Что бы ты ни сделал — кто-то умрет

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Переводы, Ирак Опубликовано: 29-10-2015

Это будет худший день в твоей жизни. Ближайшие годы ты будешь вспоминать все мельчайшие подробности с необычайной точностью. Это нездоровые воспоминания. Все твои близкие выучат наизусть твою историю. А однажды им просто надоест переживать и сочувствовать тебе. Ты поймешь, что слишком много думаешь об этом, но есть ли у тебя право все забыть?

Евгений Лукин: иракские верлибры Брайана Тернера

Автор: Тернер Брайан Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Поэзия, Переводы, Ирак Опубликовано: 28-10-2015

Книгу Брайана Тернера я впервые взял в руки в 2005-м году. Десять лет назад. То ли это было где-то в аэропорту, то ли купил у уличного торговца, то ли подарил кто-то из американских военных. Тогда я практически ничего еще не знал о современной англоязычной военной поэзии. Книга произвела на меня огромное впечатление. Что-то я потом сам переводил, что-то переводили для Альманаха "Искусство Войны" наши переводчики. Десять лет мы пытались безрезультатно привлечь внимание как широкой общественности, так и любителей поэзии к данному современному жанру. В России интереса ни к военной литературе, ни к военной поэзии, увы, нет. Но, может быть, что-то изменится. Сегодня вашему вниманию подборка стихотворений Тернера в переводе Евгения Лукина.

Интервью с Форсайтом: впереди — убийства, кровь и слезы

Рубрики: Военлит, Интервью, Переводы, Судьба Опубликовано: 20-10-2015

Так что наивные представления, что эта угроза может кого-то обойти, не более чем иллюзия. Нас ждет длительная, упорная и ожесточенная борьба с этими маниакальными фанатиками. Впереди — убийства, кровь и слезы. Благодушные призывы к примирению с террористами, к уступкам и переговорам преступны. Полная безопасность в Европе вряд ли наступит в ближайшее время; во всяком случае не при моей жизни.

Мемуары Касема Сулеймани

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 30-09-2015

sq1.jpg

Как сообщают иранские информационные агентства, в Иране опубликовали мемуары нашего старого знакомого Касема Сулеймани.

Убить человека

Автор: Уэбб Джеймс Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Переводы, Вьетнам Опубликовано: 28-09-2015

fictionspot31.jpg

Задолго до того, как Джеймс Уэбб стал министром военно-морских сил США, а тем более потенциальным кандидатом в президенты на выборах 2016 года от демократов, он двадцатитрехлетним морским пехотинцем, сражался в составе 5-го полка Морской пехоты западнее Да Нанга, в Хой Ан. Будучи сначала командиром стрелкового взвода, а затем роты, в ходе боевых действий Уэбб был награжден Военно-морским крестом, Серебряной звездой, получил две Бронзовых звезды и два Пурпурных Сердца. Осколки вьетнамской гранаты остались у него в голове, руке, ноге и спине. В 1988 году, вспоминая бои одного из самых тяжелых периодов войны, когда за два месяца взвод потерял 51-го человека убитыми или ранеными, он говорил: «Мое самое сильное впечатление во Вьетнаме это то, что я был всего лишь пешкой».

Песок, беженцы и смерть

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 14-09-2015

sandstorm middle east sep82015 bg(1).jpg

Эта буря пришла с востока и северо-востока и накрыла Средиземноморье. Она появилась на горизонте еще утром. С городских холмов можно было увидеть узкую темную полоску, которую сначала приняли за облака. Но к обеду она уверенно приблизилась единым фронтом и неумолимо разрослась до огромных размеров. Саранча? Неожиданный первый ливень? Нет. Пришел коричневый песок. Много песка. Старое небо вывернуло наизнанку свою прокопченую войной шкуру и из нее посыпалось. Песок уверенно вошел в города и деревни, опустился сверху на людей и животных, скрыл современные мосты и старые римские акведуки, греческие храмы и офисные башни, верхушки гор и светофоры, мечети и нефтеперерабатывающие заводы, корабли в портах и самолеты на взлетно-посадочных полосах. Песок пришел из Ирака и Сирии и остановился. Встал. Сковал жизнь, обездвижил людей. Коричнево-красное марево застит человеческие глаза и превращает их в воспаленные болезненные органы. Зрение стало невыносимой болью. Надо закрывать глаза и слушать песок. Выбора нет. Уши наполнены песком. Акустические мины заложены в ушные раковины. Не спасают марлевые повязки.

"Призрачный флот: повесть о следующей мировой войне"

Рубрики: Военлит, Азия/Океания, Армия, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 14-09-2015

ghfleet.jpg

Книга "Призрачный флот: повесть о следующей мировой войне" за авторством Питера Сингера и Августа Коула стала своего рода сенсацией. Такого внимания художественные книги о технологиях новой мировой войны не привлекали, пожалуй, со времен техно-триллеров Холодной войны от корифея жанра Тома Клэнси. Питер Сингер - бывший директор Центра безопасности и разведки XXI века в Бруклинском институте, ныне - один из ведущих специалистов аналитического центра New America Foundation, который консультирует органы государственной безопасности и частных лиц. Питер Сингер более чем известен в сфере прогнозирования применения робототехники и кибератак в войнах будущего. За свои заслуги он был включен журналом Foreign Policy в сотню самых влиятельных глобальных мыслителей, чьи идеи меняют наш мир. Август Коул - директор замечательного проекта Art of Future War по прогнозированию военных действий будущего при аналитическом центре Atlantic Council. Коул много писал о вопросах обороны, аэрокосмической промышленности и частных военных компаниях для The Wall Street Journal и Marketwatch.com. Книга "Призрачный флот" - это дебют для обоих авторов в художественном жанре. Но тем ценнее их труд. Обычно писатели штудируют ту или иную тематику для своих произведений и все равно зачастую делают ошибки в фактуре. В этом случае специалисты в своей области придали своим знаниям новую художественную форму.

Прекрасная дочь Пол Пота

Рубрики: Военлит, Азия/Океания, Переводы Опубликовано: 18-06-2015

В Камбодже люди привычны к призракам. Призраки покупают газеты. Призраки владеют собственностью. Несколько лет назад призраки владели домом в Пномпене, в районе Тра Бек на бульваре Монивонг. Красные кхмеры казнили всю семью, и в доме не осталось никого живого. Люди ездили на велосипедах мимо заколоченного дома и слышали, как внутри кто-то плачет. Потом из Америки прилетела профессиональная наследница. Она провела исследования и установила, что является последним живым родственником как минимум трех семей. Она немедленно продала дом какому-то китайскому бизнесмену, который превратил первый этаж в фотокопировальный центр. Копировальные аппараты начали печатать изображения первых владельцев дома. Поначалу черно-белые фотографии появлялись в копиях досье социальных работников и функционеров правительства. Отец убитого семейства был адвокатом. Он смотрел яростным взглядом с фотографий, как будто чего-то требуя. На других фотокопиях его прекрасные дочери горестно обнимали друг друга. Фон был расплывчатый, как будто в тумане. Однажды ночью владелец копировального центра услышал шум, сбежал вниз и увидел, что все пять копировальных машин печатают изображения лиц, страница за страницей, не переставая. Молодые студенты, старухи, родители с маленькими детьми, правительственные солдаты в форме. Он нажал большую зеленую кнопку отключения. Ничего не произошло. Он выдернул из розеток все провода, но машины продолжали плодить лица. Женщины с высокими прическами и умные дети в очках тоскливо взирали с фотокопий. Все они, казалось, вспоминали о шестидесятых годах, когда Пномпень был самым красивым городом Южной Азии. Новость распространилась. Люди начали приходить в дом, чтобы опознать пропавших родственников. Женщины плакали: «Это моя мать! У меня не было ее фотографии!» Обливаясь слезами, они прижимали листы форматной бумаги к груди. Бумага от слез и сырости размягчалась, как будто тоже плакала. Вскоре перед фотокопировальным центром каждое утро выстраивалась очередь из желающих увидеть последнюю порцию бумаг с лицами исчезнувших людей.

Эмма Скай о себе и своей новой книге

Автор: Скай Эмма Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Судьба, Ирак Опубликовано: 16-06-2015

Старая знакомая Альманаха "Искусство Войны" рассказывает о себе, своей новой книге и крахе западной политики в Ираке.

When a child goes to war

Рубрики: Военлит, Африка, Судьба Опубликовано: 12-06-2015

The idea of child soldiers is itself young. International law organisations didn’t take up the issue until the close of the 20th century and, even then, they did so in a cautious and patchwork manner. The 1989 United Nations Convention on the Rights of the Child asks governments to take ‘all feasible measures’ to keep children under 15 from direct combat. In 2000, the UN General Assembly committed to raising the age to 18, and in 2002 the Optional Protocol on the involvement of children in armed conflict was made good – sort of. Non-state guerrilla groups are banned from recruiting anyone under 18, while states are allowed to enlist volunteers over 15. The child soldier as a criminal aberration, a violation of even the rules of war, is more or less a 21st-century idea. But what it lacks in history, the child soldier makes up for with dramatic pathos. Whether it’s an aid organisation making a fundraising pitch or a news anchor plucking heartstrings, nothing conveys the depravity of far-off conflict quite like the image of a nine-year-old smoking a cigarette and toting an AK-47. The memoir A Long Way Gone (2007) by the former child soldier Ishmael Beah tells the now-familiar story of forcible recruitment at 12, drugs, coercion and four years of violence, before a rescue by the United Nations Children’s Fund (UNICEF). Though a lot of the facts are now disputed, Beah’s stories of Sierra Leone helped to establish the child soldier as an archetype of misfortune.

Мой друг ПОЛ ПОТ

Автор: Рыбин Александр Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Россия/СНГ Опубликовано: 03-06-2015

Президент убит — его растерзала бешеная толпа. Труп Ленина вынесли из Мавзолея, похоронили под Кремлевской стеной — все, как полагается, с почестями, с венками и траурной музыкой. В Мавзолее теперь труп Президента — кипящие ненавистью люди приходят фотографироваться с ним. Труп лежит в холодильнике для мороженого, длинный холодильник, достаточно длинный для трупа. Вместо лица сплошной кроваво-синий пузырь. Москва прекрасна в эти дни. Из окон бывшей Государственной Думы до сих пор идет дым. В первые дни восстания депутатов Думы сжигали живьем — прямо в их кабинетах, вместе со всеми их документами, костюмами, подарками.

Социальные сети