Британские вертолёты в Южной Атлантике

Автор: Заболотный А. Рубрики: Южная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 02-02-2012

Вертолет

 Вооруженный конфликт в Южной Атлантике, разразившийся в первой половине 1982 г. между Великобританией и Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов и острова Южная Георгия, стал уже достоянием истории. Это была небольшая по масштабам, но яростная война, которую некоторые западные аналитики относят к конфликтам «средней интенсивности» лишь потому, что применение ядерного оружия в ней даже не планировалось. Тем не менее, влияние, которое она оказала на развитие современного военного искусства, трудно переоценить.

Вертолеты составляли три четверти авиационной группировки британских экспедиционных сил в зоне конфликта, насчитывавшей 40 самолетов УВВП (укороченного или вертикального взлета и посадки) Sea Harrier FRS.1 и Harrier GR.3 и свыше 130 различных вертолетов. Тем не менее, основное внимание летописцев конфликта заслужили действия «Харриеров», в то время как применение винтокрылых машин, за исключением отдельных эпизодов, должного освещения не получило. А ведь они сыграли тогда огромную роль. Именно из-за вертолетов британцы и аргентинцы вели как бы две разные войны: первые – войну маневренную, с широким применением «вертикального охвата», а вторые – войну позиционную, во многом напоминавшую первую мировую. Можно сказать, что насыщенность боевых порядков вертолетами и умелое их применение обеспечили британцам качественное превосходство над аргентинцами и в конечном счете решительную победу.

ВЕРТОЛЕТЫ ИЗ ЙОВИЛТОНА

Йовилтон – одна из крупнейших авиабаз Королевских ВМС Великобритании (Royal Naval Air Station Yeovilton), направила в зону конфликта 815-ю (вертолеты Lynx), 846-ю (Sea King Mk.4), 845-ю, 847-ю и 848-ю (Wessex Mk.5) авиаэскадрильи.  

Многоцелевые палубные «Линксы» 815-й АЭ базировались на большинстве боевых кораблей английской оперативной группы (Task Force): на эсминцах типа «Шеффилд» (HMS Sheffield), фрегатах типа «Амазон» (HMS Amazon) и «Бродсуорд» (HMS Broadsword). Ввиду такой раздробленности эскадрилья как цельная боевая единица практически не существовала, а ее вертолеты применялись для решения широкого и разнообразного круга задач, ставившихся командирами кораблей. Впрочем, и это вполне естественно, известность получили лишь эпизоды, в которых «Линксы» непосредственно сталкивались с противником.

Так, 25 апреля во время высадки десанта на о. Южная Георгия была обнаружена аргентинская подводная лодка «Санта Фе» (Santa Fe, бывшая американская типа «Балао»), выходившая из бухты Гритвикен в надводном положении. Ранее в советской печати сообщалось, что лодка была потоплена двумя вертолетами «Линкс», применившими УР AS-12, однако на самом деле славу этой победы летчики 815-й АЭ разделили с экипажем легкого вертолета Wasp с фрегата «Плимут» (HMS Plymouth), который первым атаковал лодку малогабаритными глубинными бомбами. Один из вертолетов «Линкс» с фрегата «Бриллиант» (HMS Brilliant) выпустил самонаводящуюся торпеду, а второй обстрелял ее из пулемета. В результате сильно поврежденная лодка, не имея возможности погрузиться, на максимальной скорости направилась к берегу и выбросилась на подводную отмель, что позволило спасти экипаж. Позднее «Санта Фе» была окончательно выведена из строя подрывными зарядами.

23 мая, уже после захвата плацдарма в заливе Сан-Карлос, в его воды вошел фрегат «Антелоуп» (HMS Antelope). На рассвете его вертолет «Линкс», пилотируемый капитан-лейтенантом Тимоти Макмэхоном (Lt. Timothy McMahon) с наблюдателем капитан-лейтенантом Гари Хантом (Lt. Gary Hunt), атаковал двумя ПКР «Си Скьюа» аргентинское транспортное судно водоизмещением порядка 6000 т и серьезно повредил его. Возвращаясь на родной фрегат, экипаж «Линкса» обнаружил четверку аргентинских штурмовиков А-4 Skyhawk, пролетавших выше. Вероятно, пара самолетов именно этого звена спустя несколько минут атаковала «Антелоуп» и поразила его бомбами, в результате чего корабль затонул. Один из штурмовиков был сбит с борта фрегата сразу после сброса бомб огнем 20-мм зенитного автомата «Эрликон».

Надо сказать, что ракеты «Си Скьюа» на момент начала боевых действий не были официально приняты на вооружение, однако применялись успешно и показали себя высокоэффективным средством борьбы на море. В предыдущем случае 6000-тонное судно оказалось великовато для этой ПКР, поскольку предназначалась она в первую очередь для поражения малоразмерных маневренных целей типа боевых катеров. В случае же применения ее точно по назначению результаты были гораздо более впечатляющими. Однажды вертолет «Си Кинг» был обстрелян из 40-мм зенитного автомата с борта аргентинского патрульного корабля «Альварес Собрал» (Alferez Sobral). Английский экипаж, маневрируя, вышел из-под огня и доложил о местонахождении противника. Вскоре два «Линкса» атаковали его двумя ПКР «Си Скьюа», причем обе попали в цель, и потопили. Развернувшись, вертолеты атаковали второй такой же корабль, который, получив повреждения, все же сумел уйти. Державшийся до этого момента на безопасном расстоянии «Си Кинг» вернулся и сбросил оказавшимся в воде членам команды «Альвареса Собрала» спасательные плотики.

846-я АЭ под командованием капитана III ранга Саймона Торневилла (Lt. Car. Simon Tornewill) в период с 1 по 19 мая, действуя с флагмана оперативной группы авианосца «Гермес» (HMS Hermes), выполнила на своих «Си Кингах» 26 ночных боевых вылетов. Над Фолклендами такие полеты представляли особую сложность ввиду отсутствия отчетливых ориентиров на однообразной холмистой безлесой местности. Но они сыграли важную роль в войне: «Си Кинги» высаживали, снабжали и эвакуировали разведывательно-диверсионные группы (РДГ) на побережье островов Восточный и Западный Фолкленд. Самой знаменитой из таких операций стала высадка РДГ из состава 22-го полка SAS на о. Пеббл к северо-западу от залива Сан-Карлос, которая состоялась 15 мая. Целью рейда являлось уничтожение аргентинского аэродрома, на котором базировались штурмовики «Пукара» и вертолеты. Тогда наиболее опасным противником англичан были погодные условия, что, кстати, характерно для всей фолклендской кампании. Скорость ветра достигала 90 км/ч, но рейд прошел успешно, британцы потерь не понесли, а аэродром просто перестал существовать. 846-й АЭ пришлось и в дальнейшем много взаимодействовать с SAS. Так, ночью 20 мая в район поселка Гуз Грин была доставлена РДГ с целью дезинформирования противника об истинном месте высадки основных сил десанта. Отвлекающий маневр имел успех: полтора десятка солдат SAS создали впечатление, по меньшей мере, батальона. После высадки основных сил в Сан-Карлосе 846-я эскадрилья перебазировалась туда и выполняла полеты в интересах наступающих частей морской пехоты и парашютистов, снабжая их и эвакуируя раненых. 13 июня вертолет командира эскадрильи чудом избежал гибели, будучи атакован звеном из четырех «Скайхоков». Только энергичное маневрирование спасло вертолет и экипаж, хотя несущий винт был поврежден снарядом авиационной пушки.

845-й АЭ командовал капитан III ранга Джек Ломас (Lt. Cdr. Jack Lomas). Его вертолеты «Уэссекс» Mk.5 транспортировались в Южную Атлантику на вспомогательных судах: два – на борту «Ресорс» (RFA Resource), пять– на «Тайдспринге» (RFA Tidespring). Эти машины постигла незавидная судьба. Две из них разбились во время высадки РДГ из состава SAS на леднике с издевательским названием фортуна на о. Южная Георгия, в результате чего рейд был сорван. Причиной аварии также стала плохая погода. Уцелевшие пилоты и десантники провели ночь при сильном ветре и морозе и в итоге «утратили боеспособность». На утро эвакуировать их было поручено двум другим «Уэссексам» с «Тайдспринга» и одному с эсминца УРО «Энтрим» (HMS Antrim). При этом вертолет капитан-лейтенанта Майкла Тидда (Lt. Michael Tidd) разбился, приземляясь на злополучный ледник при нулевой видимости, причиной которой стала поднятая несущим винтом снежная пыль. Экипажи двух оставшихся «Уэссексов» все же умудрились снять с ледника замерзших летчиков и десантников. Лишившись вертолетов, часть личного состава 845-й АЭ отправилась на «Тайдспринге» в качестве конвоиров аргентинских военнопленных в обратный путь на остров Вознесения, где позже получила два вертолета взамен утраченных. После высадки в Сан-Карлосе машины 845-й АЭ все же поучаствовали в боевых действиях, базируясь на основном плацдарме и на передовых пунктах в бухтах Тил Инлет и Фицрой, выполняя полеты в интересах сухопутных подразделений. А командир эскадрильи участвовал в спасении экипажа эсминца УРО «Шеффилд», пораженного аргентинской ПРК «Экзосет» 4 мая. Ломас перевозил на эсминец и пришедшие к нему на помощь фрегаты «Эрроу» (HMS Arrow) и «Ярмут» (HMS Yarmouth) пожарное оборудование и санитаров.

Большие потери в технике понесла также 848-я АЭ, которой командовал капитан III ранга Дэвид Бастон (Lt. Cdr. David Baston). Сразу шесть «Уэссексов» его эскадрильи вместе с тремя СН-47С «Чинук» из состава ВВС и одним «Линксом» 815-й АЭ пошли на дно с контейнеровозом «Атлантик Конвейер» (Atlantic Conveyor) после попадания «Экзосета» 25 мая. Потеря столь большого количества вертолетов, особенно «Чинуков», легла тяжелым бременем на экипажи оставшихся в строю машин. Так, единственный уцелевший (его успели поднять в воздух) «Чинук» в период с 27 мая по 23 июня налетал 150 часов, подчас имея на борту 81 солдата при нормативе загрузки 30 человек!

ВЕРТОЛЕТЫ ИЗ КАЛДРОУЗА

В кульминационный период кризиса в зоне боевых действий находилось 50 вертолетов «Си Кинг» и более 1000 человек личного состава с авиабазы Калд-роуз (Royal Naval Air Station Culdrose). Это были экипажи и технический персонал из 820-й, 824-й, 826-й и в сжатые сроки сформированной 825-й эскадрилий.

820-й АЭ противолодочных вертолетов «Си Кинг» командовал капитан III ранга Ральф Уайкс-Снейд (Lt. Cdr. Ralph Wykes-Sneyd). Эскадрилья базировалась на авианосце «Инвинсибл», имея основную задачу выполнять противолодочную оборону кораблей оперативной группы. Задача эта отнюдь не была надуманной, о чем свидетельствует описанный выше бой с лодкой «Санта Фе». После выведения ее из строя у аргентинцев оставались по меньшей мере еще три дизель-электрические ПЛ. Причем две из них – вполне современные, построенные в 1974 г. в Германии субмарины типа 209, вызывавшие, по словам контр-адмирала Роберта Геркена (Rear-Admiral Robert Gerken), особую тревогу у противолодочников. Поэтому из 66 суток пребывания в зоне боевых действий экипажи 820-й АЭ провели в режиме боевого дежурства 64 дня, осуществляя круглосуточное патрулирование. Аргентинские лодки им не попались, (по аргентинским данным, 1 и 10 мая ПЛ «Сан Луис» трижды выходила в атаку на британское соединение, но все срывалось из-за отказов мат-часто. «Си Кинги» обнаружили лодку лишь однажды, 10 мая, преследовали ее, но безрезультатно) а знаменитой эта эскадрилья стала благодаря тому, что одним из ее пилотов был молодой капитан-лейтенант Его Королевское Высочество Принц Эндрю (HRH Prince Andrew), участвовавший в изматывающих противолодочных патрулях на равных со своими товарищами.

826-я АЭ вертолетов «Си Кинг» под командованием капитана III ранга Дугласа Сквайера (Lt. Cdr. Douglas Squier) базировалась на авианосце «Гермес» и выполняла задачи, аналогичные 820-й АЭ. Серьезные испытания ее пилотам выпали в ночь с 14 на 15 мая, когда на о. Пеббл высаживалась РДГ. Порывы ветра, превышавшие временами 100 км/ч, вынудили корабли охранения отстать, и только «Си Кинги» 826-й АЭ осуществляли противолодочное охранение авианосца и визуальную разведку надводных целей, что и позволило, в конечном счете, успешно завершить операцию. За время боевых действий 826-я АЭ потеряла два вертолета. Согласно заявлению англичан, оба совершили вынужденные посадки на воду по причине «технических неисправностей, связанных с трудностями эксплуатации в неблагоприятных погодных условиях». Экипажи их были успешно спасены.

824-й АЭ командовал капитан III ранга Йен Маккензи (Lt. Cdr. lan McCenzie). Экипажи его эскадрильи были поделены на звенья и размещены для противолодочной обороны на кораблях Королевского Вспомогательного Флота (Royal Fleet Auxiliaries), выполнявших перевозки войск и военных грузов. 3 июля одно из звеньев 824-й АЭ в составе трех «Си Кингов» было переброшено на берег залива Сан-Карлос для решения транспортных задач, чему пилоты-противолодочники практически не обучались. Вообще, решение неожиданных, выходящих за рамки обычных для того или иного рода авиации задач стало характерным для британских летчиков в ходе этого конфликта. Следует отметить, что с таковыми нештатными задачами они справлялись с честью. Упомянутое звено из 824-й АЭ в течение четырех суток доставляло с транспортных судов на берег предметы снабжения, боеприпасы и снаряжение.

Характерным для этой войны стало участие новых подразделений, которые быстро создавались для участия в конфликте и расформировывались практически сразу по его окончании. Так, например, были сформированы упомянутая выше 848-я АЭ вертолетов «Уэссекс» HAR.5, 847-я и 825-я АЭ вертолетов «Си Кинг», в полном составе принявшие участие в боевых действиях.

825-я транспортная эскадрилья была создана в ответ на острую потребность английских войск в большом количестве транспортных вертолетов, каковым вполне могла считаться базовая модель «Си Кинга», поднимающая на внешней подвеске до трех тонн груза. Формировать подразделение поручили капитану III ранга Хьюго Кларку (Lt. Cdr. Hugh dark), который командовал 706-й учебной вертолетной АЭ повышенной летной и тактической подготовки. Командование предоставило ему настоящий карт-бланш: все необходимое для укомплектования эскадрильи из 10 вертолетов – людей, оборудование, снаряжение он получал по первому требованию. Кларк приступил к делу 3 мая, а уже 7 мая формирование 825-й АЭ было завершено. За эти 4 дня со всех «Си Кингов» эскадрильи демонтировали опускаемые гидроакустические станции, установили дополнительные радиостанции для работы в сетях связи сухопутных войск и для снижения заметности закрасили черной краской условные обозначения белого цвета на фюзеляжах. Весь личный состав получил незнакомое камуфлированное обмундирование и арктическое снаряжение. Каждому пилоту выдали по пистолету, а оператору – по пистолету-пулемету «Стерлинг» L2A3. Через неделю 10 вертолетов, 36 членов летных экипажей, 100 человек технического наземного персонала, оборудование, снаряжение и все предметы снабжения эскадрильи уже направлялись в Южную Атлантику.

Два вертолета и часть личного состава, включая группу управления, отплыли на лайнере «Куин Элизабет-2» (QE2). Главные силы погрузились в Девонпорте на контейнеровоз «Атлантик Козвей» (Atlantic Causeway). И, наконец, около 30 человек наземного персонала с большим опозданием достигли Фолклендов на борту транспортного судна «Энгадайн» (Engadine). Несмотря на раздельную переброску, сплоченность и боевой дух свежей эскадрильи были на высоком уровне. Первыми к месту назначения прибыли находившиеся на борту «Атлантик Козвея» – одного из самых быстроходных английских судов. 28 мая они уже выгрузились на берег залива Сан-Карлос. Вертолеты, путешествовавшие на QE2, выполнили в районе о. Южная Георгия межкорабельные перевозки тяжелых грузов между «Куин Элизабет-2», другим лайнером «Канберра» (Canberra) и паромом «Норланд» (Norland), после чего продолжили путь к Фолклендам на борту «Канберры».

В первых числах июня 825-я АЭ полностью сосредоточилась в поселке Сан-Карлос, где и базировалась до конца кампании. Условия, в которых эскадрилья существовала и выполняла выпавшую на ее долю боевую работу, во многом типичны для Фолклендской войны, поэтому остановимся на них подробнее. Поначалу личному составу приходилось жить в палатках, которые были выпрошены, одолжены и прочими способами позаимствованы в других подразделениях. Единственным удобством оказалась примитивная кухня под открытым небом, все же снабжавшая горячей пищей, а вместо постройки гальюна британцы предпочли просто ходить на пляж. В этих условиях эскадрилья, терзаемая ветром и поливаемая дождями пополам со снегом, провела неделю.

Кроме того, во время воздушных налетов, в любое время суток всем приходилось по сигналу воздушной тревоги со всех ног бежать в жалкие укрытия. По мере того, как наземные силы продвигались вперед, эскадрилья постепенно расположилась в более комфортных условиях. Первыми «для обеспечения полноценного сна» в дом управляющего поселком переместились члены летных экипажей, поскольку летали они от рассвета до заката. Официально их задачей считалась поддержка 5-й пехотной бригады, но на деле работать приходилось в интересах любого подразделения, нуждавшегося в вертолетах.

Дозаправлялись, где только была возможность, а таких пунктов было немного. Плотно позавтракав, экипажи в течение дня могли лишь перекусить в своих креслах шоколадом и печеньем, пережевывая их в удвоенном темпе. Иногда при посадках на корабельную палубу коки подкармливали авиаторов то супом, то картофельным пюре с рыбой. Угощение принималось также прямо в кабинах. По возвращении в конце дня на базу вертолеты рассредотачивались, и экипажам приходилось совершать длительные пешие прогулки в темноте по камням к месту отдыха, а через несколько часов в предрассветной мгле – в обратном направлении.

В отличие от летчиков технический состав эскадрильи не был перегружен работой. Ввиду отсутствия необходимого оборудования плановые ремонты и другие сложные формы обслуживания не проводились. Вертолеты летали пока летали. Роль техников практически сводилась к наполнению топливных баков, да замене время от времени той или иной вышедшей из строя детали. Можно сказать, что благодаря высокой надежности конструкции и всех систем «Си Кинга», техники работали даже меньше, чем в мирное время.

Не было такого вида поддержки, на которую способны невооруженные вертолеты и которая не оказавалась бы 825-й АЭ наземным силам, продвигавшимся к столице Фолклендов – г. Порт-Стенли. Вертолетами перебрасывались пехотинцы и артиллерия, продукты питания и боеприпасы, перевозились грузы и люди с кораблей на берег и обратно, осуществлялись разведывательные полеты и полеты с представителями средств массовой информации на борту. К примеру, для переброски с кораблей на берег только одной батареи 105-мм гаубиц морской пехоты (6 орудий и 60 т боеприпасов, не считая расчетов и всего остального) требовалось не менее 40 вылетов «Си Кингов». Тогда как норма загрузки позволяет «Си Кингу» брать на борт 16 солдат в полном снаряжении, в ходе боев им приходилось перевозить иногда по 20 военнослужащих SAS с огромным количеством спецснаряжения, при этом десантники буквально висели гроздьями в дверях кабины. Несколько вертолетов получили пробоины от пуль и осколков, высаживая солдат непосредственно на поле боя под огнем противника. Так продолжалось до самой отправки в метрополию 15 июля, где эскадрилья была расформирована на авиабазе Калдроуз 16 сентября 1982 г.

Но наибольшую славу 825-я АЭ снискала в спасательной роли. 8 июня в бухте Фицрой к юго-западу от Порт-Стенли британцы высаживали вспомогательный морской десант с танкоде-сантных кораблей «Сэр Тристрам» (RFA Sir Tristram) и «Сэр Галахад» (RFA Sir Galahad). Тут появились аргентинские «Скайхоки», и оба корабля, не успев высадить на берег 5-й пехотный батальон уэльских гвардейцев (The Welsh Guards) и полевой госпиталь, получили бомбовые попадания. В этот момент возле поселка Фицрой на земле находился вертолет командира 825-й АЭ Хью Кларка. Переждав налет штурмовиков, Кларк поднял свою машину в воздух. Оба корабля были уже охвачены пожаром в нескольких сотнях метров от берега, а густой дым снижал видимость практически до нуля. Но Кларк приступил к спасению людей. Вскоре прибыли еще два вертолета из 825-й АЭ, пилотируемые капитан-лейтенантами Филом Шелдоном (Phil Sheldon) и Джоном Боутоном (John Boughton). Им пришлось подлетать к терпящим бедствие в дыму, маневрируя в опасной близости от мачт и такелажа. Вертолеты снимали людей с маленьких непригодных для посадки участков носовой палубы. Внезапно на «Сэре Галахаде» начали взрываться боеприпасы, и уэльские гвардейцы были вынуждены прыгать с высокого борта в ледяную воду.

Кларк пришел на помощь тем, кто находился в воде. Переполненные людьми спасательные плоты никак не могли отдалиться от горящих кораблей на безопасное расстояние. Кларк снимал с плотов раненых, при этом потоком воздуха от несущего винта старался отогнать плоты подальше от пожара. Оставив очередную партию гвардейцев на берегу, он сразу возвращался за следующей. Так продолжалось около двух часов. Число «Си Кингов», участвовавших в спасательной операции, достигло пяти. Затем к ним присоединился «Уэссекс» Мк.5 из 845-й АЭ. После того, как раненым была оказана первая помощь, вертолеты до наступления полной темноты эвакуировали их в госпиталь, расположенный на берегу залива Аякс. За этот подвиг Кларк был награжден Крестом за военные заслуги (Distinguished Service Cross), а Шелдон и Боутон – Королевскими Медалями Доблести (Queen's Gallantry Medal).

ВЕРТОЛЕТЫ КОРОЛЕВСКОЙ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

За 12 недель пребывания на Фолклендах эскадрилья 3-й бригады морской пехоты (3rd Royal Marines Commando Brigade Air Squadron) провела в воздухе свыше 2000 часов, что более чем втрое превысило норму налета мирного времени. Не обращая внимания на погодные условия, ее экипажи летали днем и ночью, чтобы вести разведку, доставлять на передний край боеприпасы, эвакуировать раненых, порой не считаясь с ограничениями грузоподъемности своих машин. Пилот вертолета «Газель» Уильям Скотт (Lt. Scott) вспоминал, что его машину загружали ящиками до потолка кабины, затем он тянул сектор газа на себя, если вертолет не отрывался от земли, выгружали ящик-другой и повторяли попытку. «Скаутам» и «Газелям» именно этой эскадрильи приходилось больше всех действовать на линии соприкосновения сторон. И не случайно, что все три вертолета, которые британские экспедиционные силы на Фолклендах потеряли над полем боя, входили в состав 3rd Commando Brigade Air Squadron.

Напомним, что в советских источниках того времени, например, в журнале «Зарубежное военное обозрение», №9, 1984 г., упоминались 4 сбитых английских вертолета, три типа «Газель» и один – «Скаут». Это может быть как простой ошибкой, как и проявлением очевидной симпатии к аргентинцам, выраженной в завышении потерь одного из потенциальных противников СССР, активного члена НАТО. Допущена была и другая неточность: все упомянутые вертолеты значатся в графе «Сбиты огнем ПВО», тогда как «Скаут» был потерян в воздушном бою, чему имеются подтверждения с обеих сторон. Вот как все происходило на самом деле.

21 мая, в день высадки основных сил десанта в заливе Сан-Карлос, «Газели» и «Скауты» вступили в бой еще до рассвета, перебрасывая под огнем солдат штурмовых групп SAS к оборонительным позициям аргентинцев на мысе Фэннинг Хэд. Затем они выполняли разведку местности, чтобы разместить батареи ЗРК «Рапира» для прикрытия захваченного плацдарма. Именно тогда отступающий противник пулеметным огнем с земли повредил вертолет «Газель», сопровождающий транспортный «Си Кинг». Смертельно раненный в грудь и живот пилот сержант Эндрю Эванс (Sgt. Andrew Evans) сумел произвести идеальную аварийную посадку на воду с неработающим двигателем. Эвансу еще хватило сил выбраться из кабины тонущего вертолета и с помощью своего наблюдателя сержанта Кэндлиша (Sgt. Candlish) поплыть к берегу. В воде они снова попали под прицельный пулеметный огонь, но сумели буквально чудом добраться до суши после 20 минут пребывания в ледяной воде. Местные жители, наблюдавшие с берега за разворачивающейся трагедией, присоединились к отчаянным попыткам Кэндлиша спасти жизнь своему пилоту, однако спустя 10 минут он умер.

В тот же день началось отступление аргентинцев в глубь острова. В ходе преследования также пулеметным огнем с земли был сбит второй вертолет «Газель», причем оба члена экипажа – лейтенант Кэннет Фрэнсис (Lt. Kenneth Francis) и ланс-капрал Гриффин (Lance Cpl. Griffin) были убиты. 21 мая был поражен и третий вертолет эскадрильи, тоже «Газель». Экипаж в составе летчика капитана Робина Макейг-Джонса (Capt. Robin Makeig-Jones) и наблюдателя капрала Роя Флеминга (Cpl. Roy Fleming) получил приказ отыскать и обозначить позиции, с которых были обстреляны «Газель» Эванса и «Си Кинг». Аргентинцы открыли огонь и по ним, причем из всех видов оружия. Солнце светило летчику в глаза, и момент начала стрельбы он упустил. Пули попали в рулевой винт и в кабину снизу, пробив пол. Флеминга спасло только то, что он не находился в этот момент на своем штатном месте. Макейг-Джонс сумел быстро определить координаты противника, передать их в штаб пехотной бригады, затем укрыться от огня за складками местности и вернуться на десантный корабль «Сэр Галахад». При осмотре повреждений оказалось, что одна из пуль прошла буквально в сантиметре от жизненно важной магистрали гидросистемы управлений рулевым винтом, что спасло вертолет от верной гибели. Видимо, именно этот вертолет «Зарубежное военное обозрение» занесло четвертым в графу сбитых, хотя уже через два часа после случившегося «Газель» Макейг-Джонса с новым рулевым винтом и заклеенными скотчем пулевыми пробоинами была готова к новому вылету.

28 мая в 11.00 (время местное) вертолет «Скаут» АН.1 лейтенанта Ричарда Манна (Lt. Richard Nunn), бортовое обозначение XT 629, направлялся на передний край для эвакуации раненых, когда его внезапно атаковала пара аргентинских штурмовиков IA-58A Pucara из 3-й авиагруппы (Grupo 3 de Ataque). Самолеты открыли огонь из бортовых пушек и произвели пуск НАР. От первого залпа Нанну удалось уклониться энергичным маневром, однако штурмовики быстро развернулись, и на втором заходе «Скаут» был поражен. Английский летчик погиб, а его наблюдатель получил ранения. Сбил их лейтенант ВВС Аргентины Хименес (Lt. Gimenez) на «Пукаре» с бортовым 537. Его ведомым был лейтенант Симбаро (Lt. Cimbaro). Из этого боевого вылета Хименес не вернулся, его тело и обломки самолета были обнаружены только в 1986 г. высоко в горном хребте Блу Маунтинз, в 19 км от поселка Гуз Грин. Вероятными причинами катастрофы стали плохая погода и малая видимость.

Потери не сломили боевой дух вертолетчиков морской пехоты. 26 мая началось наступление 2-го парашютного батальона на поселки Дарвин и Гуз Грин, для непосредственной авиационной поддержки которого были выделены 2 «Газели» и 2 «Скаута». В течение 3 дней эти вертолеты постоянно находились в воздухе, доставляя боеприпасы и вывозя раненых. 12 июня эскадрилья 3-й бригады поддерживала 42-й и 45-й батальоны морской пехоты и 3-й парашютный батальон в тяжелых боях за высоты Маунт Харриет, Ту Систерс и Маунт Лонгдон. За 24 часа ее экипажи эвакуировали с поля боя 85 человек. Капитан Ньюкомб (Capt. Newcombe) с наблюдателем капралом Рафтоном (Cpl. Roughton) не только вывозили раненых, но и осуществляли проводку вертолетов «Уэссекс», доставлявших снаряды артиллеристам. Капитаны Макейг-Джонс и Паундс (Capt. Pounds) ночью, в пургу, не менее 5 часов вели свои «Газели» над сильно пересеченной местностью на высоте 15 метров, чтобы спасти жизнь 3 тяжелораненым в районе Порт-Стенли военнослужащим SAS. Летчики пользовались при этом очками ночного видения. А на рассвете 14 июня, в момент наивысшего напряжения боев за Порт-Стенли, два «Скаута» АН.1 из состава эскадрильи уничтожили своими ПТУР SS-11 три полевых орудия аргентинцев. В тот же день гарнизон города капитулировал.

ИТОГИ

Совершенно очевидно, что важной составной частью общего успеха британцев в Фолклендской войне стало повсеместное и эффективное применение вертолетов. А составляющими успеха вертолетчиков Ее Величества можно считать великолепную профессиональную подготовку, самоотверженность и дух коллективизма, помноженные на высоконадежную, вполне современную боевую технику, которая находилась в их распоряжении. Большое значение для англичан имело то, что в экстремальных климатических и эксплуатационных условиях были проверены практически все типы состоящих на вооружении вертолетов. В ходе реальной войны опробованы тактические приемы выполнения всех типов задач, возлагаемых на вертолетные эскадрильи. И, наконец, англичане получили собственный, а потому бесценный опыт проведения масштабных аэромобильных операций, сравнявшись в этом отношении с США.

***

Источник - http://otvaga2004.narod.ru 

Социальные сети