Стратегия «Великого шелкового пути» Китая

Рубрики: Азия/Океания, Переводы Опубликовано: 12-11-2014

В этом году Пекин выступил в роли хозяина форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (APEC), который начался 11 ноября, но за кулисами между Соединенными Штатами и Китаем развернулась борьба за достижение соглашений о свободной торговле. Соединенные Штаты продвигают идею созданию «Транс-Тихоокеанского партнерства» (ТТП), которое несет в себе объемное соглашение о свободной торговле, включающее 12 стран, но исключающее Китай. Пекин, в попытке, которую многие рассматривают в качестве шага, направленного на воспрепятствование Америке изменить баланс сил в Азии, надеется заручиться поддержкой в создании «Зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе» (ЗСТАТ), которая является менее объемным соглашением, но включающее Китай. Однако скромность ЗСТАТ не является реальным ответом Китая на безграничность ТТП и ее искреннюю поддержку либерализации рынка и минимального вмешательства правительства. Вместо этого, китайский президент Си Цзиньпинь предложил новую стратегию Великого шелкового пути, которая является пространным набором торговых и инфраструктурных соглашений, направленных на способствование свободной торговли и поддержание мягкой силы Поднебесной с соседями на запад и юго-востоке.

Рассказ инсайдера о роли Южно-Африканских Сил Обороны в торговле слоновой костью

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Африка, Лучшее, Переводы Опубликовано: 10-11-2014

Помимо того, что война – или войны, гремевшие на юге Африки с середины 1960-х до 1990-х, принесли для миллионов людей, они оказали заметное влияние на популяцию слонов и торговлю слоновой костью. С конца 1980-х постепенно стал очевидным, что крупномасштабное браконьерство и торговля слоновой костью – это нечто большее, чем реакция отдельных индивидов на бедность и милитаризацию. Части многочисленных армий, находившиеся в полях Мозамбика, Анголы, Зимбабве и вообще где угодно, охотились на слонов организованно и заключали официальные (хотя и подпольные) сделки по продаже слоновой кости. Очевидно, что важнейшим элементом передела рынка слоновой кости на субконтиненте в течение большей части этого периода были Южно-Африканские Силы Обороны (ЮАСО) и прежде всего сети, организованные Разведкой начальника штаба. Эти сети привлекали союзников – из числа Resistência National Moçambicana (РЕНАМО), União National para a Independência Total de Angola (УНИТА) и родезийских Скаутов Селу – к добыче и продаже слоновой кости; частично это была плата за южноафриканскую помощь оружием и другие услуги, а частично — самостоятельная техника дестабилизации (Ellis, 1994: 53 — 69). Южноафриканские силы безопасности были непосредственно вовлечены в эти войны в 1967–1968 гг., после того как «Умконто ве Сизве» (Umkhonto we Sizwe, вооруженное крыло Африканского Национального Конгресса из ЮАР) развернуло ванкийскую кампанию на северо-западе Родезии, совместно с Zimbabwe African People's Union (ЗАПУ). ЮАР отправила полицейский контингент для работы в Родезии и получения опыта контрпартизанской борьбы. Родезия стала тренировочной площадкой для многих будущих специалистов по контрпартизанским действиям, включая офицеров, создавших в Намибии куфут (контрпартизанское подразделение), и тех, кто позже организовывал полицейские эскадроны смерти, базировавшиеся на ферме Влакплаас (Pauw, 1991: 76, 113).

«Совесть и конфликт» — художники рисуют войну

Рубрики: Art, Переводы, Европа Опубликовано: 09-11-2014

Когда нацистские офицеры обнаружили в студии у Пикассо картину «Герника», они спросили: «Это ваша работа?», художник произнес приписываемую ему известную фразу: «Нет, это сделали вы». Почему гражданская война в Испании больше чем другие конфликты глобального масштаба, происходившие в 1914 — 1918 годы или же с 1939 по 1945 годы, настолько вдохновила и политизировала целое поколение художников и поэтов? Решив стать водителем машины скорой помощи машины в Испанской Республике в 1937 году, У.Х. Оден (Wystan Hugh Auden, один из величайших поэтов 20 века, — прим. перев.) писал: «Мне настолько не нравится повседневная политическая деятельность, что я не хочу ею заниматься, но есть кое-что, что я мог бы делать не как поэт, а как гражданин, и поскольку у меня нет иждивенцев, я чувствую, что должен идти и делать; и очень надеюсь, что там не очень много сюрреалистов». Оказалось, что сюрреалисты в Испании были: сюрреализм с его крайне развитым воображением и мощным психическим воздействием был для художников, пожалуй, самым лучшим способом самовыражения, позволявшим реагировать на кошмары тоталитаризма и ужасные методы ведения современной войны. Разумеется, это лишь один из выводов, который позволяет сделать новая самобытная и захватывающая экспозиция «Совесть и Конфликт: британские художники и гражданская война в Испании» (Conscience and Conflict: British Artists and the Spanish Civil War), которая открылась в галерее Pallant House. Огромная композиция Джулиана Тревельяна (Julian Trevelyan’s) под названием «Голова лошади» (Horse’s Head) из раскрашенного папье-маше, венчавшая платформу на колесах, с которой сюрреалисты участвовали в шествии в честь 1 мая в 1938 году, с ухмылкой взирает на полотно «Месса в Памплоне» (Mass at Pamplona) Андре Массона (André Masson), на котором епископ Памплоны, пообещавший отпустить грехи каждому, кто убьет марксиста, изображен в виде осла, предлагающего украшенные свастикой причастные облатки.

Халиф, достойный ОПЕК

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Ирак Опубликовано: 05-11-2014

Лидер «Исламского Государства» Халиф Ибрагим – ака Абу Бакр аль-Багдади – не перестаёт нас изумлять, и более всего – своими влиятельными покровителями, карманы которых набиты нефтедолларами.  Фактически теперь Халиф – крупный нефтяник, достойный членства в ОПЕК. Его такрифи/наемники-головорезы – теоретически – некоторое время уже извлекали, очищали, поставляли и/или занимались контрабандой и заключали вкусные пикантные сделки на большие объёмы нефти, пожиная урожай приблизительно в US$2 миллиона ежедневно. Цены Халифа на нефть таковы, что за них стоит умереть (быть обезглавленным?); в конце концов, он проводит ту самую стратегию низких цен, что изобрели те люди, которых он хочет свергнуть с престола в Мекке, – Дом Сауда. Валовой внутренний продукт Халифата по всему «Сираку» может идти только в одну сторону – вверх.

Йозеф Фишер: Победители и проигравшие на новом Ближнем Востоке

Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 05-11-2014

«Война, – говорил древнегреческий философ Гераклит, – есть отец всего и мать всего». Глядя на кровавые, по-настоящему варварские, события на Ближнем Востоке (особенно в Ираке и Сирии), можно невольно согласиться с Гераклитом, хотя подобным идеям, казалось бы, давно уже нет места в постмодернистском восприятии мира современной Европой. Военные триумфы Исламского государства в Ираке и Сирии не только подливают масла в огонь гуманитарной катастрофы; они спутали сложившиеся в регионе альянсы и даже поставили под сомнение государственные границы. Возникает новый Ближний Восток, он отличается от прежнего двумя важными моментами: возросшая роль курдов и Ирана, а также снизившееся влияние региональных суннитских держав. Ближний Восток не просто стоит на пороге возможного триумфа силы, которая пытается достичь своих стратегических целей массовыми убийствами и порабощением (например, езидских женщин и девочек). Становится также очевидным коллапс старого порядка, сохранявшегося в этом регионе в более или менее неизменном виде со времен окончания Первой мировой войны, и, как следствие, упадок традиционных стабилизирующих сил региона.

Поэты Первой мировой: Ханс Ляйп «Лили Марлен»

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 04-11-2014

Имя Ханса Ляйпа известно меньше, чем название его главного творения. В 1915 году, стоя на посту перед отправкой на фронт, он зарифмовал свои незатейливые грустные мысли, обращённые к любимой девушке, названной им «Лили Марлен». Говорят, это имя составлено из имён двух его возлюбленных, а кто-то утверждает, что песня обращена к Лили Фрейд, племяннице знаменитого психоаналитика. Стихотворение было опубликовано лишь в 1937 году и вскоре было положено на музыку, но настоящий успех пришёл после того, как новую аранжировку сделал композитор Норберт Шульце, а исполнительницей шлягера стала певица Лале Андерсен. Больше миллиона пластинок с этой версией песни разошлось по всему немецкоязычному миру (на ней и основан наш перевод). В 1941 году запись с этой пластинки попала в эфир «Солдатского Радио Белграда», вещавшего для немецких войск, которые приняли ее на ура. Мифическая Лили Марлен стала для миллионов солдат, и не только немецких, символом любимой, дожидающейся своего мужчину. Её пели англичане и французы, появились десятки переводов и версий (вплоть до отдельных вариантов у разных полков и дивизий). Популярность её была столь огромна, что Геббельс даже запретил песню как «упадническую», но вскоре запрет пришлось снять. Мировую славу песня обрела в исполнении Марлен Дитрих, а в наше время в Германии был установлен памятник девушке под фонарём, ждущей своего любимого с фронта.

Поэты Первой мировой: Георг Тракль

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 31-10-2014

Проведя детство и юность в австрийском Зальцбурге, Георг Тракль рано выучил французский язык благодаря гувернантке, воспитывавшей его и сестёр в течение 14 лет. Вместе с языком он освоил Рембо и Бодлера, которые значительно повлияли на его творчество, определения которому не могут найти до сих пор: то ли это поздний символизм, то ли ранний экспрессионизм, то ли совершенно особая «траклевская нота», повлиявшая на всю последующую европейскую словесность. Певец смутных меланхоличных переживаний и запутанных видений, Тракль, кроме литературы имел только одно пристрастие — наркотики. Чтобы легче добывать вожделенный морфий, он в 1905 году устроился работать в аптеку и даже три года спустя стал учиться на фармацевта. Смерть отца и бедственное положение семьи вынудили его бросить учёбу и записаться в 1910 году добровольцем в санитарные войска. Впрочем, военный из поэта-морфиниста не получился, и до самого начала войны Тракль менял города и места работы, всё более впадая в чёрную депрессию. Всё это время его стихи выходят в многочисленных журналах, делая молодого автора всё более узнаваемым. Отправленный в чине военврача на русский фронт, поэт попадает в самую гущу событий. Сражение блиц Гродека, часть Галицийской битвы, унесшей жизни 300 тысяч австрийцев, стало для Тракля первым и последним. Не в силах вынести зрелища ужасающей бойни, он несколько раз пытается покончить с собой, и в конце концов это ему удаётся – в госпитале он принимает смертельную дозу морфия. В своём последнем письме он писал: «Я уже чувствую себя по ту сторону».

Дети халифата

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Ирак Опубликовано: 30-10-2014

Они стоят в первом ряду во время казней, когда жертв обезглавливают и распинают на кресте в городе Ракка, ставшем оплотом «Исламского государства» в Сирии. Их используют для сдачи крови, когда она нужна раненым боевикам «Исламского государства». Им платят, когда они доносят на людей, проявляющих нелояльность по отношению к «Исламскому государству» или высказывающихся против него. Их учат тому, как стать террористом-смертником. Это маленькие дети, которым иногда не более шести лет, и из них делают будущих солдат «Исламского государства». Эта организация создала чреватую серьезными последствиями и хорошо организованную систему вербовки детей. Она обрабатывает их и внушает им свои экстремистские идеи, а затем учит детей элементарным навыкам ведения боевых действий. Боевики готовятся к длительной войне против Запада и надеются на то, что обучаемые сегодня юные воины будут воевать еще долгие годы. Точных цифр, указывающих на количество вовлеченных в этот процесс детей, нет. Однако рассказы беженцев и свидетельства, собранные ООН, правозащитными организациями и журналистами, показывают, что индоктринация и военная подготовка детей получила широкое распространение.

Что может пойти не так? 7 наихудших сценариев в битве с ИГ

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Ирак Опубликовано: 26-10-2014

Вам знакома эта шутка? Вы говорите о чём-то, что очевидно идёт к катастрофе – о своём друге, пересекающем Долину Смерти на машине, когда в баке почти кончился бензин – а потом добавляете «Что же может пойти не так?». Так же сегодня и с Ближним Востоком. Соединённые Штаты снова там воюют, вольготно разбрасывая бомбы по территории Ирака и Сирии, посылают советников туда, дроны сюда, сколачивают в регионе коалицию, стремясь вытянуть побольше огневой мощи  у сборища сопротивляющихся союзников, и отчаянно пытаясь отыскать хоть кого-то, кто послал бы туда не американские сухопутные войска. Вот вам семь самых худших сценариев со стороны, где самое плохое систематически оказывается лучшим из предлагаемого. В конце концов, при всей этой военной мощи, пущенной в ход в самом нестабильном регионе, что может пойти не так?

Все системы в норме

Рубрики: Северная Америка, Переводы Опубликовано: 24-10-2014

И началась новая война. Или, скорее, открылся новый фронт (и заново открылся старый) в непрекращающейся, постоянно расширяющейся войне. Потому что новая война, конечно же, наша старая знаковаяВойна с Террором (хотя правильнее её следовало бы называть «война с террором, порожденная войнами с террором»). Предложенный «Казус белли» – даже более лицемерный и изворотливый, чем обычно. Порочная гражданская война, которую мы разожгли в Сирии, породила вооружённых боевиков-экстремистов, использующих оружие, которым мы наводняли Сирию, чтобы напасть на коррумпированный светский режим, который мы установили в Ираке, вторгшись туда незаконно ранее, что дало толчок неправедной гражданской воне, продолжающейся по сей день; причём обе стороны воюют нашим оружием. Но правильно ли здесь применять слово «война»? «Война» подразумевает дискретное событие; у неё есть начало, некая траектория, и то или иное завершение. Но жгучая атмосфера убийств и наживы, которую представляет собой Война с Террором, не имеет такой формы. Она не имеет  траектории – и не имеет завершения, как мы снова и снова повторяли нашим «баронам-террористам» из обеих партий. Для американского имперского государства (и различных его сателлитов,  слуг и сатрапов) Война с Террором превратилась в  естественное состояние – даже в состояние их природы. Это больше не событие, происходящее в реальности – это именно форма самой реальности. Она должна продолжаться, потому что она не может не продолжаться.

Халиф во множестве зеркал

Рубрики: Переводы, Ирак Опубликовано: 23-10-2014

Он непобедим. Он обезглавливает. Он занимается контрабандой. Он завоёвывает. Он на все руки мастер. Его не могут достать ни «Томагавк», ни «Хеллфайер». Он всегда получает, что хочет – в Кобани, в провинции Анбар, у Дома Сауда (который хочет заменить) в попытке заставить Путина (которого хочет обезглавить) страдать отнизких цен на нефть. Если бы это было римейком чёрной классики Орсона Уэллса «Леди из Шанхая», то в последовательности зеркал адвокат (американец?) и роковая женщина (шиитка?) тоже были бы убиты. Но Халиф «Исламского Государства» проживёт дольше, чем продлится вся жизнь Уэллса, и будет свободно странствовать, грабить и «дарить моей любви восход» – словно в сияющем Отважном Мире Халифата  в «Сираке» над пеплом договора Сайкса-Пико. Он крупно выигрывает в иракской провинции Анбар. Головорезы Халифа теперь наступают на – только представьте – Абу Грейб, бывший Пыточный Центр Дабью, Дика и Рамми. Они всего в 12 километрах от международного аэропорта Багдада. Из переносных зенитно-ракетных комплексов (MANPAD) не сбивают пассажирские самолёты. Определённо, не рейсы Эмиратов – они же вполне надёжные спонсоры.

Социальные сети