Интервью с бойцом Исламского Халифата

Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Переводы, Ирак Опубликовано: 02-10-2014

Член Исламского Государства (ИГ) Шерко Омер был бы сегодня мертвым джихадистом, если бы не сдался ранее в этом году курдским отрядам народной самообороны на северовостоке Сирии. В интервью Омер рассказывает, как он покинул родной город в Иракском Курдистане, чтобы присоединиться к сирийской оппозиции, как в итоге вступил в ряды ИГ, чему он стал свидетелем, и объясняет причины, по которым он с риском для жизни покинул экстремистскую исламскую организацию.

Евгений Лукин: неизвестный поэт Тадеуш Мичинский

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 02-10-2014

По-разному сложилась посмертная судьба поэтов, сгинувших в страшной круговерти Первой мировой войны. Смерть одних была отмечена некрологами, их стихи сразу же вошли в поэтические антологии, а над могилами появились памятные обелиски. Гибель других прошла незамеченной, их захоронения остались неизвестными, а произведения были позабыты. К таким поэтам относится Тадеуш Мичинский, о котором мало кто помнит не только в России, но и в Польше. Тадеуш Теодор Мичинский родился в 1873 году в Лодзе (Польша). После окончания гимназии слушал лекции по истории и философии в университетах Кракова, Лейпцига и Берлина. Овладел семью языками, в том числе русским. Увлекался оккультными науками, испанской мистикой, эзотерикой. Пропагандировал идеи славянского братства и создания единой славянской конфедерации России и Польши. В своих произведениях – поэмах, драмах, мистериях – стремился соединить самые разные традиции от романтического мессианства и панславизма до оккультизма и средневековой мистики. В годы Первой мировой войны жил в Москве. Сотрудничал с польской и русской прессой, занимая резкие антигерманские позиции. После Февральской революции служил офицером в польском войсковом корпусе. Погиб в феврале 1918 года при невыясненных обстоятельствах под городом Чечерском (Белоруссия). Место захоронения неизвестно. Стихи Тадеуша Мичинского ранее на русский язык не переводились.

Ближний Восток и его армии

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Армия Опубликовано: 27-09-2014

Последние события продемонстрировали неэффективность армий стран Ближнего Востока, от Ливии до Ирака, и далее до района Афганистана. Миссии по обучению могут обучить солдат стрелять, маршировать и отдавать честь, но не научат держаться под огнём. В недавних конфликтах несколько армий было побеждено или распалось, несмотря на превосходство в вооружении, обучении или численности. Только очень немногие из них проявили себя хорошо в бою. Ливийская армия развалилась, столкнувшись с легко вооружёнными мятежниками, поддержанными натовскими бомбардировками. Сирийская армия оттеснена с большей территории страны разношёрстными отрядами боевиков и может только поддерживать патовую ситуацию с помощью Хизболлы и иранских советников. Армия Ирака была обращена в бегство несколькими тысячами бойцов Исламского государства (ИГ) и только-только обретает почву под ногами, пользуясь помощью извне. И, конечно, армия Саддама Хусейна в считанные дни была обескровлена Соединёнными Штатами и их союзниками в 1991 и 2003 годах. Сегодня перспектива вторжения 2 тысяч солдат в Саудовскую Аравию – страну с армией и национальной гвардией численностью в несколько сот тысяч человек и значительными силами ВВС – вызывает дрожь и в регионе и за его пределами.

Тёмные секреты государственного надзора

Рубрики: Фильмы, Переводы, Европа Опубликовано: 26-09-2014

Погрузитесь в тёмный мир агентства государственной безопасности Восточной Германии, известного как Штази. Невероятно могущественное в шпионаже за собственными гражданами, пока Берлинская стена не рухнула в 1989 году, Штази разработало систему слежки и психологического давления, держащую страну под контролем в течении десятилетий. Хубертус Кнабе занимается изучением Штази — он тоже однажды был жертвой шпионажа. Он делится ошеломляющими деталями распада государственного надзора и показывает, как легко было натравить людей друг на друга.

Китайцы Исламского Халифата

Рубрики: Азия/Океания, Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 24-09-2014

Несколько англоязычных изданий пересказали утверждения китайских СМИ о связях боевиков из китайского региона Синьцзян с группировкой "Исламское государство". Синьцзян - родина этнического меньшинства - уйгуров-мусульман. Тайваньский новостной сайт Want China Times озаглавил статью так "Сепаратисты из "Восточного Туркестана" проходят обучение в ИГИЛ и планируют вернуться в Китай". Издание поясняет, что "Восточный Туркестан" - движение за независимость, существующее в Китае. Неназванный сотрудник редакции, написавший статью, отмечает, что материал основан на сообщении китайской газеты "Global Times, таблоида под эгидой рупора КПК "Жэньминь Жибао" (формулировки автора). Издание пересказывает материал, опубликованный в Global Times: "На основе совместного интервью с антитеррористическими ведомствами Китая, Индонезии, Турции и Сирии сложилось мнение, что китайские сепаратисты - радикалы из числа этнических уйгуров, которые хотят создать в беспокойном Синьцзян-Уйгурском автономном регионе Китая независимое исламистское государство, - пробираются за границу, чтобы присоединиться к силам ИГИЛ, обучаться и воевать в Ираке и Сирии. Их цели - завоевать большее признание со стороны международных террористических группировок, наладить каналы для контактов и обзавестись "реальным боевым опытом", прежде чем принести свои знания назад в Китай". Global Times добавила, что международное сообщество должно сплотиться и обменяться разведданными, чтобы победить угрозу глобального терроризма. Издание комментирует: "В последние недели поступает все больше вестей, что китайские граждане присоединяются к силам ИГИЛ".

Почему я люблю страну, которая однажды меня предала

Рубрики: Северная Америка, Фильмы, Переводы, Судьба Опубликовано: 20-09-2014

Когда Джордж Такеи был ребёнком, он и его семья подверглись интернированию в лагерь для американцев японского происхождения, как мере «предосторожности» во время Второй мировой войны. 70 лет спустя Такеи оглядывается на то, как этот лагерь сформировал его удивительное собственное понятие патриотизма и демократии.

Почему нельзя отрицать связь исламистских радикалов с исламом

Рубрики: Переводы, Ближний Восток, Европа Опубликовано: 19-09-2014

Одни западные «интеллектуалы» вроде Эдви Пленеля призывают не смешивать в одну кучу мусульман и радикальных исламистов, которые отправляются воевать в Ирак и Сирию, тогда как другие, например, Ален Финкелькраут, говорят о существовании «проблемы ислама во Франции». 

Atlantico: В вышедшей 18 сентября книге журналист Эдви Пленель (Edwy Plenel) критикует тех, кто называет ислам «нашей цивилизационной проблемой». По его словам, мусульмане «не несут ни малейшей ответственности за чудовищные преступления людей, которые прикрываются исламом». Получается, западные «интеллектуалы» наотрез отказываются признавать тот факт, что радикалы Исламского государства — тоже мусульмане. Может ли это еще больше обострить ситуацию? 

Мохамед-Шериф Ферджани: Я пока еще не читал книгу Эдви Пленеля и не могу комментировать ее содержание. Как бы то ни было, хотя некоторые интеллектуалы действительно придерживаются несколько наивных взглядов на ислам и пытаются как-то оправдать террористически отклонения некоторых аспектов политического ислама, подобное поведение связано с климатом отвратительной исламофобии, который возник в 1980-1990-х годах во Франции, Европе, Северной Америке и других регионах, где акции террористических движений использовались как аргумент для оправдания направленного против всех мусульман расизма.

Евгений Лукин: два фронтовика – Шарль Пеги и Бенедикт Лившиц

Рубрики: Поэзия, Переводы Опубликовано: 19-09-2014

С началом Первой мировой войны в воюющих странах наблюдался необыкновенный патриотический подъем. Поэты творили воинственные гимны и уходили добровольцами на фронт. В Германии таковым стал рабочий поэт Генрих Лерш, во Франции – выдающийся религиозный мыслитель Шарль Пеги. В России всё было несколько иначе – многие литераторы постарались уклониться от участия в боевых действиях. Честь русской поэзии тогда отстоял (вместе с Николаем Гумилевым) поэт Бенедикт Лившиц, который в числе первых отправился на фронт. Однако впоследствии в своем творчестве он лишь однажды обратился к этому трагическому опыту, переведя военные стихи французского поэта-фронтовика Шарля Пеги. Шарль Пеги (1873–1914) после службы в армии в 1894 году поступил в Высшую школу, где его преподавателем стал выдающийся французский философ Анри Бергсон, оказавший сильное влияние на мировоззрение молодого Пеги. Уже в школьные годы сформировался сложный, противоречивый характер будущего поэта и философа. Среди друзей он прослыл бунтарем и антиклерикалом. Однако через некоторое время Пеги возвратился в лоно католицизма, заявив, что «Жанна д’Арк – мой образец, поскольку я решил посвятить все, что у меня есть, изображению этой великой святой». Последним произведением Шарля Пеги стала поэма «Ева», посвященная истории человечества от грехопадения до кончины Орлеанской девы. Среди десяти тысяч стихов особое место занимали славословия памяти павшим на войне – «Блажен, кто пал в бою». С началом войны поэт призвал не отдать врагу ни пяди родной земли и записался добровольцем в армию. Когда немецкие войска, прорвав оборону, стали стремительно продвигаться к Парижу, лейтенант Шарль Пеги встал на защиту французской столицы и погиб 5 сентября 1914 года во время атаки.

Поэты Первой мировой: Альфонс Петцольд

Рубрики: Поэзия, Переводы, Судьба Опубликовано: 17-09-2014

Австрийский писатель Альфонс Петцольд вполне мог бы стать немецким, если бы не социал-демократические убеждения отца, из-за которых его семье пришлось навсегда покинуть родную Саксонию. Почти лишённые средств к существованию, Петцольды брались за любую работу, не исключением был и Альфонс, от рождения болезненный и слабый. После смерти отца он работал башмачником, маляром, пекарем, кельнером, скитался по Вене, ночуя в приютах и прямо на улице. В начале 1900-х годов он осел в рабочей общине Оттакринг и пошёл по отцовской дорожке: увлёкся социализмом и анархизмом, запоем читал Толстого. Однако к «практике» не перешёл, так как в это же время у него обнаружили чахотку. К началу 1910-х относятся первые публикации: книга стихов «Всему вопреки» и роман «Земля», написанный под впечатлением пребывания в туберкулёзной больнице. В творчестве Петцольда причудливо сочетаются темы гуманизма, социализма и глубокой религиозности. Тем большим потрясением для его друзей стали стихи, которые Петцольд начал публиковать в начале мировой войны. Исполненные военного пафоса, кровожадных призывов и дремучего шовинизма, они стали предметом оживлённых споров и многочисленных пародий в прессе, особенно пацифистски настроенной. Позже Петцольд под впечатлением ужасов войны снизил градус пафоса и вернулся к своим прежним человеколюбивым убеждениям.

Как не завоевать сердца и умы в Африке

Рубрики: Африка, Переводы Опубликовано: 16-09-2014

Дар-эс-Салам, Танзания. Вечер кино в Мулуде, Джибути. Уроки по скайпу в Эфиопии. Помощь в обучении ветеринаров в Гариссе, Кения. А в этой стране на восточном побережье Африки – и работа над  созданием начальной и средней школы, и над строительством цистерн для обеспечения чистой водой. Всё это добрые американские дела, но кто их делает и почему? Я сижу в помещении, полном десятков высокопоставленных офицеров в блистательных мундирах – кенийцы в хаки, бурундийцы и угандийцы в оливковых,  танзанийцы в тёмно-зелёных, похожих на спортивные ярких беретах и красных эполетах со скрещёнными винтовками на плечах – значит, возможно,  американцы проводят какую-то миссию где-то на этом обширном континенте.  Может быть, это рейд с целью похищения или военные учения. Это может быть воздушный удар или строительство базы для беспилотников. Или, как я узнал от очередного оратора, взошедшего на кафедру на конференции "Сухопутные силы Восточной Африки" в Дар эс-Саламе, Танзания, это может быть гуманитарная операция, проводимая не гражданскими лицами в рамках помощи, а военными по скрытым мотивам – часть охватывающей почти весь континент кампании, с использованием основных принципов стратегии контрпартизанской борьбы. Американцы пытаются выиграть войну за сердца и умы в Африке. Однако расследование Пентагона  наводит на мысль, что эти загадочные проекты где-то там, в Джибути и Эфиопии или здесь, в Танзании могут быть устаревшими, непродуманными и недокументированными провалами в ходе осуществления. По данным наблюдательной службы министерства обороны, американские военные в Африке "неадекватно планируют и выполняют" миссии, должные одержать верх над африканцами, которые считаются склонными к соблазнам насильственного экстремизма. 

Война и время. Роковая притягательность битвы

Рубрики: Лучшее, Переводы, Судьба Опубликовано: 13-09-2014

На Западе Грэй более всего известен как переводчик работ Хайдеггера на английский язык и как автор книги «Воины. Размышления о человеке в современном бою». Наше «мирное время» — понятие условное. Ограниченные военные конфликты вспыхивают все время. Тем не менее в нас живет тайная надежда, что все обойдется, что у человечества сработает какой-то инстинкт самосохранения и мировой войны не будет. У Глена Грэя такой надежды не было. Он родился за год до Первой мировой войны и участвовал в самой чудовищной — Второй мировой войне. Ему понадобилось четырнадцать мирных лет, прежде чем он смог снова прочесть свой дневник и, опираясь на него, попытаться осмыслить свой военный опыт. В книге он пишет о том, как существование на войне меняет людей. Он пишет о трагическом состоянии воюющего человека, об отношении солдат к смерти, к любви, к сексу, к врагам. В 1970 году вышло переиздание книги. Вьетнамская война была в разгаре, и Глен Грэй, как и многие американцы, пытался разобраться в причинах ужасов этой войны, а также в причинах насилия, хаоса, которые эти ужасы вызвали в его стране. По словам Грэя, вьетнамская война открыла старые интеллектуальные раны, которые он попытался излечить, когда десятилетие назад писал свою книгу. Каждый военный конфликт обрушивается внезапно и приводит мыслящих людей в состояние эмоциональной растерянности. В предисловии к книге Глен Грэй написал: «Я далек от утверждения, что размышления о воюющих людях, которые составляют эту книгу, достаточно глубоки, чтобы установить какую-то веху. Но я уверен, что усилия, потраченные на изучение моего опыта солдата Второй мировой войны, дают возможность как-то осветить прошлое и немного заглянуть в будущее и тем самым помогают уменьшить разрывы в понимании ужасающего настоящего».

Социальные сети