Ян Граруп: "Хорошая фотожурналистика не отвечает на вопросы, она их ставит".

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Африка, Фотогалерея, Фотография, Переводы, Судьба Опубликовано: 22-11-2013

За свою двадцатилетнюю карьеру датский фотожурналист Ян Граруп (1968) делал репортажи из многих горячих точек планеты, включая Войну в Заливе, осажденный Сараево, геноцид в Руанде и Афганистан. Он живет в Копенгагене, но много путешествует, как минимум 100 дней в году он проводит вне дома. Все больше внимания он уделяет своим персональным долгосрочным проектам — в следующем году он планирует опубликовать книгу о Сомали. Книга — труд четырех лет его жизни. Фотографии Грарупа отличаются особым вниманием к правам человека. В этом году он выиграл уже свою восьмую премию на конкурсе World Press Photo, на этот раз в категории «Спорт». Победу принес репортаж о женской баскетбольной команде в Сомали, которой угрожают местные радикальные исламисты. Фотограф также начал кампанию по сбору средств для этих сомалийских девушек и внес свои призовые деньги в фонд помощи.

Писатели-фантасты и их военный опыт

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Интервью, Переводы Опубликовано: 14-11-2013

Об авторах научной фантастики и фэнтези, которые прошли военную службу, и о том, как это изменило их творчество. Многие темы научной фантастики так или иначе пересекаются с темой войны. Война породила быстрые социальные изменения и технологические инновации и некоторые из наших величайших исследователей были также и воинами. Поэтому неудивительно, что многие известнейшие авторы научной фантастики служили в армии – особенно во времена обязательного военного призыва. Но как военная служба отразилась на творчестве этих авторов?

Толкиен выжил в окопах Первой мировой войны, написав позже: «Мой реальный интерес к сказочным историям был разбужен филологией на пороге зрелости и быстро обрел полноценные черты на войне». Джет Хир пишет: «Авторы времен Первой Мировой унаследовали старомодную литературу эпохи рыцарства, поэтому для них было проблематичным описание их опыта. Их учили писать о войне, используя такие понятия как "покорение", "доблесть", "отвага", "мужественность", "пылкость". Многие слова звучали неудобоваримой ложью по сравнению с реалиями массовой бойни. Как можно говорить о галантности, когда обе стороны использовали отравляющий газ?

Каково это (на самом деле) в Сирии: интервью с корреспондентом CBS Элизабет Палмер

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 13-11-2013

Сирия как монолитная страна больше не существует. Это мозаика территорий и каждая контролируется либо сирийскими военными, либо одной из сотен оппозиционных групп, либо лидерами местных племен. Уровень жизни зависит от того, кто у власти на месте. На передовой, особенно на севере и вокруг Алеппо, жизнь превратилась в ад. Снайперы прячутся в брошенных зданиях, стреляя по людям, кто просто идет в магазин или в школу. Дома распылены на атомы. Жизни разрушены. В районах, подконтрольных исламистским боевикам, вооруженные мужчины патрулируют улицы и устанавливают шариат. Нет работы. Люди укрываются по домам, напуганные, обозленные и тоскующие. Дамаск — сам по себе пример крайностей. Районы на юге и западе контролируют бойцы оппозиции и все, кто не успел бежать оттуда, еле-еле выживают. Сирийская армия заблокировала эти районы, чтобы в них не попало продовольствие и боеприпасы боевикам. В частности, арабская пресса недавно сообщила, что сирийские богословы издали фетву, что все, кто голодает, может есть кошек и собак.

Чеченцы, сирийские джихадисты и их японский друг Шамиль Цунеока

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ближний Восток, Судьба Опубликовано: 06-11-2013

В течение нескольких последних дней фотографии Шамиля Цунеоки, японского журналиста-фрилансера, освещающего события в Сирии, наводнили социальные сети. На некоторых снимках он позирует с лидерами джихадистских группировок, на других он позирует с автоматом в руках на фоне черного знамени Аль-Каиды. Его тесные связи с джихадистами дают ему беспрецедентный доступ к информации, но вызывают вопросы по поводу его статуса журналиста.

Обед с Аль-Каидой

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 25-09-2013

Я отодвинула свой чай. Взрыв снаружи, недалеко от дома в северной части Сирии испугал меня. Но бойцы – из Пакистана, из Кувейта и двое из Саудовской Аравии – закончившие свою трапезу почти одновременно со мной казались совершенно невозмутимыми. «Вы бы не боялись так, если бы Аллах был с вами» – сказал один из них.

Эти четверо молодых людей – представители группы, известной как ISIS (Islamic State of Iraq and al-Shams – Исламское Государство Ирака и Аль-Шама). Эта организация имеет тесные связи с Аль-Каидой. Одна из проблем Вашингтона, который всё больше вовлекается в конфликт в Сирии, состоит в том, как можно свергнуть правительство ненавистного Асада, которого обвиняют в использовании химического оружия против собственного народа, не передав при этом власть – а может быть и то же химическое оружие – радикальным исламистским группировкам, таким как ISIS.

«Ужасные»: самый успешный пехотный батальон ЮАР в действии (1975 – 1993)

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Африка, Переводы, Судьба Опубликовано: 20-09-2013

Österreichische Militärische Zeitschrift, Ausg. 1., 2009.

Ни одно соединение южноафриканских вооруженных сил не было столь успешно, как 32-й батальон, в спектре задач которого классические конвенционные операции перемежались с контрповстанческими. Соответственно, боевые действия батальона отличались разнообразием и нанесли противнику огромные потери. Батальон вошел в историю как Os Terriveis – «Ужасные». Его основателем и многолетним командиром был полковник Ян Брейтенбах. 

*** 

ОМЦ: Господин полковник, почему 32-й батальон был так успешен в подавлении повстанцев? 

Брейтенбах: Чтобы проанализировать задачи, структуру, политическую ориентацию и демографию малых общин в контексте войны в буше, я должен был выяснить кое-что помимо стандартно задаваемых вопросов. К этому относятся описание условий жизни, из которых проистекали общественные устои, а следовательно и modus operandi, выбиравшийся в соответствии с изменяющейся оперативной обстановкой – от формированием батальна в 1975-м и до его роспуска в 1993-м.

Интервью с Лесли Кокберн

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ирак Опубликовано: 12-09-2013

Лесли Кокберн: Мысль написать роман я вынашивала в течение некоторого времени. Интересно, что еще в 2000 году, когда я была в Пакистане, освещая ситуацию с радикальными джихадистами, я купила стол в Музаффарабаде, городишке, расположенном в предгорьях пакистанского Кашмира, и тогда же я дала сама себе слово написать роман за этим столом. Стол пришлось вывозить из Кашмира на мулах. А я сдержала свое обещание.

Я могу проследить историю возникновения моего романа «Baghdad Solitaire» вплоть до осени 2003 года, когда я стояла перед триумфальной аркой Assassins Gate, открывающей вход в «зеленую зону» Багдада. Уполномоченный чиновник только что выдал мне порцию чудовищной лжи об успешной истории оккупации. И у меня возникло острое желание рассказать всем о безудержном обмане, манипуляциях, гипертрофированной жадности, страданиях и о настоящем героизме – подобных примеров было так много вокруг меня. Но в командировку нас обычно отправляют с определенным заданием, и потому приходится придерживаться сухих фактов, ограничивать свое видение, и зачастую вырезать наиболее показательные материалы. Там нет фактуры, там нет оттенков серого. В художественной прозе все иначе, вы даете читателю возможность пережить все опасности жизненного пути персонажей книги. И вместе с главными героями читатель вдруг обнаруживает, что война больше похожа на зеркальную пустыню, полную опасности и неопределенности. Читатель может реально оценить уязвимость, растерянность и страх. В книге одновременно присутствуют и уродство ужаса и незабываемая красота.

Беседа с Пьером Гийота

Рубрики: Военлит, Интервью Опубликовано: 05-09-2013

Пьер Гийота родился в 1940 году, один из ведущих писателей, принадлежащих т.н. "поколению алжирской войны". Призванный в 1960 на войну в Алжире, в 1962 году он был арестован по обвинению в подрыве боевого духа армии и попытке дезертирства, без суда заключен в подземную камеру на три месяца, а затем направлен в дисциплинарный батальон. Вернувшись в Париж, занимается журналистикой. В 1965 году появляется его роман "Могила для 150 тысяч солдат", затем "Эдем, Эдем, Эдем", почти сразу же запрещенный французской цензурой, но принесший ему широкую литературную известность и репутацию "проклятого поэта".

Владимир Щербаков: "Судмедэкспертиза - вырождение в зачатии..."

Автор: Бабченко Аркадий Рубрики: Интервью, Россия/СНГ, Судьба, Кавказ Опубликовано: 28-05-2013

Создал "ООО 124 lab" легендарный Владимир Щербаков. Тот самый бывший руководитель той самой бывшей 124-ой Ростовской военной судебно-медицинской лаборатории, через которую прошли все погибшие в Первую и Вторую чеченские кампании военнослужащие. Тот самый Владимир Щербаков, который вернул нашим матерям наших погибших солдат. Всем матерям. Всей страны. Все рефрижераторы с горелыми человеческими останками в солдатских кирзовых сапогах, все сгоревшие в танках, все подорванные на фугасах, все обглоданные собаками в Грозном, все свезенные в пластиковых мешках с блок-постов - всё то, что мы видели в репортажах с той войны - все прошли через него. И почти все были опознаны. Девяносто пять процентов в первую войну, и девяносто девять во вторую. Потрясающий результат. А если знать, как у нас все делается - потрясающий вдвойне. 

На этих смертях - в прямом смысле слова на этих вот самых смертях этих вот самых восемнадцатилетних мальчишек - Владимир Щербаков создал с нуля уникальную систему идентификации погибших. Структурировал весь полученный опыт, разработал новые методологии, построил концепцию информационной базы данных военнослужащих. В любой другой стране он сейчас работал бы как минимум вице-министром. А его именем называли бы улицы. В России Владимир Щербаков был уволен. А его лаборатория - расформирована. 

Хакеров - в казармы

Рубрики: Интервью, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 26-05-2013

Основоположник российской IT-индустрии и эксперт в области искусственного интеллекта Игорь Ашманов предупреждает, что современные войны начнутся со слома информационного суверенитета.

Мы живем в эпоху, когда под лозунгом глобализации и единых общечеловеческих ценностей происходит слом традиционных суверенитетов. В самом деле, зачем какая-то устарелая независимость, если есть единый "дружественный" рынок и все за демократию?

И первым, ключевым инструментом слома суверенитета служат информационные войны. Обычная война, которую надо еще решиться начать, причиняет материальный ущерб и противоречит международному праву, запрещена законами. Это всегда чрезвычайное событие. Она опасна для нападающего. Информационная же война идет постоянно - прямо сейчас, и не запрещена никакими законами. Нападают на всех. Мы просто не замечаем.

Асад: "Основой для любого политического разрешения кризиса в Сирии является воля сирийцев"

Рубрики: Интервью, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 23-05-2013

Глава сирийского государства Башар Асад дал интервью аргентинской газете "Clarin" и латиноамериканскому информационному агентству "Telam".

Вопрос: Что вызвало сирийский кризис и сделало его настолько сложным и длительным?

Ответ: Во-первых, на сирийский кризис повлияли многочисленные факторы – и внутренние, и внешние, наиболее значительным из которых является иностранное вмешательство. Во-вторых, просчитались те государства, которые вмешивались в дела Сирии и рассчитывали, будто бы их план удастся в течение нескольких недель или месяцев. Этого не случилось. Сирийский народ сопротивлялся и продолжает сопротивляться и отвергать все формы внешнего вмешательства. Для нас это – вопрос сохранения Сирии.

Вопрос: Каково общее количество жертв кризиса на данный момент? Некоторые источники сообщают, что число погибших превышает 70000 человек.

Ответ: Смерть любого сирийца – это трагическая потеря, независимо от числа. Но следует проверить достоверность этих источников. Мы не можем игнорировать тот факт, что многие из тех, кто погиб, были иностранцами, приехавшими в Сирию убивать сирийцев. Есть также много пропавших без вести, которые были записаны в мертвые без должных оснований. Это влияет на точность приводимого числа погибших. Сколько сирийцев? Сколько иностранцев? Сколько пропавших без вести? В настоящее время нет точных данных, но мы знаем, что тысячи сирийцев погибли. Эти цифры постоянно меняются. Террористы убивают людей и часто закапывают их в братских могилах. Мы можем обнаружить и объяснить эти потери только после того, как Сирийская армия входит в эти районы.

Социальные сети