FROM “FREEDOM-FIGHTERS” TO THE ISLAMIC STATE: THE MUTATION OF JIHAD

Рубрики: Военлит, Ближний Восток, Афганистан Опубликовано: 24-03-2015

In the decades since the United States and Saudi Arabia began funding the Pakistani-run jihad against the Soviet occupation of Afghanistan, the loosely knit groups of Arab volunteers who joined the Afghan mujahideen have mutated – both in reality and in western perceptions – from “freedom-fighters” to al Qaeda to the so-called Islamic State. The factors that have driven these changes, including the role of U.S. policy, have been widely debated. Less attention, however, has been given to understanding the dynamics of the jihadi movement from the perspective of its own adherents. A new book, The Arabs at War in Afghanistan, begins to rectify this deficit. The book is not an easy read. It is intended for specialists and makes few concessions in terms of explaining events for readers who are not steeped in the history of the jihadist movement. Despite this limitation, The Arabs at War in Afghanistan is a rare piece of original research into a subject that remains little understood and is often over-simplified. The book argues, correctly, that without understanding the early history of the jihadist movement we cannot hope to assess how the movement will evolve. It is also one of the few works to try to explain this history from the perspective of an early, active participant. The Arabs at War in Afghanistanis co-authored by Mustafa Hamid, one of the first Arabs to join the anti-Soviet jihad, and Leah Farrall, an academic and former counter-terrorism analyst with the Australian police. Hamid, or Abu Walid al-Masri as he is known, was never a member of al Qaeda, but knew Osama bin Laden and Taliban leader Mullah Omar. Like many other Arabs, Hamid fled Afghanistan after the September 11th attacks, and was then detained in Iran for a decade before being released to his native Egypt, where he worked with Farrall on the book.

The Modern Mercenary: Private Armies and What they Mean for World Order

Рубрики: ЧВК, Военлит Опубликовано: 09-03-2015

On September 16, 2007, security contractors working for Blackwater Worldwide were accompanying a U.S. convoy passing through Baghdad’s Nisour Square. They opened fire, killing 17 civilians. Before the killings, Blackwater was little-known outside U.S. government circles. After the events in Nisour Square, Blackwater “came to symbolize American power run amok,” according to the New York Times. Following international outrage over the incident, Blackwater lost its $1 billion annual contract with the U.S. State Department. Four Blackwater guards were convicted last October of murder, manslaughter and weapons offenses. Blackwater may have disappeared, but as Sean McFate makes clear in his new book, private military companies have become a permanent part of the international security landscape. McFate, a former U.S. Army officer, has first-hand knowledge of this emerging environment, having worked in post-conflict Liberia for DynCorp, one of the world’s largest security contractors. The United States, despite its vast military power, is unable to go to war without such firms. Part of the explanation is cost — in the long term, hiring private security is cheaper than maintaining uniformed personnel. But as McFate argues persuasively, this “commodification of armed conflict” is part of the broader decline of the state-centric Westphalian system itself. Armies obviously continue to march under national flags. But states no longer have a monopoly on organized violence. Across the developing world, warlords, gangs, militias and other non-state or quasi-state forces have become as important as national armies.

Создание враждебных стай. Почему человек так любит убивать и судить

Рубрики: Военлит, Переводы, Судьба Опубликовано: 01-03-2015

Как происходит формирование воинственной массы? В чем причина войн? Как из вроде бы мирного суждения возникает смертный приговор врагу? В рубрике «Курсы философии» мы публикуем две главы из труда Элиса Канетти «Масса и власть», работы, которую он впервые задумал, наблюдая массовый экстаз на улицах Вены в начале Второй мировой войны. На войне убивают. «Шеренги врагов поредели». Убивают большими массами. Нужно убить как можно больше врагов; опасная масса живых противников должна превратиться в груду трупов. Победитель — тот, кто убил больше врагов. Война идет против возрастающей массы соседей. Ее прирост страшен сам по себе. Угроза, содержащаяся в самом ее приросте, возбуждает собственную агрессивную массу, рвущуюся на войну. Во время войны стремятся получить перевес, то есть собрать более многочисленную группу в нужном месте и использовать слабость противника прежде, чем он успеет повысить численность собственных войск. Частности ведения войны — суть отражения того, что происходит на войне в целом: каждая сторона хочет стать большей массой живых. Враг же пусть будет большей грудой мертвых. В этом состязании растущих масс заключается важнейшая, можно сказать — глубочайшая, причина войн. Можно не убивать, а обращать в рабство — особенно это касается женщин и детей, которые потом послужат умножению собственного рода. Но война — не настоящая война, если цель ее не состоит в первую очередь в нагромождении штабелей вражеских трупов.

Зарубежный военлит: что проходит мимо российского читателя

Автор: Плеханов Илья Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Переводы Опубликовано: 25-02-2015

В России практически ничего не переводят из современной зарубежной военной литературы. Для большинства россиян зарубежный военлит закончился на Ремарке и Хэмингуэе, хотя кто-то из людей в возрасте слышал о Филипе Капуто, Густаве Гасфорде, Кристофере Роннау, Але Сантоли и Тиме О’Брайене. Впрочем, есть и подвижки. Не так давно перевели на русский язык мизерным тиражом «Хороших солдат» Дэвида Финкеля и «Хомские тетради» Джонатана Литтелла. Хорошо пошли в массы такие раскрученные зарубежные бестселлеры как «Снайпер» Криса Кайла, «Морпехи» Натаниэля Фика или «Нелегкий день» Марка Оуэна. Попадаются на русском языке и экзотические переводы вроде «Завтра я иду убивать. Воспоминания мальчика-солдата» Ишмаэля Биха, «Если рай существует» Рона Лешема, «Сына ХАМАС» Масаба Хасана Юзефа или «Время предавать» Резы Калили. Энтузиасты иногда переводят на русский язык хорошие книги (например, Роберта Мейсона или Томаса Ратсака) и безвозмездно выкладывают в интернете. Но все это, конечно, — лишь капля в море современного иностранного военлита. Предлагаем свой небольшой список обязательных к прочтению книг, которые еще не дошли до русскоязычного читателя. Список и ссылки для ознакомления.

Всеволод Чаплин. Машо и медведи

Рубрики: Военлит, Россия/СНГ Опубликовано: 22-02-2015

Альманах "Искусство Войны" время от времени знакомит русскоговорящего читателя с художественными произведениями публичных людей, от которых мало кто ожидает текстов в таком формате. До его встречи с ней мы познакомили нашу аудиторию с рассказом Муаммара Каддафи "Смерть", специально для Альманаха "Искусство Войны"  написал свой рассказ о войне в Чечне "Город" Юрий Шевчук, о пятой мировой войне поведал в зарисовке "Без неба" Владислав Сурков (под псевдонимом Натан Дубовицкий).  А недавно Всеволод Чаплин (под псевдонимом Арон Шемайер) написал текст о зверо-фашистах и ядерных ударах либералов. Этот текст получил на конвенте фантастов «Басткон» премию «Бесобой». Мы думаем, что художественные тексты публичных деятелей зачастую говорят и об их мировоззрении и о чаяниях общества больше, чем дела и официальные речи. Вам судить. 

***

– Соотечественники! Граждане и все жители Московской Конфедерации! – Холодное лицо Ташо Пим вполне соответствовало металлическому голосу. – На нас надвигается страшная опасность. Звери-фашисты из так называемой Свободной России, поддерживаемые национал-реваншистами Украины и исламистскими фанатиками Кавказа, планируют вероломно напасть на последний оплот настоящей свободы в Восточной Европе.

Почему американские солдаты нападали на своих командиров во Вьетнаме

Рубрики: Военлит, Армия, Вьетнам Опубликовано: 06-02-2015

Со времени окончания боевых действий во Вьетнаме прошло уже много лет, однако участие Соединенных Штатов в этой войне по-прежнему вызывает оживленные дискуссии в американском военно-историческом сообществе. В частности, некоторое время назад в Соединенных Штатах была опубликована книга Джорджа Лепра «Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме». Книга интересна тем, что является единственным полным исследованием феномена попыток подрыва гранатами американскими военнослужащими своих командиров во время Вьетнамской войны. Автор предпринимает попытку объяснить сам феномен нападений с использованием ручных гранат, мотивацию таких нападений и меры, предпринятые в армии, чтобы прекратить их или по крайней мере снизить сопровождавший их общественный резонанс. Один из выводов этой книги состоит в том, что случаи убийства или угрозы офицерам и сержантам Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты Вооруженных сил США с помощью гранат или другого оружия в большинстве случаев происходили не во время боевых действий, а при нахождении в тылу. Кроме этого, автор книги опровергает утверждения активистов, протестовавших против войны во Вьетнаме, и некоторых исследователей и историков, что антивоенные настроения и политическое неприятие американского присутствия в Юго-Восточной Азии оказали прямое влияние на эти попытки нападений на офицеров и сержантов. Автор признает в самом начале, что солдаты нападали или убивали «непопулярных товарищей с самого начала вооруженного конфликта». По мере наращивания американского военного вмешательства в Юго-Восточной Азии подобные инциденты стали настолько частыми, что газеты New York Times и Newsweek информировали своих читателей: случаи нападения с применением ручных гранат стали далеко не единичными, и «в среднем таких случаев насчитывалось до 20 в месяц».

«Спокойной ночи, Марисабель»

Автор: Умарова Ася Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Кавказ Опубликовано: 13-01-2015

Тамерлану было семь лет, когда началась война. Как и все мальчишки в его возрасте, он мечтал поехать в Бразилию, чтобы сфотографироваться с известными футболистами. Тамерлан хотел несколько лет пожить в жаркой стране, а потом на обратном пути совершить хадж в Мекку. Старшая сестра умоляла взять ее с собой, но он был непреклонен. “Понимаешь, это очень серьезная поездка. И ты там будешь лишней”, — серьезно отвечал Тамерлан, почти как взрослый. А до семи лет он занимался тем, что изрисовывал все обои в комнатах. Он рисовал войну. Танки, солдат в касках, оружие, взрывы, кровь и патроны. “Пусть бы он только рисовал. Но он всегда озвучивает каждый взрыв”, — возмущалась мама. Когда началась война, у Тамерлана закончились краски. Если сначала он еще как-то пытался выйти из трудного положения, смешивая цвета, например, зеленый он получал путем смешивания синего и желтого, оранжевый — красного и желтого, а коричневый — зеленого и красного, то потом и их вообще не осталось. Закончились карандаши, фломастеры пересохли, и тройной одеколон, который он доливал в стержень, не давал уже цвета. Закончились цветные мелки. Наконец и бумаги не осталось. Для Тамерлана это было катастрофой, он был в отчаянии.

Как началась первая ядерная война на Ближнем Востоке

Рубрики: Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 30-11-2014

The following is a fictional story by Mathew Burrows, who, for the past decade, has overseen the creation of the National Intelligence Council’s Global Trends Report—an intelligence-based futurist guide that has become essential reading for the White House as well as the Departments of State, Defense and Homeland Security. As the United States enters the final hours of nuclear negotiations with Iran this weekend, it is worth considering the possible paths forward depending on the outcome of the Geneva meetings. You never know—this story could already be happening.

Jamil Khoury woke at night in a cold sweat, shaken by the magnitude of what he had done. He had always considered himself a peace-loving man—having grown up in Lebanon, he knew what war could do to a country. And now it looked as if he would be responsible for war on a scale no one had ever seen. He sat for a while in silence watching the sun creep in through the shutters until his phone rang. He answered, and after a brief call, resolved to get the next flight from Beirut to New York. If he could just talk to Lars, Lars might be able to help.

Новости культуры россыпью

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Фильмы, Судьба Опубликовано: 25-11-2014

В США победителем престижной Национальной книжной премии в номинации «Художественная литература» стала книга военных рассказов Redeployment. Автор — Фил Клэй, морпех и ветеран войны в Ираке. С чем его и поздравляем. О книге Клэя Альманах «Искусство Войны» также уже сообщал. К сожалению, признание и вызвышение на литературный Олимп современных военных художественных произведений — это пока немыслимая в постоянно воюющей России ситуация, где для нынешней «культурной» клики, занимающейся «литературным процессом», современная военная литература — табу. В лучшем случае сегодня на щит поднимут развесистую клюкву в виде «Асана» Маканина.

Почему мы проиграли? Часть 2

Рубрики: Военлит, Переводы, Ирак Опубликовано: 25-11-2014

15 ноября Альманах "Искусство Войны" уже обращал внимание на вышедшую книгу генерал-лейтенанта Дэниэла Болджера о войне в Ираке и Афганистане. 21 ноября Asia Times опубликовала свою рецензию на данный труд.

Беда в том, объясняет Болджер, что правление большинства в Ираке означало перманентную войну: «Суровая правда на местах никуда не делась, сочась гноем и желчью. С уходом Саддама любое голосование должно было отдать большинство шиитам. Сунниты не должны были снова править Ираком. Это вызвало восстание снизу. При отсутствии геноцида арабов-суннитов, это  так бы и продолжалось». Книгу Болджера следовало бы выпустить в российском и китайском издании. Существенная часть общественного мнения в этих странах, поддерживаемого некоторыми уважаемыми специалистами по международным отношениям, придерживается точки зрения, что Соединённые Штаты предпочли дестабилизировать регион намеренно. Сейчас, когда Америка почти полностью обеспечивает себя нефтью, она хочет нарушить поставки нефти в Китай и другие страны для того, чтобы утвердить своё глобальное господство. Это параноидальная чепуха, но она отражает недоверие российских и китайских обозревателей к кажущемуся подрыву самой же Америкой своей роли в мире. Как могут американцы быть настолько глупыми? Можем, и могли. Объяснение Болджером «изнутри» той цепи ошибок, что привела к сегодняшней ситуации в регионе, убедительно, и его следует  распространять как противоядие от паранойи.

@War. The Rise of the Military- Internet Complex

Рубрики: Военлит, Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 22-11-2014

Imagine it's the year 2022. Across the Pacific Ocean, a small country — an American ally — has provoked a big adversary nearby. Call them Red. Red's size and military capabilities are near those of the United States. Red responds aggressively to its neighbor's provocation. Within days, the big adversary has crippled the smaller country's power grid, communications networks and other infrastructure through cyberwarfare. Then, Red launches a preemptive cyberattack against the small country's big ally: the United States. If you were the U.S. military, how would you respond? That was the scenario faced by a group of high-ranking officers huddled together at an Air Force base in Colorado for the 2010 Schriever Wargame. "It was a really instructive and, I think, very scary war gaming exercise for people in the military," writer Shane Harris tells NPR's Arun Rath. "The adversary in this game really got the advantage very quickly and won pretty decisively, because the American side really hadn't developed a playbook for how you would go to war between two large militaries in cyberspace." Harris recounts that 2010 Schriever Wargame in his new book, @War: The Rise of the Military-Internet Complex. The book looks cyberspace as war's "fifth domain" (after land, sea, air and space). Harris covers topics like the NSA, the role of cyber warfare in the Iraq troop surge of 2007, China's "rampant" espionage on American corporations — and the U.S. government's strategy of playing the victim. Harris tells Rath that after that alarming war game, the U.S. military's cyberforces became much more organized and sophisticated — but that China, the real-life country that parallels the imaginary Red, also is believed to have impressive capabilities.

Социальные сети