Ближневосточное фиаско

Автор: Саджади Махмуд Реза Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 31-07-2011

 США уходят из региона Ближнего Востока, уверен Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран Махмуд Реза Саджади. Об этом он заявил в интервью "Эксперту Online". По его словам, специфическая особенность исламского мира состоит в том, что когда на его землю приходят иностранные солдаты, он забывает внутренние противоречия и мобилизуется против врага. Посол уверен, что процессы, происходящие в регионе, идут вразрез с интересами Вашингтона, а не сообразно плану строительства контролируемого Большого Ближнего Востока.

  – Господин посол, завершение вывода войск коалиции из Ирака назначено на конец нынешнего года. Вашингтон ждет просьбы Багдада оставить небольшой контингент американцев в этой стране. И пока неизвестно, какое решение примет иракское руководство. Какова стратегия Ирана в отношении Ирака? Как будут развиваться контакты, когда последний американский солдат покинет территорию этой страны? 

– Мы приветствуем вывод американских военных из Ирака. Мы всегда считали коалицию захватчиками, потому что именно американцы стали причиной гибели одного миллиона иракцев. У них был ложный предлог – оружие массового поражения у Саддама. Они разрушили инфраструктуру, нефтяную промышленность Ирака. Они должны ответить за это в Международном суде.

Иран после свержения Саддама доказал, что сочувствует иракскому народу. Мы не отказали ни в какой помощи населению Ирака. Мы уважаем желания иракского народа – такова наша принципиальная позиция. Нужно помочь им стабилизировать ситуацию, и мы готовы в этом им содействовать. В отсутствие иностранных войск мы готовы откликаться на просьбы о любой запрашиваемой помощи со стороны законного правительства Ирака. Наша политика такова: оказание помощи правительству Ирака и обеспечение безопасности наших границ.

– Я знаю, что премьер Ирака Нури аль-Малики поддерживает тесные отношения с правительством Ирана. И получает поддержку – политическую и экономическую. Насколько Иран, на ваш взгляд, влияет на формирование политики Ирака?

– Мы не вмешиваемся во внутренние дела Ирака. Политики Ирака и народ проводят ту политику, которая им нравится. Если им для ее реализации потребуется наша помощь, мы пожмем руку наших иракских братьев. Мы поможем им.

Мы долгие годы имели очень хорошие отношения с разными политическими группами, движениями Ирака. Это идея эксплуататоров – развивать тему разногласий между шиитами и суннитами: они хотят противопоставить Иран населению Ирака. Президент Ирака Джаляль Талабани – курд, суннит, имеет блестящие отношения с нами. Это касается и других суннитских групп.

– Есть мнение, что после вывода войск из Ирака он, возможно, расколется на три независимых государства. А что для вас является приоритетным – территориальная целостность или право наций на самоопределение?

– Безусловно, мы поддерживаем территориальную целостность Ирака. Создание маленьких расколотых государств – это вред для иракского народа. Это повышает вероятность пограничных этнических столкновений. Нарушение территориальной целостности Ирака – во вред нашему региону, Ирану и Ираку.

– США затеяли операцию в Ираке, чтобы получить доступ к иракской нефти и агента влияния на Иран. В итоге они получили доступ к нефти, но сохранят ли они политическое влияние после вывода 50 тыс. войск?

– Они не только не получили влияния на Ирак, но и подтолкнули регион к тому, что растет влияние и авторитет Ирана.

– В этой ситуации возможен ли новый взрыв? Если первым считать войну в Ираке, вторым может ли стать, например, операция в Сирии?

– Я надеюсь, что если в США найдутся разумные люди, то они не будут делать этого. Вмешавшись в дела исламского мира, американцы не добились своих целей. Они только ухудшили свои позиции. Так, вмешательство США в Афганистан не принесло успеха американцам. Представьте, какое колоссальное влияние американцы имели в Египте – они не могли осознать, почему произошел бунт народа против президента Хосни Мубарака. Когда это случилось, они были в изумлении. Или возьмем вмешательство Америки в дела Ливии. Там, куда они входят под лозунгом защиты демократии и прав человека, гибнут люди.

То, что происходит в течение последних 10 лет, свидетельствует о некомпетентности Америки в делах ближневосточного региона. Иногда ощущается, что американцев обманывают даже те информационные источники, которые они сами создают. Вероятно, спецслужбы Америки не располагают достоверной информацией о ситуации в исламском мире. Специфическая особенность исламского мира в том, что когда в него входят иностранные силы, он забывает внутренние противоречия и мобилизуется против врага.

– Но в Ливии так не получилось?

– Мы считаем, что пока не было вмешательства со стороны США, положение оппозиции в Ливии было лучше. Тогда легитимность Муаммара Каддафи была гораздо ниже, авторитет оппозиции – выше. Тогда даже некоторые родственники господина Каддафи, представители его племени начали выступать против него. Но когда американцы напали на Ливию, Каддафи превратился в невинного руководителя. Он восстановил позиции в своей стране и во многих других странах.

– Господин посол, вернемся к теме Ирака и региональной безопасности. Иран продает большое количество оружия Ираку. Это связано с проектом обеспечения безопасности?

– Мы являемся производителями оружия и продаем его тем законным правительствам, которые хотят его купить. Но я не знаю, продает ли Иран оружие Ираку. У нас большой торговый оборот между двумя странами. Возможно, оружие тоже продается.

Правительство аль-Малики – законное правительство Ирака. Может, завтра придет к власти другое законное правительство. Наша основная цель – усиление суверенитета Ирака. Поэтому мы делаем все, что укрепляет его. Ирак восстанавливает свою армию, силы правопорядка. В качестве источника обеспечения оружием может быть и Иран.

– Газопровод из Южного Парса пройдет через Ирак в Сирию. А куда дальше? В Ливан?

– Я знаю, что он будет построен до Ливана. Но это новый проект, подробности неизвестны. Некоторые утверждают, что Иран хочет выйти на европейский рынок. И вести конкуренцию с Россией. Мы считаем, что конкуренция между Ираном и Россией не полезна ни для рынка, ни для России, ни для Ирана. Насколько я знаю, газопровод предназначен для неевропейских государств, для тех, которые находятся не так далеко в от этого газопровода. Конкурировать с российскими газопроводами в Европе нецелесообразно даже экономически.

– Давайте перейдем к Сирии. Ситуация здесь серьезная. Разработана ли Тегераном стратегия на все случаи развития ситуации в этой стране?

– Сирия – специфическая чувствительная страна. Она блокирует дальнейшую агрессию Израиля в этом регионе и до сих пор успешно справляется с этой задачей. Правительство Сирии доказало, что не находится под влиянием иностранных сил, выступает независимо. Личность президента Сирии не нравится американцам. Западные страны хотят, чтобы СБ ООН принял против Дамаска резолюцию. Наша принципиальная позиция очень четкая: не надо позволять американцам в Сирии совершать те преступления, которые они совершали в других странах. Приход к власти зависимого от США правительства создает, как правило, дополнительную напряженность в регионе. То, что происходит в Сирии, должно решаться народом, а не иностранными силами.

 – Но проживающая за рубежом сирийская оппозиция сформировала свой совет для консолидации оппозиционеров по всему миру. Этот совет, точно так же, как и ливийский, может быть признан Западом единственным легитимным органом власти в Сирии. Тогда все пойдет по ливийскому сценарию. Как в такой ситуации поступит Иран?

– Я считаю, что вы слишком торопитесь. Позвольте ситуации развиваться своим ходом. Давайте подождем, к чему придут правительство и народ Сирии. Мы надеемся, что сирийцы переживут этот трудный период.

Много из того, что происходит в этой стране, спровоцировано США и Израилем. Они хотят установить в Сирии человека типа Мубарака, Салеха или Бен Али, чтобы держать под контролем эту страну. Такую политику они уже опробовали в других странах.

– И все же видно, как реализуется, возможно, с небольшими искажениями, американский план создания контролируемого Большого Ближнего Востока. А есть ли у вашей страны контрплан?

– Я не согласен с вашей оценкой ситуации. Американцы даже во сне не видели, что может произойти такая беда с Хосни Мубараком. Они потеряли три свои базы – Йемен, Египет и Тунис.

– Ну да, из-под контроля процесс, конечно, вышел. Но вот, например, в Сирии бунтуют курды, правительство ведет их аресты на севере страны. Турецкие курды тоже оживились. Все это происходит на фоне вывода войск из Ирака, где курды благодаря американцам получили автономию. Фактически США, как и расписано в стратегии, получают контроль над нефтеносной территорией Курдистана?

– Но вы не принимаете в расчет четыре солидных поражения американцев, их выход из четырех регионов (Ирак, Афганистан, Египет, Тунис).

Мы не можем предугадать перспективы Курдистана, не можем сказать, к чему все это приведет. Курдистан Ирака получил автономию в рамках Республики Ирак, потому что иракские курды – продвинутые люди. Курды – умный народ, они не позволят превратить себя в инструмент в руках американцев.

Мы входим в десятилетие ухода США не только из региона Ближнего Востока, из Ирака, но и из многих других регионов. Одно время Ближний Восток был в руках Великобритании. Американцы выгнали англичан. Сегодня "исламское пробуждение" выгоняет из региона американцев. Через 10 лет положение Америки на Ближнем Востоке и в Северной Африке будет таким же, как положение Великобритании. Не следует переоценивать возможности США. Американские долги самые большие в мире, возможно, они могут скоро объявить о дефолте. Они привыкли мало производить, много потреблять и делать так, чтобы трудности испытывали другие. Для народов Ближнего Востока и Северной Африки США стали одиозной страной, ее положение никогда не было таким шатким, как сейчас. Это начало конца.

 ***

 Источник – expert.ru

Социальные сети