Оружейные бароны уходят в подполье

Рубрики: ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 05-03-2013


Еще тридцать лет назад термин «незаконная торговля оружием» мало что означал для юристов-международников. Законодательства в области международных передач вооружений практически не было. Каждое государство экспортировало оружие в соответствии со своими внутренними правилами, и если у одних они были жесткими, то у других их могло не быть вовсе. Такая многовариантность открывала возможности для авантюрных сюжетов, описанных в фильме «Оружейный барон» с Николасом Кейджем в главной роли. Этим временам приходит конец. Нелегальная торговля оружием, наверное, неистребима, как неистребима преступность в человеческом обществе. Но в течение следующих ста лет человечеству по силам ограничить это явление приемлемыми рамками.

Законом по беззаконию

В марте 2013 г. в ООН состоится знаковое событие – обсуждение и принятие Международного договора о торговле оружием (МДТО). Это довольно революционный документ, призванный навести порядок в сфере международных передач вооружений.

Начиная с 2006 г., когда эта инициатива впервые рассматривалась в ООН, над документом успели поработать группа правительственных экспертов и группа экспертов открытого состава, состоялись четыре подготовительные конференции, и четырежды Генеральная Ассамблея ООН выносила резолюции в пользу разработки Договора. При этом поддержка Договора ширилась год от года. В ноябре 2012 г. при голосовании на заседании Первого Комитета ООН в пользу рассмотрения проекта этого документа было подано 157 голосов при 18 воздержавшихся.

Если в марте 2013 г. МДТО будет одобрен, участники примут на себя юридические обязательства соблюдать ряд важных правил. Среди них – выполнение прописанного в Договоре порядка экспорта вооружений, контроль за всеми этапами и участниками передач вооружений, соблюдение ограничений на поставку оружия в оговоренных случаях, обязательная отчетность об экспорте и импорте вооружений перед международным органом, создание международного механизма контроля за выполнением Договора и наказания нарушителей.

МДТО станет важнейшим, но не первым документом в области контроля над торговлей оружием. В течение последних двадцати лет международное законодательство в этой области развивалось, что, возможно, было не особо заметно неспециалистам. Однако при желании можно убедиться в том, что вектор этого движения ясно указывает в направлении формирования строгого юридического порядка в этой чувствительной сфере [1].

Можно предположить, что за сто предстоящих лет законодательство станет всеобъемлющим и ликвидирует пробелы, которые еще недавно позволяли контрабандистам оружия оставаться безнаказанными.

Возвратный механизм

В то же время для некоторых режимов, где «винтовка рождает власть», новые порядки станут настоящей угрозой существованию. Они постараются ликвидировать ее любыми доступными способами, в том числе, возможно, путем создания альтернативной системы торговли оружием. В эту систему, возможно, с готовностью войдут КНДР, Сирия, Куба, Иран. Немного фантазии и нетрудно представить, что сюда согласятся войти также Зимбабве, Венесуэла, Пакистан, Белоруссия. С небольшим усилием можно вообразить, как к блоку присоединяются почти всем составом Ближний Восток, Центральная Азия, Китай и Россия. Это конфронтационный сценарий, но когда на планете Земля обходились без конфронтации?

Стрелковое оружие – самый опасный товар современного нелегального рынка вооружений, именно с ним чаще всего совершаются бытовые преступления, военные перевороты, геноцид. Видимо, так будет и в XXII веке.

В 1980 г. в мире насчитывалось 200 лицензированных предприятий, производящих стрелковое оружие. К 2001 г. их количество увеличилось в три раза – до 600 заводов по всему миру. Сегодня уже более 1000 компаний в 100 странах производят стрелковое оружие и легкие вооружения. Около 80 государств мира производят боеприпасы для пистолетов, автоматов, винтовок и пулеметов. Лицензионное производство и распространение технологий позволяют новичкам наладить производство вооружений без длительных и затратных исследований. Можно ожидать, что в течение следующих ста лет число производителей еще больше вырастет. Для этого есть как минимум две причины.

Во-первых, развитие инструментария металлообработки, порошковых технологий делает производство стрелкового оружия все более доступным. Технология 3D-принтеров (способ изготовления трехмерных предметов методом послойной печати) уже сегодня приоткрывает нам секрет будущих легальных (а еще зримее – подпольных) производителей пистолетов и винтовок. Пока не созданы необходимые материалы, но есть уверенность в том, что специалисты по нанотехнологиям справятся с этой задачей за сто лет.

Массовое производство на заводах-гигантах уходит в прошлое, в ряде отраслей наметилась тенденция адресной работы с клиентом. Возможно, новые технологии переместятся из цехов в помещения, более похожие на офисы. Иногда – в домашние офисы, где сделанную по индивидуальному заказу продукцию будут упаковывать и отправлять адресату. Именно так – в противовес массовому серийному производству – получит распространение изготовление товаров на заказ. Не исключено, что одними из первых счастливчиков, у кого появится возможность заказать товар по личным предпочтениям, будут покупатели стрелкового оружия. Иными словами, его производство станет доступнее.

Во-вторых, ужесточение международного законодательства по контролю над торговлей оружием будет приводить к тому, что страны, рискующие попасть под международные санкции, станут развивать военное производство на своей территории. Собственно, так уже происходило, и многие из нынешних держав обязаны успехами своего оборонно-промышленного комплекса как раз угрозе международной изоляции. Сегодня нелегальным производством стрелкового оружия, т.е. производством с нарушением авторских прав, занимаются как минимум 25 государств (государства Западной Африки, Пакистан, Колумбия, Филиппины и др.). Учитывая, что в предлагаемом проекте Международного договора о торговле оружием отсутствует положение о контроле над импортом-экспортом военных технологий, этот ползучий процесс какое-то время будет оставаться незаметным для мировой общественности.

Другой драйвер черного рынка – это конкуренция. Рынок вооружений, несмотря на гигантские размеры и постоянно демонстрируемый рост, достаточно конкурентен. Новые игроки возникают на этом рынке с новыми (а иногда и с уже известными) образцами и демпинговыми ценами.

Поэтому потребность производителей в новых рынках для существования и роста можно рассматривать как объективный процесс. Удачливы те из них, кто имеет постоянного заказчика в лице государства. Для производителей стрелкового оружия есть другая палочка-выручалочка – любители спортивного, охотничьего, а также нелетального оружия (в России его называют травматическим). Вместе с поставками для нужд полиции их потребности зачастую оказываются ничуть не меньше, а то и существенно крупнее военных заказов. За таких клиентов в мире ведется жесткая конкуренция.

Важно отметить, что экспорт полицейских вооружений и гражданского оружия, как правило, осуществляется в «облегченном» режиме, по лицензии МВД. Здесь действуют другие, менее жесткие требования, что позволяет экспортерам с помощью нехитрых изменений конвертировать боевое оружие в гражданское и продавать его туда, куда боевое оружие поставлять запрещено. Вероятно, именно эти категории оружия через сто лет будут наполнять черный рынок, поскольку контроль над ними будет слабее, а отличие от боевого оружия зачастую условное.

При ужесточении международного контроля над трансфертами вооружений рынки гражданского и полицейского оружия станут отдушиной для многочисленных производителей, и они постараются держаться за нее всеми силами. Возможности влияния оборонной промышленности на национальных рынках можно оценить на примере США, где интересы производителей уверенно отстаивает объединение любителей стрелкового оружия «National Rifle Association». А если соединить влияние подобных организаций в одну глобальную силу? На международном уровне их голос еще не слышен, но ведь их пока не загоняли в угол.

Угрозы из будущего

Следует также ожидать, что как бытовая, так и специальная техника станет модульной, гибридной, и это, вероятно, затруднит ее идентификацию и контроль при экспортных поставках. Некоторые приборы уже сегодня почти невозможно идентифицировать. Системы постановки помех навигации и связи – это всего лишь генераторы частот. Системы радиоперехвата и телефонного прослушивания трудно определить, если к комплекту не прилагаются антенны. А как идентифицировать оружие кибервойны, если это просто неизвестный программный продукт? Последующие сто лет создадут еще больше проблем таможенным службам: уже расшифрован геном человека, и до появления избирательного биологического оружия осталось недолго; большинство компонентов нынешних разведывательных беспилотников можно будет заказывать по каталогам авиамоделистов; боевые беспилотники станут размером с муху, а звеном таких мух будет управлять беспилотник размером с голубя; радиоэлектронные компоненты станут настолько малы и при этом столь мощны, что энтузиасты-любители смогут сконструировать то, что сегодня считается разрушительным средством радиоэлектронной борьбы. Иными словами, новые технические средства станут вызовом для систем экспортного контроля, и не всегда они будут готовы его принять.

Возможности международного мониторинга за передачей вооружений, безусловно, возрастут: плотный технический контроль уже сегодня позволяет отслеживать суда, самолеты и грузовой транспорт. Система международного контроля будет все жестче, но черный рынок оружия не исчезнет. Ведь со времен древнего Рима коррупции в мире не становится меньше. Она останется драйвером черного рынка вооружений. Какой чиновник не видит злоупотреблений? Тот, который не хочет их видеть. Самые жесткие правила не действуют и не будут действовать в государстве, где правит коррупция. Этот принцип будет двигать нелегальную торговлю оружием и через сто лет.

В главных ролях

С понятным упрощением можно поделить операторов нелегального рынка вооружений на три категории:

  • авторитетные бизнесмены – это, как правило, уважаемые предприниматели со связями в высших эшелонах власти, которые ради прибыли иногда преступают закон, якобы «по незнанию», но стараются по возможности меньше выходить за пределы законного поля и за счет правовых лазеек умеют соблюсти законность формальной части дела;
  • государственные агенты – неизвестные герои на службе родины, преодолевающие международные запреты в интересах национальной безопасности;
  • криминалитет – люди, для которых закон существует, чтобы его нарушать, а формальной части дела, возможно, не существует вовсе.

У нынешнего нелегального рынка вооружений есть любопытная особенность: две первые категории редко взаимодействуют с третьей – с криминалитетом. Видимо, в силу разного воспитания.

В настоящее время за счет различий в национальных системах экспортного контроля для предприимчивых людей существуют большие возможности для легальных манипуляций, пусть и на грани фола. Например, производитель может находиться в одной стране, заказчик – в другой, фирма-посредник – в третьей, перевозчик – в четвертой, банковский счет – в пятой, а конечный получатель – в шестой.

Как уже отмечалось, за последние двадцать лет ситуация существенно изменилась: появились новые, пусть не всегда эффективные, международные инструменты контроля над рынком. Год от года они приобретают более высокое качество. Следует ожидать, что за сто лет существующие ныне пробелы и лазейки будут закрыты, а группа «авторитетных бизнесменов» на нелегальном рынке оружия исчезнет. Опоздавших ждет тюрьма.

Практическая необходимость заставит две другие группы – государственных агентов и криминалитет – вступать в разнообразные альянсы. Первые криминализируются, а вторые, наоборот, получат ореол робин гудов, борцов за справедливость.

И, конечно, сфера нелегальной торговли оружием будет вынуждена уйти в глубокое подполье. Контрабандисты и сегодня не публикуют отчетов о своих достижениях, но многие ставшие известными герои отрасли сумели избежать наказания, а некоторые стали уважаемыми гражданами родины (иногда вновь приобретенной). Через сто лет контрабанда оружия будет неизменно получать стандартную правовую оценку – преступление. Это значит, что сети нелегальных поставок постараются закрыться от случайных контактов, создадут секретные языки и каналы общения. Большое значение приобретет этнический фактор: чужаки и новички особенно заметны в однородной среде. Изобретательность, готовность к риску и лояльность будут в цене, они и поднимут цены на нелегальном рынке.

Аршином общим не измерить

Применительно к России стоит отметить, что не в пример европейскому представлению о добре и зле в сфере торговли оружием россияне склонны считать добром все, что идет на пользу отечественной оборонной промышленности. Так, если Россия строит в Венесуэле завод-гигант по производству автоматов Калашникова, то это несомненное добро. А если кипрские власти задерживают российское судно с грузом оружия для Сирии – это очевидные происки недоброжелателей.

Учитывая, что альтернативные взгляды на торговлю оружием в российском экспертном сообществе отсутствуют, можно резюмировать, что общественная и политическая мысль нашей страны развивается в направлении, противоположном доминирующей в мире тенденции. Справедливости ради надо добавить, что многие страны мира, возможно, также придерживаются похожих позиций, но просто стараются этого не афишировать.

Российское законодательство запрещает гражданам и юридическим лицам торговать оружием. В нашей стране действует государственная монополия на экспорт вооружений. Любой, кто попытается проверить свои силы на этом поприще, будет иметь дело с Уголовным кодексом. В реальности же после распада СССР именно россияне чаще всего фигурируют в скандалах, связанных с торговлей оружием. При этом они не нарушают российские законы – ведь сделки совершаются за рубежом, что не запрещено законодательством.

Американское законодательство в этом вопросе руководствуется положением экстратерриториальности, означающим, что граждане США обязаны соблюдать американские законы по всей планете. Российские власти на подобные доводы отвечают, что российские законы могут действовать только на территории России, т.е. на какое-то время право россиян торговать оружием за границей будет защищено отечественным законодательством.

Принимая в расчет изложенные аргументы, постараемся заглянуть в будущее – почитаем ленту новостей за 2113 год.

 

Новости из XXII века

В 2113 г. мировая общественность отметила столетнюю годовщину принятия Международного договора о торговле оружием (Arms Trade Treaty), впервые установившего юридически обязывающие правила для международных передач вооружений. На юбилейной 29-й конференции МДТО государства-участники единогласно приняли резолюцию, содержащую условия предоставления международных гарантий безопасности странам, отказавшимся от своих военных программ. В этой связи наблюдатели отмечают, что процесс демилитаризации национальных экономик уже имеет некоторую историю: когда пятнадцать лет назад группа развивающихся государств Западной Африки объявила о начале программы сокращения оборонных производств, у скептиков появился повод для язвительных замечаний. Общий тон их комментариев сводился к тому, что в обмен на новейшие сельскохозяйственные «ноу-хау» африканские государства отказываются от технологий, которыми не обладают.

________________

Первые неправительственные организации, выступавшие за свертывание оборонных производств, нередко подвергались преследованию в своих странах и объявлялись иностранными агентами. Так, активисты движения индийских пацифистов «Последователи Ганди» были вынуждены покинуть Индию и скрываться в Китае. Однако после того как власти Израиля подписали предложенную Генеральным секретарем ООН программу «Свертывание военных программ в обмен на многосторонние гарантии безопасности», к обсуждению подобных проектов присоединились Египет и Вьетнам.

________________

В своем ежегодном докладе Стокгольмский международный институт изучения проблем мира (СИПРИ) отмечает, что количество производителей стрелкового оружия в мире достигло 10 тыс., больше половины из которых находятся в Соединенных Штатах. (Сегодня половина производств стрелкового оружия сосредоточена в США, где право граждан на владение оружием закреплено Конституцией.)

________________

Организация «Amnesty International» фиксирует рост числа бытовых преступлений с использованием так называемого kitchen-made (сделанного на кухне) стрелкового оружия. Отмечается, что любители исторических реконструкций все чаще переходят грань, когда производимые ими реплики древних пищалей, фузей и других музейных вооружений становятся общественно опасными изделиями. Международные правозащитники требуют ввести лицензирование на продажу 3D-принтеров.

________________

Эксперты международной ассоциации «Arms Control» регистрируют ухудшение ситуации с контролем над трансфертами вооружений на Ближнем Востоке.

________________

В декабре 2113 г. военная разведка Кувейта выявила факты поставки кувейтским сепаратистам острова Бубиан порошкового сырья для производства ракет. Груз, задекларированный как цемент, доставлялся морем из Ирака под видом гуманитарной помощи жертвам катастрофического землетрясения. Ранее на острове Бубиан полиция обнаружила склад автоматов Ак-47, которые были сделаны на 3D-принтерах фирмы «Q&K». Расследование установило, что программное обеспечение для изготовления автоматов сепаратисты приобрели у неустановленных российских программистов, использовавших для расчетов платежную систему «Салям-Алейкум». Торговый порт острова Бубиан – южная точка Нового шелкового пути, за контроль над которым соперничают Иран и Ирак.

________________

Башня «Тысячи и одной ночи» в новой столице Кувейта городе Аль-Харир – всемирно узнаваемый символ этой страны – самое высокое строение в мире, которое можно разглядеть даже с территории соседних Ирака и Ирана. В марте 2113 г. сообщалось об обнаруженных на верхних этажах башни мощных электронных устройствах, способных нарушать военную и правительственную связь, а также препятствовать воздушной навигации в районе военного и международного аэропортов. На протяжении нескольких месяцев боевики организации «Свободный Бубиан» завозили и готовили к применению деструктивное партизанское оборудование под видом сотрудников фирмы, якобы занимавшейся электронным зондированием почвы на предмет обнаружения минералов и водных ресурсов.

Следственные органы продолжают поиск других объектов, где может находиться опасное электронное оборудование сепаратистов.

________________

В начале 2113 г. правоохранительные органы Кувейта сообщали об обнаружении специальных военных устройств европейского производства: приборов сквозьстенового видения, генераторов направленного электронного импульса, противотанковых ракетных комплексов производства концерна «ЕвроАрмс». Проведенное Евросоюзом расследование показало, что изделия с указанными серийными номерами были экспортированы в Сьерра-Леоне. Однако министерству юстиции Сьерра-Леоне не удалось выяснить, кто из государственных чиновников причастен к организации фиктивной сделки.

________________

В Брюсселе состоялась конференция международной ассоциации «Human Right to Self-Defense». Делегаты, представляющие 1500 военно-исторических организаций, национальных стрелковых ассоциаций и охотничьих обществ, обратились к ООН с требованием снять репрессивные ограничения, наложенные на владельцев спортивного и охотничьего оружия, а также оружия самообороны. Участники конференции выступают за право личности на вооруженную защиту гражданских прав, возможность противодействия посягательствам на частную собственность, за право защищать себя и своих близких от геноцида.

Обращение поддержал международный Союз производителей стрелковых вооружений. Его приветствовали правительства государств-участников Исламабадского соглашения, которое объединяет страны, не присоединившиеся к Международному договору о торговле оружием и отстаивающие право на защиту национального суверенитета всеми средствами, в том числе и военными. Как известно, членство в Организации Исламабадского Соглашения (ОИС), созданной как ответ на МДТО, предусматривает отказ присоединившихся к соглашению государств от ограничений на распространение военных технологий. Члены ОИС выступают за свободу передачи технологий, расширение международных контактов между учеными и инженерами, обмен идеями и совместное научно-техническое творчество. Они оказывают поддержку международной ассоциации «Human Right to Self-Defense», которая занимается обширной просветительской и пропагандистской деятельностью: устраивает пикеты перед зданием ООН в поддержку задержанных активистов, переводит на разные языки и распространяет на рок-концертах, мотошоу и футбольных матчах «Зеленую книгу» Муаммара Каддафи, сборники произведений Ким Ир Сена, труды Мао Цзэдуна, Льва Троцкого и Че Гевары.

 

***

Несмотря на усилия по контролю над трансфертами вооружений, предпринимаемые на протяжении последних десятилетий, человечеству так и не удалось найти ответ на, казалось бы, простой вопрос: как оружие попадает в незаконный оборот? Где те секретные тоннели, которые соединяют легальный рынок с нелегальным? Ежегодный оборот черного рынка оружия оценивается в 2–10 млрд долл. До 20% всего объема продаж вооружений в мире могут оказаться нелегальными. Это, бесспорно, серьезный дестабилизирующий фактор. По движениям черного рынка (если кто-то в состоянии их анализировать) можно прогнозировать зреющие конфликты в регионах мира. Но даже с таким слабым КПД противодействия нелегальному оружейному трафику человеческая цивилизация просуществовала пять тысячелетий и лишь недавно всерьез задумалась об усилении контроля.

В будущем незаконная торговля оружием вряд ли будет нести больше угроз международной безопасности, чем сейчас. Примем во внимание, что у человечества появляется все больше средств слежения и быстрого реагирования на связанные с ней опасности. Пожалуй, лишь биологическое оружие может стать катастрофой в случае попадания в незаконный оборот. Но это уже отдельная тема.

***

1. В 1991 г. в Лондоне пять ведущих государств мира – постоянных членов СБ ООН, включая СССР, приняли «Руководящие принципы поставок обычных вооружений». В том же году был учрежден Регистр обычных вооружений ООН – орган, принимающий ежегодные отчеты государств об экспорте и импорте нескольких категорий оружия. В 1996 г. возник новый международный режим – Вассенаарские договоренности по экспортному контролю за обычными вооружениями, товарами и технологиями двойного назначения. В 2001 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Программу действий по легкому и стрелковому оружию. В 1997 г. была подписана Конвенция о противопехотных минах, а в 2008 г. – Конвенция о кассетных боеприпасах.

- Вадим Козюлин

***

Источник - http://russiancouncil.ru

Социальные сети