Всеволод Чаплин. Машо и медведи

Рубрики: Военлит, Россия/СНГ Опубликовано: 22-02-2015

Альманах "Искусство Войны" время от времени знакомит русскоговорящего читателя с художественными произведениями публичных людей, от которых мало кто ожидает текстов в таком формате. До его встречи с ней мы познакомили нашу аудиторию с рассказом Муаммара Каддафи "Смерть", специально для Альманаха "Искусство Войны"  написал свой рассказ о войне в Чечне "Город" Юрий Шевчук, о пятой мировой войне поведал в зарисовке "Без неба" Владислав Сурков (под псевдонимом Натан Дубовицкий).  А недавно Всеволод Чаплин (под псевдонимом Арон Шемайер) написал текст о зверо-фашистах и ядерных ударах либералов. Этот текст получил на конвенте фантастов «Басткон» премию «Бесобой». Мы думаем, что художественные тексты публичных деятелей зачастую говорят и об их мировоззрении и о чаяниях общества больше, чем дела и официальные речи. Вам судить. 

***

– Соотечественники! Граждане и все жители Московской Конфедерации! – Холодное лицо Ташо Пим вполне соответствовало металлическому голосу. – На нас надвигается страшная опасность. Звери-фашисты из так называемой Свободной России, поддерживаемые национал-реваншистами Украины и исламистскими фанатиками Кавказа, планируют вероломно напасть на последний оплот настоящей свободы в Восточной Европе.

Почему американские солдаты нападали на своих командиров во Вьетнаме

Рубрики: Военлит, Армия, Вьетнам Опубликовано: 06-02-2015

Со времени окончания боевых действий во Вьетнаме прошло уже много лет, однако участие Соединенных Штатов в этой войне по-прежнему вызывает оживленные дискуссии в американском военно-историческом сообществе. В частности, некоторое время назад в Соединенных Штатах была опубликована книга Джорджа Лепра «Почему американские солдаты подрывали гранатами своих офицеров во Вьетнаме». Книга интересна тем, что является единственным полным исследованием феномена попыток подрыва гранатами американскими военнослужащими своих командиров во время Вьетнамской войны. Автор предпринимает попытку объяснить сам феномен нападений с использованием ручных гранат, мотивацию таких нападений и меры, предпринятые в армии, чтобы прекратить их или по крайней мере снизить сопровождавший их общественный резонанс. Один из выводов этой книги состоит в том, что случаи убийства или угрозы офицерам и сержантам Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты Вооруженных сил США с помощью гранат или другого оружия в большинстве случаев происходили не во время боевых действий, а при нахождении в тылу. Кроме этого, автор книги опровергает утверждения активистов, протестовавших против войны во Вьетнаме, и некоторых исследователей и историков, что антивоенные настроения и политическое неприятие американского присутствия в Юго-Восточной Азии оказали прямое влияние на эти попытки нападений на офицеров и сержантов. Автор признает в самом начале, что солдаты нападали или убивали «непопулярных товарищей с самого начала вооруженного конфликта». По мере наращивания американского военного вмешательства в Юго-Восточной Азии подобные инциденты стали настолько частыми, что газеты New York Times и Newsweek информировали своих читателей: случаи нападения с применением ручных гранат стали далеко не единичными, и «в среднем таких случаев насчитывалось до 20 в месяц».

«Спокойной ночи, Марисабель»

Автор: Умарова Ася Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Кавказ Опубликовано: 13-01-2015

Тамерлану было семь лет, когда началась война. Как и все мальчишки в его возрасте, он мечтал поехать в Бразилию, чтобы сфотографироваться с известными футболистами. Тамерлан хотел несколько лет пожить в жаркой стране, а потом на обратном пути совершить хадж в Мекку. Старшая сестра умоляла взять ее с собой, но он был непреклонен. “Понимаешь, это очень серьезная поездка. И ты там будешь лишней”, — серьезно отвечал Тамерлан, почти как взрослый. А до семи лет он занимался тем, что изрисовывал все обои в комнатах. Он рисовал войну. Танки, солдат в касках, оружие, взрывы, кровь и патроны. “Пусть бы он только рисовал. Но он всегда озвучивает каждый взрыв”, — возмущалась мама. Когда началась война, у Тамерлана закончились краски. Если сначала он еще как-то пытался выйти из трудного положения, смешивая цвета, например, зеленый он получал путем смешивания синего и желтого, оранжевый — красного и желтого, а коричневый — зеленого и красного, то потом и их вообще не осталось. Закончились карандаши, фломастеры пересохли, и тройной одеколон, который он доливал в стержень, не давал уже цвета. Закончились цветные мелки. Наконец и бумаги не осталось. Для Тамерлана это было катастрофой, он был в отчаянии.

Как началась первая ядерная война на Ближнем Востоке

Рубрики: Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 30-11-2014

The following is a fictional story by Mathew Burrows, who, for the past decade, has overseen the creation of the National Intelligence Council’s Global Trends Report—an intelligence-based futurist guide that has become essential reading for the White House as well as the Departments of State, Defense and Homeland Security. As the United States enters the final hours of nuclear negotiations with Iran this weekend, it is worth considering the possible paths forward depending on the outcome of the Geneva meetings. You never know—this story could already be happening.

Jamil Khoury woke at night in a cold sweat, shaken by the magnitude of what he had done. He had always considered himself a peace-loving man—having grown up in Lebanon, he knew what war could do to a country. And now it looked as if he would be responsible for war on a scale no one had ever seen. He sat for a while in silence watching the sun creep in through the shutters until his phone rang. He answered, and after a brief call, resolved to get the next flight from Beirut to New York. If he could just talk to Lars, Lars might be able to help.

Новости культуры россыпью

Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Фильмы, Судьба Опубликовано: 25-11-2014

В США победителем престижной Национальной книжной премии в номинации «Художественная литература» стала книга военных рассказов Redeployment. Автор — Фил Клэй, морпех и ветеран войны в Ираке. С чем его и поздравляем. О книге Клэя Альманах «Искусство Войны» также уже сообщал. К сожалению, признание и вызвышение на литературный Олимп современных военных художественных произведений — это пока немыслимая в постоянно воюющей России ситуация, где для нынешней «культурной» клики, занимающейся «литературным процессом», современная военная литература — табу. В лучшем случае сегодня на щит поднимут развесистую клюкву в виде «Асана» Маканина.

Почему мы проиграли? Часть 2

Рубрики: Военлит, Переводы, Ирак Опубликовано: 25-11-2014

15 ноября Альманах "Искусство Войны" уже обращал внимание на вышедшую книгу генерал-лейтенанта Дэниэла Болджера о войне в Ираке и Афганистане. 21 ноября Asia Times опубликовала свою рецензию на данный труд.

Беда в том, объясняет Болджер, что правление большинства в Ираке означало перманентную войну: «Суровая правда на местах никуда не делась, сочась гноем и желчью. С уходом Саддама любое голосование должно было отдать большинство шиитам. Сунниты не должны были снова править Ираком. Это вызвало восстание снизу. При отсутствии геноцида арабов-суннитов, это  так бы и продолжалось». Книгу Болджера следовало бы выпустить в российском и китайском издании. Существенная часть общественного мнения в этих странах, поддерживаемого некоторыми уважаемыми специалистами по международным отношениям, придерживается точки зрения, что Соединённые Штаты предпочли дестабилизировать регион намеренно. Сейчас, когда Америка почти полностью обеспечивает себя нефтью, она хочет нарушить поставки нефти в Китай и другие страны для того, чтобы утвердить своё глобальное господство. Это параноидальная чепуха, но она отражает недоверие российских и китайских обозревателей к кажущемуся подрыву самой же Америкой своей роли в мире. Как могут американцы быть настолько глупыми? Можем, и могли. Объяснение Болджером «изнутри» той цепи ошибок, что привела к сегодняшней ситуации в регионе, убедительно, и его следует  распространять как противоядие от паранойи.

@War. The Rise of the Military- Internet Complex

Рубрики: Военлит, Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 22-11-2014

Imagine it's the year 2022. Across the Pacific Ocean, a small country — an American ally — has provoked a big adversary nearby. Call them Red. Red's size and military capabilities are near those of the United States. Red responds aggressively to its neighbor's provocation. Within days, the big adversary has crippled the smaller country's power grid, communications networks and other infrastructure through cyberwarfare. Then, Red launches a preemptive cyberattack against the small country's big ally: the United States. If you were the U.S. military, how would you respond? That was the scenario faced by a group of high-ranking officers huddled together at an Air Force base in Colorado for the 2010 Schriever Wargame. "It was a really instructive and, I think, very scary war gaming exercise for people in the military," writer Shane Harris tells NPR's Arun Rath. "The adversary in this game really got the advantage very quickly and won pretty decisively, because the American side really hadn't developed a playbook for how you would go to war between two large militaries in cyberspace." Harris recounts that 2010 Schriever Wargame in his new book, @War: The Rise of the Military-Internet Complex. The book looks cyberspace as war's "fifth domain" (after land, sea, air and space). Harris covers topics like the NSA, the role of cyber warfare in the Iraq troop surge of 2007, China's "rampant" espionage on American corporations — and the U.S. government's strategy of playing the victim. Harris tells Rath that after that alarming war game, the U.S. military's cyberforces became much more organized and sophisticated — but that China, the real-life country that parallels the imaginary Red, also is believed to have impressive capabilities.

Drifter, Dealer, Madman, Spy

Рубрики: Военлит Опубликовано: 19-11-2014

In the ’70s they were in Saigon. In the ’80s they were in Managua. In the aughts they haunted Kandahar and Kabul. Now they’ve resurfaced in Freetown, Arua, and Bamako. They belong to the international shadow class: stateless drifters, misanthropes, and adrenaline junkies with tenuous ties to intelligence agencies, drug cartels, and arms dealers. They are ambassadors of “the secrets and the dark,” in Denis Johnson’s phrase, and if their stories are slightly too good to be true, we can forgive them, because they fabricate for a living. The geopolitical situation may change, wars come and go, but these characters are always the same. They work for no one and everyone, but mainly they work for themselves. I have no idea whether such people exist in the real world, but for more than a century these shifty-eyed characters have shown up in the work of novelists as diverse as Joseph Conrad, G. K. Chesterton, Graham Greene, Joan Didion, Robert Stone, Don DeLillo, and James Ellroy. They have also appeared before in the novels of Denis Johnson; think of the nameless British businessman inThe Stars at Noon, adrift in Managua, who seems to be in cahoots with an oil company, the CIA, the Sandinistas, and the Contras; or the intelligence officers and spies in Tree of Smoke who pass freely between North and South Vietnam, ferrying secrets and assassination plots. Johnson has returned to international espionage in his slim new novel, which is set in Africa during the Obama administration. The Laughing Monsters is a traditional spy caper, and like any genre novel, it is most satisfying when it abandons convention and allows us insight into the author’s own personal madness.

A 3-Star General Explains Why We Lost' In Iraq and Afghanistan

Рубрики: Военлит, Интервью, Армия, Ирак, Афганистан Опубликовано: 15-11-2014

"I am a United States Army General, and I lost the Global War on Terrorism." Those are the frank opening words of a new book by retired Army Lt. Gen. Daniel Bolger,Why We Lost: A General's Inside Account of the Iraq and Afghanistan Wars. Bolger continues: "It's like Alcoholics Anonymous. Step one is admitting you have a problem. Well, I have a problem. So do my peers. And thanks to our problem, now all of America has a problem. To wit: two lost campaigns and a war gone awry." In over 500 pages, the retired three-star general describes the conflicting agendas that haunted both campaigns, as well as the difficulty of identifying the enemy and the looming specter of Vietnam. "The bravery and sacrifice of the people that I was privileged to serve with should be saluted," he tells NPR's Karen Grigsby Bates. "And the mistakes, the errors made by guys like me have to be accounted for and explained so we can learn and do better in the event we have to do something like this again." It's a timely work, scheduled to be released on Veterans Day — a few days after Friday's announcement that the president has authorized the deployment of 1500 additional troops to Iraq. Bolger tells Grigsby Bates about the worrying signs he noticed at the very start of the campaigns, and why the conflicts were so challenging for the U.S. military.

Всеволод Гаршин. Четыре дня

Рубрики: Военлит Опубликовано: 13-11-2014

Я помню, как мы бежали по лесу, как жужжали пули, как падали отрываемые ими ветки, как мы продирались сквозь кусты боярышника. Выстрелы стали чаще. Сквозь опушку показалось что-то красное, мелькавшее там и сям. Сидоров, молоденький солдатик первой роты ("как он попал в нашу цепь?" - мелькнуло у меня в голове), вдруг присел к земле и молча оглянулся на меня большими испуганными глазами. Изо рта у него текла струя крови. Да, я это хорошо помню. Я помню также, как уже почти на опушке, в густых кустах, я увидел... его. Он был огромный толстый турок, но я бежал прямо на него, хотя я слаб и худ. Что-то хлопнуло, что-то, как мне показалось; огромное пролетело мимо; в ушах зазвенело. "Это он в меня выстрелил", - подумал я. А он с воплем ужаса прижался спиною к густому кусту боярышника. Можно было обойти куст, но от страха он не помнил ничего и лез на колючие ветви. Одним ударом я вышиб у него ружье, другим воткнул куда-то свой штык. Что-то не то зарычало, не то застонало. Потом я побежал дальше. Наши кричали "ура!", падали, стреляли. Помню, и я сделал несколько выстрелов, уже выйдя из лесу, на поляне. Вдруг "ура" раздалось громче, и мы сразу двинулись вперед. То есть не мы, а наши, потому что я остался. Мне это показалось странным. Еще страннее было то, что вдруг все исчезло; все крики и выстрелы смолкли. Я не слышал ничего, а видел только что-то синее; должно быть, это было небо. Йотом и оно исчезло.   Я никогда не находился в таком странном положении. Я лежу, кажется, на животе и вижу перед собою только маленький кусочек земли. Несколько травинок, муравей, ползущий с одной из них вниз головою, какие-то кусочки сора от прошлогодней травы - вот весь мой мир, И вижу я его только одним глазом, потому что другой зажат чем-то твердым, должно быть веткою, на которую опирается моя голова. Мне ужасно неловко, и я хочу, но решительно не понимаю, почему не могу, шевельнуться.

Literature and the Vietnam War

Рубрики: Военлит, Вьетнам Опубликовано: 08-11-2014

The literature about the Vietnam War, as raw and real as it was, seems to have faded from view. Unlike great war fiction — The Red and the Black, The Red Badge of Courage, War and Peace, All Quiet on the Western Front, and A Farewell to Arms — that is read for generations, becoming part of a literary culture, the Vietnam novels and memoirs are specific to a time and place. The soldiers and journalists who wrote about the war were close to the action; they wrote of an experience they lived. Their books had a spurt of recognition but are probably read now only by people with a special interest in the war or by high school students confronted with Tim O’Brien on their English curriculum. We didn’t win the war, and it didn’t represent us as either noble or idealistic. On some level, many who opposed the war (and some who supported it) feel guilty, still. No matter how strenuously we protested, it was our country that did this. We are haunted by U.S. participation and feel implicated. We wonder about our loss of standing as defenders of freedom. We worry about whether we learned any lessons from Vietnam. Are we more cautious in international relations? Are we less “quick on the trigger”? Even partially positive answers to these questions are dubious. Nostalgic “cold warriors” may believe that we were fighting to prevent the establishment of a communist/totalitarian regime. Others, skep-tical of that rationale, think about the cost in lives — the nearly sixty thousand Americans who died for no benefit to their country or the world and the hundreds of thousands of Vietnamese who died as their longembattled country was nearly destroyed — and the cost to our national reputation.

Социальные сети
Друзья