Собкор Альманаха Андрей Рыбаков из Крыма. Точка зрения крымских татар

Автор: Рыбаков Андрей Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Россия/СНГ Опубликовано: 08-03-2014


Ситуация в Крыму довольно спокойная, но напряжение по-прежнему витает, и не в воздухе, а в умах людей. Чтобы остудить горячие головы и предотвратить возможные провокации, отряды самообороны и дружины сегодня создает не только русскоязычное население Крыма, но и местное крымско-татарское. О том, что из себя представляют крымско-татарские отряды самообороны, чем они занимаются, а так же о том, какие настроения царят среди крымско-татарского населения, корреспондент альманаха «Искусство Войны» побеседовал с одним из активистов самообороны Русланом.

***

Как давно Вы проживаете в Крыму?

Проживаю в Крыму последние пять лет.

Вы этнический крымский татарин?

Да, до этого жил в России, в Туле.

Как крымско-татарское население Крыма отреагировало на ситуацию с вводом войск? 

Как мне кажется, так же как и большинство жителей всего Крыма, крымско-татарское население отреагировало на это негативно. Мы считаем, что это интервенция, оккупация. Как еще это можно назвать? Крымские татары ощущают себя в первую очередь гражданами Украины. По крайней мере, большая часть крымских татар настроена именно так.

Вы опасаетесь, что если Крым войдет в состав России, то здесь начнутся какие-то притеснения?

Да, нам кажется, что начнутся притеснения, провокации. У крымских татар есть не то что бы неприязнь, но печальное прошлое, связанное с Россией. С Россией как с правопреемницей СССР. 

В связи с вводом российских войск Вы уже ощутили на себе какие-то проблемы?

Пока нет, но общая нервозность дает о себе знать. Пока каких-то серьезных инцидентов не было. Но мы понимаем, что помощи ждать неоткуда. Нужно надеяться только на себя и решать свои проблемы самим.

Появилась ли какая-то подозрительность к крымским татарам со стороны русского и украинского населения полуострова?

Тут двоякая ситуация. С одной стороны, часть населения перестала скрывать свою неприязнь, ненависть к нам прятать. Кто-то начал пропагандировать против нас. С другой стороны, некоторые категории населения, которые к нам раньше симпатий не испытывали, сейчас стали выражать нам поддержку, даже стали проявляться некие панибратские настроения. Не знаю, с чем это связано. Может быть, это желание заручиться поддержкой? Может быть, они ищут союзника в лице крымских татар.

А изменилось ли отношение к крымским татарам в связи с тем, что вы поддержали Майдан?

Да, определенные категории людей, агрессивных, которые резко против Майдана, конечно, стали хуже относиться. Но не только к крымским татарам, они так же относятся и к русским и к украинцам, кто был за Майдан. 

Появились ли у вас отряды самообороны? Или отряды людей, которые в случае негативного сценария развития событий, готовятся защищать свои семьи и имущество?

Крымские татары активизировались, но я не называл бы это отрядами самообороны. Это скорее «народные дружины». Это просто группы местных жителей, которые каждую ночь выходят на дежурства в своем районе, деревне, зоне компактного проживания. Группы патрулируют свои районы, есть дежурные, закрепленные за своими улицами и домами. Патрулируют ночами. С позднего вечера до утра. Группы невооружены. У них нет оружия, дубинок. Это просто обычные граждане.

Вы лично состоите в такой группе?

Как местный житель, я живу в Симферополе и участвую в подобных дежурствах. 

Какова численность групп? 

Везде по-разному. Зависит от количества проживающих и их сознательности. Где-то люди более сознательные — там группы большие, где то нет — там группы меньше. Бывает, что всего два-три человека дежурит. 

А есть ли между группами какая-то координация? Общее руководство? 

Есть, конечно, руководство. Выбираются старший по улице, по району. Человек, который координирует группы, составляет списки дежурных, какие-то советы и рекомендации дает. Сверху никого не назначают. Это полностью инициатива снизу. Меджлис здесь никаким образом не влияет.

Каковы основные задачи этих групп? На что в ходе патрулирования они обращают внимание и как реагируют?

Понятно, что цели самообороны — не защита нас от российских военных. Задача — предотвратить возможные провокации. Ясно, что если придут люди с оружием, то остановить их с голыми руками мы не сможем. В первую очередь, мы предотвращаем провокации. В первое время были попытки надписи какие то оставлять, разбить памятники. Хулиганство и попытки нападения.

Какого рода надписи оставляют?

Надписи они и до этого, честно говоря, были. Как правило пишут: «Татары, вон из Крыма!». И разные фашистские лозунги и символику.

Вы как-то взаимодействуете с официальными властями, с милицией? Как власть и милиция реагирует на вашу инициативу?

Они в курсе существования таких дружин, но я, честно говоря, не понимаю, как они могут реагировать. Как милиция может этому противодействовать? Мы не нарушаем законы. Кто мне может запретить находиться на собственной улице ночью? Пусть даже в составе трех человек.

У дружин есть уже какие-то результаты работы? Может быть кого-то задержали или предотвратили провокации?

Скажу только за свой район, слава Богу и к счастью, провокаций или не было, или их предотвращали просто самим фактом присутствия дружины на улице. Такого еще не было, чтобы мы с кем-то столкнулись лицом к лицу. Сейчас все спокойно. 

А о других районах у вас есть информация?

Есть неподтвержденная информация, что избивали семьи в степных районах, где мало людей и некому было быстро помочь.

Насколько религиозно крымско-татарское население Крыма? 

В большинстве своем, если они и религиозны, то не ортодоксальны. Про русских тоже можно сказать, что они православны, но при этом они не радикальны и не фанатики. Есть у нас определенная категория людей, но я бы не назвал их радикальными. Они просто более религиозны, не полностью светские. Какого-то давления на светских людей со стороны религиозных в нашей общине я не видел.

Есть ли среди крымско-татарского населения последователи салафизма или других радикальных течений ислама?

Да, есть таковые. И не только среди крымско-татарского населения, но много и русских, принявших ислам, и даже евреи есть. Община у них большая в Симферополе.

Как повлияли события на религиозную часть крымско-татарского населения? Они призывают более жестко отстаивать свои интересы или все же пытаться договориться? 

Последние события сплотили общину. Здесь уже религиозный контекст не так ярко выражен. Но позиция больше миролюбивая. Слава Богу, большая часть крымско-татарского населения понимает, что мы находимся в достаточно сложном положении. Нам нужно выжидать, не реагировать на попытки провокаций. Все выходки со стороны нашей молодежи пресекаются старшими. Молодежь, она, сами понимаете, наиболее радикально-активная. Мудрость старших пока позволяет это сдерживать.

Известно, что среди крымских татар были люди, которые прошли войну в Чечне, Дагестане, сейчас воюют в Сирии против Асада. Есть ли вероятность того, что эти люди прибудут в Крым и попробуют начать здесь джихад?

Не думаю, что это возможно. Такие люди если и есть, то их не очень много. Крымские татары не вайнахи, где практически в каждой семье есть кадровые военные. Мы — не воинственный народ.

На днях объявили о переносе референдума на 16 марта. На референдуме будет стоять вопрос о присоединении Крыма к России. Как крымско-татарское население на это отреагировало? Как будет голосовать?

Новость появилась недавно. Некоторые вообще об этом или не знают, или только что узнали. Однозначной реакции пока нет.

Каким вы видите статус Крыма? Независимое государство? Автономная часть Украины или часть Российской Федерации?

Я могу говорить только за себя. Лично я хотел бы остаться в составе Украины по ряду причин. Прежде всего, я — хоть и гражданин России, не понимаю, на каком основании Крым может находиться в составе России чисто экономически. Крым — это полуостров, который во всем зависит от Украины: от поставок воды, электричества, газа, нефти, транспортных развязок. Если он будет в изоляции, отдельным субъектом Российской Федерации, то как будут решаться эти проблемы? На плечи России ляжет масса обязательств. Необходимо будет доставлять на полуостров практически все. И все с той же территории Украины.

Появляется информация, что российские представители хотят, что называется, купить крымско-татарскую общину, завалить ее деньгами по примеру Чечни, и в обмен получить лояльность. Насколько вам кажется это реальным?

Да, Меджлису поступали такие предложения и неоднократно. Предлагают дать посты в будущем правительстве, профинансировать, решить все вопросы, которые уже долгие годы остаются открытыми. Насколько я знаю, все эти предложения Меджлисом были отвергнуты. Мы придерживаемся прежней позиции, что нынешняя власть в Крыму нелегитимна и что Крым — это часть территории Украины.

Если, не дай Бог, начнется какое-то вооруженное противостояние, крымские татары готовы взяться за оружие?

Мне кажется, что как и любой гражданин Украины, мы вынуждены будем отстаивать свою страну. Есть информация, что после голосования в Раде Крыма о присоединении полуострова к РФ, заместитель председателя Совета министров Крыма Рустам Темиргалиев заявил, что украинские части на территории Крыма являются оккупантами. Мне кажется, вопрос тут уже исчерпан. 

Крымские татары ощущают какую-то поддержку от своих единоверцев из Турции? 

Пока только в виде официальных заявлений. Главнокомандующий ВМФ Турции заявил, что в случае чего, он поддержит, но насколько это реалистично — я не знаю. Турция — часть НАТО, и самостоятельно такие решения не принимает. Явной поддержки мы пока не ощущаем.

Вы, как представитель крымско-татарского народа, чтобы хотели сказать российскому читателю?

В первую очередь, я призываю не доверять всецело российским СМИ. Сейчас все столкнулись с тотальной ложью и промыванием мозгов со стороны российского телевидения. Я призываю вас рассматривать как можно больше точек зрения и получать информацию из разных источников. Нельзя огульно всех обвинять в фашизме и называть людей оккупантами.

- Андрей Рыбаков специально для Альманаха "Искусство Войны"

Социальные сети