Literature and the Vietnam War

Рубрики: Военлит, Вьетнам Опубликовано: 08-11-2014

The literature about the Vietnam War, as raw and real as it was, seems to have faded from view. Unlike great war fiction — The Red and the Black, The Red Badge of Courage, War and Peace, All Quiet on the Western Front, and A Farewell to Arms — that is read for generations, becoming part of a literary culture, the Vietnam novels and memoirs are specific to a time and place. The soldiers and journalists who wrote about the war were close to the action; they wrote of an experience they lived. Their books had a spurt of recognition but are probably read now only by people with a special interest in the war or by high school students confronted with Tim O’Brien on their English curriculum. We didn’t win the war, and it didn’t represent us as either noble or idealistic. On some level, many who opposed the war (and some who supported it) feel guilty, still. No matter how strenuously we protested, it was our country that did this. We are haunted by U.S. participation and feel implicated. We wonder about our loss of standing as defenders of freedom. We worry about whether we learned any lessons from Vietnam. Are we more cautious in international relations? Are we less “quick on the trigger”? Even partially positive answers to these questions are dubious. Nostalgic “cold warriors” may believe that we were fighting to prevent the establishment of a communist/totalitarian regime. Others, skep-tical of that rationale, think about the cost in lives — the nearly sixty thousand Americans who died for no benefit to their country or the world and the hundreds of thousands of Vietnamese who died as their longembattled country was nearly destroyed — and the cost to our national reputation.

Вышла новая книга самого известного современного военного поэта США

Автор: Тернер Брайан Рубрики: Военлит, Интервью, Поэзия, Судьба Опубликовано: 06-11-2014

I could have written this all completely for myself, which I did, on its own. But sharing it with others, what's the point in doing that? Part of me hopes that through some of these moments, they might be completed in the reader ... the war might come home. And I know that's very difficult — I don't want to inflict pain or indict the citizens around me. But this is a part of our time, and I want to be in a dialogue with people about it.

Redeployment

Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Ирак Опубликовано: 02-11-2014

15 октября в США объявили финалистов престижной американской литературной премии — Национальной книжной премии. В короткий список в четырех номинациях попадают по 5 номинантов (в длинном списке было по 10). Победители будут названы 20 ноября на торжественной церемонии в Манхэттене. В числе претендентов на главный приз в номинации "Художественна литература" книга Фила Клэя, морпеха и ветерана войны в Ираке.

Marine Turned Novelist Brings Brutal, Everyday Work Of War Into Focus

Рубрики: Военлит, Ирак Опубликовано: 26-10-2014

Their mission is to fill potholes — to repair the roads and highways of western Iraq so that the troops and supplies and civilians can move freely on them. The problem is the potholes are created by IEDs, roadside bombs, and the insurgent cells were planting IEDs in the same potholes over and over and over again. So when you go out to repair the potholes, you had to first clear the bomb that was waiting for you that had been planted overnight, typically. So it was just this endless grind of really brutal manual labor in a very dangerous environment. And this was not my job; it was the job of a very close friend of mine named Ed ... who did this for a stretch in Iraq. And I asked him the question, "How many of those potholes had another bomb in them, Ed?" And he said, "Oh, every single one." I did not have an exciting, super action-packed Iraq experience, but my close, close friends did, and I was there with them when they did. And their stories weren't being told the way I thought they should. I wanted to tell a story that didn't fetishize combat. It was a war story with very little real combat as we know it. Because war is work, right? It's sweaty and it's exhausting and sometimes it's carrying bags of concrete in the 130-degree sun and wondering if you're just going to get engaged by a sniper when your back is turned. And it was not glamorous and it's not SEAL Team 6; it's just work, and I wanted to tell a story about that. On his decision to write part of the book from an Iraqi's perspective — that of a young interpreter named Dodge. The combat in Iraq, the fighting done by the Marines there, was not an end unto itself — we didn't go there to fight just to fight. The fighting was part of a larger military mission, and that military mission was the safety and security of the Iraqi people. That was the reason why I included a narrator who was Iraqi. It was really their war much more than it was ever ours and I wanted their story told as well. ...

Без неба

Рубрики: Военлит Опубликовано: 21-10-2014

Над нашим поселком неба не было. Поэтому мы ходили смотреть на луну и птиц в город. На другой берег реки. Горожане недолюбливали нас. Но препятствий не чинили. Даже оборудовали на одном из холмов, там, где кирпичная  церковь, смотровую площадку. Поскольку они почему-то считали нас пьяницами, на площадке, кроме скамеек и платного телескопа, разместили небольшую пивную. И полицейский пост. Горожан можно понять. Они много страдали от злобы и зависти приезжих. И хоть нам было обидно, что в нас, их ближайших соседях,почти горожанах,они  видели чужаков, но понять их было можно. Ведь и они все-таки нас понимали. Не гнали. Что бы ни писали их сайты, не гнали. Всем ведь понятно, если честно, что мы остались без неба не по своей вине. Напротив, нам в каком-то смысле выпала большая честь. Ведь маршалы четырех коалиций выбрали именно наше небо для генерального сражения. Потому что небо над нашим поселком было лучшим в мире. Ровное, безоблачное. Солнце текло по нему широкой спокойной рекой. Я его хорошо помню. Солнце. И небо. Маршалы нашли это место идеальным для последней битвы. Неудивительно. Тогда все армии были воздушные. А тут - нулевая облачность, нулевая турбулентность. И вообще. Это была первая нелинейная война. В примитивных войнах девятнадцатого, двадцатого и других средних веков дрались обычно две стороны. Две нации или два временных союза. Теперь столкнулись четыре коалиции. И не то, что двое на двое. Или трое против одного. Нет. Все против всех.

Cope With The Mental-Health Effects Of A Decade At War

Рубрики: Военлит, Интервью, Северная Америка, Судьба Опубликовано: 20-10-2014

Foreign Policy's managing editor, Yochi Dreazen, has had an accomplished career as a conflict journalist and spent five years reporting from Iraq and Afghanistan. But his first book, "The Invisible Front: Love and Loss in an Era of Endless War," spends relatively little time on the battlefield. It's about the psychological traumas of war — and what the US military is and isn't doing to assist soldiers affected by post-traumatic stress disorder and other mental-health issues. The book tells the story of the efforts of two-star general Mark Graham and his wife, Carol, to change the Army's attitudes toward mental health after losing both of their sons in a few short months. Jeffrey Graham, a second lieutenant in the Army, was killed by a roadside bomb attack in Iraq. His brother, Kevin, a promising Reserve Officer Training Corps cadet, killed himself months earlier, and had gone off of his antidepressants because he feared discovery of his depression would lead to the end of his military career. The Grahams succeeded in pushing for antisuicide and mental-health reforms in the military. But the first half of 2014 saw an uptick in the military's already troubling active-duty suicide rate.

Осколок

Автор: Халимова Фаиза Рубрики: Эксклюзив, Военлит, Судьба, Кавказ Опубликовано: 19-10-2014

Сегодня у мамы день рождения. И мы, ее дети, решили устроить небольшой праздник. Соберемся, поговорим, наедимся, а она вспомнит наши детские шалости, посмеемся, потом помолчим. Папы давно уже нет… Мама любит кизиловый сок домашнего приготовления, а я – нет. Удавом окутывают меня при виде красного напитка тяжелые воспоминая прошлого и душат - душат - душат… Затянувшееся серой вуалью небо, вместо облаков черные сгустки дыма, волнами поднимающиеся от горящих жилищ. Понемногу, словно небесный дворник, их разметает ветер, но только на время. Просто «железные вОроны» устали, решили подкрепиться, чтобы сильнее ударить, да «наверняка» попасть. Крылья их перегрелись… Пару банок тушенки и «наводчики железных птиц» вновь готовы отсеивать добро от зла… Неважно, почему так произошло, и кто виноват. Здесь одна правда – страдание. Есть одна истина – смерть. Весна, осень, лето или зима, богат или беден, молод или стар, женщина или мужчина – ничто и никто не имеет значения. Люди делятся только на живых и мертвых, и, тех, кому бы лучше умереть…

Про немытые полы или история о сексе, которого не было

Рубрики: Военлит, Россия/СНГ, Ближний Восток Опубликовано: 16-09-2014

Домой!!! Домой!!! Он торопился поскорее вырваться с базы и добраться домой. При хорошем раскладе через минут 40-50 он будет в Иерусалиме, оттуда автобусом около часа до Тель-Авива. Ну а там, там он почти дома, 20 минут на городском автобусе можно в расчет и не брать. Дай то Бог, к полудню открыть первую бутылку холодного пива. Большая дорожная сумка болталась через левое плечо, правое уже привычно оттягивал ремень "мататэ", старого раздолбанного М16 с треугольным цевьем. "Метла" или "швабра" - так иногда презрительно называли ветерана Вьетнама. До "калаша"далеко, но стреляет как ни странно не плохо, бой хороший, и то дело. Мельком взгляд на часы - 6.45, успевает вроде. Свежо, но приятно, конец апреля- это вам не выжигающий все живое июль или август. Он привычно махнул солдатикам на КПП и выскочил через турникет. "Метла" зацепилась за трубу ограждения, ствол стукнул о железо и тормознул движение его большого тела.

Укротитель "Пантер". Интервью с танковым асом, доктором Ионом Дегеном

Рубрики: Военлит, Интервью, Россия/СНГ, Ближний Восток Опубликовано: 09-09-2014

Вечером 9 сентября в мемориале бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне состоится премьера фильма, посвященного Иону Дегену – одному из лучших танковых асов Красной Армии. На его боевом счету – 16 уничтоженных и один захваченный танк. 

Уроженец Винницкой области пошел на фронт в 16 лет в июне 1941 года. В январе 1945 года, во время Восточно-прусской наступательной операции, получил тяжелое ранение. После выздоровления стал врачом-ортопедом, защитил докторскую диссертацию. В 1977 году репатриировался в Израиль.

Был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Первое представление – за бой, в ходе которого его взвод уничтожил 18 "Пантер", второе – за героизм, проявленный в ходе боев на подступах к Кенигсбергу. Звезду героя Деген так и не получил.

В гости к... ракетам (Дневник американской туристки)

Рубрики: Военлит, Ближний Восток Опубликовано: 04-09-2014

 “Субару”, идущая впереди нас, останавливается, не съехав в сторону. Из неё выскакивают взрослые и дети – они отбегают от дороги, ложатся на землю и прикрывают голову руками. Возле их машины валяются яркие игрушки. Среди них выделяется большая кукла в платье, тёмно-красном, как кровь. Она неподвижно лежит на спине, раскинув руки, и смотрит в небо безжизненными голубыми глазами-бусинками на бледном лице. Кажется, что всем видом она предсказывает будущее каждому, кто не поторопится. Дверца “Субару“ открыта. Тот, кто ехал в соседнем ряду слева, сворачивает и выезжает на встречную полосу. Потом останавливается и он. Папа вылезает из машины, чтобы посмотреть. То же делаю и я. Палящее солнце слепит – я невольно прищуриваюсь и приставляю ладонь козырьком ко лбу. Воздух раскалён. Обжигающий ветер из пустыни, что рядом, с силой швыряет песчинки в лицо. Оглядываюсь… Некоторые водители начинают разворачиваться, чтобы ехать назад. Всё, пробка… Всё вокруг наполнено нестерпимым воем сирены и отрывистыми громкими сигналами машин. Взрослые и дети отбегают от дороги и ложатся на выжженную серую землю. Взрослые прикрывают собой малышей. Реальная опасность никогда ещё не подкрадывалась ко мне так близко. Вдруг я перестала слышать – полная тишина. Время остановилось… Стою и смотрю не отрываясь на это неуместное веселье красок, беспорядочно сгрудившихся разноцветных машин и разбросанных людей в пёстрых одеждах. Папа пытается оттащить меня от дороги, но нет сил даже пошевелиться.

Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий. Отрывки из книги

Рубрики: Военлит, Фильмы Опубликовано: 21-05-2014

mihail-trofimenkov-kinoteatr-voennih-deystviy-1482-240.jpg

В издательстве "Сеанс" вышла книга культового петербургского кинокритика и интеллектуала Михаила Трофименкова "Кинотеатр военных действий". Автор "прослеживает общую судьбу кинематографа и борьбы за независимость во второй половине XX века, рассказывает о кинематографистах, ставших свидетелями, участниками и жертвами военных переворотов, герильи, репрессий, неоколониальных войн; о солдатах, партизанах и революционерах, ставших кинематографистами. Масштабное полотно свидетельствует о событиях в десятках стран на четырех континентах: Алжире, Вьетнаме, Палестине, Иране, Чили, Аргентине, Франции, Италии, Германии, Японии... везде, где во имя великих идей лилась кровь и экспонировалась пленка". Михаил Трофименков написал необычную книгу. Она про «кино-войну» ― про непосредственное участие кинематографа-повстанца в освободительном движении, в политических событиях. Даже беглый взгляд на историю ХХ века не оставляет сомнений, что это был не только век кино, но и век нескончаемых войн ― мировых, гражданских, колониальных, идеологических. Буквально повсюду ― от Алжира до Японии. Трофименков пишет о войнах второй половины века, которые только кажутся менее кровопролитными, чем две мировые его первой половины. Как вели себя кинематографисты в условиях тотального фронта, кем они были, как сложились их судьбы и судьбы их персонажей ― террористов, политиков, партизан, банкиров, повстанцев, бандитов - вот сюжеты этого превосходного наброска истории не только кино, но мира в целом. Ниже приводим четыре фрагмента из книги - о запрещенном французском фильме "Моранбонг", снятом в Северной Корее, о приключениях американских кинематографистов Эролла Флина и его сына Шонна на Кубе после победы Фиделя Кастро и в Камбодже при Пол Поте, отрывок об операторе Монике Эртль, отомстившей за смерть Че Гевары его убийцам и фрагмент об Италии.

Социальные сети