Разгром в мясобойне

Автор: Лемми Хьюв Рубрики: Переводы, Ближний Восток Опубликовано: 14-12-2012

Ракета, стремительно летящая над твоей головой, всего несколько часов назад была пропущена через фильтр в инстаграме. Пока ты наблюдаешь за тем, как она исчезает из виду за жилым домом напротив, какой-то юный новобранец снимает ее на видео, чтобы меньше чем через час сжать этот ролик и загрузить его на YouTube. Еще до наступления сегодняшней ночи этот взрыв, который только что сотряс твой район – в одном из самых густонаселенных мест на земле – соберет более 8 тысяч лайков на фейсбуке. Добро пожаловать в Газа-сити.

Опосредованная эстетика войны всегда находилась на тонкой грани между банальностью и героизмом, пытаясь оправдать – верно или ошибочно – убийство пожилых и молодых, одновременно во всех случаях не умея по настоящему передать всю глубину и мимолетность момента, когда государство решает отобрать человеческую жизнь – снова и снова и снова – и так тысячи раз подряд. Но точно так же, как война – это вечный двигатель технологического развития, она остается лабораторией для подлинной проверки возможности создания высокотехнологичного изображения – в частности, способности того или иного государства сделать представление предельно открытым и одновременно вселить в тебя чувство безопасности, счастья и спокойствия от вида плоти, отрываемой от твоего имени от руки или ноги. Цель пропаганды – синтезировать сообщество; сообщество, которое способно защищать и исключать, а, следовательно, стоит принесенных жертв. 

Последняя атака на Газу – вероятно, одна из первых проверок способности социальных сетей постичь и опосредовать войну в общепринятых пределах – или на грани допустимого – для западного общества. Здесь мы видим новейшую эстетику; гибрид сетевой технологии, теории социальных сетей и визуального режима, которые расположились вокруг глубоко укоренившихся, консервативных брендинговых техник. Мы представили себе футуристическую (то есть современную) войну, которая проводится согласно принципам наших гиперактивных юных фантазий, но, вероятно, нам следовало предсказать, что Война 2.0 будет гораздо больше похожа на ранние наброски рекламной кампании обуви или схемы скидок по членской карте сетевой кофейни, чем на “Звездный десант”.

Не так уж и удивительно, что Армия обороны Израиля (IDF) с готовностью мобилизует новые социальные медиа-стратегии и в качестве оружия, и для представления войны. История IDF на Оккупированных территориях всегда была инновационной и смещала топологию конфликта. Многие годы IDF обучала своих офицеров материковой философии, становясь первопроходцами в том, что можно эвфемистично назвать “прикладной радикальной теорией” – анализирует Эйял Вейзман в своем исследовании израильской “архитектуры оккупации” под названием “Полая земля”. По мере того как уличный бой становился для IDF невозможен, она разработала тактику “инфестации”, перемещаясь по городскому ландшафту, проламываясь сквозь дома и перенося войну с улицы в домашнюю сферу, “проходя сквозь стены”.

Следуя этой же логике, когда Израиль вывел оккупационные наземные силы из Газы в 2005-м, он был вынужден установить территориальный контроль с воздуха – процесс, известный как “невидимая оккупация”. “География оккупации, таким образом, совершила поворот на 90°: воображаемый ‘Восток’ – экзотический объект колонизации – больше не был за горизонтом, а – под вертикальной тиранией западной военно-воздушной цивилизации, которая удаленно управляла своими наиболее совершенными и технологичными платформами, датчиками и вооружениями в пространствах над землей”. (Эйял Вейзман, “Полая земля”, стр. 237, Verso 2007)

Преобразование территориального контроля сегодня входит в новую топографию – продолжение исторической “пропагандистской войны”: онлайн-контроль за сетевым пространством. IDF проводила всеобъемлющую кампанию в социальных сетях с первых этапов новой атаки, объявив на твиттере об убийстве военачальника Хамаса Ахмеда Джабари и в течение минут дополнив это видеороликом его целенаправленной ликвидации. Затем – по ходу кампании – последовали поэтапные апдейты, включая статистику ракетных ударов, израильских операций и “предупреждений” палестинским мирным жителям “держаться подальше” от оперативников Хамаса для своей же собственной безопасности.

Комплексная кампания в социальных сетях проводилась одновременно на нескольких платформах, с аккаунтами на разнообразных сайтах – от твиттера и фейсбука до пинтереста и инстраграма. Фотографии, публикуемые на инстаграме, и инфографика, выпускаемая на нескольких платформах, формируют основу бренда IDF; обладая легко узнаваемой визуальной темой и согласованным с брендом повествованием, они воссоздают городской конфликт и оккупацию в новом масштабе потребления.

В противовес идеям футуристической, дегуманизированной войны, инстаграмы IDF в обработке различными фильтрами типа “ретро” и “расплывчатый фокус”, служат двойной цели. Перваяцельэтоисториоризация. Так же как хипстаматик буквально фильтрует современное состояние через линзу 60-х и 70-х, использование ретро-фильтров изымает изображения теперешней IDF из их контекста текущей кампании блокады и воздушного нападения и переформатирует их как часть истории основания Израиля. Эти фотографии не будут оцениваться наравне с крупнозернистыми видео, снятыми на телефонные камеры, на которых видно извлекаемые из-под развалин тела, с пропагандой Хамас на форумах и каналах youtube, или материалами Аль-Джазиры о том, как лидер Хамаса Исмаил Хания и египетский президент Мухаммед Мурси посещали в госпитале раненых палестинцев. Напротив, вызываемые в памяти исторические образы относятся к конфликтам, которые уже были морально оправданы – например, к арабо-израильской войне 1948 года, шестидневной войне и войне Судного дня. Содержание помещается в контекст формой, таким образом, представляя собой исторический и этический аргумент, национальную историю, настолько интуитивно убедительную, как яблочный пирог или “дух Блица”.

Наложение однотонного фильтра имеет такой же эффект, как и при его неоднократном использовании на всех фотографиях лидеров Хамас (ЛИКВИДИРОВАН), изображении ракетных установок в кроваво-красных тонах и т.д. Фигуры удаляются из их современного окружения посредством обесцвечивания сочной реальности, в которой они существуют. Запутанная политическая история, которая осложняет отношения между израильским и палестинским народами, перечеркивается; их образы изымаются из конфликта, из визуальной полемики, и всасываются повествованием брендинговой кампании. Визуальный фильтр, который применяется единообразно, может творить чудеса, сводя несопоставимые, оспариваемые образы в единое повествование.

Во-вторых, использование коммерчески доступных фильтров инстаграма имитирует визуальную культуру, которая нравится большинству его аудитории, создавая образы, которые легко попадают в новостную ленту, делая естественным содержание. “Это фотографии, которые делал бы ты, если бы служил в IDF, - говорит эстетика, - мы – совсем как ты, и эти военные решения принимал бы и ты, если бы оказался в нашей ситуации”. Эта эстетика идет еще дальше, включая некое обещание желанного стиля жизни – невыносимо красивые юные солдаты, которые в перерывах от службы прекрасно проводят время. Это играющие вооруженные силы, в представлении Вольфганга Тиллманса и журнала “BUTT”, находящихся за миллионы миль от оккупационных сил. Образы вписываются в основополагающий миф о нации, точно так же как рекламные кампании Ральф Лоран олицетворяют собственный воображаемый образ буржуазной англо-саксонской Америки.

Создавая эстетическую равноценность с брендами, рекламе которых они подражают – с точки зрения идеальных тел, объектов “неподвластных времени” и т.д. – IDF становится так же легко влиться в портфолио персональных брендов потребителя, как и этим брендам. Залайкать и расшарить визуальный материал IDF теперь не более проблематично, чем расшарить понравившуюся тебе кампанию “Nike” – это не вопрос политики – тем более этики, – а просто еще одна составляющая конструирования своего онлайн-образа. Аналог этой брендинговой техники, которая зеркально отражается в кампании IDF, можно видеть в предвыборной кампании Обамы, в которой графический стиль ненасыщенных цветами фото, пропущенных через цветовые фильтры, и увесистых, классически-современных шрифтов sans-serif, соединялся с сентиментальной тематикой. Расстояние между политическим образом, образом потребителя и персональным профилем сокращается до предела, пока их становится невозможно различить.

Как и множество других современных брендов, относящихся к стилю жизни, IDF перемещает фокус создания образа от своего собственного персонала к потребителю: в этом случае – к военным, резервистам и сторонникам IDF. Контент агрегируется отдельными людьми и попадает в социальные сети целевой аудитории. По большому счету, это усовершенствованная форма бренд-менеджмента для такого крупного учреждения; она демонстрирует желание доверять своей аудитории, позволяя ей определять бренд и делая IDF-грам одной из первых проводимых толпой кампаний пропаганды для государственных вооруженных сил, а также кампанией, тождественность которой еще более переплетается с личностью военнослужащих и сторонников IDF, подражая движению модных и стилевых брендов в сторону кампаний, направляемых потребителями.

Здесь IDF становится аватаром сугубо западной потребительской индивидуальности. Расстояние между нашими жизнями и жизнями тех мужчин и женщин, которые воюют в составе IDF, становится еще более узким и сжатым; сокращая это расстояние, зернистые и пиксельные фото палестинского объекта становятся более удаленными. Это кампания IDF за контроль над виртуальной средой, нанизывающая своеобразность своего бренда на островки человеческого онлайн-взаимодействия, таким образом, пытаясь занять большую часть рынка геополитической преданности. Однако IDF – это не стилевой бренд, а составляющая военной машины; образы опосредуют не онлайн-взаимодействие, а бойню, в которой создаются трупы, а эстетизация затмевает динамику доподлинной человеческой цены войны. Онлайн-идеология разворачивается в настоящей жизни. Газа существует как разгромленная мясобойня.

***

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригинал - http://thenewinquiry.com

Социальные сети