизнь так прекрасна, и это открываешь для себя только сейчас, когда за плечами стоит смерть. Что же делать? Согласиться на съемку — значит предать товарищей, отречься от всего, чем жил, о чем мечтал, а это означает предать Родину!".

Андрей остановил себя на мысли, что звучит все это как-то по- книжному, не искренне, не откровенно. Даже в мыслях он говорил так, как сказал бы на Комсомольском собрании. Андрей устало смежил веки и расслабился.

"Интересно, гасят когда-нибудь свет? Я просидел в камере немного, а эта чертова лампочка порядком надоела, мешает сосредоточиться, путает мысли…".

Вдруг он себя поймал на том, что сокамерника не слышно.

— Такого быть не может, — с тревогой выкрикнул Андрей и на коленях пополз к лежащему у стены человеку. Он осторожно тронул его руку и в ужасе отпрянул.

"Мертвяк! Меня посадили в одну камеру с покойником! Вот он — первый круг Дантова ада!".

К утру запах от разлагающегося тела стал усиливаться. Андрей неоднократно принимался бить кулаками, ногами в дверь, кричал, звал на помощь, но никто не приходил. До обеда он еще спасался тем, что, подпрыгнув и ухватившись за прутья решетки, пока хватало сил удерживаться в таком положении, дышал проникающим в камеру воздухом с улицы. Но вскоре и это перестало помогать. От вони внутренности выворачивало, спазмы настолько были сильны, что прерывали дыхание. Он слабел, все чаще и чаще носом шла кровь, временами терял сознание. Казалось, что смерть неминуема и она рядом.

Сколько времени Андрей пролежал без сознания, определить не смог, но когда очнулся, трупа в камере не было. У двери стояла чашка с едой и вода. Рвота настолько ослабила организм, что до двери он полз, прикладывая неимоверные усилия. Смог же выпить только водy.

Утром в камеру ввалилось двое бородачей. Подхватив Андрея под руки, они выволокли eго во внутренний дворик, в центре которого стояла перекладина. Содрав с плеч халат, бородачи споро привязали за руки Андрея к перекладине и ушли, оставив его одного.

Впервые за более чем двухнедельное пребывание в крепости он оказался на свежем воздухе. Солнышко, по-весеннему теплое и ласковое, нежило своими лучами истерзанное пытками тело Андрея. После подземелья дышалось легко, свободно, казалось, что воздух пьянит. Из-за высокого глиняного дувала доносились голоса. Андрею показалось, что сквозь бормотание на незнакомом языке, прорывается русская речь. Но он тут же отбросил возникшее предположение: откуда здесь взяться русским?

Так он простоял несколько часов. Руки затекли, ноги тоже устали, но на дворике было гораздо лучше, нежели чем в затхлых душных камерах подземелья. Ближе к полудню во дворик пришло несколько мужчин. Среди них выделялся своей внешностью один: большеголовый с разметавшимися черными волосами, жгуче-черными глазами на выкате, жесткой щеточкой усов над узкими бескровными губами» Его лицо можно бы было назвать мужественным, даже красивым, если бы не играющие на скулах желваки да нервно подрагивающие ноздри. Он подошел ближе и, ткнув рукоятью плети Андрею в грудь, на ломаном русском языке спросил:

— Ты знаешь меня, шурави?

Андрей мотнул головой.

— Я — Абдурахман — начальник тюрьмы.

— Комендант, — поправил его Андрей невольно.

— Ты, шурави, будешь меня любит, боятца, молитца Аллах. Я научу тебя Коран и ты станешь мусульманин.

— Но я не хочу быть мусульманином, — возразил Андрей.

"Не хочу" — плохой слово. Не говори так, — Абдурахман погрозил Андрею плеткой. — Сказал "не хочу" — получай плетей. Ты должен всегда говорить «да». Будешь послушен, мал-мала поживешь. А сейчас будем делать мусульманин: об-ре-за-ни-е, — медленно по складам произнес комендант тюрьмы.

Андрей знал, что такое «обрезание», и сжался как мог, как позволяли это сделать цепи. А когда к нему подошел один из пришедших с комендантом людей и в руках у него он увидел блестящий металлический предмет, Андрей закричал:

— Не хочу-у-у!

Ноги были свободны от цепей, и он принялся ими отбиваться от человека в черном, но это продолжалось недолго. Абдурахман пустил в ход плеть с оловянным наконечником, один из ударов пришелся в затылок. Крик оборвался, Андрей дернулся и затих. Человек в черном быстро стянул с несчастного узника штаны, под хохот собравшихся сделал свое дело. Когда Андрей очнулся, его отволокли в камеру и больше до конца дня не трогали.

А утром в подземелье пожаловал комендант.

— Теперь твое имя — Рафхат, — ткнул он Андрея пальцем в грудь. — Ты принял нашу веру и будешь учить Коран. Это — суры, протянул он листок бумаги. Сдвинув брови, Абдурахман приказал: — Учи, Рафхат. Вечером спрошу!

Задрожав телом, Андрей закричал:

— Сам учи, гад ползучий. Плевал я на твои суры!

Потрясая над головой цепями от наручников, он пошел на коменданта. Тот только усмехнулся, и когда Андрей подошел ближе, ударил его сапогом в живот. Что-то зло бросив на ходу сопровождавшим его тюремщикам, он вышел из камеры. Бородачи, выполняя приказание Абдурахмана, сбили Андрея на каменный пол и избили резиновыми со свинцовыми стержнями дубинами.

На следующий день все повторилось снова.

Четыре дня держался Андрей, а на пятый сдался. "Ведь убьют же. У меня — упрямство, а у них — дубины. Уже сломано два ребра, которые напоминают о себе при каждом вдохе. Выучу эту белиберду", — решил он.

На уже изрядно затертом листе бумаги корявыми печатными буквами была написана выдержка из Корана. Главная трудность заключалась в том, что текст был на «фарси», но написан русскими буквами. Ничего не понимая, Андрей принялся зазубривать текст.

Когда на следующее утро появился комендант, Андрей сказал, что готов доложить текст молитвы. Абдурахман заулыбался и разрешающее кивнул. Но с первых же фраз желваки заходили у него на скулах и ноздри нервно задрожали, как будто бы принюхивался.

— Плохо, — прервал он Андрея. — Очень плохо!

В наказание Андрей был избит настолько сильно, что даже не притронулся к пище, хотя и был голоден — не хватило сил.

"В чем же ошибка? — ломал он голову. — Ударения в словах делаю правильно, в тексте это помечено. В чем же дело?".

Андрей принялся вспоминать виденное ранее в кино, по телевидению про Восток и понял: суры надо читать протяжно, завывая в конце слов на гласных, как это делает мулла".

Утром, прослушав стенания Андрея, комендант остался доволен и дал ему новый листок с молитвой.

3

Прошла еще одна неделя. Андрея переодели: дали серые застиранные штаны и такой же халат. Кормили также, но в еду что-то стали добавлять, отчего кружилась голова и наступало состояние умиротворения. Смириться с участью узника Бадабера Андрей не мог, в глубине сознания он лелеял мысль о побеге, а вот к существующему ритму жизни в тюрьме он приспособился и теперь уже получал ударов палок и дубин много меньше нежели чем в начале своего пребывания здесь.

Сегодня должно было что-то произойти, потому что его впервые за три недели побрили, даже дали умыться, выдали более новый и чистый халат.

В полдень за Андреем пришли. Он опять оказался в небольшой уютной комнате Варсана, только сегодня хозяин принимал его не один. У столика сидел майор Кудратулла и незнакомец в затемненных очках. Он был солиден, лет пятидесяти-пятидесяти пяти.

— Ты продержался восемь дней, — вместо приветствия произнес Варсан. — Что же, похвально. Вон тот, — показал он в окно и Андрей увидел на дворе у автомобиля сидевшего на земле человека, который набирал горстями песок и высыпал его себе на голову, — Вон тот, — повторил Варсан, — он тоже русский, не выдержал и недели — сошел с ума. В тебе же я не ошибся, ты — сильный парень, а сильных я уважаю. Андрей, этот господин, — показал он на человека в затемненных очках, — желает с тобой поговорить. Отнесись к тому, что он скажет, очень внимательно. Господин Раббани — ученый и большой человек в Пакистане, он многое может сделать… и для тебя тоже, — закончил Варсан многозначительно.

Раббани заговорил, обращаясь через Варсана к Андрею:

— Ты будешь свободен, шурави, если выполнишь то, что я тебе прикажу. Мне нужно, чтобы девчонка, к которой тебя отведут, согласилась написать отцу письмо.

— Да, но причем здесь я? — недоуменно возразил Андрей.

— Ты знаешь ее, шурави: Это — Зарина. Она училась у вас, в вашей стране и там ей вбили в голову, что русских парней не сломить. Упрямая девчонка решила быть такой же. Она уже отказалась от участия в съемках для телекомпании, теперь еще и отказывается написать отцу, чтобы тот за ней приехал в Пешевар. Он нужен мне. Убеди ее это сделать. Напишет Зарина…, как это перевести, — озадаченно сдвинул брови Варсан, — сделаешь дело — она твоя на ночь. Подарок господина Раббани.

— А что будет с ней потом? — с трудом сдерживая ярость спросил Андрей.

— Это будет зависеть от се отца. Приедет в Пешевар…

— А если не приедет? — не унимался Андрей.

— Отдам солдатам. Здесь в крепости "воины ислама" не имеют женщин. Зарина их утешит, — засмеялся Раббани.

— Подонок! — прохрипел Андрей, на что Варсан подмигнул и, погрозив пальцем, сказал:

— Ну, этого я переводить не стану. А ты отправляйся к красавице Зарине и поговори с ней. Девочка, между прочим, хороша! Видел ее. Жаль такую-то солдатам отдавать… Ну, да ладно. Но ты, Андрей, помни: это — шанс. Твой последний шанс.

Андрей, зная по себе как обращаются моджахеды с пленными, страшился увидеть обезображенным красивое лицо Зарины, ее прекрасно сложенное тело изувеченным. Но ничего этого с ней не произошло. Девушка нужна была Раббани и потому рука палача не коснулась ее нежной кожи.

Они молча разглядывали друг друга и рады были встрече, как два близких человека после долгой разлуки. Ее глаза излучали тепло и сострадание. Но время наложило отпечаток и на них: прежде дерзко-вызывающие, сегодня — тоскливые и тревожные.

Не обращая внимания на охранников, Андрей обнял девушку, а она прильнула к его груди и разрыдалась. Он целовал ее волосы, осторожно гладил вздрагивающие плечи Зарины, говорил нежные слова. Успокоившись, девушка тихо спросила:

— Что же мне делать, Андрюша? Раббани — жестокий и коварный человек. Он готовит какую-то политическую акцию, в которой отводит большую роль моему отцу. Для того, чтобы воздействовать на него, похитили меня.

— А как же телепрограмма или фильм, что они там хотели снимать?

— Это так, помимо всего, — отмахнулась Зарина. — Но ты тоже должен был принимать в этом участие…

— Я отказался.

— Так я и думала, — обрадованно воскликнула девушка. — Если бы ты согласился на съемку, то они планировали узнать, где ты живешь в Союзе и сделать телеинтервью с твоими родителями.

— Вот твари, что удумали! Варсан тоже хорош. Как лис хитрит, стелет словами мягко… Но об этом хватит говорить, — оборвал сам себя Андрей, — со мной все ясно, а вот чем тебе помочь, ума не приложу.

— Письмо отцу писать не буду, — твердо произнесла Зарина.

— Не хотел тебе говорить об этом, но по-видимому придется: Раббани грозился отдать тебя моджахедам на потеху.

— Не посмеет. Вот если бы я написала письмо отцу, тогда он выполнил бы свою угрозу, а так я ему нужна. Не беспокойся обо мне. Давай лучше поговорим о твоей стране. Как бы я хотела, чтобы в Афганистане дышалось так же легко, как у вас в Союзе. За это не жаль и жизнь отдать!
 

Тайные узники подземелья

1

Прошла еще неделя. Казалось, что об Андрее забыли. Не приходил в камеру комендант со своими «сурами», не видно было и Варсана. Раны стали подживать, затягиваться. Появилась надежда, что угрозы и предсказания американца так и останутся угрозами. Тревожило только одно: как там Зарина? Девушка с огромными карими глазами все больше и больше занимала мысли Андрея. Он мучился от сознания собственного бессилия и вспышек фантазий, разыгрывающихся в его воспаленном мозгу.

Наконец, за ним пришли. Абдурахман, отправив прибывших с мим охранников из камеры, показал жестом, чтобы Андрей сел. Такой вольности комендант не позволял даже своим подручным. Это было подозрительно и Андрей насторожился.

— Рафхат, ты становишься хороший мусульманин, — тщательно подбирая слова и стараясь их правильно произносить, начал Абдурахман, — и я хочу иметь свой человек там, — кивнул он на узкое зарешеченное окошко под потолком камеры.

"Может, меня хотят выпустить или еще что-то, — пронеслась радостная мысль, и сердце сильно заколотилось в груди. — Главное вырваться из крепости, а там…".

— Ты будешь все видеть, все слышать, все говорить мне о шурави, о плохих шурави, — уточнил Абдурахман.

"Меня хотят сделать осведомителем, — догадался Андрей, — Но где эти «плохие» шурави? В горах?".

— Советник Варсан сказал, что ты помог ему и господину Раббани. Это хорошо! Ты — хороший мусульманин.

"Неужели Зарина согласилась написать письмо? — закралось сомнение. — Не может этого быть. Они могли заставить ее это сделать под пытками! Бедная девочка..!".

— Я буду знать все о шурави, ты — хорошо кушать, получать много насваи. Ты согласен, Рафхат?

"Главное — выйти из крепости, встретиться со своими, а там, сообща, может, и вырваться из плена будет легче".

— Мне Варсан обещал, что отправит в Америку, — соврал Андрей и, пытаясь побольше выведать, спросил: — А далеко эти "плохие шурави"?

— Далеко, очень далеко, — заулыбался комендант. — Ты хорошая работа делать, господин Варсан делать тебе Америку. Пойдем, Рафхат. Теперь у тебя новый жизнь начинается.

Андрей, снедаемый нетерпением, ждал когда же распахцутся обитые железом ворота, и он выйдет из этой страшной крепости. И ворога распахнулись, но не те, о которых он мечтал. Такие же массивные, обитые железом, скрипнув, раскрылись, пропустив его вглубь крепости. Взору Андрея открылась площадь, в углу которой возвышалась мышка с часовым у спаренного зенитного пулемета, справа — длинные бараки с плоскими крышами без окон, слева — узкое длинное здание с зарешеченными окнами.

— Что это? — недоуменно воскликнул Андрей.

Комендант, постукивая по голенищу сапога рукоятью плети, глядя на вытянувшееся от удивления лицо пленника, расхохотался и, поводя справа налево вытянутой рукой, не без гордости, пояснил: Мое владение: подземные тюрьмы Бадабера. Здесь я держу непокорных шурави и должен о них знать все. Иди, — подтолкнул он в спину ошарашенного увиденным и услышанным Андрея, и помни, Рафхат, о нашем уговоре. Андрей в сопровождении двух охранников направился к левостоящему зданию, в одной из комнат которого ему обрили голову, вместо халата кинули серую длиннополую рубаху, наручники сняли, но цепи на ногах оставили и, подталкивая в спину дубинами, повели по длинному узкому коридору вниз, в подземную тюрьму. В камере, куда втолкнули Андрея подручные Абдурахмана, было четверо узников. Изможденные, с ввалившимися глазами, обросшие волосом, со следами пыток на лицах и руках, они встретили его настороженно.

— Кто ты? — после минутного молчания последовал вопрос.

— Ребята, да я русский! Свой я, ребята!

Четверо узников буквально набросились на Андрея. Они обнимали его, пожимали руки, хлопали по плечам. Град вопросов посыпался на него. Утирая слезы радости, Андрей отвечал всем одновременно, обрывая фразы, торопясь. Больше всего соотечественников интересовало что нового в Союзе, ведь он всего три месяца как "перешел реку". Когда первые страсти улеглись, самый высокий и, как впоследствии оказалось, самый старший по возрасту, предложил:

— Ну, а теперь давай знакомиться. Меня зовут Сергеем. Я в Бадабера старожил, с восьмидесятого…

— Как с восьмидесятого? — удивленно протянул Андрей. — Так сейчас же восемьдесят пятый.

— Да, — горестно усмехнулся Сергей, — уже пятый год среди всего этого, — обвел он руками. — Вот он, — кивнул Сергей на коренастого, рыжеволосого, с огненной бородой и усами, зеленоглазого парня, — тоже с восемидесятого.

— Анатолий, — протянул руку рыжий парень. — Нас вместе взяли в районе Равза, ущелья Панджшер. Проводилась операция против Ахмад Шаха Масуда. И разведка сработала неплохо, и на место вышли точно, да в силах просчитались: пока «вертушки» подошли с подкреплением, уже половина наших парней полегла, а нас с Сергеем душманы повязали. Теперь я — Фазлихуда, а он — Абдул Рахман.

— Мне тоже кликуху дали — Рафхат.

Третьим в камере был высокий черноволосый парень со скорбными чертами лица, печальными голубыми глазами. Его лицо напоминало лики мучеников за веру с полотен Нестерова и Иванова. Он подал руку и глубоким мягким голосом представился:

— Славик. Здесь меня зовут Мухамад Ислам и еще Абдулла. Я уже червертую тюрьму меняю за два с половиной года плена. В каждой тюрьме новое имя дают, — пояснил он.

Четвертым узником был Рустам — черноволосый, черноглазый узбек из-под Ташкента. Движения его были порывисты, речь быстрая. Несмотря на свои девятнадцать лет, усы у него еще только пробивали дорогу над губой, а на подбородке волос не рос и вовсе. За пять минут он выложил о себе все, даже и то, что сдался в плен полгода назад добровольно. Как пояснил, хотелось мир посмотреть. А вместо Запада получил застенки Бадабера.

Когда от вопросов и разговоров устали и острота встречи схлынула, Сергей отвел Андрея на дощатые нары, указал место и тихо спросил:

— Давай-ка теперь не спеша, подробненько расскажи мне, что с тобой произошло с самого момента пленения. Это очень важно.

2

Из разговоров с Сергеем и остальными ребятами Андрей уже к концу дня знал, что всего в тюрьме Бадабера содержатся двенадцать человек русских и свыше пятидесяти афганских офицеров и солдат. Афганцев держат в другом подземелье и лишь изредка, во время работ в крепости удается увидеть «достов» — друзей. Раньше русских на работы не водили, но с недавних пор и шурави стали использоваться на складской зоне. Под усиленной охраной они разгружали машины с артиллерийскими снарядами, ящики с минами, пулеметами, различными боеприпасами. Это оружие предназначалось для моджахедов, засылаемых в провинции Кандагар, Пактия и Нангархар. Крепость Бадабера — это не только склады и подземные казематы для пленных, но и центр подготовки мятежников-моджахедов Исламского общества Афганистана. Под руководством пакистанских, египетских и американских инструкторов в Бадабера проходили полугодовой курс обучения триста курсантов, направляемых впоследствии в Афганистан для подрывной работы и руководства районными и краевыми комитетами Исламского общества.

— А когда я увижу всех ребят? — поинтересовался Андрей.

Сергей, поняв его нетерпение, с улыбкой ответил:

— Скоро нас выведут во двор на молитву — «намаз» по-ихнему, там всех и увидишь. Но не надейся земляков встретить. Питерских здесь нет, а кроме того, все ребята уже давно в крепости. Так что ты, пока, у нас самый "свежий".

Хотя и принуждал комендант тюрьмы Андрея заучивать суры, но отбивать поклоны Аллаху ему было впервой. Двенадцать русских парней под дулами зенитного пулемета установленного на вышке и направленного в центр двора, и пяти автоматов охранников прославляли Аллаха, выкрикивая "Аллах акбар" и бормоча по примеру охраны что-то себе под нос.

Андрей, между поклонами, внимательно слушал Сергея, говорившего тихо и быстро:

— Вот тот, что слева, со шрамом на лбу — Алексей, кличка Рахимхуда. В Бадабера три года. Парень отчаянной храбрости, владеет каратэ. Рядом с ним — Аркадий — Ибрагим. В крепости тоже три года. Весом был за сто килограмм, ну, а сейчас сам видишь до чего дошел. Тот малыш, — кивнул Сергей в сторону черноволосого крепыша, — из Таджикистана. Он, хотя и невелик росточком, но человек солидный, семейный. Имя ему дали здесь Касым. Вот те двое: Саша и Игорь. Саша — Мухаммад Азиз младший, а Игорь — Мухаммад Азиз старший. В Бадабера с восемьдесят второго года. Парни прошли настоящий ад, но не сломались. Саша — мастер спорта по стрельбе из пистолета, Игоря призвали со второго курса института иностранных языков, знает немного на «фарси». Слева от него светловолосый худой парень — Василий-Василек. У него и глаза будто цветы полевые. Взят в плен в провинции Парван. Здесь назвали его Исламеддином. А вон тот великан — Виктор, он же Юнус по крепостным правилам. У нас недавно. Кормят в тюрьме плохо, но парень силушку еще не растерял. Вот и все, — подытожил Сергей.

— Как все? Здесь же только одиннадцать.

— Ты прав. Двенадцатый — Кананд. Парень не выдержал пыток и сошел с ума. Теперь его редко запускают на эту территорию. Он им больше нужен там, — кивнул Сергей на ворота, — для устрашения новичков.

Уже ночью, лежа рядом с Сергеем, Андрей спросил:

— А почему ты о себе ничего не рассказываешь? Тайна какая или что?

— Да нет, тайны я из своей жизни не делаю. Мне тридцать пять лет. Я — офицер, но это пусть тебя не волнует: плен уравнивает всех.

В Союзе осталась жена, дочь. Когда уходил, моей Дашутке был годик, сейчас уже пять, — дрогнул голосом Сергей. Помолчав, он спросил: — Ответь мне, только честно, как у нас там относятся к пленным, что говорят о нас?

— А ничего! В газетах только подвиги описывают, Героев восхваляют. Судя по прессе, мы бьем душманов почти не неся потерь, а пленных советских солдат вообще быть не может.

— Но мы-то есть! — громко выкрикнул Сергей и осекся, прислушиваясь, не разбудил ли кого. — Мы-то есть, — повторил он шепотом.

— Вы — спросили, я — ответил. Извините, ежели не так, как ожидали.

— Да нет, — сник голосом Сергей, — просто горько все это сознавать. Я-то входил в Афганистан одним из первых. Кровью расплачивались в первые месяцы за бестолковость тех, кто наши судьбы вершил. Входили с оружием, но без патронов. Замполита полка в первый же день… на марше… в лоб. А то еще случай: утром повзводно побежали на зарядку. Как принято в Союзе — полтора километра туда, полтора — обратно. Отбежали на километр за ворота, а там грузовик с тентом стоит. Тент откинули… и из пулемета по голым торсам… Сорок человек за одну зарядку потеряли. Так вот на крови учились.

Помолчали. Сергей дышал тяжело, с подстаныванием на выдохе. Он-то надеялся, что о них на Родине знают, за них борются. Сергей делал скидку на неосведомленность Андрея, но все равно, то, что он услышал, действовало угнетающе.

"Такая огромная страна, такая могучая держава! Почему же ты так бросаешься самым дорогим — своими сыновьями?!".

Ощутив на предплечье руку Андрея, Сергей понял, что ему сопереживают и от того стало как-то легче дышать. Наложив ладонь на кисть своего младшего товарища, он тихо сказал:

— Спасибо тебе, Андрей! Мы все здесь — одна семья. Будь и ты нам братом. А сейчас у меня есть предложение: давай-ка поспим немного, а то скоро поднимут… Да, вот еще что, у нас здесь все на «ты», независимо от возраста и звания.

3

Из камер выгнали рано. Рассвет еще чуть забрезжил, а тюремщики уже загремели задвижками, зазвенели ключами. Пришли грузовики с оружием. Разгрузкой руководил сам комендант тюрьмы Абдурахман. Но как ни старался, как ни хлестал плетью по спинам пленников, поторапливая, дело двигалось медленно. И тогда, в нарушение инструкции, рядом с русскими выгнали работать и афганцев. Были они все смуглые, черноволосые и черноглазые, менее истощенные и, по виду, менее подвергающиеся истязаниям. Одеты в такие же, как и у шурави, длиннополые серые рубахи и штаны.

Андрей, также как и все, надрываясь над тяжелыми ящиками с артиллерийскими снарядами, тем не менее заметил, что вокруг него идет какая-то тщательно скрываемая, незримая для охраны работа. Вот один из афганцев, низенький и юркий, подошел к машине, из кузова которой подавал ящики подходившим русским парням Сергей. Они о чем-то быстро переговорили, и афганец потащил ящик в склад. Но в следующий раз он уже подошел к машине, в которой работали его товарищи, а еще в очередной раз «шустряк» был уже у третьей машины. Точно также двигался от машины к машине Игорь, говоривший на "фарси".

Абдурахман, в сопровождении здоровенного лысого охранника, прохаживался между работающими пленными, наблюдая за разгрузкой. Вот он подошел к машине, в кузове которой стоял Сергей и, постучав рукоятью плети, с которой никогда не расставался, по борту, крикнул:

— Эй, Абдул Рахман! Плохо шурави работают. Еле-еле ноги передвигают!

Сергей, гремя цепями на ногах, спрыгнул с машины и бодро, но без особого подобострастия, доложил:

— Едят мало, работают много, от того и сил нет.

— Не так говоришь, Абдул. Русский… как это, — щелкнул он пальцами, подбирая слова, — ле-ни-вый. Спать много, есть много, работать ле-ни-вый!

— Разрешите вопрос, господин комендант? — по-военному вытянулся Сергей, на что Абдурахман снисходительно кивнул. — Что с нашим обращением в Красный Крест?

Комендант рассмеялся и показал, что рвет бумагу.

— Но ведь господин Раббани обещал, что наше прошение будет передано представителю Красного Креста.

— Шурави совсем глупый, — Абдурахман выразительно покрутил пальцем у виска. — Господин Раббани сам решает, кого в Бадабера, а кого голова отрезать. Так что, работать хорошо, Абдул Рахман. Плохо работать — плетей каждому!

— Хорошо работаем, — закивал Сергей, передразнивая интонацией голоса коменданта, — не надо плетей.

Но все-таки плетей шурави получили. Когда работа была закончена и начали разводить пленных по камерам, охранники набросились на обессиливших от тяжелых ящиков парней и исхлестали их резиновыми шлангами.

4

Прошла неделя, измотавшая Андрея вконец. Четырежды он работал на разгрузке машин с оружием и продовольствием, остальные три дня его и Аркадия — молчаливого и угрюмого парня из-под Курска, ставили месить глину. Сил хватало только до полудня, после чего их меняли другими пленными.

— Еще одна такая неделя и я протяну ноги, — лежа на нарах, горестно проронил Андрей.

Сергей его успокоил:

— Ничего, дружище, втянешься. Поначалу все маялись, а потом ничего… Тебя еще не бьют, а Василия вчера так измолотили, что он вот уже сутки не встает.

— За что его так?

— Да ни за что, ради профилактики. Измываются, сволочи, чтобы мы не забывали кто мы! — зло выкрикнул Анатолий и, вскочив с нар, нервно зашагал по камере. — Ну, ничего, скоро им все припомнится! Они у меня попляшут…! — погрозил он кулаком в сторону двери.

— О чем это ты? — заинтересовался Андрей, но Анатолий, спохватившись, что сказал лишнее, ничего не ответил.

— Ложись, чудило, — шутливо бросил в темноту Сергей. — Дай нам поспать, а то завтра Раббани приезжает. Он-то уж для нас что- нибудь придумает.

— Откуда знаешь? — удивился Андрей.

— Афганцы сказали, у них есть ниточка на волю, — пояснил Сергей. — Все, парни, спим, — тоном приказа заключил он.

"Темнят ребята. Не иначе что-то задумали, но таятся, не доверяют, — обида больно царапнула по сердцу. — Что-то их во мне настораживает? Но что? Может, мое излишнее любопытство? Хотя, я тоже Сергею не все рассказал: умолчал ведь о предложении Абдурахмана. Теперь уже не откроешься, — тяжело вздохнул Андрей. — И о Зарине ничего не сказал. Как она там?".

В памяти всплыл образ девушки, ее огромные грустные глаза при расставании и их первый поцелуй, короткий, почти неуловимый, как дуновение ветерка.

 

Надежда

1

После утреннего «намаза» узников оставили на площади. Даже Кананда и того поставили в шеренгу, из которой он постоянно выходил и "строил охранникам рожи". Те хохотали, но его не трогали.

Впервые узники увидели администрацию Бадабера одновременно. К жалкой шеренге шурави через площадь шел Бархануддин Раббани в сопровождении начальника учебного центра майора Кудратуллы, коменданта тюрьмы Абдурахмана, его помощника Махмуда, Варсана и еще нескольких инструкторов в форме офицеров Пакистанских Вооруженных Сил.

Пройдя вдоль шеренги, Раббани остановился напротив Славы и, кивнув коменданту, коротко бросил:

— Этот, — пройдя еще несколько шагов, ткнул пальцем в Андрея, — и этот.

Узников развели по камерам, оставив на площади двоих. Потом пришли за Славиком, а Андрей остался один под охраной лысого здоровяка — подручного Абдурахмана. Ребята в шутку прозвали его Малюта Скуратов" — жесток был безмерно.

Дошла очередь и до Андрея.

В комнате, в которую его ввел лысый, за столом сидел Раббани. Его белый костюм был в бурых пятнах, а сам он, раскрасневшийся, дышал тяжело и прикладывал к лоснящемуся от пота лбу платок. За его спиной стоял ухмыляющийся Абдурахман, чуть дальше — Махмуд, такой же красный и потный.

— Ну что, Рафхат, ты нам скажешь? Что узнал о плохих шурави? Тебе известно про заговор? — с трудом справляясь со словами, спросил Абдурахман, — Я заверил господина Раббани, что ты хороший мусульманин и правдивый шурави.

— Но я ничего не знаю про заговор, — пожал плечами Андрей.

— Плохо, Рафхат. Абдул Рахман — нехороший человек. Он имеет два лица: добрый и злой. Злой лицо Рахман хочет убежать из Бадабера. Господин Раббани знает об этом, находясь в Пешеваре, а я здесь рядом и не знаю. Ты мне говорить про заговор не хочешь. Плохо!

— Я бы все рассказал, но Сергей, то есть Абдул Рахман, — поправился Андрей, — при мне об этом не говорит. Другие тоже держатся со мной настороженно, — заторопился Андрей с ответом, зная, что за этим «плохо» может последовать.

Раббани что-то быстро заговорил, и комендант согласно закивал головой.

— Мы тебе верим, но ты должен узнать все про заговор. Господин Раббани приказал посадить тебя к другим шурави. Два дня тебе сроку. Не узнаешь все в указанный срок, будет и с тобой так, — кивнул он в угол.

Только сейчас Андрей увидел то, что еще несколько минут назад было человеком.

"Боже! Они убили его, изверги! Вот откуда у Раббани бурые пятна на пиджаке. Через два дня таким вот кровавым месивом буду и я", — пронеслось в голове, отчего холодным потом обдало тело, а к горлу подкатился комок. С трудом справившись с тошнотой, Андрей спросил:

— Он — мертв?

— Смерть в Бадабера — награда, — засмеялся вошедший в комнату Варсан. Он подошел к распластанному на полу телу, наклонился, рассматривая. — Здесь умирают очень медленно и тебе, Андрюша, лучше этого не испытывать, А товарищ твой жив, но я ему не завидую.

Лысый и еще один подручный Абдурахмана, подхватив под руки Вячеслава, выволокли его из комнаты.

Не обращая внимания на Раббани, Варсан, подтолкнув Андрея в плечо, кивнул:

— Пойдем провожу в твои апартаменты, — и когда вышли из комнаты, уже тише, продолжил: — А ты не удивился, что Раббани знает про заговор?

Андрей промолчал.

— Правильно. У него свой человек среди пленных афганцев. Этим трусам верить нельзя…

— Зачем вы это все мне говорите? — прервал Варсана Андрей.

Американец засмеялся и доверительно сообщил:

— Думаешь, я поверил, что ты будешь доносить Абдурахману на своих? Прислуживать этому надутому индюку?.. Нет, конечно. Я хорошо изучил русских. Ты парень крепкий, а такие не продают своих товарищей, такие не пропадут нигде: ни в Бадабера, ни в Америке. Помнишь наш разговор и мое предложение? Не передумал?

Андрей покачал головой.

— Ну-ну, думай. Только поспеши, а то через два дня и я тебе не смогу помочь. Твой товарищ — живой, но он — живой труп. Ты тоже можешь стать таким. Извини, но Америке нужны здоровые и сильные люди.

В камере Андрея встретили враждебно, никто не подал руки, а Игорь, подойдя вплотную, коротко ударил ему в лицо.

Ничего не понимая, Андрей растерянно произнес:

— За что, ребята?

— Молчи, предатель! Как такую сволочь еще земля носит? — пробасил Виктор.

— Почему ты меня называешь «предателем»? Кого я предал?

— Меня! Его! Всех нас! — выкрикнул Игорь.

— Я никого не предавал, — сорвался на крик Андрей. — Я даже не представляю о чем идет речь!

— Молчи, иначе прибью! — заорал Игорь, подступая к Андрею со сжатыми кулаками и готовностью выполнить свою угрозу, но Аркадий его остановил.

— Оставь его. Не стоит руки марать о дерьмо.

Андрея оставили в покое. Четверо парней отвернулись от своего соотечественника.

"Почему? — ломал голову несчастный. — Почему? Я ничего не сделал?".

Андрей сидел у двери, как и вошел, не смея шагнуть.

"Надо что-то придумать. Я должен знать в чем меня обвиняют, должен..»". И он решился.

— Вот что, парни, — решительно поднялся Андрей и направился в центр камеры. — Если виноват — судите! Я готов ответить на любой ваш вопрос!

Воцарилось длительное тягостное молчание, которое первым нарушил Виктор. Медленно ворочая языком, он, будто накладывая пласт за пластом слова, спросил:

— Тебя и Славку оставили на площади, так?

— Точно, — кивнул Андрей.

— Но его принесли полуживого, а тебя даже не тронули, так?

— Так! И что с того следует?

— Его спрашивали про заговор, но он ничего не сказал и его избили.

— Меня тоже спрашивали про заговор и я тоже ничего не сказал, — твердо произнес Андрей.

Игорь соскочил с нар и, процеживая сквозь зубы слова, просипел:

— Не смеши, паря! Все мы прошли через их лапы и ещене было ни одного случая, чтобы после таких вопросов шкуру не спускали?

— А мне что, шкуру самому с себя содрать, чтобы вы мне поверили? Да я знать ничего не знаю о каком-то там заговоре. Единственное, что мне поручил Раббани, так это в два дня разузнать об этом. — Вот! Вот! Видите! Я печенкой чувствую эту мразь! — обрадованно заорал Игорь. — Он стукач. Как пить дать, стукач!

— Все, тихо! — резко оборвал Игоря молчавший до того Саша — Мухаммед Азиз младший. Но, как понял Андрей, в камере он был старшим. — Вечером выясним все у Сергея. А ты, — кивнул он отверженному, — пока дыши. Прав Игорь — задушим, — угрюмо произнес он. — Не прав — на коленях попросим прощения.

2

Почти касаясь локтями, Сергей, Александр и Василек отбивали поклоны Аллаху во время вечернего намаза. Остальные узники тоже усердствовали, гудя голосами громче обычного.

— Обстановка такова: больше тянуть с побегом не имеет смысла, иначе будет поздно, — раскрыв ладони перед лицом, тихо проговорил Сергей. — Абдурахман что-то пронюхал, иначе они бы не избили так Славку. — Переждав пока затихнет Аллах акбар", Сергей продолжил: —С афганцами все обговорено: они поддержут. Надо дождаться только момента, когда придут машины с оружием, Керим знает дорогу через отроги Хайбера. Главное, как можно быстрее достичь гор, а это можно сделать только на машинах. Моджахедов у пулемета на вышке берут на себя Виктор и Алексей. Самое главное — сделать все тихо, чтобы не поднять охрану. Если удастся, то у нас будет час-пол- тора времени, а там…, пока дозвонятся до Пешевара, пока вышлют вертолеты…, мы уже будем в горах.

— Что делать с новичком? — ткнувшись лбом в песок, спросил Саша. — Ему поставили задачу в два дня узнать про наш план.

— Это он сам сказал?

— Да. Но мы Андрея не знаем, не знаем на что он способен. Если завтра не придут машины, то послезавтра его возьмут на допрос. Может и проболтаться…

— Он ничего не знает.

— Мог догадаться, что-то услышать, заметить…

— Гадать не будем, — оборвал Александра Сергей. — Держите его в неведении, а начнем действовать, с ним решим окончательно. Все, парни, кончай разговоры, а то вон тот чернобородый, — скосил он глаза на охранника, — что-то подозрительно на нас смотрит.

Бархануддин Раббани нервничал. В последнее время у него ничего не ладилось: одна частная телекомпания заплатила ему кругленькую сумму, но он не смог удовлетворить ее запросов по обеспечению заказанного сюжета и доллары пришлось вернуть; в штаб-квартире "Исламского общества" была задумана крупная политическая акция по дискредитации высшего командного состава правительственных войск, но из-за какой-то девчонки, ее упорства затухла в самом начале; теперь еще и в Бадабера — его детище, неспокойно. "Шурави что-то замышляют, но что? Удалось только выяснить, что готовится побег, но когда и каким образом? Конечно, спокойнее бы было всех русских уничтожить, не дожидаясь развития событий, но уж очень не хотелось Раббани расставаться с «ветеранами» Бадабера. Ему хотелось выяснить: сколько же лет может прожить человек в нечеловеческих условиях, а кроме того, "работа с шурави", так он называл истязания советских парней, разгоняло ему кровь.

Надо было возвращаться в Пешевар, но Раббани ничего не добился здесь, в Бадабера: ни с Зариной, ни с «шурави». Перед отъездом из крепости, он еще раз спустился в подземную камеру, в которой томилась девушка.

Зарина его встретила злым настороженным взглядом. Ее пропустили по так называемому "малому кругу" и теперь в ней трудно было узнать восточную красавицу с персиковыми щечками и розовыми лепестками губ. Все ее тело, исхлестанное плетьми, ныло, левый глаз заплыл, нижняя губа была рассечена.

Оценивающе оглядев девушку, Раббани остался доволен работой своих подручных. Он, подойдя вплотную к Зарине, выдохнул ей в лицо:

— Что, красавица, также будешь упорствовать или послушаешься дядюшку Барха?

Девушка смерила презрительным взглядом палача и только сильнее сжала зубы.

— Молчишь? Ну, молчи, молчи. Я терпелив. Подожду еще пару деньков, а потом…

Раббани отошел на несколько шагов, выразительно обшарил взглядом фигуру Зарины и вкрадчивым голосом проговорил:

— Я тебя знаю еще вот такой, — показал он рукой. — Тогда тебе лет пять было, а сейчас ты уже вон какая выросла — настоящая женщина..» и пора ею становиться. Я давно наблюдаю за охранниками, как они облизываются глядя на тебя. Что же, их можно понять: они голодны без женского общества. Так вот, — голос его стал холодным и жестким, — я даю тебе еще два дня: или ты пишешь письмо отцу, или я отдаю тебя охране!

3

Ночь укрыла своим черным покрывалом мрачную крепость Бадабера, но узникам не спалось: что-то готовит день завтрашний? На голых досках нар, тесно прижавшись друг к другу, шепотом шло обсуждение деталей побега. Все понимали, что в таком деле большую роль играет случай, и все надеялись, что для них он будет счастливым. Не спалось и в камерах афганцам, хотя и не все они были связаны тайной готовящегося побега, тем не менее, дух чего-то необычайного витал в воздухе, не давая спать. И только в камере, где содержался Андрей, было тихо.

— Парни, — нарушил длительное молчание Игорь, — я тут случаем одно дело выявил, — и после Многозначительной паузы, продолжил: — Здесь в Бадабера, кроме нас — мужиков, еще и женщин содержут.

— Да ну-у-у, — прогудел Виктор недоверчиво. — Быть того не может.

— Хотите верьте, хотите нет, но меня сегодня вечером "чистюля Махмуд" заставил тащить к нему в комнату кондиционер и я слышал как в подвале, где эта чертова лампа висит, пытали женщину. Крики, правда, приглушенные, неслись из подземелья, а голос, даю голову на отсечение, высокий, женский.

Ребята принялись обсуждать, кто бы это мог быть, но Александр их успокоил:

— Это мог быть и мужчина. Когда в тиски зажали мою мужскую гордость, я выл не только как женщина, как дитё малое. Так что, спите. Завтра день трудный.

— А ведь это была женщина, вернее, девушка, — подавленно произнес Андрей.

— Ты-то откуда знаешь?

— Знаю. Меня с ней вместе доставили в крепость. Это — Зарина — афганка, дочь командира авиационного полка.

— Так чего же ты молчал до сих пор? — вспылил Игорь. — Надо было Сергею сразу рассказать.

— А толку-то с того. Все равно мы ей помочь не в силах, — проронил Андрей. — А какая красавица была.

Да, это была Зарина. После разговора с Раббани, она пыталась покончить жизнь самоубийством. Из подстилки, которой спала, она нарвала полос и свила веревку. Но та не выдержала веса тела девушки и оборвалась. По распоряжению Абдурахмана ее исхлестали плетьми и теперь, изнывая от жажды, страдая от боли, она лежала на голом полу камеры и молилась, прося Аллаха ниспослать ей смерть.

4

Не спалось в эту ночь и Абдурахману.

"Хорошо профессору, — думал он о Раббани, — приехал, пошумел, приказал обеспечить порядок и уехал. А мне думай как этот порядок обеспечить. До сего дня все было спокойно: шурави вели себя смирно. Один было поднял голову, так ему мозги вышибли дубинами и теперь он безобиднее ягненка. Но сегодня Мухамад Ислам сказал, что готовится побег".

Абдурахман не очень-то доверял русскому, но признание шурави, сделанное под пыткой, настораживало.

"Что же эти русские придумали? — ломал он голову. — Убежать из Бадабера невозможно. Еще никому не удавалось этого совершить".

И тем не менее, на душе у коменданта тюрьмы было неспокойно. Вызвав к себе Махмуда, он приказал:

— Завтра придут машины с оружием. Шурави на разрузку не брать. Пусть поднимут десятка два афганцев, управятся. Там всего- то два грузовика.

 

Это сладкое слово — свобода

1

На вечерний намаз русских пленных вывели под усиленным конвоем. Если раньше их сопровождало четверо охранников, то сегодня было на двое больше.

Андрей шел впереди Славы и ему было нестерпимо стыдно, что его не тронули, а товарищ еле переставляет ноги. Ощущая на себе короткие, полные презрения и ненависти взгляды ребят, он непроизвольно поджимал плечи.

Во дворе стояли машины и вокруг них копошились пленные афганцы.

— Вот тебе и на! — присвистнул от удивления и неожиданности Анатолий. — Что будем делать, командир? — не поворачивая головы, спросил он у шедшего позади него Сергея.

Тот тоже был не меньше озадачен.

"Значит, какая-то информация о готовящемся побеге просочилась и Абдурахман насторожился. Тогда тем более надо действовать сегодня, не то завтра может быть поздно. Но здесь нам всех охранников не осилить. Возле машин пятеро и своих шесть: итого — одиннадцать. Многовато!".

— Будем брать возле камер, передай ребятам, — тихо, но решительно произнес он и покосился на Андрея, подходившего к нему.

Пленные медленно опустились на колени. Рядом с Сергеем расположился Андрей, ему необходимо было переговорить со старшим товарищем.

Мулла, стоящий на крыше одного из складов, завыл, простирая руки к заходящему солнцу. Ему вторили и пленные под дулами спаренного зенитного пулемета, и охранники, держа под рукой оружие, и курсанты учебного центра, отделенные от складской зоны высоким дувалом.

— Сергей, поверь мне, я ни в чем не виноват, — горячо зашептал Андрей. — Они меня специально подставили.

— Тихо, — оборвал его Сергей, — позже мы вернемся к этому разговору, а сейчас мне не до тебя.

"Даже Сергей отвернулся от меня. Что же делать? Может, наброситься на охранника, вырвать оружие… и будь что будет! Скольких положу "воинов ислама" — столько и моих, а там пусть убьют. Тогда ребята поймут, что я не мог их предать, — но, подумав, Андрей отказался от задуманного: — Стрелять-то не только я буду, но и охранники. А те могут положить всех парней. Значит, надо ждать другого момента. Вот только возникнет ли он до завтрашнего дня?!".

Молитва закончилась и, построив цепочкой, русских повели обратно в подземную тюрьму. Когда охранники загремели засовами, открывая двери камер, шурави набросились на них. Парни действовали быстро, решительно, слаженно. Шестеро моджахедов, не ожидавшие нападения, были обезоружены, связаны и брошены в одну из камер. Охранять пленных охранников поставили Славу, как наименее боеспособного, так еще и не отошедшего до конца от вчерашней пытки.

В другую камеру втолкнули Андрея.

— Извини, брат, но посиди пока. Так нам будет спокойнее, — прогудел Виктор, закрывая тяжелые дубовые двери.

Ребята, окрыленные удачным началом, потрясая захваченными винтовками и автоматами, окружили Сергея. Он видел их горящие нетерпением глаза, отчаянную решимость, готовность пойти на смерть — то, чего он опасался, ибо сейчас нужны были осторожность, хитрость, выдержка. Только Виктор, в силу склада своего характера, оставался спокойным.

— Десять человек вооруженных двумя автоматами и четырьмя винтовками — это сила. Чтобы теперь не произошло, как бы не развивались события — так просто мы не дадимся. Самое же главное сейчас — разоружить тех пятерых у машин, — как можно спокойно проговорил Сергей, — У кого какие мысли?

— А чего тут велосипед придумывать, ежели его до нас изобрели, рубанул рукой Игорь, — Надо действовать так, как уже не раз видели в кино: переодеться в одежду охранников и выйти на площадь.

— Дельное предложение. Еще у кого есть что? — окинул всех взглядом Сергей. — Тогда действуем так: Игорь, Анатолий и ты, Аркадий, переодевайтесь в одежду моджахедов, Алексей, — обернулся он к парню со шрамом на лбу, — твоя забота — охранник, который стоит на крыше склада. Ножи отдайте ему, — приказал Сергей. — Учти, у нас их только два.

Алексей понимающе кивнул и, передав автомат стоявшему рядом Василию, принял в руки два кривых ножа. — Жаль, что не метательные, — подкинул он на руке один из них.

— Василек, ты прикроешь Алексея. В крайнем случае, снимешь охранника очередью. Все, парни, отступать некуда. Приготовились и пошли. Идти медленно, как всегда, действовать быстро и тихо, — отдал распоряжение Сергей и решительно направился к выходу из подземелья.

На площади все шло своим чередом: первая машина уже была разгружена и пленные афганцы приступили ко второй. Когда на площади появились русские, охрана даже не обратила на них внимане. Дело было обычным: то афганцы помогали в работе шурави, то русские пленные помогали афганцам.

Керим — старший среди афганских пленных, заметил, что в движении «достов» было что-то не так. Приглядевшись, он обратил внимание на необычность построения колонны. Раньше впереди строя всегда шел один из охранников, теперь же возглавлял его Рахимхуда — парень с отметиной на лбу. И тут он понял: началось. Сделав знак своим товарищам, Керим направился в склад, где находился один из пяти охранников и угрюмый бородатый кладовщик. Следом за ним, прихватив ящик со снарядами, двинулось еще двое пленных. Остальные «замешкались» у машины.

Второй этап тоже прошел удачно. Алексей первым начал действовать, дав тем самым команду остальным. Он молниеносным движением, раз за разом, метнул оба ножа в охранника, стоявшего на крыше склада. Тот, не вскрикнув, повалился замертво на руки подскочившего к стене склада Алексея. Задача облегчилась еще и тем, что афганцы тихо управились с теми, кто находился в складе, остальных же охранников взяли на себя Игорь, Анатолий и Аркадий.

Все складывалось как нельзя лучше. Оставался только пулемет на вышке. Пока он молчал, а это значило, что или все действия прошли незамеченными, или на вышке никого не было. Но это еще предстояло выяснить.

А пока, найдя на складе инструмент, Виктор принялся освобождать своих товарищей от ножных оков. Пятеро афганцев под «охраной» переодетых шурави продолжали разгружать машину. Когда с цепями было покончено, Сергей распорядился:

— Уходить будем на обоих машинах, так как с афганцами нас более шестидесяти человек. В кузова грузить побольше гранат, можно кинуть по паре «стингеров» — пригодятся, кроме того, каждый берет автомат и боеприпасы, Виктор, Аркадий, теперь дело за вами. Пулемет на вышке должен молчать. Керим, — обратился он к афганцу, — бери своих ребят… и в камеры. Ждите нашего сигнала. Как только с охраной у ворог и на вышке будет покончено, выводи всех наверх. Вам парни, — кивнул он Анатолию и Алексею, — убрать охрану у ворот. Остальным, также медленно, не привлекая внимания, разгружать машину и загружать тем, что я сказал. Игорь, — продолжал отдавать приказания Сергей, — слетай быстренько в тюрьму и приведи ребят: Славу и Андрея. Да, да, — кивнул Сергей утвердительно, — и Андрея тоже.

Игорь, затянув потуже пояс, подвесил к нему несколько итальянских, похожих на наши «лимонки», гранат и не спеша направился через площадь к тюрьме. Каждый шаг ему давался с трудом: хотелось бегом преодолеть открытое пространство, ибо всеми клеточками своего тела он ощущал нацеленное на площадь, а казалось на него, стволы спаренного зенитного пулемета.

Вот и дверь в подземелье. Юркнув в нес, Игорь перевел дух.

— Славка! — крикнул он, сбегая по наклонному коридору вниз. — Славка, братан, все прошло как по нотам! Он вбежал в коридор, справа и слева которого шли двери камер, но товарища нигде не было. Ничего не понимая, он подошел к камере, в которую заперли охранников, дернул за скобу… Дверь отворилась. Камера была пуста. Только на глиняном полу валялись обрывки поясов, халатов и ремешков, которыми были связаны руки и ноги моджахедов.

— Славка, где ты? — крикнул Игорь во всю мощь своих легких.

В соседней камере забарабанили в дверь. Когда Игорь отворил запор и увидел Андрея, то все понял…Давно они ушли? — спросил он подавленным голосом, еще не веря в случившееся.

— Минут пять назад. Бежим, может, где перехватим, — выкрикнул Андрей и, подхватив рукой ножную цепь, устремился по коридору на выход.

Но было поздно.

В распахнутую дверь тюрьмы с площади донеслось тяжелое "тук- тук-тук…". Это бил солидно и весомо пулемет с вышки. Через мгновение раздалось уханье гранат и трескотня автоматных очередей.

— Стой! — рванул за рукав рубахи Андрея Игорь. И когда тот остановился, коротко приказал: — Расставь ноги!

— Ты что, сдурел? — недоумевая, вытаращил глаза Андрей. — Спешить надо.

— Знаю. Стань, как сказал, — не терпящим возражения тоном, повторил Игорь. — Шире!

Андрей повиновался и только тогда, когда Игорь приставил дуло винтовки к ножным оковам, понял что хотел сделать товарищ. Гулко ударил выстрел по сводам подземной тюрьмы, цепь отлетела, захлестнув левую ногу. Еще один выстрел… и Андрей освободился от ножных оков.

Когда парни выскочили на площадь, пулемет на вышке уже замолчал, одна из машин, объятая пламенем, стояла возле ворот, у другой суетились только что освободившиеся узники.

Андрей устремился в склад. Зная по предыдущим разгрузкам, где лежат автоматы, он кинулся к ящикам. Оружие было в консерванте, а значит и не боеготово. Что же делать? И тут он увидел охранника, раскинувшего ноги на проходе между стеллажами с ящиками, а из- под него торчал приклад автомата. Им оказался наш «АК». Проверив магазин, Андрей лязгнул затвором и бросился из склада. В дверях от столкнулся с Сергеем.

— Может, они Славку обманом взяли? — надежда звучала в его голосе. Старший товарищ не хотел верить в предательство, и теперь, даже в этот самый решительный момент, хотел знать правду. Андрей это понял, но не оставил надежды.

— Он открыл дверь и развязал веревки. Я слышал, как вначале ушли двое, а потом покинули камеру остальные.

— Хорошо, — кивнул Сергей. — Быстро в машину. Уходим.

— Я не могу, — решительно произнес Андрей. — У меня здесь товарищ…

— Это та девушка-афганка?

— Да. Она в камере, где не выключается лампа.

— Но ведь это же в средней зоне.

— Я должен ее освободить, — еще тверже произнес Андрей. — Без нее я не покину Бадабера.

— Тогда не теряй времени, но учти, ждать не будем, не имеем права. Как только подорвут ребята ворота, мы уедем.

Последних слов Андрей уже не слышал. Он несся ко внутренним воротам. Однако, краем глаза все-таки заметил, как за ним последовал Игорь. Выпустив очередь из автомата по накладному замку, он ногой отбросил дверь и ласточкой нырнул в проем. Сделал он это чисто интуитивно, подчиняясь скорее выработанной в учебном центре привычке, нежели чем разуму. И не напрасно. У столба с перекладиной, где когда-то Абдурахман "делал из Андрея мусульманина", стоял Махмуд. В его руках прыгал, изрыгая смертоносный свинец, короткоствольный американский пистолет-пулемет. На голом песке Андрей был отличной мишенью и если бы не Игорь, вряд ли он выбрался бы из этого переплета. Сраженный короткой очередью, Махмуд выпустил оружие и начал медленно оседать, схватившись руками за живот. Игорь заскользил вдоль стены и через мгновение был уже под окнами комнаты Раббани. Швырнув туда гранату, он шмыгнул в распахнутое взрывом окно.

Андрей, зная расположение комнат, бросился к заветной двери, за которой был спуск в подземелье. С решеткой, преградившей путь, он разделался быстро. Вот и камера.

Девушка лежала на полу, свернувшись калачиком. Волна нежности, жалости захлестнула Андрея.

— Зарина! — воскликнул он, падая перед девушкой на колени. — Что же ты? Как же ты? — путался в словах юноша.

Зарина открыла глаза, брови ее, напряженно сдвинутые к переносице, расслабились, девушка слабо улыбнулась.

— Андрюша, — прошептала она запекшимися губами. — ты… Я знала, что увижу тебя.

— Нам надо спешить. Ты сможешь идти?

— Не знаю.

Девушка сделала попытку подняться, но, застонав, опустилась опять на пол.

Только сейчас Андрей обратил внимание на то, что некогда розовая кофточка свисала с плеч грязными от крови и грязи лохмотьями, а сквозь дыры проглядывало тело, испещренное вздутыми багровыми рубцами.

— Сволочи! — задохнулся от негодования Андрей. — Звери!

— Уходи, — прошептала девушка. — Ты же сказал, что надо спешить.

Андрей скинул с себя рубаху, разорвал ее и осторожно обернул ею покорную от слабости Зарину. Взвалив девушку на плечо и прихватив автомат, он по ступеням медленно начал подниматься на выход. Во дворе его ожидал Игорь.

— Сбежали, гады! Один только этот замешкался, — кивнул он на тело Махмуда. — Давай автомат, мешается ведь. Я вас прикрою.

2

Побег не удался. Предательство Мухамад Ислама — Вячеслава разрушило планы заговорщиков. Единственная очередь, выпущенная по узникам из пулемета, уничтожила одну машину и, как оказалось впоследствии, вывела из строя другую. Эта очередь оборвала жизнь и Керима, сидевшего за рулем автомобиля.

Выпущенные Вячеславом охранники подняли тревогу и более четырехсот курсантов учебного центра и охрана Бадабера обложили восставших в тюремной и складской зонах.

— Единственно, что нам остается — это дождаться ночи. В темноте можно попробовать выбраться из крепости, не неся больших потерь. Оружия и боеприпасов у нас много, вода есть, будем сражаться.

Сергею никто не возражал. Все понимали, что пока не стемнеет, пройти через лагерь беженцев, а потом более десяти километров по открытой местности — немыслимо. Ночь же может предоставить шанс на спасение. Согласились с этим и афганцы. Однако, не все взяли в руки оружие. Четырнадцать афганских пленных, заявив, что восстание обречено на поражение, ушли обратно в подземелье.

Но это понимали и моджахеды. Майор Кудратулла приказал штурмовать тюремную и складскую зоны, чтобы уничтожить восставших шурави. Курсанты и охранники полезли на стены, но советские и афганские парни открыли пулеметный и автоматный огонь с караульных вышек, крыш складов, из-за высоких дувалов. Ни один из наступавших не смог ступить на территорию тюремного двора, а до трех десятков самых, ретивых моджахедов осталось лежать под стенами и висеть на стенах крепости.

Когда солдаты охраны и десяток моджахедов под прикрытием трофейного БТРа попытались пройти через внутренние ворота со стороны учебного центра в складскую зону, восставшие открыли такой плотный огонь, что резина колес полетела клочьями, а БТР тут же сел на диски. В довершение всего почти в упор, по застрявшей в воротах машине выпустили «стингер». Но и восставшие несли потери: Василек, прикрывавший часть стены от жилой зоны, был убит пулей в лоб; ранены Аркадий и Саша, в рядах афганцев были раненые и убитые.

Андрею была поставлена задача не пропустить моджахедов со стороны центральных ворот. Он и еще четверо афганцев залегли на крыше продовольственного склада, как раз напротив створа. Установив два пулемета, они били по верхнему срезу дувала и надстройки над воротами, пресекая любую попытку проникнуть на территорию, удерживаемую восставшими.

Вскоре атаки прекратились. Моджахеды и охранники, убедившись в бесплодности попыток, откатились к палаткам беженцев, изредка постреливая в сторону крепостной стены.

Андрей, оставив за себя старшим высокого горбоносого и заросшего черным волосом афганца, спустился с крыши и побежал в склад, где среди тюков с одеждой оставил Зарину. Девушка металась в бреду. Андрей принес воды и, намочив клочок ткани, обтер ей лицо, шею, руки, приподняв голову, напоил. Зарина открыла глаза.

— Андрюша, — протянула она руку. — Ты не оставишь меня? Мне плохо…Андрей склонился над девушкой и коснулся губами ее пылающего лба. Нежность, жалость, негодование захлестнули его, перехватив горло. — Не тревожься, милая, я с тобой. Я не оставлю тебя. Попей еще воды, станет легче, — как можно ласковее произнес он.

— Мне то холодно, то жарко. А ты знаешь, — шептала Зарина, — последние дни я постоянно думала о тебе.

— Я это чувствовал.

— …мысленно говорила с тобой…

— Зарина, милая, я хочу, чтобы ты это знала, — горячо зашептал Андрей на ухо девушке, — ты — самое дорогое, что у меня есть. Я люблю тебя.

Девушка слабо улыбнулась.

— Я боялась, что ты мне этого не скажешь, вернее, не успеешь сказать, — помолчав, она тихо продолжила: — Никогда не думала, что слово «любимый» впервые произнесу в тюрьме. Тебе, наверное, надо уходить?

Виновато отведя глаза в сторону, Андрей кивнул.

— Но ты придешь ко мне?

— Конечно, как только смогу.

— Андрюша, я прошу тебя, принеси мне в следующий свой приход пистолет. Все может произойти, — грустно произнесла девушка, — если ты погибнешь, я не хочу жить. Я просто не вынесу пыток и издевательств. Обещаешь мне выполнить мою просьбу?

— Хорошо. Я достану для тебя оружие. Но ты даже не думай о смерти. Нам еще предстоит долгая жизнь, мы же любим друг друга.

В дверях склада Андрей столкнулся с Сергеем, голова которого была перебинтована полоской серой ткани. По его глазам он понял, что старший товарищ слышал его разговор с Зариной.

— Как она? — кивнув в черную пустоту склада, спросил Сергей.

— Плохо. Бредит.

— Ясно, — помолчав, он тихо произнес: — Вот что, парень. Мы тут посовещались с ребятами и решили остаться в крепости.

— Как это? — не понял Андрей. — Еще час продержаться и станет темно, а тогда можно попробовать спастись. Оставаться же здесь — явная гибель.

— Может быть. Но мы остаемся, — решительно бросил Сергей не терпящим возражения тоном, — перед тобой же стоит более сложная задача, он опустился на землю и, привалившись спиной к стене склада, уже спокойнее пояснил: — Афганские товарищи разыскали старый водовод, по которому можно выбраться из крепости. Ты пойдешь с ними и выведешь девушку.

— Но вы? Вы тоже можете выйти из крепости со всеми…

— Нет, — покачал головой Сергей. — Аркадий ранен в живот и истекает кровью, Саша — в ногу. Я тоже двигаюсь с трудом, в голове звон и временами чернота застилает глаза. Мы не сможем нести раненых и не можем их оставить здесь. Нас поддержало девять афганцев, так что — восемнадцать активных штыков, а это уже сила!

— Но как же я?! — растерянно произнес Андрей. — Я не могу вот так вас оставить.

— Чудак, ты что думаешь, тебе будет легче?

— Нет, я так не думаю, но всё же.

— Все об этом! Вопрос решенный и к нему не возвращаемся. Я разговаривал с афганскими товарищами, они вам помогут, — устало закончил Сергей. По тому как искривилось его лицо, Андрей понял, что товарищу нелегко даются слова. — Иди к девушке. Подготовь ее к переходу и подготовься сам.

3

Раббани вызвали в пешеварскую штаб-квартиру "Исламского общества Афганистан" с приема во французском посольстве. Когда он прибыл в ставку, там царили растерянность и боязнь допустить огласку происходящих в Бадабера событий. А бояться было чего: по докладу майора Кудратуллы, пленные подняли восстание, захватили склады с оружием и успешно отбивают атаки курсантов учебного центра. По неполным данным моджахеды потеряли уже около двух десятков убитыми и до полусотни ранеными. Эти цифры привели Раббани в бешенство. Не переодеваясь, в сопровождении ближайших помощников и двух десятков воинов личной охраны, он устремился в Бадабера.

Жалким, перепуганным предстал перед всемогущим доктором теологии комендант тюрьмы Абдурахман. Понимая, что ему не простится "бунт шурави", он, докладывая о принятых мерах, прикладывал все усилия, чтобы свалить вину за неудачные штурмы крепости на старшего по званию и положению майора Кудратуллу и Махмуда, с самого начала событий пропавшего неизвестно куда. Но Раббани нужны были не виновные. Шурави — они еще живы, отстреливаются, а этого допустить он не мог, ибо по официальным данным пленных русских или афганских солдат и офицеров на территории Пакистана нет. Ткнув пальцем в узкую грудь Абдурахмана, он прошипел:

— Ты отвечаешь за пленных. Ты пойдешь в крепость и уговоришь их сдаться. Обещай им все, чего они потребуют, но шурави еще до захода солнца должны быть мертвыми!

Комендант невольно вскинул глаза на ползущий к горным вершинам Хайбера оранжевый солнечный диск.

"Минут пятнадцать-двадцать до заката", — пронизала мысль.

— А ежели они не согласятся? — неуверенно пробормотал Абдурахман.

— Тогда тебе лучше остаться с ними!

Обреченно опустив голову, зажав в руке белую тряпку, «грозный» комендант казематов Бадабера поплелся в сторону крепости.

— Командир! К нам парламентер! — крикнул с вышки Игорь. — Сам Абдурахман направляется. Может, полосануть очередью?

— Успеется, пусть подойдет, — откликнулся Сергей. — Послушаем с чем пожаловал представитель власти.

Озираясь по сторонам, комендант через калитку в воротах, шагнул на тюремный двор. К нему подошли только двое: Абдул Рахман и Фазлихуда. Еще несколько часов назад он мог сделать с ними все, что захотел, а сейчас комендант находился в их власти и в свою парламентскую неприкосновенность он не верил, так как сам не признавал никаких международных законов, хотя и слышал о них. Поэтому, пройдя ворота, он заранее простился с жизнью. Однако шурави смотрели на него не кровожадно, а даже с некоторой усмешкой в глазах, и это вселяло надежду. Абдурахман, тщательно подбирая слова, обратился к Сергею:

— Аллах всемилостив, Абдул Рахман. Он призывает к смирению. Все вы приняли нашу веру и потому, именем Аллаха, я заклинаю вас: смиритесь, сложите оружие и выйдите из крепости. Господин Раббани гарантирует вам жизнь…

— Чтобы потом по кусочкам рвать наши тела? — прервал плавную речь, коменданта Сергей. Глянув недобро на Абдурахмана, он твердо произнес: — Наши условия таковы: мы требуем прихода в крепость представителей советского и афганского посольств. Только с их приходом возможны переговоры. Так и передай Раббани.

А Фазлихуда — Анатолий добавил:

— И пусть он поспешит. Не то я тут присмотрел пару ракет «земля-земля», как раз до Пешевара долетят, а то и дальше.

Неподдельным испугом подернулось лицо коменданта. Абдурахман понимал, что русский не шутит и выполнит свою угрозу. Закатив глаза, он, дрожащим голосом проронил:

— Аллах вам этого не простит.

Ответ шурави привел Раббани в бешенство.

— Они мне смеют угрожать! — кричал он, потрясая кулаками. — Жалкие шакалы! Я изжарю их на медленном огне. Я заставлю их рвать друг друга зубами и жрать мясо!

Раббани раз за разом посылал моджахедов на крепость, но те всякий раз под пулеметным и автоматным огнем откатывались от стен, неся большие потери.

С наступлением темноты атаки прекратились сами собой.

4

Наступила ночь. По требованию Раббани из Пешевара пришло несколько машин с прожекторами, вспарывавшими жалами лучей ночную тьму, и до батальона мотострелков пакистанских регулярных войск. Они уплотнили кольцо вокруг крепости, чтобы не допустить прорыва восставших.

Между тем, афганцы, покидавшие крепость, прощались с остающимися и каждый понимал, что это прощание последнее. Зарина, одетая в халат одного их моджахедов, тоже прощалась с русскими и афганскими парнями. Слезы застилали ей глаза, от слабости ноги подкашивались, но благодарность за свое освобождение переполнявшая сердце, чувство сострадания к решившимся стоять насмерть, удерживало ее на грани обморока, придавало силы.

Андрей тоже с трудом сдерживал слезы. Понимая, что у ребят шансов остаться в живых почти никаких, он был готов разделить с ними выбранную судьбу, но товарищи распорядились по-иному: Андрей должен жить, обязан спасти Зарину и донести правду о Бадабера до своих.

Путь из крепости по заброшенному водоводу был нелегким: вначале надо было на веревках опуститься в колодец, а потом карабкаться по узкому каменному ложу, медленно поднимаясь к зарешеченному выходу, находящемуся в пятистах метрах от крепости в овраге, некогда бывшем устьем реки.

Один за другим исчезали бывшие узники Бадабера в колодце. Наступила очередь Андрея. Товарищи прощались и напутствовали его. Сергей, подойдя последним, обнял и тихо, с затаенной тоской в голосе, сказал:

— Прощай, брат. Живи счастливо и помни о нас. Адреса наших родных у тебя есть, съезди сам, не сочти за труд. И вот еще что, — тише, но, как показалось Андрею, с ноткой отчаяния, высказал он выстраданную мысль: — Напрасно все это… Афганистан, кровь пролитая, смерть и с нашей и с их стороны… Нельзя принести счастье на кончиках штыков. Нельзя оружием заставить жить лучше. Надо, чтобы народ сам захотел преобразований, которые Бабрак Кармаль проводит с помощью наших войск. Сейчас тебе этого не понять, но потом, когда-нибудь, ты убедишься, что я был прав. И если останешься жить после этой передряги, не кори себя за то, что не остался снами. Живи и радуйся жизни за всех нас.

Когда прошло минут тридцать-сорок после начала движения по водоводу, Сергей предложил:

— А ну, парни, пошумим немного, чтобы Андрею с афганцами легче было выбираться из этого котла. Да и господину Раббани на нервах поиграем, немало он над нами измывался, теперь наш черед.

Почти два десятка стволов вспороли ночную тишину. Заметались лучи прожекторов, загремели ответные выстрелы. Моджахеды и пакистанские солдаты, думая, что русские пошли на прорыв, обрушили на крепость шквал огня. А бывшие узники Бадабера в это время, оставив на вышках дозорных, спокойно ужинали в одном из складов.

 

Шаг в бессмертие

1

За ночь никто не сомкнул глаз, каждый думал о своем, самом-са- мом… о доме, о матери, жене. Сергей силился представить свою дочь, какой она стала за эти годы, но так и не смог. Слишком много глаза его видели горя, крови, слишком долго перед ними стоял серый цвет дувалов, построек, стен камер, что иные цвета не воспринимались и не воспроизводились. Он прекрасно понимал, что долго восставшим не выстоять, но все-таки надежда, слабая, надежда на чудо теплилась у него в груди и эту каплю надежды он старался поделить среди оставшихся с ним товарищей.

Забрезжил рассвет.

Сергей в последний раз решил обойти всех ребят, ободрить, проверить нет ли прорех в организованной им круговой обороне.

— Скоро начнут. Ну, как ты тут, — склонился Сергей над Виктором, лежащим на спине и устремившим взгляд вверх.

Тот, не меняя позы, спокойным, сиплым от бессонно проведенной ночи и свежести воздуха голосом, ответил:

— Все в норме, командир. Мои афганцы спят, а я не могу. Лежу и вспоминаю. Всю жизнь свою переворошил и вот что хочу сказать тебе: плохо мы жили. Все как-то не так. Мелко, что ли? Жил, учился, два года работал…, по улицам шатался с парнями в поисках приключений, морды бил, мне били, девчат зажимал на «гульках», и считал что так и должно быть! Потому что окружавшие меня так жили. Был, правда, среди нас один «шизик», серьезный такой, водку на дух не принимал, английский язык учил и говорил, что будет читать Шекспира в оригинале. У него-то хотя бы цель была, а мы чего жизни своей бестолковой радовались?! — вздохнул Виктор.

— Чего это тебя сегодня на философию потянуло? — улыбнулся Сергей.

— Не сегодня, — так же медленно, весомо произнес Виктор. — Давно об этом думаю. Как попал сюда, — уточнил он. — А сегодня еще раз перешерстил жизнь свою прожитую и самое значительное в ней — это день сегодняшний. Потому что он, этот день, один — и последний!

Поразившись мрачности мыслей товарища, Сергей поспешил его приободрить:

— Не раскисай ты, Витюха, у тебя еще будет время все изменить в своей жизни. Дай вот только нам отсюда выбраться.

Виктор улыбнулся и, переведя взгляд на Сергея, насмешливо прогудел:

— Брось, командир, мне эти сказки о светлом будущем петь. Наше будущее зависит от нас. Сколько времени продержимся, то и наше. А так, спасибо тебе за все.

Виктор медленно поднялся, одернул рубаху и жестко, по-мужски обнял старшего товарища.

— И не беспокойся ты, у нас все здесь как надо, — кивнул он на установленный невдалеке миномет.

Когда Сергей обошел всех парней, сомнений не оставалось: стоять будут насмерть. И на один только вопрос он не получил ответа: почему осталось девять афганских ребят? Что руководило ими? Ведь они могли уйти и спастись? Но они предпочли разделить судьбу с шурави.

Раббани не сомкнул глаз. Он с нетерпением ждал рассвета, чтобы покончить с восставшими. Атака была тщательно спланирована, солдаты пакистанских Вооруженных Сил и курсанты были расставлены по местам и ждали только команды.

Доктор теологии с нетерпением поглядывал на сереющий небосклон.

"Скорее бы уж покончить с шурави.

Ему только что позвонили из штаб-квартиры и предупредили, что весть о событиях в Бадабера докатилась до Исламабада. Там недовольны деятельностью Раббани. Его предупредили, чтобы ни в коем случае информация о "бунте пленных" не просочилась в печать. Представители левой газеты «Муслим» и пешеварского журнала «Сафир» находились в это время в Пешеваре и могли пронюхать о событиях в Бадабера.

"Что же делать? Как выманить их из крепости, от складов с оружием?" — размышлял Раббани, расхаживая между прибывшими из Пешевара машинами с артиллерийскими установками.

Увидев проходившего мимо майора Кудратуллу, он приказал:

— Найдите мне мегафон. Я сам хочу обратиться к этим коварным шурави. И отыщите Варсана, он будет переводить.

Как только зарозовели краешки облаков, медленно плывущих в сторону Хайбера, тишину над крепостью нарушил хриплый голос, несущийся из мегафона:

— Эй, хэлло, русские парни, к вам обращается господин Раббани, — и через минуту этот же голос продолжил: — Абдул Рахман, я, Бархануддин Раббани, обращаюсь к тебе. Я знаю, что это ты замыслил и осуществил бунт, ты руководишь всеми, к тебе и мои слова. Подумай, Абдул Рахман, ты не сможешь пробиться из крепости силой, моей команды ждут пять сотен солдат, на крепость наведены стволы пушек, ждут сигнала боевые вертолеты. Но я не хочу крови. Выйди из крепости со своими «шурави» и сложи оружие. Я гарантирую жизнь и выезд в любую страну. Я, Бархануддин Раббани, клянусь Аллахом, что выполню свое обещание.

Мегафон смолк. Раббани ждал.

У Сергея страшно болела голова и потому он попросил ответить доктору теологии Анатолия.

Тот, сложив руки рупором, крикнул:

— Раббани, чертово отродье, ты скажи, как обстоит дело с представителями советского и афганского посольств? Что-то не видно их с утра пораньше?

— Пакистан прервал дипломатические отношения и с русскими, и с афганцами, — донеслось из-за стены.

— Врет, конечно, — усмехнулся Сергей. — Ну ничего, ты у них. насчет ООН спроси.

Анатолий понимающе кивнул и прокричал:

— О сдаче оружия мь будем вести переговоры только в присутствии представителя Организации Объединенных Наций и "Красного Креста". Слышишь, Раббани, только тогда.

Ответа не последовало, а через полчаса пакистанские солдаты и моджахеды пошли в атаку.

2

Андрей, оказавшись с Зариной за пределами крепости, понял, что им далеко не уйти. Девушка была очень слаба. И тогда Андрей решил довериться двум афганским парням, которые заверили, что найдут им укрытие на несколько дней здесь, в лагере беженцев, и не обманули.

Хозяевами, рискнувшими дать им убежище, оказалась молодая пара из провинции Пактия. Фалма, так звали молодую женщину, тут же принялась хлопотать возле Зарины. Она обмыла ей раны, смазала бараньим жиром и уложила в свою постель, а ее муж, Рахим, быстроглазый, смуглый юноша, хромой на левую ногу, и по-видимому, только потому еще не втянутый в кровавый водоворот афганских событий, тут же, при колеблющемся свете светильника, принялся мыть и брить нежданного, опасного гостя. К утру работа была закончена и Андрей, подстриженный, побритый, вымытый, в чистой одежде хозяина, осторожно лег рядом с Зариной на постель своих новых друзей, жизнью рискнувших из-за двух беглецов страшной крепости Бадабера.

Однако, сон оказался недолгим. Яростная дробь пулеметных и автоматных очередей, уханье мин и гранат подняло Андрея на ноги.

— Что это? — донесся до Андрея испуганный шепот Зарины.

— Наши сражаются, — был ответ.

— Прикрой, — крикнул Виктор своему товарищу, бывшему офицеру афганской армии Голь Мухаммаду, которого он в короткие встречи в крепости обучал русскому. Виктор, увидев, что пулемет на вышке замолчал, устремился туда. Вышка занимала самое выгодное положение над крепостью, а спаренный зенитный пулемет держал под контролем большую часть внешнего ограждения и площадь перед тюремными воротами. Как только пулемет смолк, моджахеды и воины полка Халеда ибн Валида, прибывшего по вызову Раббани ночью, и пакистанские солдаты ринулись на крепость. Казалось, что волна наступавших, захлестнет горстку обороняющихся, но советские и афганские парни стояли насмерть. Когда противник подошел к стенам, сотни гранат посыпались на головы "воинов ислама". Не ожидавшие такого яростного сопротивления от бывших узников казематов Бадабера, моджахеды, пакистанские солдаты и воины полка Халеда ибн Валида отступили. Потери ужасали… около сотни убитых и более полутора сотен раненых — таков итог вечерней и утренней атак. Больше рисковать жизнями "воинов ислама" Раббани не мог и он отдал приказ уничтожить восставших из тяжелой артиллерии и реактивными снарядами с вертолетов.

Ухнули пушки, взметая косматые столбы глины и песка, разрушая столетние крепостные стены, снося деревянные надстройки и башни. Вертолеты зависли над крепостью, осыпая непокорных реактивными снарядами и поливая свинцовым дождем из пулеметов. И вдруг случилось то, чего не ожидали ни нападавшие, ни обороняющиеся: одна из ракет, пущенная с вертолета, разорвалась в складе с артиллерийскими снарядами. Тротил сдетонировал и… страшный взрыв потряс крепость. Начался пожар. Снаряды рвались, прошивая стены, разлетаясь вокруг крепости, круша близстоящие палатки и хибары беженцев. Опасаясь новых потерь, Раббани приказал отвести солдат от крепости на безопасное расстояние.

До самого вечера рвались боеприпасы в горящих складах. Воспользовавшись тем, что блокада крепости была временно снята, Голь Мухаммад и еще двое афганцев выбрались из крепости незамеченными и укрылись в лагере беженцев. Из русских же парней уже никому такой возможностью воспользоваться было не под силу. Только Сергей, Игорь да еще Виктор с перебитыми ногами продолжали защищать свои позиции, но и они с каждой каплей уходящей крови из многочисленных ран теряли силы.

После вечернею намаза солдаты двинулись на крепость. Несмотря на безмолвствовавшие развалины, они шли осторожно, готовые в любое мгновенье упасть на землю, укрыться за нагромождениями разрушенных построек.

Всех восставших: и мертвых, и живых, стащили в одно место. Только в троих шурави еще теплилась жизнь. Раббани склонялся над каждым. Русские для него всегда были загадкой, и сейчас, глядя в остекленевшие глаза, оскаленные ненавистью рты, он силился познать, что ими руководило в этом бессмысленном, на его взгляд, восстании. — Одного нет, кивнул он на тела русских и афганских парней. — Афганцы не в счет» Русского одного нет. Новенького.

— Рафхата, — подсказал, стоявший за его спиной Варсан.

— Найдите мне eго, — коротко бросил Раббани.

3

Несмотря на гроход взрывов, Зарина проспала до самого вечера. Но как, только Андрей легонько коснулся ее лба губами, она размежила веки.

— Ты уходишь? — тихо спросила девушка, с тревогой всматриваясь в его лицо.

Андрей кивнул и, коснувшись щекой ее руки, ответил:

— Пойми, я не могу иначе. Я должен знать, что с ними. Может быть им нужна моя помощь…

— Но ты вернешься? — с надеждой в голосе произнесла девушка. — Ты не оставишь меня?

Андрей поцеловал ее в лоб и как можно спокойнее и убедительно проговорил:

— Я вернусь. Обязательно вернусь. Ведь я люблю тебя. Рахим обещал провести меня к оврагу, в который выходит водовод. По нему я также незаметно проберусь» в крепость и все выясню, Не волнуйся. Все будет хорошо. А теперь спи. Тебе, чтобы выздороветь, надо много спать.

Девушка протестующе замотала головой.

— Не усну. Я буду ждать, пока ты не вернешься. Ожидание — удел женщины. Только прошу тебя — будь осторожен.

Андрей, напрягая все силы, с трудом сдвинул чугунную крышку колодца, из-под которой полетели камни и струйками потек песок.

Он осторожно высунул голову и огляделся: крепость лежала в развалинах. Отдельные складские помещения еще горели и потому, время от времени, раздавался беспорядочный треск рвущихся патронов. Андрей подтянулся на руках и выкатился из люка. Сняв с предохранителя автомат, он двинулся на Звук голосов. Обогнув полуразвалившуюся стену склада, Андрей нырнул под обгоревший остов грузовика и замер, зорко вглядываясь в толпу моджахедов, стоявших полукругом возле дувала. Вот они расступились и, повинуясь чьей-то команде, рассыпались, укрывшись в развалинах. А потом началось что-то непонятное: моджахеды из-за укрытий начали забрасывать гранатами то место, где они только что стояли. Андрей из своего укрытия не видел всего и не понимал, зачем моджахеды и пакистанские солдаты переводят гранаты, но когда взрывы стихли и солдаты вновь подошли к дувалу, он вскочил на подножку автомобиля и выглянул из-за кабины. Представшая глазам картина повергла его в ужас: возле дувала парило, кровавое месиво, то что еще недавно было живой плотью его друзей. Красная пелена заволокла глаза, рот свело судорогой. Андрей силился что-то выкрикнуть и не мог.

В толпе он увидел Раббани и рядом с ним улыбающегося Варсана. Тот что-то говорил доктору теологии, горячо жестикулируя при этом, а потом он нагнулся и стволом автомата подцепил с земли кусок окровавленной ткани. Это было последней каплей, переполнившей чашу ненависти. Андрей вскочил на капот грузовика и с криком «Гады» нажал на спусковой крючок автомата. Выпустив магазин, он кубарем скатился на землю и скрылся в развалинах. Еще дважды он появлялся перед моджахедами и пакистанскими солдатами и неуязвимый, будто заговоренный от пуль, скрывался в развалинах. Когда закончились патроны, Андрей отбросил уже не нужный автомат и юркнул в черный зев колодца.

Прошла неделя. Шум вокруг событий в крепости Бадабера потихоньку начал стихать. В крепости появились рабочие — черные заросшие волосом оборванцы, которые приступили к восстановлению стен и других построек. Лагерь беженцев тоже быстро залечил раны, полученные от слепо разлетающихся снарядов в день восстания в Бадабера.

Как-то под вечер из лагеря беженцев вышли трое: двое мужчин, один из которых хромал на левую ногу, а второй — молодой с лица, но совершенно седой, и женщина под паранджой.

Было душно. Тучи ползли над Бадабера — тяжелые, серые. Горы отсвечивали бликами дальних молний. Наконец капли тяжелые и редкие обрушились на путников.

Девушка откинула паранджу и подставила лицо каплям дождя.

— Первый, весенний, — воскликнула она радостно. — Здесь он большая редкость, — и, повернувшись к седому, спросила: — А у тебя на Родине часто идут дожди?

Но ее спутник ничего не ответил. Он стоял, повернувшись спиной к девушке, и смотрел назад, туда, где чернели за пеленой дождя размытые очертания Бадабера.

Девушка положила руку ему на плечо и тихо произнесла:

— Не казни ты себя, Андрей. Их уже не вернуть.

От ее прикосновения юноша очнулся и, переведя взгляд на Зарину, улыбнулся, но так, что у девушки болезненно сжалось сердце.

— Дождь… да, и он оплакивает русских парней, погибших товарищей. А я не могу, мои слезы высохли там, — кивнул он в сторону крепости, — в мрачных ее стенах, — и немного погодя добавил: — Вот только кто за их жизни молодые ответит? Кто за них заплатит и какой ценой?

Стянув с головы чалму, Андрей поклонился поясно, в последний раз кинул взгляд на крепость и, повернувшись, решительно зашагал в сторону гор. Девушка последовала за ним, а хромой остался на месте и еще долго смотрел вслед уходящим, моля Аллаха даровать путникам удачу в их многотрудном и опасном пути.
Послесловие

Из донесения Главному Военному Советнику в Афганистане генералу армии Салманову Г. И.:

"23 мая 1985 года из Пакистана прибыл агент…, имевший задачу добыть данные о происшествии в лагере афганских беженцев Бадабера. О выполнении разведывательного задания источник доложил следующее: 26 апреля в 21.00, когда весь личный состав учебного центра был выстроен на плацу для свершения намаза, бывшие советские военнослужащие сняли шесть часовых у складов артвооружения на сторожевой вышке и освободили всех пленных. Полностью реализовать свой замысел им не удалось, так как один из числа советских военнослужащих по кличке Мухамад Ислам в момент восстания перебежал к моджахедам.

В 23.00 по приказу Б. Раббани был поднят полк мятежников Халедам ибн Валида, позиции пленных окружены. Лидер "Исламского общества Афганистан" предложил им сдаваться, на что восставшие ответили категорическим отказом. Они потребовали выдать сбежавшего солдата, вызвать в Бадабера представителей советского и афганского посольств.

Раббани и его советники приняли решение взорвать склады артвооружения и уничтожить таким образом восставших. В 8.00 27 апреля Раббани приказал открыть огонь. В штурме, кроме мятежников, участвовали артиллерийские подразделения и боевые вертолеты пакистанских Вооруженных Сил. После нескольких артиллерийских залпов склады артвооружения взорвались. В результате взрыва погибло 12 бывших советских военнослужащих (имена, звания не установлены); около сорока бывших военнослужащих Вооруженных Сил Афганистана (имена не установлены); более 120 мятежников и беженцев; шесть иностранных советников; тринадцать представителей пакистанских властей.

По данным источника, до правительства Зия-уль-Хака доведено, что восставшие пленные сами подорвали себя на складах артвооружения.

Полковник Ю. Тарасов.

25 мая 1985 года".

1991 г.

Социальные сети