Городская, прибрежная и беспорядочная Городская, прибрежная и беспорядочная

Городская, прибрежная и беспорядочная

Рубрики: Армия Опубликовано: 27-10-2013


Австралийский подполковник в запасе Дэвид Килкаллен, эксперт по борьбе с вооруженным подпольем, широко известен в мире. Даже в русскоязычном сегменте интернета о нем есть под сотню упоминаний. Все же человек был главным советником генерала Петреуса, советником Кондолизы Райс, экспертом в Госдепе, в Пентагоне, советником правительства Великобритании, правительства Австралии, структур НАТО, ISAF. Дэвид Килкаллен участвовал в разработке множества принятых на вооружение армиями и разведками Запада планов, концепций и инструкций по борьбе с террористами, радикальными исламистами и повстанцами в Ираке, Афганистане, Пакистане, странах Африканского Рога и Юго-Восточной Азии. Дэвид Килкаллен — автор десятков аналитических статей и трех книг, последняя из которых вышла в начале октября этого года и вызвала бурные обсуждения в западных военных и околовоенных СМИ.

Книга называется «Спускаясь с гор: грядущая эпоха войны в городах» (Out of the Mountains: The Coming Age of the Urban Guerrilla). 

Название говорит само за себя. К 2050 году две трети населения земного шара (примерно 9,5 миллиардов человек) будут жить в городах, будет продолжаться процесс активного оттока людей из деревень и глубинки в крупные города, особенно в развивающихся странах, более 80% населения планеты будет жить на расстоянии не более 50 миль (а к 2050 году не более 12 миль) от побережий. И чуть ли не самое главное — это возрастающий уровень глобальных коммуникаций между людьми и различными группировками в глобализирующемся мире и рост доступности последних технологических достижений.

В Мумбаи в 2008 году нападающие использовали Skype, Google Earth, спутниковые телефоны, обычные GPS-навигаторы. В Пакистане действия боевиков корректировали в режиме реального времени, отслеживая реакцию в Индии по спутниковому телевидению, в блогах в Интернете. В Найроби чуть ли не прямая трансляция происходящего шла в Twitter. Талибы и Аш-Шабаб все больше внимания уделяют своим аккаунтам в социальных сетях, особенно все тому же Twitter, чтобы работать с мест событий. Джихад в интернете переходит с арабского на английский язык, чтобы расширить аудиторию и вербовать новых адептов. Не так давно эпитафия одному исламисту из Туниса, погибшему в Сирии, гласила, что «Он встал на путь джихада, и никто не помогал ему кроме Аллаха и Google Earth».

Килкаллен предсказывает, что в ближайшем будущем война против скрывающихся в труднодоступных отдаленных районах, в джунглях, в пустынях, в пещерах и в горах повстанцев уйдет в прошлое, а мир может превратиться в планету пылающих от террора мегаполисов и городов. Мумбаи, Карачи, Лахор, Бенгази, Найроби, Багдад, Кабул — масштабные террористические акты и атмосфера хаоса — это лишь предвестники грядущей бури. Война между странами или конфликты с крупными повстанческими «фронтами» всех мастей и даже сетевыми организациями наподобие той же «Аль-Каиды» станет неактуальной. Террор будет прерогативой небольших автономных радикальных городских групп, с самой разнообразной идеологией.

И этот новый городской террор будет сильно отличаться от классической «городской герильи» Маригеллы, ИРА, ЭТА, Красных бригад и RAF. Слабыми сторонами городского террора ранее были трудности со скрытыми коммуникациями, синхронизацией акций, передвижениями по городу, логистикой, множественностью одновременных целей, медийным эффектом и массовым наличием смертников. Теперь же информационные технологии, разветвленные транспортные сети и доступность оружия на порядок выше. Массовой приток людей в города не только осложняет поиск террористической иголки в растущем стоге сена, но и предполагает другой более высокий уровень радикализации исполнителей вследствие негативных социальных городских условий жизни. Не стоит сбрасывать со счетов и разнообразие мотивов, которые будет все труднее предугадать: кто за что борется, за что мстит и чего именно добивается.

Именно поэтому Килканнен предлагает уйти от анализа страны, как базовой единицы исследований, и брать именно город, как основу для прогноза террористических угроз. Предметом внимательного изучения должны стать городские районы, городские общины, диаспоры, неформальные объединения, личности лидеров, уровень социального обеспечения, криминогенная обстановка, настроения населения, роль города или отдельных районов в региональных или транснациональных потоках людей, товаров, оружия, информации. Город должен быть понятен не как механический набор кубиков, а как живая работающая система. Необходимо держать руку на пульсе, чувствовать ритм жизни города, понимать его метаболизм, чтобы успешно противостоять террористам.

Килкаллен, безусловно, не первый, кто заговорил о городском будущем войны нового типа.

В 2003 году, известный российской аудитории по статьям о войне в Афганистане и Чечне, автор Лестер Грау и его коллега Джеффри Демарест опубликовали большую статью, где предлагали архитектурные и дизайнерские пути борьбы с террористической угрозой. В той же статье 2003 года они тщательно разбирали, что можно сделать, чтобы затруднить действия террористов ни где иначе, как в.... крупных городских торговых центрах! Прошло 10 лет и случилось Найроби. Кстати, в своей статье авторы ссылаются на анализ действий российских войск в Грозном в 1995 году.

В 2009 году Адам Элкус и Джон Салливан в небольшой статье об атаке на Мумбаи в 2008-м ввели в оборот ставший в итоге популярным термин «городская осада изнутри», которая подразумевает непосредственно сиюминутный террор, краткосрочное нарушение работы городской инфраструктуры и долгосрочный подрыв социального доверия властям.

Какой, несколько идеалистический, выход видит Килкаллен? Он предлагает сосредоточиться над точечным устранением социального конфликта, развитием инфраструктуры и применением высоких технологий, которые резко улучшат жизнь населения в каждом конкретном районе города, предлагает активно вовлекать в планировку городов и районов местных жителей, повернуть «город лицом к горожанам».

В обсуждениях «гуманитарные» предложения Килкаллена вызывают скорее скепсис. Более реалистичным трендом многие считают будущую милитаризацию городов, а именно превращение школ, торговых центров, библиотек, стадионов, вокзалов и т.п. в укрепленные военные точки. Предполагается ужесточение контроля за информацией, передвижением населения и транспортных средств, усиление слежения за улицами и горожанами, частый личный досмотр и обыски, привлечение армии к архитектурной планировке городов и зданий на начальной стадии, использование заброшенных строений в городах-призраках для постоянных учений и подготовки военных к штурмам и защите городских объектов, внедрение специальных программ по подготовке пилотов вертолетов для работы в городских условиях среди высоких зданий, усиление агентурной деятельности.

Многие считают, что события наподобие акциям в Мумбаи, Бостоне и Найроби — лишь первые всполохи новой террористической угрозы всему миру, которая неизбежна и к которой надо готовиться не только социальными методами.

Города 2050 года действительно могут оказаться в «осаде изнутри».

Социальные сети