Опасны ли поставки российского вооружения Китаю

Рубрики: Россия/СНГ, Азия/Океания, ВПК/Hi-Tech/Оружие Опубликовано: 28-12-2016

С начала 1990-х китайцы копируют российское вооружение и многое уже научились производить самостоятельно. Пекин даже не против того, чтобы покупатели выдавали это оружие за свои разработки. Однако страны, которые могут позволить себе выбирать вооружение, очень редко приобретают китайские образцы.

Китайская народная республика продолжает активно развивать свой военно-промышленный комплекс (ВПК), догоняя по многим направлениям ведущих производителей вооружения: США и Россию. В большинстве случаев китайские инженеры не утруждают себя поиском оригинальных идей и концепций, заимствуя их в США, РФ, европейских странах, Израиле и т. п. Более того, нередко китайская техника и вовсе является нелицензионной копией оригинального зарубежного изделия. Тем не менее Китай все-таки пока не достиг полной самодостаточности и до сих пор закупает часть оружия за рубежом.

Львиная доля поставок идет из России: по данным Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), с 1991 по 2015 год Пекин закупил у Москвы вооружений на сумму $32,6 млрд (в фиксированных ценах 1990 года). Стоимость же поставок всех остальных стран за тот же период не превысила $8,7 млрд (большая часть этой суммы пришлась на Францию и Украину). Наиболее активно продажа российских вооружений в Китай шла с 1999 по 2009 год, после чего темпы заметно упали. Однако в течение последнего года ситуация изменилась — подписаны два крупных контракта на поставку самых современных российских систем оружия: 24 многофункциональных истребителей Су-35С (не менее $2 млрд) и 4 дивизионов зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) большой дальности С-400 «Триумф» ($2-3 млрд).

Есть ли у российско-китайского военно-технического сотрудничества дальнейшие перспективы и не опасны ли с точки зрения утечки технологий новые оружейные контракты? 

Китай копировал ЗРК С-300 более 20 лет 

С 1993 года Китай начал закупать у России ЗРК С-300 и, причем в очень больших количествах, можно с уверенностью сказать, что эти поставки стали «спасательным кругом» для концерна ВКО «Алмаз — Антей», главного разработчика и производителя российских систем противовоздушной обороны (ПВО). С тех пор Китай стал обладателем минимум 24 дивизионов ЗРК С-300 в разных модификациях (С-300ПМУ, С-300ПМУ-1, С-300ПМУ-2, а также корабельный вариант комплекса). Некоторые китайские источники говорят и вовсе о 40 дивизионах. Чтобы понять, как велика эта цифра, отметим, что в одном дивизионе находится от 6 до 12 пусковых установок и одно такое подразделение может одновременно обстреливать 36 целей на дальности до 200 км (если речь идет о самой современной модификации С-300ПМУ-2). Естественно, без этих заказов тяжелые 1990-е и часть 2000-х годов, когда российская армия практически не закупала нового вооружения, могли стать фатальным для производителей систем ПВО.

Надо сказать, что китайские инженеры принялись за копирование С-300 сразу же, однако все оказалось не так просто. ЗРК HQ-9, с очень похожими на С-300ПМУ-2 тактико-техническими характеристиками и практически одинаковым внешним видом, появился на международном рынке только через 21 год — в турецком тендере на поставку ЗРК дальнего радиуса действия. Более того, HQ-9 выиграл этот тендер у российских и западных конкурентов, однако в итоге его результаты были отменены. Вероятнее всего, Турция просто торговалась с США, пытаясь сбить цену на ЗРК Patriot PAC-3. Сейчас, скорее всего, с такой же целью Анкара говорит об интересе к  российским ЗРК С-400. Судить о реальных характеристиках HQ-9 довольно сложно — известно только, что дивизион может обстреливать одновременно лишь 6 целей (против 36 у С-300ПМУ-2), а минимальная высота поражения цели составляет 500 метров (против 10 м у С-300ПМУ-2). По этим важным параметрам китайский ЗРК заметно проигрывает российскому конкуренту. На данный момент Китай смог продать небольшое количество HQ-9 Туркменистану (они были продемонстрированы в ходе военного парада в честь 25-летия страны вместе с большим количеством другого китайского оружия) и, вероятно, Узбекистану. Однако стоит учитывать то, что обе страны (особенно Туркменистан) находятся под сильным влиянием Китая (о чем в российских СМИ вспоминают очень редко), что и объясняет такие поставки. Страны, которые могут позволить себе выбирать вооружение (не относящиеся к сателлитам и союзникам Китая или имеющие большой военный бюджет) очень редко закупают китайские образцы. 

В любом случае, пока Пекин копировал С-300, в России уже разработали заметно более совершенный ЗРК С-400, закупить который стремятся многие страны (экспорт этих систем ограничен, так как на них имеется огромный гособоронзаказ, который выполняется в первую очередь). В разработке находится С-500 «Прометей», который тоже должен будет стать эффективной системой противоракетной обороны. Таким образом, несомненно, попытки копирования С-400 Китай обязательно предпримет, но эти работы заметно растянутся во времени, что позволит России поставить эти ЗРК большинству желающих его приобрести. А к моменту создания Пекином нелицензионной копии Москва уже будет обладать системой следующего поколения, что позволит сохранить за собой место на рынке вооружений.

Когда Китай сможет производить качественные авиадвигатели? 

Что касается поставок истребителей, то здесь все еще интереснее. Китай начал закупать самолеты этого класса в России с 1991 года, когда Пекин получил 24 истребителя четвертого поколения Су-27 в обмен на бартерные поставки продовольствия. Позже, в 1996 году, был подписан огромный контракт на поставку 200 истребителей Су-27СК, однако, после того как Пекин получил примерно 100 машин, он расторгнул соглашение. По официальной версии, китайцев перестал устраивать технологический уровень машины, в реальности же — самолет был скопирован. Китайский нелицензионный Су-27СК получил название J-11B. Однако скопировать двигатель истребителя и добиться необходимых характеристик не удается до сих пор. Двигатель WS-10A «Тайхань» и сейчас имеет неудовлетворительные показатели ресурса, вследствие чего Китай сотнями закупает российские авиадвигатели АЛ-31Ф. Даже на прототипе истребителя пятого поколения J-20, созданного Китаем самостоятельно, применяется одна из модификаций АЛ-31Ф.

В период с 2000 по 2004 год военно-воздушные силы КНР получили 73 Су-30МКК и 24 Су-30МК2 — эти истребители являются двухместной модификацией Су-27, обладают обновленной электроникой и заметно более широкими возможностями для борьбы с наземными целями. Эта машина также была «освоена» китайскими инженерами и получила название J-16. Однако эти истребители пока тоже зависят от поставок российских авиадвигателей.

Что касается поставок Су-35С, то риски, связанные с копированием, имеются. Но все опять-таки упирается в двигатель. Истребитель оснащен самыми современными российскими двигателями АЛ-41Ф1С — единственными в мире, имеющими всеракурсный управляемый вектор тяги (это придает самолету сверхманевренность). Если Пекин до сих пор не может добиться характеристик, соответствующих АЛ-31Ф, то что же говорить об АЛ-41Ф1? «Подсаживание» Китая на необходимость постоянной закупки сотен авиадвигателей является вполне себе коммерчески обоснованным шагом. Особенно учитывая то, что экспортировать Пекин свои J-11 и J-16 без российских двигателей не сможет, а значит, и конкурировать на мировом рынке оружия со своими подделками не способен. Даже свой собственный коммерческий истребитель JF-17 Thunder китайские оружейники оснащают российским авиадвигателем РД-93 — в итоге каждая поставленная Пекином на экспорт машина этого типа приносит прибыль российскому военно-промышленному комплексу.

Конечно, можно предположить, что через какое-то время китайцы все-таки освоят производство некоторых двигателей. Но с момента начала работ над копированием того же АЛ-31Ф прошло уже 26 лет — срок, за который изделие уже устарело. В итоге китайцам, как и в случае с ЗРК, будет очень сложно чем-то удивить иностранных заказчиков.

Китай захватывает рынок небогатых стран 

Тем не менее в течение последних шести-семи лет Китай заметно усилился на мировом рынке вооружений: если в период с 1998-го по 2008-й Пекин занимал седьмое место в мире, то в период с 2009-го по 2015-й он поднялся на четвертое место, продолжая наращивать объемы экспорта. Основными покупателями стали страны Юго-Восточной Азии (например, Мьянма и Бангладеш), Пакистан и страны Африки. Также заметно усилились позиции китайских оружейников в Южной Америке и в Средней Азии. Этот факт можно объяснить низкой стоимостью китайского оружия, а также ростом влияния Пекина как в соседних азиатских странах, так и во многих регионах мира (как известно, торговля вооружением часто бывает политически мотивирована). Кроме того, китайцы дают любые мыслимые условия для своих покупателей и всегда готовы развернуть лицензионную сборку изделий на территории заказчика.

Более того, Пекин даже не против того, чтобы покупатели выдавали это оружие за свои разработки: хорошим примером стала белорусская реактивная система залпового огня «Полонез», широко разрекламированная как изделие местного ВПК. На деле же это оказалась китайская система A-200, установленная на шасси производства «Минского завода колесных тягачей».

Этот факт может несколько беспокоить, так как некоторые из стран могли бы закупать оружие в России, однако теперь этого не делают. Тем не менее напрямую связать это с тем, что китайцы получали оружие из России и, скопировав его, стали продавать, нельзя. Более того, упущенная выгода от контрактов с Китаем не была бы «отбита» поставками в небогатые страны, являющимися сейчас клиентами Пекина. К примеру, за период с 1991 по 2015 год Китай экспортировал оружия на $23 млрд, тогда как Россия экспортировала  за этот период только в Китай вооружений на $32,6 млрд (а всего — на $121 млрд). Этих цифр достаточно, чтобы понять, что поставки оружия Китаю, несмотря ни на что, были экономически обоснованы. Аргумент об их гипотетическом использовании против России тоже слаб — со своими разработками бороться удобнее (известны все недостатки, а экспортные модификации имеют урезанные характеристики), чем с чужими.

Леонид Нерсисян, военный обозреватель ИА REGNUM, шеф-редактор журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии».

Источник

Социальные сети