Судьба за шесть тысяч рупий

Автор: Пахомов Евгений Рубрики: Афганистан Опубликовано: 25-06-2012




Сабли, охотничьи ружья, штурмовые винтовки, калашниковы - пакистано-афганское пограничье вот уже третий век самый неподконтрольный рынок оружия

Оружейные рынки на северо-западе Пакистана - в той самой Зоне племен, которой никакой закон, кроме собственного, не писан,- эксперты давно считают термометром: с его помощью знатоки замеряют температуру в соседнем Афганистане. По тому, какой здесь спрос на оружие и на какие именно его виды, можно судить о том, что творится в регионе, где далеко не все на виду.

Сколько оружия производится в здешних кустарных мастерских, сколько свозят сюда трофеев с полей афганских сражений,- словом, сколько автоматов, винтовок и пулеметов переходит из рук в руки на местных базарах, не знает никто. Официальная пакистанская статистика, как говорится, безмолвствует. По данным разных неправительственных организаций, счет оружейных лавок идет на тысячи, а мастерских - на сотни. Сколько оружия утекает обратно в Афганистан, границу с которым не признают местные горцы, подсчитать невозможно. Что касается Пакистана, то здешних мощностей оказалось достаточно, чтобы превратить его в одну из самых вооруженных в пересчете на душу населения стран мира: на руках 20 млн стволов (от пистолетов до автоматов с пулеметами), половина из которых нелегальна.

Сейчас в этих краях ждут открытия маршрутов по доставке грузов для войск НАТО в Афганистане, не переставая мечтать о том, чтобы они оттуда ушли навсегда. Противоречия тут никакого: если грузовики вновь поползут через Хайберское ущелье в Афганистан, то у местных горцев появится стабильный доход - за караванами всегда идут покупатели. Если НАТО уйдет, наступит пусть не мир, но спокойствие, и тогда торговцы на местных базарах смогут развернуться совсем всерьез.

Жители Хайберского прохода - самого удобного пути в Афганистан от порта Карачи - издревле живут этой дорогой. Когда-то здесь тянулись бесконечные караваны верблюдов с тюками. Горцы Хайбера их иногда защищали - понятно, за плату, иногда грабили, а главное - торговали со всеми: врагами и друзьями, защитниками и захватчиками. "Хайберский торг никогда не спит!" - писал Киплинг.

Когда в 2001-м НАТО начало военную операцию в Афганистане, по этим дорогам потянулись караваны грузовиков с тыловым обеспечением для международного контингента. Но в ноябре прошлого года, после обострения отношений с американцами, Пакистан закрыл этот путь, и с тех пор Вашингтон убеждает открыть его вновь. Вопрос стратегический: вскоре начнется вывод западных войск из Афганистана и трудно представить, как эвакуировать военных и оборудование без этой дороги.

Эту винтовку М-4 привезли из Афганистана. Цена под стать риску поставщика - за 2000 долларов Фото: Евгений Пахомов, Коммерсантъ
Чем ближе срок вывода очередного контингента из Афганистана, тем больше мечтают в Хайбере о том, как вернуть на местные базары покупателей, которых порядком распугали война и теракты. Это серьезный удар по экономике края: необыкновенно колоритные базары в Северо-Западном Пакистане - не только образ жизни, но основа экономики региона. Самый знаменитый из них начинается прямо за Пешаваром - столицей провинции Хайбер-Пахтунхва, там, где берет начало Зона племен. Этот рынок тянется на километры до входа в Хайберский проход и напоминает город со своими законами, жителями, кварталами и совершенно невероятными товарами. Помню, как я поразился, впервые увидев квартал гробовщиков: вдоль пыльной дороги рядами, словно солдаты навытяжку, стояли роты, даже батальоны гробов. Простых и лакированных, с окошечками и без. Посреди этого "магазина" степенно пили чай старики, играли дети - словом, текла обычная жизнь. Как выяснилось, спрос на гробы вырос, когда афганские беженцы, осевшие здесь еще во время советского присутствия в Афганистане (некоторым лагерям по 30 лет), целыми семьями потянулись обратно и стали вывозить "домой" и своих покойников. Ну и понятно, война не дремлет: боевые действия в Афганистане и приграничных территориях Пакистана стимулирует спрос.

Само собой, продают здесь не только гробы, но и вообще что угодно, вплоть до гашиша и героина. Но большинство пакистанцев приезжают на эту границу за обычными вещами - посудой, одеждой, бытовыми приборами. Здесь цены пониже (горцы не платят налогов - на племенных территориях пакистанские законы не действуют), а контрабанду в этих краях преступлением никогда не считали.

Но самые знаменитые кварталы на здешних рынках - те, где торгуют оружием. Отношение у горцев-пуштунов к оружию трепетное: каждый мужчина в этих горах знает, как пользоваться всем, от кинжала до автомата. Центром торговли считается поселок Дарра Адамхэль. Там еще в XIX веке появился рынок, где торговали оружием на любой вкус - от персидских сабель до трофейных английских винтовок. А затем возникли и свои оружейники - начали с копирования британского оружия, которым были снабжены солдаты-сипаи, да так и не смогли остановиться. Теперь целые семейные кланы специализируются на "серийном выпуске" пистолетов, автоматов, карабинов. В 1980-е годы освоили кустарное производство автоматов Калашникова, они и по сей день самый популярный товар.

Впрочем, оружейные лавки можно найти практически на любом пуштунском рынке. Официально за пределами Зоны племен такой бизнес должен строго лицензироваться и ограничиваться. Но на деле купить можно все и лицензии у вас никто не спросит. На один из таких рынков, к северу от Пешавара, меня привезли знакомые пакистанские журналисты. Сначала дело не клеилось: владельцы лавочек с иностранцем говорить не хотели и отказывались фотографироваться. Это понятно: Пакистан и так обвиняют в недостаточном усердии в борьбе с терроризмом, а тут еще и автоматы на продажу. Вот власти и объявляют о новых ограничениях и запретах на свободную торговлю оружием.

Мы бродили между лавками, стены которых увешаны ружьями и автоматами, но везде встречали отказ. Я уж хотел возвращаться, но помог случай. В одной из лавок хозяин чистил старинную саблю. "Древняя?" "При Моголах делали!" - со значением ответил он. Я понял, что попал на человека, страстно любящего старинное оружие. Разговорились. Он пригласил зайти. В лавке этого человека, назовем его для конспирации Мухаммедом, оказалась целая экспозиция старых английских револьверов и пистолетов, даже британский автомат времен Второй мировой. Что касается сабель с кинжалами, то ими были забито несколько ящиков.

Рядом послышалась стрельба. "Не волнуйтесь, это клиенты оружие пробуют",- заверил хозяин. Он обстоятельно объяснил, почему в торговле пистолетами и автоматами он не видит ничего преступного. "Зачем эти запреты? Талибы здесь появились не потому, что мы торгуем оружием. Талибов создали проблемы Афганистана, а эти проблемы принесли вы, русские, и теперь вот американцы, которые пришли следом!"

Горцы держатся за свой образ жизни и не считают, что право на автомат кому-то мешает. Мой собеседник с ностальгией вспоминает времена, когда в Пакистан приезжало много западных туристов, в том числе и коллекционеры, искавшие конкретные модели оружия. "У нас все можно купить",- говорил Мухаммед и доставал им диковинки. Увы, вот уж более 10 лет интурист в Зону племен не ездит.

Пока мы беседуем, помощник Мухаммеда чистит пистолет, в котором я узнаю знаменитый маузер. Затем берется за револьверы. Но куда больше этих раритетов меня занимают автоматы - их целая витрина. "Самые дорогие калашниковы - советские, до 500 долларов,- разъясняет хозяин,- есть китайские, подешевле, и самые дешевые - кустарные, из Зоны племен. Долларов за 100-150 можно купить".

Пистолеты стоят и вовсе дешево. Маленький, похожий на дамский, тут же предлагают за 6 тысяч рупий (около 65 долларов). "У нас говорят: ваше оружие - это ваша судьба. Купите - недорого!"

Пистолеты были по цене от 5 тысяч (какие-то совсем кустарные на вид) до 20 тысяч (эти похожи на Макарова). В банках из-под конфет оказались россыпи патронов (от 20 рупий за штуку). Целый ряд - охотничьи ружья, в том числе копии известных западных марок. Но главный сюрприз Мухаммед оставил на закуску. Это военные трофеи, которые сегодня, как и встарь, достаются оружейным торговцам. Два пистолета "Беретта", а также американская винтовка М-4 - таким оружием, как он объяснил, в войсках НАТО обеспечиваются спецназовцы. "Из Афганистана принесли",- сказал он, не вдаваясь в подробности. Такая винтовка стоит более 200 тысяч рупий, дорого, но престижно.

В местных лавках есть и "обычные" М-16 - ими тут уже никого не удивить. Можно купить комплекты униформы западных войск, ремни, каски. Это трофеи уже нового этапа афганской войны. В принципе, по ассортименту, от М-16 до маузера, этих оружейных лавок можно составить исчерпывающее представление о том, кто пытался завоевать Афганистан.

Это мое замечание, похоже, производит впечатление на хозяина: Мухаммед даже разрешает сделать несколько снимков его лавки. Но с условием, чтобы лица не были узнаваемы: "А то у меня могут быть неприятности".

Под конец нашей встречи он решительно отодвинул в сторону оружие и достал из ящика какие-то старинные часы: "Посмотрите, какой механизм!" Важно было на прощание показать, что разбирается он не только в пистолетах и пулеметах.


Евгений Пахомов, корр. "РИА Новости" в Индии и Пакистане
Журнал "Огонек", №25 (5234), 25.06.2012

Социальные сети