Собкор Альманаха Андрей Рыбаков из Севастополя. Изображая жертву

Автор: Рыбаков Андрей Рубрики: Эксклюзив, Россия/СНГ, Фотогалерея Опубликовано: 05-03-2014

Когда «противостояние» в Крыму закончится, а это случится рано или поздно, всем жителям полуострова и окрестностей, равно как и всем остальным, потребуется профессиональная помощь психологов и психиаторов. Готовить для этого специалистов нужно уже сейчас. Пока есть время. Но начать реабилитацию следует с отключения интернета и переходу к трансляции исключительно телеканалов «Культура», Discovery и Animal Planet, сдобрив терапию доброй порцией сериалов про дружбу и любовь. За этот день я лишь сильнее убедился во мнении, что главная проблема крымчан — это их активная гражданская позиция, на которую накладывается еще и деятельность массы политических активистов с редакционными заданиями. Относится это как к российской, так и к украинской стороне.

Симферополь

Начался день в Крыму, как обычно, с сообщения о штурме военной базы в Бельбеке. За короткое время, проведенное в Крыму, я уяснил одно правило, которым хочу поделиться: «любую жуткую информацию, приходящую из региона стоит делить на десять». Причем в итоге все равно получится как в том анекдоте: «Не выиграл, а проиграл, не в преферанс, а в покер…». Продолжение знаете. Впрочем, к Бельбеку я еще вернусь.

На площади у памятника Ленину в Симферополе я заметил немногочисленное скопление людей под флагами Крыма и России, а пару мгновений спустя там возникла потасовка. Подойдя полюбопытствовать, я увидел как прилично одетого человека с разбитым лицом уводит куда-то группа активистов с повязкой «Народная дружина». Дружинники вели себя крайне возбужденно, нечасто им попадаются «бендеровские» провокаторы. 

Взбудораженные граждане увели человека в неизвестном направлении, и только вечером я узнал, что это был Геннадий Балашов, известный украинский предприниматель и блогер. В этой сцене запомнился характерный эпизод. Напротив площади стоял пожилой мужчина, который само действо пропустил, видел лишь, как Балашова уводили активисты и полиция. На вопрос прохожего «что случилось?» он авторитетно заявил, что это «олигарха поймали, так как он предлагал двести тысяч долларов за то, чтобы люди разошлись». Не удивлюсь, если в ленте новостей сегодня прочту заголовок, что украинские олигархи «пытаются купить крымчан».

Вторая новость была растиражирована агентствами и гласила: «Не перешедшие на сторону республики Крым части ВС Украины будут заложены бетонными блоками».

На проверку новость оказалась обычной уткой. Возле В/ч 2320 (это штаб войск береговой обороны Украины) группа политических активистов просто блокировала вход в воинскую часть. Неподалеку во дворе дома 33/10 на улице Крала Маркса маячили «вежливые». Некоторые прохожие, проходя мимо, кричали им «Уходите домой!». Многочисленные журналисты как обычно общались с дружинниками, которые стояли живым щитом перед российскими солдатами.

Пикет у входа в в/ч состоял из пары десятков человек. Люди с флагами Крыма и России заводили кричалку «Беркут! Беркут!», проезжающие мима машины сигналили. Пришли поддержать украинских солдат и местные жители, но их не пропускали пророссийские активисты. То тут, то там вспыхивали перепалки. Стоит сказать, что пророссийские активисты частью были настроенные весьма агрессивно, на моих глазах один из них, выскочив из пикета, сорвал с местного жителя ленточку с цветами украинского флага. Прессу к самому пикету не пропускали местные самооборонщики в камуфляже или спортивных костюмах и в бронежилетах.

Однако узнав, что я из России, сделали исключение.

- Зачем стоите?

- Для предотвращения провокаций!

- Чьих?

- Бенедеровских. Вон стоят – указал он на интеллигентного вида бабушку.

Там же у ворот штаба я познакомился с активисткой крымско-татарской общины. По ее словам, активисты блокировавшие часть, не местные, а их привезли на автобусе. Автобус, действительно, стоял рядом.

- Крымско-татарская община настроена спокойно, мы ничего не боимся, мы хотим мира на Крымской земле.

- А как вы относитесь к российским солдатам в Крыму?

- А как к ним относиться? Вы считаете это нормальным, когда солдаты чужой армии приходят на вашу землю?

- Есть ли у общины какая-то самооборона? Вы боитесь, что вас начнут притеснять?

- Нет, мы хотим мира, никаких отрядов у нас нет.

- Но «хочешь мира, готовься к войне»? Вы ощущаете поддержку от мусульман из других стран?

- Да, если что-то случится, мы готовы дать отпор, и мы знаем, что нам даже не прийдется звать на помощь, мусульмане всего мира нас не оставят в беде.

Пока мы беседовали, к части подъехала колонна с крымскими и российскими флагами, которые автопробегом решили ударить по «лживым СМИ».

Приехавшие активисты потолкались на пятачке у ворот штаба минут 10-15, покричав «Беркут! Беркут!», и двинулись дальше. Украинские солдаты за воротами штаба смотрели на происходящее флегматично. В очередной раз я вижу, как происходящее вокруг воинских частей больше будоражит умы местных политически активных жителей, нежели тех, кого события затрагивают непосредственно.

Да, информация о якобы бетонных блоках, которыми блокировали ворота части, также не подтвердилась. Никаких блоков у ворот мной замечено не было.

Что тут вообще происходит?

Дальше мой путь лежал в город воинской славы Севастополь. По слухам, которые так массово выдают за новости мировые информагентства, у штаба украинского ВМС тоже разворачиваются грандиозные события: местные жители пикетируют вход в штаб, куда прибыл новый главком из Киева, и даже, повторяя опыт майдана, пикетчики принесли к воротам покрышки и деревянные поддоны. 

В автобусе, на котором я ехал в Севастополь, моими попутчиками оказались два французских фрилансера. В Крым они ехали как в зону боевых действий:

- У нас показывают, что здесь вот-вот натурально может начаться война, но на деле мы не понимаем, что тут происходит. Местные ведут себя очень странно, какие-то странные люди, не полицейские, услышав нашу речь, постоянно требуют документы и аккредитацию.

Вспоминая Перевальное, начинаю смеяться, хотя самим ребятам не до смеха. Люди настроены достаточно агрессивно к журналистам, тем более иностранным. Француз говорит:

- Местные слишком серьезно воспринимают российские новости. Мой друг немного говорит по-русски, он учился в институте Патриса Лумумбы, он видел российские новости. Это полная чушь. Все происходящее напоминает эпизод Второй Мировой. Это какая-то странная война. Я бы сказал, это абсурдная война. По-моему, больше паники тут создают местные жители.

Проехали блок-пост на въезде в Севастополь. На посте казаки и местные активисты заглянули внутрь и отпустили с миром. Как метко сказал кто-то из журналистов, здесь «играют в казаки-бендероцы». Все происходящее, действительно, отдавало игрой. Серьезные с виду мужики оделись в новый камуфляж, папахи, и с важным видом досматривают машины в поисках бендеровцев.

Война в Крыму, все в дыму… информационном

В Севастополе я решил получить комментарий в штабе Черноморского флота. Зная всю эту бюрократию и холодность со стороны властей к работе с прессой, особых иллюзий я не испытывал. Однако мне удалось поговорить с офицером пресс-службы флота.

- Что произошло в Бельбеке?

- Провокация. Люди под иностранные камеры решили пройти в охраняемую зону. Стрельнули в воздух, все закончилось. Зачем они пошли туда? Я не понимаю, так как практического смысла в этом демарше не было.

- Как прокомментирует информацию про мобилизацию и что украинские войска близ Перекопа? Якобы там их БТР-ы окапываются?

Мой собеседник смеется.

- Ну и что? Вы слышали, что бывший глава МВД Крыма про мобилизацию сказал?

- Нет.

- «Чтобы нормально армию мобилизовать, ее двадцать лет готовить надо было, а не разворовывать». На Бельбеке, когда туда зашли, из 54-х самолетов только 4 было боеспособных, и то один из них учебный. Какая мобилизация, ей богу, никакой войны не будет.

- А не боитесь терактов? Говорят, что на днях задержали машину с четырьмя центнерами взрывчатки?

- Нет, не думаем, что будут какие-то теракты. А насчет взрывчатки, то ее скорее всего везли для каких-то промышленных нужд, там никакого криминала не было. Если бы хотели доставить взрывчатку, то выбрали бы другой способ.

- Прошла информация, что через Босфор прошли БДК «Ямал» и БДК «Саратов». Это связанно с текущими событиями?

- Нет, Севастополь — это их порт приписки. Корабли возвращаются по ротации. Для выполнения текущих задач у нас сил вполне достаточно. Ладно… я пойду, работы много. Мы с этими событиями уже в штабе ночуем, дом не видим. Удачи!

По дороге к штабу украинских ВМС я разговорился с севастопольцами. Для них происходящее — это просто фон. Военные в городе их давно не пугают и не смущают, а сам город они иначе как территорией России не считают. «Красные паспортины» тут практически у всех. «Я не знаю, что там Киев мутит – говорит мой собеседник – Мы русский город, здесь стоит русский флот, зачем нам Украина?».

Это настроение доминирует в умах севастопольцев. Майдан нарушил привычный ход вещей, люди боятся, что новые власти выгонять Черноморский флот из Крыма и пустят сюда корабли США и НАТО. НАТО тут вообще — это некое абсолютное зло, дьявол в христианской теологии. По мнению многих, во всех бедах региона виноват именно Североатлантический Альянс и Люцифер-США.

У Штаба украинских ВМС происходит нечто абсурдное. Однако, здесь в Крыму, абсурд становится объективной реальностью. Группа активистов в несколько десятков человек стоит с российскими и андреевскими флагами у КПП. На заднем плане маячат «вежливые».

- Что происходит? – спрашиваю я у одного из активистов.

- Все вопросы к бабушкам, - взглядом показывает на группу пожилых женщин.

Подхожу к бабушкам.

- Здравствуйте! Российская пресса. Расскажите, что происходит?

- А паспорт и аккредитацию покажите.

Показываю пресс-карту и паспорт.

- Идите к старшему, мы с вами говорить не будем. Надоели провокаторы, а паспорт я вам любой сделать могу.

- Да нет, парень видно из России, я по акценту чувствую – говорит одна из женщин.

- Ну и что, - парирует другая – В России тоже люди разные.

- А что, провокаторы были?

- Да, пришли, наснимали, потом показали на Украине чушь полную.

- Так что же все-таки происходит?

- Киев прислал своего главкома, он прошел в здание, оттуда не выходит. Мы вышли, чтобы предотвратить насилие, мы не знаем, что у них там в Киеве на уме, что они ему прикажут. Мы их не выбирали там.

- А что он может приказать?

- Ну, стрелять может приказать, может НАТО-вские корабли сюда пустить. НАТО здесь не нужно! У нас есть свой Черноморский флот! Черноморский флот республики Крым! Украинский флот нам здесь не нужен!

Пазл сложился. Что за флот АРК, я так и не понял. Какими силами он располагает, мне так же пояснить никто не смог. Однако последние события стали понятней. 

Заявление об ультиматуме украинским частям давал не Черноморский Флот РФ. Это опровергли и официально и неофициально. Ультиматум, видимо, исходил от командования мифического Черноморского флота АРК. Киев же, который официально сообщил об ультиматуме, видимо, не догадывался о существовании данного «воинского соединения» и трактовал это, как ультиматум от ЧФ РФ. Власти же Крыма, в чье подчинение входит собственный флот, похоже, живут в некоем параллельном мире, о существовании которого в соседние страны сообщить забыли. 

- А солдаты, что у КПП стоят, его пропустили? – показываю в сторону «вежливых».

- Да, они вообще не вмешиваются. Зашли, опечатали оружейную комнату, выставили караул и стоят не вмешиваются. – говорит один из активистов.

У КПП, действительно, стоят поддоны и покрышки, зачем они, я не совсем понимаю. По личному опыту столкновений на Грушевского, их количества хватит от силы на час, если экономить, но против кого? Учитывая, что город наводнен российскими войсками, а в штабе нет оружия и стоят российские солдаты. Зачем? Видимо, просто для красивой картинки.

Вообще, по общению с крымчанами можно писать диссертацию о массовых психозах и психологии жертвы. Они боятся «бандеровцев», НАТО и провокаций. Киев их приетсняет, Крым хочет захватить НАТО, Киев продает их США, их хотят сделать колонией Запада и т.д.

При этом так ничего из ряда вон выходящего не происходит и под рукой нет явных «бендеровцев», но вокруг появилось много журналистов, в том числе иностранных, то фокус ненависти и подозрительности сместился на них. Их регулярно досматривает и допрашивает самооборона и активисты. Крымчане все чаще говорят об информационной войне, которая ведется против них, и в журналистах видят вражеских солдат этой войны. При этом, как отличить своего от чужого, они не знают. Не помогает даже мифическая аккредитация.

Масла в огонь подливают и сами журналисты. Немало журналистов, придерживающихся личной политической позиции, события освещают исходя из своих взглядов. Люди смотрят, что про них пишут и снимают, и им не нравится контекст, в котором их выставляют. Про плюрализм и свободу слова здесь мало кто слышал. В итоге триумвират «бандеровцев, НАТО и провокаторов» отходит на второй план, на первый выходит вражеский солдат с видеокамерой и фотоаппаратом.

Угрожать и бить журналистов тут уже начинают, в первую очередь украинских и иностранных.

 












- Андрей Рыбаков специально для Альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети