«Братья-мусульмане» выходят из тени

Автор: Ахмедов Владимир Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 14-05-2012

С самого начала событий в САР «братья» поддержали восстание сирийского народа. Однако вплоть до весны 2012 г. организация предпочитала действовать в политической тени. Но, по мере радикализации сирийского кризиса и под воздействием развития событий в Египте, прежнее отношение к «братьям» стало меняться. И организация не замедлила этим воспользоваться.

В апреле 2012 г. в канун встречи «друзей Сирии» в Стамбуле «Братья-мусульмане» выпустили политическое коммюнике, где сформулировали основные положения своей программы в отношении событий в Сирии, и ее будущего устройства. Примечательно, что в данном документе «братья» выступили исключительно со «светских», демократических и национально-патриотических позиций. Достаточно сказать, что в тексте не фигурировало слово «ислам». Они выступили за построение в Сирии демократического общества на основе политического плюрализма.

По их мнению, в новой конституции, которая должна стать результатом общественного согласия (договора), особое место уделено защите прав меньшинств. Более того, все конфессии и этносы Сирии должны иметь равное пропорциональное представительство в различных органах сирийского государства. Таким образом, сирийские «Братья-мусульмане» позиционируют свою политическую платформу по типу турецкой ПСР, чтобы не оттолкнуть от себя религиозные меньшинства Сирии и страны Запада.

Одновременно «братья» увеличили финансовую поддержку вооруженным отрядам сирийской оппозиции на территории Турции, главным образом ССА. По некоторым данным, в 2011 г. на эти цели «братья» потратили несколько миллионов долларов США. Сирийские «Братья-мусульмане» наращивают свое присутствие в политических структурах сирийской оппозиции. В СНС они контролируют немалую часть ее финансовых средств и механизм их распределения внутри Сирии, а также Военное бюро. Таким образом «братья» пытаются восстановить свою социальную опору внутри страны.

Сегодня «Братья-мусульмане» пользуются поддержкой мелких сельхозпроизводителей и части среднего городского класса в суннитских районах Хамы, Хомса, Идлеба. Многие представители сирийского духовенства и светских политических партий по-прежнему настороженно относятся к возможности контактов с «братьями».

С другой стороны, организация страдает общей для всей сирийской оппозиции «болезнью» разобщенности своих рядов. В организации проявляются разногласия по вопросам тактики и стратегии действий в отношении сирийской революции и идеологических подходов к ней между молодежным крылом «братьев» и «ветеранами» движения, между выходцами из Хамы, которые пользуются поддержкой монархий Персидского залива и Халеба, опирающихся в основном на страны Запада.

«Братья-мусульмане» отдают себе отчет в том, что, несмотря на то, что сирийцы в целом утратили доверие к левым и либеральным политикам, они в одиночку не смогут прийти к власти в Сирии, тем более управлять страной, где более 30% населения исповедует ислам других направлений и иную веру. В этой связи меняется их политическая риторика.

Сирийские «братья» стараются позиционировать себя как «религиозных консерваторов», а не «исламистов-радикалов». И говорят о построении государства для мусульман, а не государства мусульман. Зимой 2011 г. делегация сирийских «братьев» встречалась с представителями администрации президента США Б.Обамы. Но каких-то субстантивных результатов эта встреча тогда не имела. Страхи американских политиков перед «джихадистами» и «салафитами» перевесили то обстоятельство, что программа «братьев» более адекватна целям американской политики на Ближнем Востоке, нежели ИРИ и «Хезболлы».

Сирийские «Братья-мусульмане» пользуются поддержкой таких стран региона как Тунис, Ливия, Египет, Турция, Катар. Меняется отношение к «братьям» в Багдаде. Недавно высокопоставленный сотрудник аппарата иракского премьера по вопросам национальной безопасности в докладной записке на имя Н.Малики отметил, что сирийский режим находится накануне своего падения. В этой связи он рекомендовал иракскому премьеру восстановить отношения с «Иракской исламской партией», которая могла бы по своим каналам помочь иракскому руководству наладить контакты с сирийскими «Братьями-мусульманами».

С другой стороны, в доведенной недавно до сирийского режима «Катарской инициативе по урегулированию внутреннего сирийского кризиса» среди основных пунктов предусматривалось назначение представителя «братьев» на должность премьер-министра страны. В этом случае Катар обязался оказать давление на сирийскую оппозицию с тем, чтобы вынудить ее отказаться от вооруженной борьбы с режимом и начать с ним политический диалог. Но если не произойдет перераспределение властных полномочий в рамках новой политической системы, то и правительство, и парламент в Сирии, как и прежде, останутся «фасадными» институтами государства. И ставь во главе них кого угодно - ничего путного не выйдет. Стоило ли тогда устраивать революцию, чтобы «ливанизировать» Сирию?

 

Ахмедов Владимир, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети