«Принципы права вооруженных конфликтов»

Автор: Давид Эрик Рубрики: Военлит Опубликовано: 07-07-2011


На сайте Международного Комитета Красного Креста появилась уникальная книга Эрика Давида «Принципы права вооруженных конфликтов». Книга выложена на русском языке в pdf-формате. Редакция Альманаха настоятельно советует нашим читателям ознакомиться с этим монументальным трудом.

Скачать книгу можно по ссылке:http://www.icrc.org/web/rus/siterus0.nsf/html/eric-david-principles

Этой книге суждено стать настольной для каждого, кто интересуется проблемами международного гуманитарного права. Автор поставил перед собой задачу не только изложить принципы права вооруженных конфликтов, но и максимально осветить текущие события, тем самым наглядно проиллюстрировав соблюдение или нарушение этих принципов.

Блестящему выполнению поставленной задачи способствовали и эрудиция автора, и его умение просто излагать сложные юридические вопросы, и удачный композиционный прием: в книгу включены отрывки из литературных произведений о войне и документальные свидетельства. Таким образом, книга обращается и к разуму, и к сердцу читателя.

Первое издание книги на русском языке вышло в 2000 г. Второе русское издание основано на четвертом французском издании 2008 г. и содержит также авторские дополнения, сделанные непосредственно для настоящего издания.

Мы приводим отрывок их книги Эрика Давида:

***

Другой способ вести войну

Вот поучительное и впечатляющее свидетельство Ж. Ж. Серван-Шрайбера (J. J. Servan Schreiber) (Passions, Paris, Fixot, 1991, pp. 338–349) о том, что во время войны в Алжире можно нанести больший урон неприятеля, заручившись поддержкой населения, чем массовыми убийствами и пытками. В приведенном отрывке говорится о генерале Парисе де ля Боллардьере.

Этот человек обладает фантастически располагающей к себе простотой. Он четко формулирует свои мысли, вникает в детали. Да и вообще трудно поверить, что этот молодой человек, который держится так свободно и прекрасно умеет слушать, — генерал.

Сегодня он пожелал обсудить со мной проект создания групп «черных коммандос», предложенный мной в рапорте двухнедельной давности. Боллардьер сразу высказывает свое принципиальное согласие с планом и поручает мне его осуществить в экспериментальном порядке.

Так кто такие «черные коммандос»?

Это мобильные группы из семи или восьми добровольцев, прошедших специальную подготовку, которые пешком выдвинутся в горную местность, имея при себе рацию и запас продовольствия.

Они должны были квартировать у жителей самых отдаленных поселков, устанавливать контакт с ними и выяснять потребности населения на местах. В некоторых из этих отдаленных дуаров французы не появлялись годами.

Для того чтобы быть принятым в эти патрульные группы, каждый кандидат должен был по моей просьбе подписать следующий документ:  «Я обязуюсь соблюдать правила мобильных коммандос. Я буду относиться к любому мусульманину как к другу, а не как к подозреваемому. Я осознаю дополнительный риск, который это правило создает для меня, и принимаю его».

Чтобы облегчить установление более близких отношений с населением, военнослужащие из состава коммандос должны питаться вместе с местными жителями, оплачивая по рыночным ценам кус-кус, кур, фрукты и галеты. Утренний кофе, как правило, предлагается хозяином, который отказывается брать за него деньги. Кроме того, солдаты, уходя, должны оставлять небольшие подарки. Так устанавливаются межличностные отношения, и люди начинают свободнее общаться.

Налаживается контакт. Мы в очень скромных масштабах воспроизводим политику Лиотэя и его офицеров по делам туземцев.

А результаты?

Заметное ослабление напряженности, несомненное снижение числа нападений: всего семь убитых на две бригады. Тот факт, что людям предоставляют работу, дают возможность принести деньги в семью, лечат больных, приводит к тому, что местные не вступают в ФНО.

В этот начальный период мы можем выставить пару десятков коммандос, и у каждого есть сменный состав.

Инцидентов практически нет. Контакты с арабским населением удается наладить гораздо легче, чем ожидалось, и отношения установились очень теплые. Наши группы ночуют у местных, демонстрируя доверие, которое он к ним испытывают, и это доверие — их лучшая защита.

С моей командой в течение первых двух месяцев я ходил из деревни в деревню, ночуя каждый раз у местных. На своем собственном опыте я понял, что доверие — не какая-то смутная идея или доктрина, а реальное чувство, и его можно испытать в контакте с алжирскими крестьянами, которые вовсе не рвутся воевать, а просто хотят обеспечить достойную жизнь себе и своим семьям.

Новости здесь распространяются быстро, и по прошествии некоторого времени черные коммандос приобретают репутацию, которая здорово облегчает нам работу.

Позднее я получил удивительную оценку черных коммандос с другой стороны — от самого руководителя повстанцев Ахмеда Бен Беллы (Ahmed Ben Bella).

Перенесемся на минуту в будущее. Мир восстановлен. Алжир обрел независимость. Бывший сержант и «террорист» Бен Белла выиграл свое сумасшедшее пари и стал первым президентом Алжирской Республики.

Аппарат президента занял Летний дворец, резиденцию французских проконсулов в то еще недалекое, но канувшее в Лету время, когда города Алжир, Константина, Бон и т. д. были такими же административными центрами департаментов, как Орлеан или Нант…

По его приглашению я со смешанными чувствами отправляюсь в Алжир, в президентский дворец.

Завтрак, которым меня угощают во дворце, полностью соответствует, так сказать, стилю хозяина. Он ведет меня в небольшую комнату, где на скромном круглом столе выставлены три прибора — один для него, один для меня, а третий — для особой гостьи, которая приехала со мной в Алжир, чтобы помочь в работе. Она прекрасно знает, кто есть кто в новом Алжире и хорошо относится к Бен Белле. Это — Жизель Халими, очаровательная брюнетка со спортивной фигурой, занимающаяся адвокатской практикой по политическим делам.

Бен Белла очень ей благодарен за борьбу, которую она неустанно ведет в интересах всех преследуемых алжирских активистов. И оружием в этой борьбе ей служат талант и ослепительное обаяние.

Завтрак получился необычный. Бен Белла сам хочет обслуживать гостей, чтобы никто не узнал содержания нашей беседы о будущем. Жизель отбирает у него бразды правления и все делает сама. Именно она помогает нам с Бен Беллой сразу начать простой и конструктивный диалог — ведь мы никогда раньше не встречались.

Он рассказал мне, что был в курсе всех перемещений наших коммандос. Мы находились в ведении полковника освободительной армии, который ему регулярно о нас докладывал.

Бен Белла сказал, что мы с Боллардьером попортили ему немало крови. Боллардьера он знает по Индокитаю, где служил под его командованием, и восхищается им. Он говорит, что ему направляли доклад за докладом о том, что население не оставалось равнодушным к деятельности наших коммандос, основанной на доверии, и особенно тот факт, что мы ночевали прямо в деревнях без охраны.

Бен Белла добавляет:

— К счастью, командование в Алжире не приветствовало тактику Боллардьера. Иначе это могло бы нам повредить. Но у меня недолго сохранялись иллюзии относительно способности французской военной иерархии пойти на такой шаг. А потом, когда еще можно было опасаться, что с вами произойдет «чудо», Боллардьер был вынужден оставить командование, и дальше мы уже могли действовать соответственно обстановке.

Захватывающе интересно слышать эту историю, рассказанную просто, живо и сочно самим великим и скромным Бен Беллой, историческим лидером алжирской революции. Бен Белла говорит нам с Жизель, что полковник освободительной армии, который следовал за нами по пятам, присоединится к нам за кофе.

Несколько минут спустя в небольшую комнату, где мы находились, вошел молодой сухощавый военный с горящим взглядом. Он отсалютовал своему президенту, а затем представился нам с Жизель, но без особой сердечности (память о войне так просто не отпускает).

Дальнейшая беседа довольно незначительна по сравнению с тем, что значит и само его присутствие, и воспоминания, которые нахлынули на всех нас: ведь мы день за днем, в течение долгих месяцев находились, не догадываясь об этом (я, во всяком случае) в нескольких минутах ходьбы друг от друга…

Именно прямая, последовательная и энергичная поддержка генерала Боллардьера позволила нам продолжить нашу деятельность. Военное командование в Алжире относилось с недоверием к этим необычным группам, выполняющим миссии, не вписывающиеся в традиционные задачи вооруженных сил. Существовало опасение, что они могут подорвать официальную стратегию штабов при главной ставке. Но Боллардьер не из тех, кого легко сбить с пути. Разве можно согнуть человека, который 16 июня 1940 г. из маленького порта в Бретани на баркасе отправился в Англию и только там узнал о призыве генерала де Голля из Лондона, на который он сразу же откликнулся.

Социальные сети