«Старый друг китайского народа» Г. Киссинджер о Китае

Рубрики: Азия/Океания Опубликовано: 20-11-2014

Мемуарно-исторический труд Генри Киссинджера «О Китае» вышел в английском оригинале еще в 2011 г., а в русском переводе – в 2012 г. Он рассчитан на широкую аудиторию – внешнеполитических деятелей, специалистов по Китаю и дипломатов, а также всех интересующихся вопросами китайской внешней политики и стратегии, китайско-американских, советско-китайских и российско-китайских отношений. Обращаясь к труду Г. Киссинджера, читатель должен четко представлять себе исторический контекст связей автора с Китаем. Г. Киссинджер – противоречивая фигура в России и даже в США, в Китае же его называют «старым другом китайского народа». На протяжении четырех десятилетий он был иностранным конфидентом китайского руководства, лично хорошо знакомым, как минимум, с тремя поколениями руководителей (Мао Цзэдун, ДэнСяопин, Цзян Цзэминь). Г. Киссинджер подготовил и организовал визит президента США Р. Никсона в Китайскую Народную Республику в 1972 г., что положило конец международной изоляции Китая и позволило ему, как пишет автор, «освободиться от СССР и оказаться в стане победителей в холодной войне». Более того, китайско-американская дружба, которую в последние годы правления Мао Цзэдуна после визита Р. Никсона Г. Киссинджер характеризует как «квазиальянс», а во время правления Дэн Сяопина – как «де-факто альянс», привела к массовой отправке китайских студентов на учебу в США, освоению КНР капиталистических методов управления экономикой. Кроме того, она способствовала экономическому развитию Китая, которое сделало его второй экономической державой и заложило материальную основу для его политического влияния в современном мире.

The unblinking stare. Obama's drone war in Pakistan

Рубрики: Азия/Океания, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 18-11-2014

At the Pearl Continental Hotel, in Peshawar, a concrete tower enveloped by flowering gardens, the management has adopted security precautions that have become common in Pakistan’s upscale hospitality industry: razor wire, vehicle barricades, and police crouching in bunkers, fingering machine guns. In June, on a hot weekday morning, Noor Behram arrived at the gate carrying a white plastic shopping bag full of photographs. He had a four-inch black beard and wore a blue shalwar kameez and a flat Chitrali hat. He met me in the lobby. We sat down, and Behram spilled his photos onto a table. Some of the prints were curled and faded. For the past seven years, he said, he has driven around North Waziristan on a small red Honda motorcycle, visiting the sites of American drone missile strikes as soon after an attack as possible. Behram is a journalist from North Waziristan, in northwestern Pakistan, and also works as a private investigator. He has been documenting the drone attacks for the Foundation for Fundamental Rights, a Pakistani nonprofit that is seeking redress for civilian casualties. In the beginning, he said, he had no training and only a cheap camera. I picked up a photo that showed Behram outdoors, in a mountainous area, holding up a shredded piece of women’s underwear. He said it was taken during his first investigation, in June, 2007, after an aerial attack on a training camp. American and Pakistani newspapers reported at the time that drone missiles had killed Al Qaeda-linked militants. There were women nearby as well. Although he was unable to photograph the victims’ bodies, he said, “I found charred, torn women’s clothing—that was the evidence.” Since then, he went on, he has photographed about a hundred other sites in North Waziristan, creating a partial record of the dead, the wounded, and their detritus. Many of the faces before us were young. Behram said he learned from conversations with editors and other journalists that if a drone missile killed an innocent adult male civilian, such as a vegetable vender or a fruit seller, the victim’s long hair and beard would be enough to stereotype him as a militant. So he decided to focus on children.

Василий Молодяков: Свидетели Армагеддона и гримасы диалога

Рубрики: Интервью, Азия/Океания, Судьба Опубликовано: 14-11-2014

Разговор с Василием Молодяковым (Токио), историком-японистом, политологом, автором многочисленных публикаций на русском и японском языках, коллекционером и биографом. "Для российской аудитории японские консервативные революционеры слишком экзотичны – восприятие может оказаться с привкусом «суши и сашими». Германские – слишком одиозны из-за того, что где-то рядом неизбежно возникает нацизм, пусть даже в качестве врага. При желании исследователю Эрнста Юнгера и Карла Шмитта легко приписать «реабилитацию нацизма». Вот французы – в самый раз, но их в России мало переводят и издают, а к изданному почти не видно интереса".

Стратегия «Великого шелкового пути» Китая

Рубрики: Азия/Океания, Переводы Опубликовано: 12-11-2014

В этом году Пекин выступил в роли хозяина форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (APEC), который начался 11 ноября, но за кулисами между Соединенными Штатами и Китаем развернулась борьба за достижение соглашений о свободной торговле. Соединенные Штаты продвигают идею созданию «Транс-Тихоокеанского партнерства» (ТТП), которое несет в себе объемное соглашение о свободной торговле, включающее 12 стран, но исключающее Китай. Пекин, в попытке, которую многие рассматривают в качестве шага, направленного на воспрепятствование Америке изменить баланс сил в Азии, надеется заручиться поддержкой в создании «Зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (ЗСТАТ), которая является менее объемным соглашением, но включающее Китай. Однако скромность ЗСТАТ не является реальным ответом Китая на безграничность ТТП и ее искреннюю поддержку либерализации рынка и минимального вмешательства правительства. Вместо этого, китайский президент Си Цзиньпинь предложил новую стратегию Великого шелкового пути, которая является пространным набором торговых и инфраструктурных соглашений, направленных на способствование свободной торговли и поддержание мягкой силы Поднебесной с соседями на запад и юго-востоке.

Chinese Salafism and the Saudi Connection

Рубрики: Азия/Океания Опубликовано: 30-10-2014

Saudi influences have had a somewhat contradictory impact on Hui Salafis and the wider Muslim community in China. On one level, these influences have contributed – to a degree – to the salafisation (namely, a cultural and religious approximation of an “idealized” Saudi orthodoxy) of Hui Muslim society. This salafisation subsumes the adoption of presumably Salafi doctrines, prayers rituals, attitudes, and even culturally authentic attire (the Saudi headgear worn in a manner usually associated with the religiously conservative in the Kingdom) and mosque architecture under what can be described as an Arabization process, although the appearance of these trends is not always indicative of a Salafi influence. The salafisation of Hui Muslims has affected nearly all sects, albeit in different ways. Amongst Salafis, the re-introduction of orthodox sources after a significant period of isolation, and amplified now by globalizing forces, led to the breakdown of the old Salafi community as a new generation of Salafis (the early graduates and pilgrims) in the 1980s sought to “correct” the errors of their elders. This was reflected in the schism that emerged over the interpretation of certain Quranic verses, the appearance of a more activist opposition to Sufism leading to the demolishment of some Sufi tombs in the Northwest, and the enunciation of a takfeeri (excommunicatory) stance towards “deviant” Salafis and non-Salafi Muslims that led to bouts of sectarian infighting.

Китай ждет участь СССР

Рубрики: Интервью, Азия/Океания Опубликовано: 24-10-2014

Вот уже несколько лет в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая сохраняется нестабильность: часть уйгуров недовольна тем, как китайские власти управляют регионом, и требует независимости от Пекина. В СУАР периодически происходят вооруженные столкновения между уйгурским населением и китайскими властями. Как правило, они заканчиваются жестокими казнями зачинщиков беспорядков. Пекин обвиняет в терактах уйгурских сепаратистов, которые выступают за отделение Синьцзяна от КНР. Как известно, среди местного населения СУАР периодически вспыхивает недовольство. В последние месяцы были совершены нападения на железнодорожные станции в городах Урумчи и Кунмин, а в Пекине управляемый уйгуром автомобиль врезался в толпу людей на площади Тяньаньмэнь, погибли пять человек. В 2009 году в результате столкновений между уйгурами и этническими китайцами в административном центре СУАР – городе Урумчи - было убито более 150 человек. Тогда власти ввели в городе комендантский час и запретили открывать мечети. Кто на самом деле стоит за всеми этими терактами? Ожидается ли в СУАР и на Тибете развитие гонконгского сценария? На эту тему в беседе с корреспондентом казахстанского еженедельного журнала ADAM bol по телефону из Вашингтона говорит находящаяся сейчас в изгнании лидер уйгурской оппозиции Рабия Кадир.

Модернизация НОАК – повод для беспокойства?

Рубрики: Азия/Океания, Армия Опубликовано: 10-10-2014

Долгое время рост военной мощи Китая оставался в тени его экономических успехов. Но в последние годы Китай смог совершить качественный рывок в техническом оснащении и организации своих вооруженных сил. В настоящее время Народно-освободительная армия Китая переживает период трансформации и превращения в современную вооруженную силу, способную вести войну с применением передовых технологий и проецировать силу в удаленные регионы мира. Начиная с середины 2000-х годов Народно-освободительная армия Китая (НОАК) вступила в одну из самых глубоких трансформаций в своей истории. Результатом этой трансформации станет окончательный уход от прежней модели массовой армии, преимущественно сухопутной, крестьянской по социальному составу, ориентированной на защиту национальной территории с опорой на численное превосходство и мощные мобилизационные механизмы. Китай стремится к строительству высокотехнологичных вооруженных сил, сопоставимых по уровню подготовки и оснащению с вооруженными силами США и Японии, которые воспринимаются в качестве основных потенциальных противников. Новая китайская армия будет в состоянии проецировать силу в глобальном масштабе, опираясь на океанский флот, стратегическую военно-транспортную авиацию и мощные мобильные военно-воздушные силы. Рубежом для трансформации НОАК в армию нового типа избран 2020 г.; в дальнейшем Китай будет продолжать наращивать свои военные возможности. К 2020 г. КНР планирует достигнуть «крупных успехов» в деле военной модернизации, а к 2050 г. – обрести способность одерживать победы в войнах в условиях применения информационных технологий.

CHEOS - новый китайский космический "глаз"

Рубрики: Азия/Океания, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 06-10-2014

В последнее время Китай добился множества значительных успехов в некоторых направлениях космической отрасли, как гражданского, так и военного направления. Тем не менее, пока существуют еще некоторые направления, в которых Китай достаточно сильно отстает от других стран, но количество таких направлений постепенно уменьшается и доказательством этому стали опубликованные 29 сентября 2014 года снимки Пекина и Шанхая, имеющие разрешающую способность в 1 метр и сделанные камерой орбитального космического аппарата Gaofen 2. Этот космический аппарат является первым аппаратом новой китайской глобальной системы наблюдения за Землей China Earth Observation System (CHEOS), которая будет полностью закончена к 2020 году. К тому времени система пополнится еще пятью космическими аппаратами, на борту которых будут установлены гиперспектральные датчики, инфракрасные датчики, и радары с синтезированными апертурами. Космический аппарат Gaofen 2 был запущен в космос 19 августа 2014 года при помощи ракеты-носителя LM-4B. В настоящее время этот аппарат, двигающийся по орбите на высоте 630 километров от поверхности Земли, может делать снимки с разрешающей способностью в 80 сантиметров, охватывающие область, размером 48 километров. Следует отметить, что под термином "разрешающая способность" космической и аэросъемки подразумевается минимальный размер объектов, которые можно рассмотреть и идентифицировать на снимках. К примеру, при разрешающей способности в 3 метра уже можно распознать два припаркованных рядом микроавтобуса, грузовых автомобиля или танка.

Китай получает с Ближнего Востока больше нефти, чем США

Рубрики: Азия/Океания, Ближний Восток Опубликовано: 29-09-2014

Примерно половину импорта нефти Китаем сейчас получает из региона Персидского залива, тогда как зависимость Америки от ближневосточной нефти в последние годы снижается. Это может иметь серьёзные геополитические последствия в ближайшие годы. Сегодня чистый импорт Китая составляет 5,6 млн баррелей нефти в день, его крупнейшими поставщиками являются Саудовская Аравия, Иран, Оман, и Ирак, а также Россия и Ангола, и нефть в основном транспортируется через уязвимый и загруженный Малаккский пролив, пишет интернет-портал Vox. Соединенные Штаты импортируют около 5 млн баррелей в день, и список поставщиков весьма сильно отличается от китайского. Только 41% импорта нефти в США осуществляется из региона Персидского залива (в основном из Саудовской Аравии). При этом более половины импорта США из получают Канады и Мексики. Эксперты Brookings Institution Брюс Джонс, Дэвид Стивен, и Эмили О'Брайен в своей недавней статье отмечают, что зависимость Китая от ближневосточной нефти неуклонно нарастает, и этот факт может иметь большие последствия для геополитики региона. "США много лет подвергаются геополитическим рискам, связанным с добычей и транспортировкой энергоресурсов, а теперь эти риски затрагивают и азиатские державы, - пишут они. - Китайские и индийские политики изо всех сил пытаются понять эти риски и способы управления ими".

Китайцы Исламского Халифата

Рубрики: Азия/Океания, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 24-09-2014

Несколько англоязычных изданий пересказали утверждения китайских СМИ о связях боевиков из китайского региона Синьцзян с группировкой "Исламское государство". Синьцзян - родина этнического меньшинства - уйгуров-мусульман. Тайваньский новостной сайт Want China Times озаглавил статью так "Сепаратисты из "Восточного Туркестана" проходят обучение в ИГИЛ и планируют вернуться в Китай". Издание поясняет, что "Восточный Туркестан" - движение за независимость, существующее в Китае. Неназванный сотрудник редакции, написавший статью, отмечает, что материал основан на сообщении китайской газеты "Global Times, таблоида под эгидой рупора КПК "Жэньминь Жибао" (формулировки автора). Издание пересказывает материал, опубликованный в Global Times: "На основе совместного интервью с антитеррористическими ведомствами Китая, Индонезии, Турции и Сирии сложилось мнение, что китайские сепаратисты - радикалы из числа этнических уйгуров, которые хотят создать в беспокойном Синьцзян-Уйгурском автономном регионе Китая независимое исламистское государство, - пробираются за границу, чтобы присоединиться к силам ИГИЛ, обучаться и воевать в Ираке и Сирии. Их цели - завоевать большее признание со стороны международных террористических группировок, наладить каналы для контактов и обзавестись "реальным боевым опытом", прежде чем принести свои знания назад в Китай". Global Times добавила, что международное сообщество должно сплотиться и обменяться разведданными, чтобы победить угрозу глобального терроризма. Издание комментирует: "В последние недели поступает все больше вестей, что китайские граждане присоединяются к силам ИГИЛ".

Социальные сети