Гертруда Аравийская - "мать Ирака", "королева пустыни".

Рубрики: Военлит, Ближний Восток, Судьба, Ирак Опубликовано: 22-01-2016

Гертруда Белл была влиятельнейшей женщиной своего времени, как шпионка и советница королей, после Первой мировой войны она рисовала новую картину  Ближнего Востока. Кем  же была эта британская "мать Ирака", "королева пустыни"?

***

Женщина в центре. В 1921 Уинстон Черчилль (здесь слева рядом с ней) в переформатировании нового Ближнего Востока опирался прежде всего на рекомендации Белл. Которая здесь, радостно триумфируя, сидит между несчастным Черчиллем, который вот прямо сейчас упал с верблюда, и едва титутованным тогда Томасом Эдвардом Лоуренсом "аравийским", который также не имел большого опыта езды на верблюдах. У Белл есть повод для триумфа.. 

В одном из писем к отцу из Багдада от 4 декабря 1921 она писала: "Я провела сегодняшнее утро очень продуктивно", - сообщает она, - "я проложила южную границу Ирака".

Это не было ни шуткой, ни преувеличением. Это было её заданием, осуществить политический и геграфический порядок в заново созданном государстве. Франция и Великобритания разделили Ближний Восток между собой, как имущество несостоятельного более должника - Османской империи.  Однако обе державы быстро заметили, что не могут удержать все территории, нужно было найти некий переход, гарантировавший им, тем не менее, наибольшее влияние. 

Найденные в этих целях решения основывались в немалой мере на рекомендациях Белл. И не только первый король Ирака Фейсал I был обязан своей властью её ходатайствам. В период между 1915 и 1925 гг. Белл играла решающую роль в переформатировании всего Ближнего Востока. Таким образом, британка, безусловно, была из одной из самых влиятельных женщин своего времени.  

Тем болеее удивительно, что в последующие десятилетия она была практически забыта. Её более молодого (на 20 лет) коллегу Т.Э. Лоруренса "аравийского" прославил одноименным фильмом в 1960 Дэвид Линн. При этом ему удалось в своём фильме полностью умолчать о Белл.  В "Английском пациенте" 1996 года, солдаты упоминают "этого Белл", исходя из того, что это был мужчина. И лишь недавно немецкий режиссёр Вернер Херцог наконец поставил ей кинематографический памятник - фильм "Королева пустыни" с Николь Кидман в заглавной роли, как свой взнос к фестивалю Берлинале 2015. 

Белл - история восхождения

Гертруда Маргарет Лоутайн Белл родилась 14 июля 1868 года в семье стального магната и либерального политика Томаса Хью Белла, в одной из самых богатых и благородных - вот уже два поколения, семей Великобритании.

Семья происходила из Вашингтона - оттуда же родом и фамилия первого президента США. Однако для Гертруды домом её детства стал Ред Барнс в приморском Йоркшире на северном побережье.

Таким образом, казалось что  для Белл жизнь предопределена между двором и нуворишами. Однако всё вышло иначе: Гертруда захотела учиться. Уже в 16-летнем возрасте она переехала в Лондон. Ей едва минуло 20, когда она завершила в Оксфорде обучение новейшей истории. Ко всему прочему, с успехом, но без титула - такого женщинам в Англии не позволяли до 1920 года.

Теперь вперёд, к богатому замужеству! Но этому так и не удалось свершиться. После трёх лет "бальных выездов", Гертруда самостоятельно и решительно меняет свой путь девушки из хорошего богатого дома. В течение короткого времени она становится известной альпинисткой, а также участницей этнологических и археологических экспедиций в арабском мире. Она написала об этом несколько книг, часть их которых стала бестселлером. 

Своё успешное "неприсуждение академического титула" она отпраздновала многомесячным путешествием в Бухарест и Константинополь. По возвращении она окунулась в светскую жизнь и бальный сезон, чтобы найти себе мужа. Однако после того, как в течение трёх лет подходящей для неё партии так и не нашлось, она решила отправиться на Восток.  В 1892 она начала изучать персидский язык. В Тегеране. Там она познакомилась с влиятельными представителями колониальной верхушки - офицерами, местными царьками и британским вице-королём Индии. 

Неудачи с мужчинами

В то же время Белл влюбилась в Генри Кадогана, молодого дипломата.  Он был мало того, что беден, так ещё и игрок. Родители Гертруды были категорически против такого брака. Дочь послушалась и возвратилась обратно в Англию, в то время как Генри должен был попытаться наладить своё финансовое положение.  Однако вскоре после этого, он погиб в результате несчастного случая.  В последующие годы у Белл была ещё одна интрижка с мужчиной, которая также окончилась трагически. Чарльз Дайт-Вилли был женат и погиб на войне в 1915 году. 

На обе смерти Белл реагировала одинаково: она убегала от скорби в путешествия и училась.  Наряду с двумя кругосветными поездками, оторвавшись от светской жизни  во время восхождений в Альпах и Скалистых горах, в последующие годы она всё чаще ориентировала себя на Восток. 

Из интереса к археологии она изучала науку раскопок в Германии, Франции и Италии. В 1894 вышли её путевые заметки "Персидские картины", в которых проявился её писательский талант, подчеркнув её образованность и любовь к авантюрным приключениям. 

Вскоре она уже путешествоала по Ближнему Востоку с караванами и собственной экспедицией, совершенствуя свой арабский, делая археологические открытия и вторгаясь в регионы, которых европейцы ещё не посещали.

На пути к легенде

Среди арабских племён стали ходить разговоры об этой рыжеволосой женщине с зелёными глазами, которая так хорошо понимала местные обычаи.  Гертруде нравилось уважение, с которым её здесь встречали. Ведь в Англии она была "незамужней неудачницей".  В Аравии она слыла немного странной, но, тем не менее, уважаемой женщиной.  Это льстило её тщеславию.

Возможным это стало лишь потому, в первую очердь для женщины - такой неопривычно прямой откровенный взгляд в интимные подробности жизни арабских племён, что шейхи и старейшины считали её "равнозначной мужчине" и называли "королевой пустыни". Она говорила и ела за одним столом с влиятельнейшими лицами того времени. 

Таким образом, она совершенно естественно воспринимала лестные неформальные титулы, которые давали ей местные арабские шейхи: "Дочь пустыни" или "Хатун" (королева). Однажды она уступила в переговорах, поскольку её назвали "достойной мужских почестей". И это понравилось ей: на женщин своего времени она смотрела свысока. Именно она, самостоятельная и самоуверенная авантюристка из либеральной семьи, была, однако, жесточайшей противницей женских избирательных прав и прочего равноправия. 

Когда началась Первая мировая война, в Британии ей поначалу запретили выезд на Ближний Восток.  Эта вынужденная пауза продолжалась не более года, поскольку армия, хоть и под сильным мужским влиянием, не могла избежать её экспертных оценок. В 1915 она сначала стала неофициальной сотрудницей тайной разведки в Каире.  Там она сотрудничала в том числе и с Т.Э. Лоуренсом, с которым была знакома с давних пор. 

Сложилась необычная ситуация: Белл была мало оценена военными, но среди экспертов по Ближнему Востоку слыла легендарной. И в конце концов, её профессиональная компетенция одержала верх. Британский главнокомандующий в Месопотамии присвоил ей, как первой женщине, офицерское звание в чине майора секретной разведки и титул "ближневосточного серетаря".

За несколько лет она не только в совершенстве изучила арабский и персидский, став успешной переводчицей персидской лирики.  Мало кто мог сравниться с ней в знании традиций и обычае Востока. Белл стала доверенным лицом многих местных шейхов.

Создатель наций - перемена сторон

Как и для Лоуренса, её основной задачей было, привлекать на британскую сторону местных влиятельных лиц.  Британцы завлекали арабов обещаниями независимости. Лоуренс сомневался в этом, поскольку, как и Белл, точно знал, что это была тактическая полуправда. Уже в 1916 британцы и французы тайным соглашением Сайкса-Пико очертили свои зоны влияния (из-за этого постыдного соглашения Лоуренс после войны даже поменял имя, прожив остаток жизни анонимно).

Белл с этим обошлась иначе. Для начала она позаботилась о том, чтобы эмир Фейсал, чьей теснейшей сотрудницей и советником она была, смог объединить арабские племена против османов и вступить в войну на стороне Лоуренса. Теперь его за это нужно было наградить. Белл находилась на службе Британии, однако лоббировала интересы арабов.

Во время Первой мировой Османская империя пала окончательно. Белл занималась шпионажем, была советником как арабов, так и британцев, посредничая между ними.

На конференции в Каире весной 1921 ей удалось убедить тогдашнего министра по делам колоний Уинстона Черчилля дать сначала Ираку, а потом и части Иордании широкую автономию. Первым королём Ирака стал, по рекомендации Белл, Фейсал I. Под напором Лоуренса и Белл он выступил в войне на стороне британцев. Однако тем едва ли хотелось снова выпускать из рук власть.

Смерть в Багдаде

Это так и осталось её самым большим политическим достижением.  Белл и Лоуренс, действовавшие заодно только с суннитами и ваххабитами, допустили большую недальновидность, недооценив роль шиитов. Это не позволило Белл выявить ряд влиятельных факторов, когда она рисовала границы между Ираком, Иорданией, Палестиной, Сирией и Саудовской Аравией. Многие из сегодняшних конфликтов были заложены ещё тогда. 

Появившиеся в результате её научных экспедиций карты служили британским частям для ориентирования в неизвестных районах. Позже Белл должна была их сегментировать и заново нарисовать. Это её рука проводила границы между странами, такими как Ирак или Сирия. Это и достижением и вина её, так как она заложила ряд конфликтов, которые не затихают на Ближнем Востоке и сегодня.

После 1923 года её влияние стало уменьшаться. Британцы больше не нуждались в ней. Она осталась в Багдаде, где занималась строительством Иракского национального музея и где по сей день её чествуют, как "мать Ирака". Однако её письма того времени звучат с нарастающей деперессией. 

В 1925 она последний раз посетила Лондон, где и заболела воспалением плевры. Излечения она искала на своей второй родине в Багдаде, однако выздоровев узнала, что сразу после её отъезда из Англии, там скончался от тифа её младший брат. Утром 12 июля 1926 года горничная нашла Гертруду Белл мёртвой. Рядом с кроватью стояла пустая баночка из-под снотворного. Её похоронили в Багдаде. 

***

Шёпот и шорохи пустыни. Гертруда Белл

Путешествие по древней Сирии

Когда легендарный Лоуренс Аравийский в 1909 году отправился в своё первое путешествие по Сирии и Палестине с целью изучения архитектуры крепостей крестоносцев, то ныне давно забытая женщина-археолог и секретный агент Гертруда Белл уже имела за плечами опыт экспедиций в этом регионе. В 1905, первая из европейцев, она пересекла Сирийскую пустыню, сопровождаемая только сотрудниками, поваром, одним солдатом и проводником из местных.  К моменту первой встречи между Лоуренсом и Белл в 1911 году на раскопках на юге Турции, она уже была знаменитостью, он же, по её собственным словам: "интересный молодой человек, станет путешественником."

"Шёпот и шорохи пустыни" - это перевод путевых дневников, которые Гертуда Белл вела во время своей первой большой экспедиции из Иерусалима через Дамаск, Хомс, Алеппо в Антиохию, современную Антакию, в Турции. 

В предисловии переводчица книги Эбба Д. Дрольсхаген описывает основные этапы жизненного пути Белл, исторический и общественный фон эпохи и её условности, что позволяет правильно оценить достижения этой дерзкой и высокоинтеллигентной женщины. И хотя богатейшая представительница английских высших слоёв общества, безусловно, имела определённую дипломатичнскую защиту в лице влиятельнейших людей Востока, покровительство это действовало далеко не во всех регионах, где путешествовала Белл.  Её собственные дипломатические способности, глубочайшие знания традиций и обычаев различных этносов, их религиозных различий, политических структур и взаимосвязей, личные знакомства, физическая выносливость и, очевидно, не в последнюю очередь, полностью оправданная уверенность в себе, позволяли ей не только избегать опасностей, но и правильно оценивать сложные ситуации. 

Многогранный Восток


В дневниковых записях ощущается сильное влияние личности Гертруды Белл. Например в том, как в первой главе "От Иерусалима до Сальта", она описывает своих попутчиков. Вот старый беззубый старик - погонщик мулов. "Он беспрерывно бормотал благоговения и благочестивые изречения и к этому ещё заверения преданности своей милостивейшей работодательнице. Но все его усилия, внести свою лепту в жизнь других этим и ограничивались". Такое типичное описание слабостей и недостатков своих спутников, а также высокопоставленных персон, у которых ей приходилось останавливаться, но которых она всегда, вне зависимости от личных симпатий и привязанностей, встречала с уважением. Дневники Белл читаются легко, как непринуждённая беседа о стране и людях - забавная, ненавязчивая, увлекательная. И при этом книга пронизана тонким политическим и общественным анализом, описаниями ландшафтов, философскими размышлениями и диалогами, вводящими читателя глубоко в многослойный и многогранный мир Востока. 

Секретный агент на службе его Величества

Читатель встречается с христианами, друзами, курдами, маленькими и большими чиновниками Османской империи, шейхами и султанами. Он проезжает Палестину, ночует в пустынных лагерях и в палатках бедуинов, переживает разбойничьи нападения и проходит труднодоступными тропами, где до него не ступала нога европейца. Но снова и снова он рад тому, что рядом с ним в этой сложной стране с огромным количеством этносов, народностей, религий, запутанных межплеменных отношений, именно Гертруда Белл с её непостижимым чутьём и пониманием ситуации. Неудивительно, что её, как наиболее ценного консультанта англичан по вопросам инициирования восстания арабов против Османской империи, послали в Каир в ранге майора секретной разведки Британии. Белл плела дипломатические сети и устанавливала связи между влиятельнейшими людьми Ближнего Востока с целью организации восстания. В то время как Лоуренс Аравийский был связным между повстанцами и отвечал за военную сторону вопроса.  Восстание, как известно, было успешным, а поскольку "мисс Гертруда Белл.. знает об арабах и Аравии больше, чем любой ныне живущий англичанин, или англичанка", то она стала одной из влиятельнейших персон и при формировании нового порядка на Востоке, в первую очередь при создании Ирака. 

Погружение в Восток

После прочтения Белл "Путешествия по древней Сирии" становится ясно, в чём кроются причины постоянной нестабильности Ближнего Востока.  Понятным становится и то, что дипломатия и учёт интересов всех различных этносов и культур, могли бы быть более успешными при решении проблем, чем военные операции или принципиальное буквоедство.  Гертруда Белл, вероятно под влиянием идеализированного романтического представления о благородных бедуинах и своего британского патриотизма и веры, что английская форма правления "обошла все другие формы и потому рекомендуется всем народам мира" - это часть этой проблемы. Что, однако, не умаляет её достижений, например при организации Иракского национального музея (бывшего Музея археологии в Багдаде). 

***

Гертруда Белл "Шёпот и шорохи пустыни". 2015. Перевод с английского и предисловие Эбба Д. Дрольсхаген. Книга вышла в серии "Отважные путешественники" Сюзанны Греттер.

PS. Книга Джорджины Пауэлл о Гертруде Белл «Королева пустыни» переведена на русский язык.

***

Источник - http://p-w-w.org

Социальные сети