Угрожает ли Бельгии исламский экстремизм?

Автор: Соловьева Зоя Рубрики: Европа Опубликовано: 25-04-2012

В начале 2012 г. бельгийские газеты вышли с крупными заголовками, гласившими «Угрозы, нависшие над Бельгией”. Речь шла о только что опубликованном докладе о работе в 2010 г. бельгийской Cлужбы безопасности - «Сюрте». В документе были перечислены и кратко охарактеризованы основные угрозы стабильности в стране. Помимо лево- и праворадикальных движений к таковым был отнесен исламский экстремизм, развитие которого в Бельгии не только угрожает, по мнению аналитиков «Сюрте», полноценной интеграции мусульман в западное общество, но и создает условия для возникновения конфликтных ситуаций и терроризма.

Одним из факторов, влияющим на настроения мусульманского сообщества Бельгии (насчитывающим более 600 тыс. чел.), было названо активное вмешательство в систему институционального ислама иностранных государств и радикальных исламистских группировок. Примером может служить борьба за руководство Исполнительным комитетом мусульман Бельгии, наблюдаемая в последние годы между двумя основными мусульманскими общинами – турецкой и марокканской. Причиной соперничества, инициируемого и поддерживаемого посольствами Турции и Марокко, является стремление этих стран оказывать решающее влияние на ситуацию в бельгийской мусульманской диаспоре. Продолжаются также попытки воздействия на нее со стороны Саудовской Аравии, под фактическим руководством которой находится Исламский культурный центр или Большая мечеть Брюсселя, выступающая одним из основных источников распространения салафизма в стране.

Именно на распространение салафизма - «реакционного исламистского течения, стремящегося регламентировать жизнь отдельных людей и всего общества строгими рамками» - указывается в докладе Службы безопасности, как на один из факторов, способствующих радикализации бельгийских мусульман. Религиозные деятели, проповедующие салафизм, прибывают в Бельгию из других стран Европы, а также из США, Северной Африки, государств Ближнего и Дальнего Востока. Этнический состав приверженцев этого исламского течения в стране очень разнообразен – среди них встречаются арабы, берберы, турки, выходцы из Африки, Латинской Америки, Европы (боснийцы) и России (чеченцы), а также принявшие ислам европейцы.

Серьезной опасностью в плане усиления исламского экстремизма в Бельгии аналитики «Сюрте» считают наблюдающееся распространение идей такфиризма, легитимизирующего при некоторых обстоятельствах силовые методы (террористические акты, убийства еретиков). Маргинальное и изолированное до последнего времени, это течение приобретает сейчас новых сторонников в исламистской среде, а его идеи все чаще звучат в речах проповедников экстремистского толка.

Роль имамов-проповедников в процессе «реисламизации» мусульманской молодежи в Бельгии подчеркнула в своей диссертации, широко обсуждавшейся в бельгийской прессе, исследовательница Института социологии Свободного Университета Брюсселя Лейла Эль-Башири. Под эти термином автор подразумевает ужесточение религиозных норм и распространение фундаменталистских идей среди молодых мусульман.

В Бельгии отсутствует система подготовки религиозных проповедников. Хотя многочисленные ассоциации предлагают различные образовательные курсы (есть даже Институт изучения ислама, обучение в котором рассчитано на 4 года), их выпускники не получают официально признанные государством дипломы. Имамы в основном присылаются из других стран – Турции, Марокко, Египта, Саудовской Аравии. Распространена практика, когда молодые бельгийцы-мусульмане отправляются на учебу в страны исламского мира, а затем возвращаются в Бельгию для религиозной деятельности. Понятно, что все это открывает широкие возможности для воздействия на мировоззрение проповедников и, через их посредство, на умы всего мусульманского сообщества.

В качестве примера можно привести одну из основных фигур бельгийского неосалафизма - проповедника Мустафу Кастита. Родившийся в Бельгии в семье выходцев из Северной Африки, он получил образование в Медине (Саудовская Аравия). В настоящее время Кастит является одним из имамов Большой мечети Брюсселя. Он также возглавляет издательство, выпускающее исламскую литературу, и читает лекции в мусульманском культурном центре «Сад молодежи».

В диссертации Эль-Башири особенно подчеркивается опасность идей салафистов и «Братьев-мусульман» для молодых мусульман. Как правило, родившиеся уже в Бельгии, эти юноши и девушки, живущие в бедных кварталах, посещающие не самые лучшие школы, часто не имеющие работы из-за слабого образования, с трудом находят достойное место в общество. Ислам, иногда самого экстремистского толка, отрицающий западные ценности, становится особенно популярным в этой среде. «Проповедники салафизма пытаются сформировать у молодежи модель «мы против них», причем часто жертвами нападок становятся другие мусульмане, недостаточно строго следующие различным ограничениям. Возникает «параллельный мир», в котором салафисты все больше изолируются от западного общества. Некоторые даже умеренные приверженцы салафизма поддерживают идеи джихада – в Брюсселе немало проповедников, призывающих молодых мусульман ехать в зоны конфликтов (например, в Афганистан), чтобы оказать поддержку сражающимся там единоверцам».

По мнению доктора политических и социальных наук Свободного университета Брюсселя Хасана Буссето, необходимо «дать перспективу достойной жизни мусульманской молодежи», чтобы противостоять распространению подобных идей. Подобной точки зрения придерживается и известный бельгийский ученый, специалист по проблемам ислама Фелис Дассетто. «Молодые мусульмане нередко ощущают себя «гражданами второго сорта». В силу накладываемых салафизмом религиозных ограничений его приверженцы часто остаются на самых низших ступенях социальной лестницы. Проповедники, используя этот момент, внушают им, что общество, в котором они живут, не желает их принимать».

Наиболее часто привлекающей внимание общественности своими громкими выступлениями является салафитская группировка “Sharia4Belgium” («Шариат для Бельгии»). Члены группировки и ее руководитель Абу Имран (Фуад Белькасем) объявляют демократию – святая святых любого западного и, в частности, бельгийского общества, безбожием («Демократия - это система, где законы определяются народом, а для нас законы уже установлены Аллахом». Они призывают к бойкоту выборов и введению в Бельгии шариата, а также декларируют в качестве своей цели организацию халифата на территории Западной Европы. Выступления “Sharia4Belgium” носят открыто провокационный характер (призывы к разрушению Атомиума, сжиганию американских флагов в канун 11 сентября и т.п.). На своем сайте в Интернете группировка занимается пропагандой терроризма. В феврале 2012 г. Фуад Белькасем был судим и приговорен к 2 годам тюремного заключения и штраф за разжигание ненависти и подстрекательство к насилию против немусульманского населения.

По мнению директора бельгийской Службы безопасности А.Винантса, деятельность группировки необходимо запретить. Общая численность приверженцев радикальных исламистских течений и, в частности, салафизма, невелика - аналитики Службы оценивают ее в несколько тысяч, а количество активистов - в несколько сотен, но они представляют собой реальную угрозу для общества.

Большое внимание в докладе «Сюрте» уделяется проблемам терроризма, тесно связанного с исламским экстремизмом. Особое положение Брюсселя в качестве «столицы Европы», наличие здесь различных общеевропейских организаций, а также штаб-квартиры НАТО, расположение военного штаба НАТО (SHAPE) в окрестностях Монса – все это делает Бельгию вполне реальной потенциальной целью террористических атак и вынуждает Службу безопасности тщательно отслеживать подобные угрозы.

В этом контексте большую опасность представляют собой возникающие в стране группировки, занимающиеся вербовкой бельгийских граждан для участия в джихаде в зонах конфликтов – Афганистане, Ираке, Сомали, Йемене, ранее – в Чечне. Прошедшие боевую подготовку в лагерях и закаленные в ходе военных действий, эти лица становятся хорошо обученными террористами и представляют собой серьезную потенциальную угрозу для Бельгии.

Так, в начале 2010 г. в Брюсселе прошел суд над членами сети по вербовке молодежи для подготовки в лагерях в Вазиристане и дальнейшего участия в боевых действиях в зоне афганского конфликта. Среди них главной фигурой была Малика Эль-Аруд, уже осуждавшаяся за пропаганду идей исламского экстремизма и джихада на территории Швейцарии. Ее первый муж погиб при осуществлении теракта, в котором был убит лидер «Северного альянса» командир Масуд. Второй муж - М.Гарсалуи, занимавший, по некоторым сведениям, видное место в системе «Аль-Каиды» - находился на момент суда в Афганистане. Ранее Малика Эдь-Аруд в числе 20 других исламских экстремистов участвовала в качестве обвиняемой на проходившем в Бельгии антитеррористическом судебном процессе (2003 г.), но была оправдана. Продолжавшая активно вербовать будущих боевиков-террористов и распространять экстремистские идеи и призывы к джихаду при помощи своего Интернет-сайта под названием “SOS-Minbar”, в 2010 г. Малика Эль-Аруд была осуждена на 8 лет тюремного заключения.

В ноябре 2010 г. в Брюсселе был арестован ряд лиц, обвинявшихся в террористической деятельности. Это была группа радикальных исламистов («сеть Табиха» - по имени возглавлявшего ее Али Табиха, бельгийца марокканского происхождения), организованная вокруг Бельгийского исламского центра. Данный центр, созданный в 1997 г. сирийцем, получившим французское гражданство, Бассамом Айаши (по прозвищу «голубоглазый имам») и его сайт в Интернете (аssabyle.com) привлекли внимание Службы безопасности в связи с пропагандой исламского экстремизма и джихада, а также конкретной деятельностью по сбору средств для финансирования террористической активности в Ираке и Афганистане. Сам Айаши уже был задержан ранее на территории Италии и находится там в заключении по обвинению в терроризме. В настоящее время 7 задержанных исламистов должны предстать перед судом в Брюсселе. В результате проведенного расследования были выявлены не только факты их участия в вербовке боевиков для «Аль-Каиды», но также намерения осуществить один или два теракта с применением начиненных взрывчаткой автомашин на территории Бельгии.

Одновременно с арестами в Брюсселе бельгийская полиция провела антитеррористическую операцию в Антверпене. В ее ходе было задержано 7 чел. (в т.ч. несколько выходцев из Чечни), обвинявшихся в вербовке боевиков и сборе средств для проведения террористических актов в Чечне с использованием международного экстремистского Интернет-форума “Ansar Al Mujahideen” (ansar-alhaqq.net). По некоторым данным, они принадлежали к террористической организации «Имарат Кавказ». Заметим, что по тому же делу было арестовано еще несколько человек в Амстердаме и немецком городе Ахене.

Новая волна дискуссий об угрозе исламского экстремизма возникла в бельгийском обществе в связи с поджогом шиитской мечети в брюссельском районе Андерлехт в марте 2012 г. В результате пожара погиб имам мечети. Преступник, марокканец-суннит, обвинил шиитов в вероотступничестве и участии в «убийствах людей в Сирии». Подобный акт стал лишним подтверждением распространения идей такфиризма в мусульманском сообществе Бельгии.

По мнению бельгийского исламоведа Ф.Дассето, в стране существует определенная напряженность в отношениях между суннитами и шиитами, являющаяся во многом результатом разобщенности мусульманской диаспоры и непонимания между отдельными ее этническими группами. Присутствие шиитов в Брюсселе очень невелико – из 77 мечетей всего 4-5 являются шиитскими а численность шиитской общины оценивается примерно в 8 тыс. чел. Совершенный поджог ученый считает спонтанным преступлением одиночки, а не результатом заговора какой-то группировки.

Однако именно «терроризм одиночек», как считают многие аналитики, представляет на сегодняшний день главную опасность для Европы. Специалист по проблемам терроризма, профессор Лейденского университета (Нидерланды) Б.де Граф, связывает его распространение с появлением в 2006 г. на ряде экстремистских форумов в Интернете статьи одного из членов «Аль-Каиды» Абу Джихада аль-Масри «Как вести борьбу в одиночку». Характерными чертами «одиночек» профессор считает особую идеологию, сочетающую элементы личностной фрустрации и политические, социальные или религиозные претензии к обществу, высокую степень социальной и психологической дезадаптации, крайнюю степень радикализации.

Широкое обсуждение проблем исламского экстремизма и связанного с ним терроризма развернулось в Бельгии в связи с делом террориста-одиночки Мохаммеда Мера, убившего 7 чел. во Франции в конце марта 2012 г. Общество задалось вопросом, возможно ли повторение подобной трагедии в Бельгии и что предпринимается для предотвращения аналогичных терактов.

По мнению бельгийской Службы безопасности, в стране существуют «спящие ячейки» радикального исламизма, нередко связанные с «Аль-Каидой». Они не только вербуют сторонников для участия в джихаде в зонах конфликтов, но и планируют теракты на территории Бельгии. Их существование подпитывается за счет экстремистски настроенной мусульманской молодежи и европейцев, принявших ислам. (Инетересно, что последние часто склонны к наиболее фанатичным формам экстремизма. Так, например, единственной бельгийской террористкой-смертницей, погибшей в ходе совершенного ею теракта в Багдаде в 2005 г., была новообращенная мусульманка Мюриэль Дегок).

По данным Европола, в период 2006-2010 гг. в Бельгии по обвинению в терроризме было задержано 42 исламских экстремиста, из них 19 предстало перед судом.

В условиях усиления нестабильности в арабском регионе и зоне Сахеля, военных действий в Афганистане (а до этого еще и в Ираке), любые внешние для Европы конфликты проецируются на ее территорию. Они способствуют развитию процессов политизации и радикализации в среде выходцев из этих регионов, проживающих в Европе. Причем особенно заметно это воздействие на наиболее уязвимые группы населения – молодежь, малообеспеченные слои. Хочется заметить, что ряд европейских государств, в которых угроза исламского радикализма является достаточно реальной (в т.ч., например, Бельгия и Франция), невольно способствовали разжиганию конфликтов в арабском регионе. Активно поддержав массовые движения против власти в Египте и Тунисе, оказав военную помощь оппозиции в Ливии, встав на сторону антиправительственных сил в Сирии, они, по-видимому, недостаточно реально учли последствия дестабилизации в арабском регионе. Можно предположить, что результатом усиления позиций исламистов в некоторых государствах Ближнего Востока и Северной Африки будет не развитие демократии, как утверждали (искренне или не очень) отдельные европейские политики, а введение шариата и подъем радикального ислама. Это, в свою очередь, не сможет не отразиться на ситуации на европейском континенте.

Либеральное европейское законодательство представляет широкие возможности для развития радикальных течений. Невозможность ограничить распространение экстремизма до тех пор, пока его сторонники не совершают конкретных противозаконных действий, способствует возникновению организаций типа «Бельгийский исламский центр», молодежных исламистских группировок, подобных “Sharia4Belgium”, а также существованию религиозных учреждений, при посредстве которых идеи салафизма внедряются в мусульманское сообщество Бельгии из-за границы (Исламский культурный центр или Большая мечеть Брюсселя).

Важной чертой современного экстремизма, в т.ч. исламского, является широкое использование Интернета для распространения своих идей и вербовки новых сторонников. Как утверждают специалисты, на подобные форумы невозможно попасть через обычные поисковые системы, они доступны только через специальные пароли и приглашения. В докладе голландских спецслужб, опубликованном в январе 2012 г., говорится, что Интернет в настоящее время является основным источником подстрекательства мусульманской молодежи к насильственным действиям. Экстремистские форумы становятся связующим звеном между радикальными исламистами в странах Запада и теми, кто сражается в Афганистане и Йемене. Около 25 тыс. новых участников ежегодно вовлекается в ряды «сторонников джихада» при посредстве Интернета во всем мире. Помимо закрытых форумов существует и ряд открытых (в т.ч. уже упоминавшиеся выше). Их закрытие малоэффективно, поскольку они вскоре возникают вновь; кроме того, цензура в Интернете нарушает принцип свободы слова.

«Основным моментом нового плана национальной безопасности» назвала борьбу с радикальным исламизмом министр внутренних дел Бельгии Жоэль Мильке. В 2010 г. был принят закон, в соответствии с которым Служба безопасности Бельгии получила возможность использовать «исключительные методы» при отслеживании процесса радикализации. К ним относится досмотр почтовых отправлений, прослушивание телефонных разговоров, проникновение в информационные системы (применение этих методов контролируется специально образованной административной комиссией). Под процессом радикализации подразумевается «воздействие на отдельного человека или группу лиц с целью их психологической подготовки к совершению терактов». Тем самым подчеркивается необходимость борьбы не только с исламским радикализмом, но и с левой и правой радикализацией общества.

Помимо Службы безопасности в план по предотвращению радикализации включается полиция. Министерством внутренних дел разработан и осуществляется План “CoPPRa” (Community policing and prevention of radicalization). В соответствии с ним, участковые полицейские обучаются распознавать самые первые признаки радикализации среди населения, предотвращать развитие этого процесса в сотрудничестве с местными административными органами, учебными заведениями, общественными и религиозными организациями. Предусмотрено также сотрудничество в этой области с другими государствами-членами ЕС.

 

Соловьева Зоя Александровна, кандидат экономических наук, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети