Я провёл два года в американской тюрьме по обвинению в киберафере века

Рубрики: Интервью, Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 30-11-2014

Как ФБР разыскивает хакеров по всему миру и что происходит с ними после экстрадиции в США? Apparat попросил Антона Иванова — гражданина Эстонии, которого американские спецслужбы обвиняли в участии в одной из самых масштабных кибератак последних лет, рассказать о своём неожиданном аресте и жизни в тюрьме на Манхэттене вместе с мексиканскими наркобаронами и террористами из «Аль-Каиды».

Стук становился всё громче и настойчивее. Я спросил, кто стучит. «Полиция!». Я открыл дверь, и в мою квартиру в Тарту влетели люди в штатском и без объяснений надели на меня наручники. Раньше ничего подобного со мной не случалось, но в следующие несколько лет закованные руки станут обыденностью. Люди в штатском — среди них были эстонские полицейские и агенты ФБР — сказали, что в США выдали ордер на мой арест. Они внимательно осмотрели компьютер и всю электронику в доме. Происходящее казалось настолько нелепым, что я помогал в обыске, улыбался и шутил. Они сняли копию жёсткого диска ноутбука, нашли телефон и старую карточку памяти в фотоаппарате, перерыли все шкафы и помойное ведро. На самом деле мусор — это первое место, куда заглядывают при обыске.

Рельсовые орудия BAE Systems

Рубрики: ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 28-11-2014

Специалисты известной оборонной компании BAE Systems постоянно работают над совершенствованием прототипа электромагнитного рельсового орудия, который был разработан по заказу американского военного флота. Развертывание опытной системы на одном из военно-морских судов намечено на 2016 год, и к этому времени орудие должно стать еще более мощным и более компактным, компактным настолько, что уже можно будет рассматривать вариант его установки на боевых машинах следующего поколения, разработка которых ведется в рамках программы Future Fighting Vehicle (FFV). Рельсовые орудия (рельсотроны) имеют привлекательность в силу нескольких причин. Они действуют полностью за счет электрической энергии, используя электрический ток, текущий по паре рельсов. Ток, который течет одновременно и через разгоняемый снаряд, ускоряет этот снаряд до огромной скорости, придавая ему огромную энергию. Это избавляет от необходимости начинять снаряды зарядами взрывчатого вещества, снаряды для рельсового орудия представляют собой простые железные болванки, которые абсолютно безопасны в обращении и в хранении, и, естественно, более дешевы в производстве.

Бомбы, деньги, громкие слова

Рубрики: Северная Америка, Ближний Восток, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 25-11-2014

В среду 20 ноября сенаторам США представили закрытый доклад, из которого следует, что более чем три месяца бомбежки исламистов в Ираке и Сирии, затраченный на войну миллиард долларов американских налогоплательщиков и около 1000 ударов с воздуха американскими ВВС не привели к ожидаемому результату. Наоборот, число иностранных исламистов, желающих влиться в ряды Исламского Халифата, только увеличивается. Единственное, чего пока удалось добиться, так это не допустить падения Кобане и сдержать наступление боевиков по некоторым направлениям, в том числе и укрепить оборону вокруг Багдада. О штурме Мосула иракской армией или захвате у исламистов территорий в провинции Анбар пока не идет и речи. Мэтью Хенман, глава компании IHS Jane's Terrorism and Insurgency Center's (JTIC), считает, что удары с воздуха никак не повлияли на способность исламистов к проведению операций, не подорвали их боевой дух. По мнению Хенмана, это исламисты, а не Коалиция сегодня диктуют условия войны, повышая или понижая активность боевых действий по своему усмотрению. Более того, число атак (уже более 800 на 31 октября этого года) исламистов и число жертв их атак только возросло с начала воздушной кампании сил Коалиции.

@War. The Rise of the Military- Internet Complex

Рубрики: Военлит, Северная Америка, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 22-11-2014

Imagine it's the year 2022. Across the Pacific Ocean, a small country — an American ally — has provoked a big adversary nearby. Call them Red. Red's size and military capabilities are near those of the United States. Red responds aggressively to its neighbor's provocation. Within days, the big adversary has crippled the smaller country's power grid, communications networks and other infrastructure through cyberwarfare. Then, Red launches a preemptive cyberattack against the small country's big ally: the United States. If you were the U.S. military, how would you respond? That was the scenario faced by a group of high-ranking officers huddled together at an Air Force base in Colorado for the 2010 Schriever Wargame. "It was a really instructive and, I think, very scary war gaming exercise for people in the military," writer Shane Harris tells NPR's Arun Rath. "The adversary in this game really got the advantage very quickly and won pretty decisively, because the American side really hadn't developed a playbook for how you would go to war between two large militaries in cyberspace." Harris recounts that 2010 Schriever Wargame in his new book, @War: The Rise of the Military-Internet Complex. The book looks cyberspace as war's "fifth domain" (after land, sea, air and space). Harris covers topics like the NSA, the role of cyber warfare in the Iraq troop surge of 2007, China's "rampant" espionage on American corporations — and the U.S. government's strategy of playing the victim. Harris tells Rath that after that alarming war game, the U.S. military's cyberforces became much more organized and sophisticated — but that China, the real-life country that parallels the imaginary Red, also is believed to have impressive capabilities.

"Узи" – вчера, сегодня и завтра

Автор: Гельман Захар Рубрики: Судьба, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 22-11-2014

Сегодня в ЦАХАЛе (Армии обороны Израиля) самой популярной винтовкой собственного производства является «Тавор-21» (TAR-21), разработанная под патрон 5,56х45 мм. Название этого оружия происходит от горы Тавор (в русской транскрипции Фавор), упоминаемой в Библии. Штурмовая винтовка «Тавор-21», разработанная группой израильских инженеров под руководством полковника в отставке Моти Розенa, была принята на вооружение в 2004 году, заменив как американскую М-16, так и израильскую «Галиль». Интересно, что число 21 в названии «Тавора» – своего рода «декларация» винтовки нынешнего века. Впрочем, самым знаменитым образцом израильского стрелкового оружия остается легендарный автомат ближнего боя, а точнее пистолет-пулемет «Узи», который находился на вооружении ЦАХАЛа в 60-е годы прошлого века. Этот автомат и сегодня используется полицейскими и охранными структурами как в Израиле, так и в ряде других стран. Однако жизнь создателя «Узи», прославившего своим изобретением еврейское государство, не была простой. Пистолет-пулемет «Узи» получил мировую известность 30 марта 1981 года. В тот оказавшийся роковым день в Вашингтоне, напротив гостиницы «Хилтон», агенты американской секретной службы, охранявшие президентов, выхватив из поджилетных кобур компактные «Узи», прикрывали отход получившего ранение Рональда Рейгана. На его жизнь тогда покушался психически больной Джон Хинкли.

Интервью израильского оператора дрона

Рубрики: Интервью, Ближний Восток, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 20-11-2014

Israeli drone commander who served throughout the last three Gaza wars tells The Telegraph that he has made some 'wrong calls' but has 'learnt to live' with life and death dilemmas.

Few human beings are forced to take life-or-death decisions as routinely - or as rapidly - as those who hold the shattering power of Israeli drones in their hands. Major Yair, one of Israel's most experienced drone commanders, served throughout the last three wars in Gaza. Day after day, this 31-year-old was compelled to wrestle with the agonising dilemmas that moral philosophers have argued over for centuries. As the mission commander of a Heron TP drone, charged with acquiring targets on the ground, it fell to Major Yair to decide whether killing the human beings appearing on his computer screen would save more lives than leaving them unscathed. Was the human form striding across the monitor a Hamas operative preparing to fire a rocket? Or was the metal object in his hands an innocent everyday item? Major Yair would never have the luxury of time to consider his choice: he was forced to resolve his dilemmas almost instantly. "You have to make life and death calls in seconds," he told The Telegraph. "You spot it - what is it? Shall we take it out or not? You have to develop the mental skills." And no-one shares responsibility for the ultimate decision. "It's on your shoulders," he said. Serving drone commanders rarely speak publicly about their experiences. In his first interview, Major Yair - not his real name - described his part in the 50-day trial of strength between Israel and Hamas in Gaza last summer. The recent bloodshed in Jerusalem - with four Jewish worshippers and a policeman killed inside a synagogue on Tuesday - has raised the possibility of a new Palestinian "intifada" or uprising. If so, Israel's drone commanders will confront their dilemmas all over again.

Тайфун

Рубрики: Фотогалерея, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 19-11-2014

The unblinking stare. Obama's drone war in Pakistan

Рубрики: Азия/Океания, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 18-11-2014

At the Pearl Continental Hotel, in Peshawar, a concrete tower enveloped by flowering gardens, the management has adopted security precautions that have become common in Pakistan’s upscale hospitality industry: razor wire, vehicle barricades, and police crouching in bunkers, fingering machine guns. In June, on a hot weekday morning, Noor Behram arrived at the gate carrying a white plastic shopping bag full of photographs. He had a four-inch black beard and wore a blue shalwar kameez and a flat Chitrali hat. He met me in the lobby. We sat down, and Behram spilled his photos onto a table. Some of the prints were curled and faded. For the past seven years, he said, he has driven around North Waziristan on a small red Honda motorcycle, visiting the sites of American drone missile strikes as soon after an attack as possible. Behram is a journalist from North Waziristan, in northwestern Pakistan, and also works as a private investigator. He has been documenting the drone attacks for the Foundation for Fundamental Rights, a Pakistani nonprofit that is seeking redress for civilian casualties. In the beginning, he said, he had no training and only a cheap camera. I picked up a photo that showed Behram outdoors, in a mountainous area, holding up a shredded piece of women’s underwear. He said it was taken during his first investigation, in June, 2007, after an aerial attack on a training camp. American and Pakistani newspapers reported at the time that drone missiles had killed Al Qaeda-linked militants. There were women nearby as well. Although he was unable to photograph the victims’ bodies, he said, “I found charred, torn women’s clothing—that was the evidence.” Since then, he went on, he has photographed about a hundred other sites in North Waziristan, creating a partial record of the dead, the wounded, and their detritus. Many of the faces before us were young. Behram said he learned from conversations with editors and other journalists that if a drone missile killed an innocent adult male civilian, such as a vegetable vender or a fruit seller, the victim’s long hair and beard would be enough to stereotype him as a militant. So he decided to focus on children.

О военно-техническом сотрудничестве с Иорданским Хашимитским Королевством

Рубрики: Интервью, Россия/СНГ, Ближний Восток, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 15-11-2014

Если говорить об идее, то она всецело принадлежит королю Абдалле II. В начале двухтысячных годов он поднял вопрос о закупке вооружения  российского производства. Но при этом поставил задачу найти какой-то новый продукт, который был бы разработан на деньги Иордании,  выпускался в Иордании и поставлялся не только для иорданской армии, но и на экспорт. В 2002 году меня вызвали в канцелярию короля Абдаллы II и сказали, что король хотел бы со мной встретиться. На этой встрече король показал мне РПГ и спросил можно ли разработать какой-то новый гранатомет. Для меня  это было неожиданно, и очень интересно, так как у меня на данный момент был опыт реализации сложных проектов в области военно-технического сотрудничества - модернизация южно-африканских самолетов «Мираж», если вам интересно, то могу более подробно рассказать эту историю. Я сказал королю, что мне нужно поехать в Россию и поднять этот вопрос в соответствующих структурах. В Федеральной службе по военно-техническому сотрудничеству, куда я обратился, меня познакомили с генеральным директором оборонного предприятия "Базальт» Владимиром Владимировичем Кореньковым, который сказал, что они могут разработать новейший гранатомет, многоразовый, которого сегодня нет в России и, наверное, он будет уникальным в мире.

Предварительные итоги работы Фонда перспективных исследований в 2014 году

Рубрики: Интервью, Россия/СНГ, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 13-11-2014

В текущем году были завершены мероприятия, связанные со становлением Фонда и организацией его эффективной деятельности. Обеспечено тесное взаимодействие Фонда с Военно-промышленной комиссией, заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, организациями оборонно-промышленного комплекса, учреждениями Российской академии наук, ведущими техническими университетами, а также институтами инновационного развития. Апробировано использование новых форм организации и проведения научных исследований, организовано формирование специализированных лабораторий Фонда. Развернуты работы по широкому спектру прорывных научно-технических и технологических проектов.  
На сегодняшний день Научно-техническим советом Фонда одобрено и рекомендовано к реализации около 40 проектов. По половине из них заключены договоры. Программой деятельности Фонда предусматривалось выйти в текущим году на 45 проектов. Мы готовы обеспечить достижение этих показателей. Однако конкретные объемы наших работ будут зависеть и от уровня финансирования Фонда в 2015-2017 годах. Проектом федерального бюджета на 2015 год и плановый период 2016 и 2017 годов предусмотрено увеличение финансирования Фонда. Правда объемы ожидаемого финансирования ниже, чем в Программе его деятельности. Но это не помешает нам нарастить количество выполняемых проектов и расширить тематику исследований.
Социальные сети
Друзья