«Один пояс и один путь»: китайские ЧВК и безопасность экономической экспансии Поднебесной

Рубрики: ЧВК, Африка, Азия/Океания Опубликовано: 27-03-2017

На прошлой неделе повстанцы в Южном Судане заявили, что похитили четверых сотрудников нефтяного консорциума DAR Petroleum Operating Company, включая пакистанского инженера. В консорциум входят китайские нефтяные гиганты CNPC, Sinopec и малазийский Petronas. Повстанцы требуют, чтобы китайские компании ушли из страны. Власти Южного Судана, которым крайне важны китайские деньги, сразу после события заверили своих китайских партнеров, что примут все меры для улучшения безопасности нефтяников. На этот раз никто из китайских граждан не пострадал, но так везет не всегда.

Жизнь китайских граждан за рубежом под угрозой

Летом прошлого года в Южном Судане были убиты два китайских миротворца, а китайской компании CNPC пришлось в спешном порядке эвакуировать своих сотрудников. За охрану нефтяников отвечала китайская же частная охранная фирма DeWe. Офис DeWe в Джубе, столице Южного Судана, возглавлял ветеран китайской армии Конг Вэй, уволившийся из рядов вооруженных сил за пять лет до событий. Ему и его команде под огнем повстанцев надо было спасти 330 китайских граждан, что китайские контракторы успешно сделали.

В 2004 году 14 китайских рабочих убиты в Афганистане и Пакистане. В 2007 году 8 китайских нефтяников убиты в Эфиопии. В 2008 году 8 китайских рабочих похищены в Судане и 5 убиты при небрежной операции по их освобождению. В 2010 году 4 китайских рабочих убиты при террористической атаке в Бирме. В 2011 году 13 китайских рыбаков убиты в Тайланде. В 2012 году в Судане в январе захвачены в плен 29 китайских рабочих (еще 1 убит), а в том же году в Египте похищены 25 китайских рабочих.

С 2006 по 2010 годы Китаю пришлось спасать и эвакуировать до 6 тысяч своих граждан из Восточного Тимора, Чада, Ливана, Соломоновых островов, Тонга, Таиланда, Гаити и т.д. В 2011 году пришлось эвакуировать 50 тысяч китайских рабочих из Ливии и Египта.

Список подобных историй можно продолжать долго.

Экономическая экспансия

Сегодня за пределами Поднебесной только в китайских государственных компаниях работают сотни тысяч китайских граждан. Общее число работающих за рубежом граждан оценивают в миллионы, количество китайских компаний — в десятки тысяч. И это только начало.

Китай наращивает свои инвестиции в Африку и на Ближнем Востоке. Китай работает над концепцией «Один пояс и один путь» — созданием «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века». В рамках этой концепции Китай планирует укрепить свои экономические связи со странами Центральной и Западной Азии, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, войти в инфраструктурные и транспортные проекты, обеспечить себе поставки сырья из этих регионов планеты и наладить рынки сбыта. 

Проблема в том, что ситуация во многих странах Шелковых путей нестабильна и опасна. В соседнем с Афганистаном Пакистане, например, работают более 10 тысяч китайских рабочих, в Нигерии — 50 тысяч китайских рабочих, безопасность которых необходимо обеспечивать. 

Иными словами, у Китая есть свои растущие из года в год коммерческие интересы за рубежом, есть инвестиции, есть люди и объекты, транспортные маршруты, которые требуют охраны.

По геополитическим, дипломатическим и финансовым причинам использовать все время только свои вооруженные силы для обеспечения безопасности Китаю не с руки. Вопрос о применении своих собственных частных военных и охранных компаний за рубежом в Китае назрел давно. 

Чужих нам не надо — подавай своих

До недавнего времени китайские компании использовали западные и местные ЧВК для охраны своих сотрудников и объектов, а также для защиты от пиратов в море. Но все может очень скоро измениться, особенно после событий в Южном Судане и в связи с ростом напряженности в отношениях между США и Китаем. Китаю нужны свои глобальные службы безопасности. 

Летом прошлого года из-за проблем в Южном Судане глава Китая Си Цзиньпин заявил, что китайским компаниям, работающим в опасных регионах, необходимо обеспечить защиту в экстренных ситуациях. 

Через два месяца после слов Си Цзиньпина китайская компания DeWe сообщила, что планирует создать два «лагеря по безопасности» в Южном Судане и в Центральноафриканской Республике (ЦАР), а глава DeWe и вовсе заявил, что целью его компании является массовое создание таких лагерей во всех нестабильных странах, где есть экономические интересы Китая.

DeWe была создана еще в 2011 году ветеранами вооруженных сил и полиции. Сегодня у компании в Китае есть тренировочный лагерь с копией «типичного» ближневосточного городка, где проходят учения по действиям под огнем террористов или повстанцев, эвакуации и освобождению заложников. С 2013 года около 90 тысяч гражданских сотрудников китайских компаний, работающих за рубежом, прошли там обучение. Сегодня у DeWe 352 сотрудника работают вне Китая (в основном в Южном Судане, Эфиопии и Кении), а на субподряде нанято около 3000 местных охранников. 

В 2010 году была создана Shandong Huawei Security Group. Компания рекрутирует на работу за рубежом бывших военных, сотрудников специальных подразделений и полицейских Китая, в том числе и бывших охранников китайских посольств и дипломатов в горячих точках и специалистов по охране авиалиний. Основные направления – это Ирак и Афганистан. 

По данным китайских аналитиков, в 2016 году за пределами Поднебесной уже работало 3200 сотрудников частных китайских охранных компаний. Для сравнения, в миротворческих миссиях ООН несли службу всего 2600 китайских военнослужащих. 

Вопросы оружия

По большей части китайские контракторы не вооружены, так как Китай очень не хочет, чтобы его ЧВК становились объектом международной, медийной и правозащитной травли, как это происходит с западными ЧВК, особенно с компанией Blackwater.

По иронии судьбы, сегодня основатель и глава Blackwater американец Эрик Принс работает на компанию из Гонконга с тесными связями с государственными корпорациями Китая и занимается логистическими проектами для китайцев в Африке. Новая компания Эрика Принса также планирует создать две базы в южной провинции Юньнань и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР). Принс говорит, что это будут тренировочные базы для обеспечения безопасности работы китайских компаний в рамках концепции «Один пояс и один путь». Но сразу же возникли вопросы, почему Принс будет работать в неспокойном регионе мусульман-уйгуров и на границе с Мьянмой и Лаосом, где у Китая есть проблемы с наркоторговцами и террористами.

И хотя китайские ЧВК официально не вооружены, но они «управляют» вооруженными местными субконтракторами, как это было в Южном Судане и Ираке. В случае критической ситуации китайские ЧВК могут «одолжить» оружие у своих субподрядчиков. 

Есть и еще один фактор, который сдерживает применение вооруженных ЧВК Китаем. Это вопрос этнических отношений. В той же Африке царит не всегда самое позитивное отношение местных жителей к растущему числу китайцев в их странах. В 2010 году в Замбии охрана китайской компании открыла огонь по местным рабочим, требующим повышения зарплаты, после чего начались антикитайские волнения. 

Так или иначе, как только Китай начнет все сильнее погружаться в контракты в горячих точках, необходимость вооруженных ЧВК станет очевидной. Этот путь западные ЧВК прошли на море, когда после первых атак пиратов стало ясно, что безоружные охранники на палубе бесполезны. 

В 2010 году Китай разрешил создавать частные вооруженные охранные фирмы внутри страны, которые охраняли банки и производства. На повестке дня вооруженные ЧВК Китая за границей. 

На госконтроле

Безусловно, китайские ЧВК сложно назвать рыночными игроками. Все они основаны бывшими военными или полицейскими и так или иначе контролируются госорганами. Основные клиенты — это тоже крупные государственные корпорации.

Да и сама история создания китайских ЧВК идет от инициатив государства. В 2007 году для охраны 600 китайских дипломатов в стране было создано специальное бюро консульской защиты за рубежом, которое несло ответственность за безопасность посольств и дипломатов в случае нападения или эвакуации. В 2009 году в китайской прессе всерьез обсуждался вопрос о возможной отправке китайских полицейских сил для защиты медных рудников китайских компаний в Афганистане. 

В итоге стратегический выбор Поднебесной пал не на чисто государственные силовые структуры, работающие за рубежом, не на миротворцев и даже не на контракты с иностранными ЧВК, а на собственные частные охранные компании по опекой государства.

Китайские компании сегодня отказываются от контрактов с американцами и англичанами и нанимают свои китайские же ЧВК. Китайскому бизнесу в горячих точках не надо нанимать и зачастую бесполезную местную охрану, которая сама же и сдаст иностранных рабочих при первой опасности, и не надо терять лицо, гордость и секреты фирмы, нанимая западные частные военные компании. 

Но при этом Китай делает все очень аккуратно и очень медленно расширяет деятельность своих охранных компаний за рубежом, подчеркивая, что это сугубо экономическая рыночная активность в рамках концепции «Один пояс и один путь» и с позиции «политики невмешательства». Жертвы среди местного населения, международные скандалы и анти-китайские настроения Поднебесной не нужны, но и безопасность своих граждан и активов необходимо обеспечивать. Китай ищет эту грань с 2004 года, и скорее всего, индустрию китайских ЧВК ждет большое будущее. Сегодня китайские компании за рубежом тратят 10 млрд долларов в год на безопасность. Только 10% этих денег достаются китайским охранным фирмам. Этому бизнесу есть куда расти.

Илья Плеханов

Социальные сети