Ситуация в ДР Конго из первых уст. Интервью с Министром обороны Руанды

Автор: nekto_ypu Рубрики: Интервью, Африка, Переводы Опубликовано: 10-09-2012


***


Конголезская власть вызвала недавнюю международную шумиху по предполагаемой связи Руанды с мятежниками M23. Какова роль президента Кабилы? Почему все это происходило настолько быстро? Действительно ли армия Руанды (Rwanda Defense Forces, RDF) сопоставима с бельгийской армией? Вы будете удивлены после прочтения последнего интервью Министра обороны Руанды, генерала Джеймса Кабаребе (James Kabarebe). В интервью бельгийской журналистке Колетт Брекман (Colette Braeckman) генерал говорит обо всём этом.

*** 

ВОПРОС: Накануне выборов в Конго прошлой осенью, Вы сказали, что, если бы могли помочь стране стать более устойчивой, Вы сделали бы это. Учитывая текущую ситуацию, что пошло не так, как надо?

Дж. КАБАРЕБЕ: Это не только накануне выборов мы пытались помочь Конго. В 2009 мы попытались решить проблему «Национального конгресса народной обороны» (CNDP, Congrès national pour la défense du peuple), что привело к аресту генерала Лорана Нкунды (Laurent Nkunda) и ограничению многих других вооружённых групп – Pareco (Конголезское Патриотическое Сопротивление), Mai-Mai Kifwawa, Mai-Mai Nakabaka, FRC … Все они были в конечном счете объединены в правительственную армию. С тех пор мы восстановили дипломатические отношения с Конго, наши президенты встретились несколько раз. Это было положительное развитие, которое удивило всех, включая нас.

Что произошло далее? Этот вопрос мы также задаем сами, и не можем ответить. Но некоторые люди, особенно на Западе, решили спрашивать только с Руанды о том, что происходит в ДРК.

После выборов президент Кабила был подвергнут давлению международным сообществом, требующим ареста генерала Боско Нтаганды (Bosco Ntaganda), который разыскивается Международным Уголовным Судом. Было в то время некое соглашение между Киншасой и Кигали, чтобы избавиться от генерала и заменить его?

Именно тогда начался беспорядок. Для понимания ситуации мы должны вернуться к соглашениям 2009 года и помнить, что даже после выборов в Конго и до апреля 2012, не было никакой проблемы. В 2009 мы помогли решить проблему CNDP, поддерживая интеграцию ее солдат в правительственную армию, точно также для Pareco, Mai-Mai Kifwawa и дюжины других групп. Но после этого, управление этой ситуацией должно было стать ответственностью самих конголезцев …

CNDP был интегрирован в результате соглашения в Найроби под наблюдением президентов Обасанджо (Olusegun Obasanjo, президент Нигерии) и Мкапа (Benjamin William Mkapa, президент Танзании). Руанда способствовала этому соглашению, которое на три года помогло умиротворить восточное Конго. Но сегодня интеграция этих сил потерпела неудачу. Эта неудача не ошибка Руанды, но это происходит из-за неумелого руководства военного интеграционного процесса.

Что произошло в течение года? 

В декабре, после выборов, президент Кабила послал посла по особым поручениям в Кигали, в сопровождении с несколькими солдатами. Советник президента, погибший Катумба Мванке (Katumba Mwanke), доставил послание, включающее четыре пункта: первый - президент Кабила искал поддержку Руанды, чтобы переправить солдат руандийского происхождения, которые базировались в восточном Конго в другие области. Он также хотел иметь нашу поддержку, поскольку запад затребовал арест генерала Боско Нтаганды. После достижения первых двух пунктов мы планировали провести объединенные операции, чтобы нейтрализовать мятежников «Демократических Сил Освобождения Руанды» (Forces Démocratiques de Libération du Rwanda, FDLR). И наконец, после совместной успешной работы над предыдущими пунктами, мы усилили бы экономическое сотрудничество между нашими двумя странами, продолжив несколько незаконченных проектов.

Делегация сказала нам, что солдаты-руандийцы отказались развёртываться за пределами Киву, и надеялась, что мы будем в состоянии убедить их, учитывая наши исторические отношения не только с бывшими солдатами CNDP, но также и с другими конголезскими чиновниками.

Согласно делегатам, эти солдаты отказались передвигаться в другие части страны, потому что Боско Нтаганда запретил им … Как обычно, мы предложили свою помощь, даже если моё личное мнение состояло в том, что такие проблемы должны быть решены на национальном уровне.

Относительно Нтаганды нужно напомнить, что международное сообщество, которое потребовало его арест, имело миротворческие силы ООН численностью 20,000 человек с танками, вертолетами, спецназом – силу, расположенную в том числе и в городе Гома, рядом с Боско. Вместе офицеры играли в теннис, они часто посещали те же самые клубы, те же самые бары и рестораны. Почему они не могли взять на себя ответственность за его арест, почему они просят, чтобы мы сделали это? Мы пояснили, что арест не является нашей ответственностью так, как он был конголезским офицером, очень близким к президенту Кабиле, с которым они осуществили деловое сотрудничество. Вы помните историю самолета с грузом золота, перехваченного в Гома? Очень высокие конголезцы были вовлечены в это дело. Нтаганда больше не находился под нашим контролем …

Члены делегации нам сказали, что они арестуют Боско, но не отдадут его МУС. Это было 5-ого февраля, и делегация возвратилась в Киншасу. Спустя два дня после этого Мванке Катумба лишился жизни в авиакатастрофе в Букаву.

В конце марта, президент Кабила послал другую делегацию в Кигали, возглавляемого главой службы безопасности, Калев Мутондом (KalevMutond), полковником Жан-Клодом Яв (Yav Jean-Claude) и другими. Они все еще хотели получить нашу помощь, потому что, по их словам, не могли решить проблемы Востока без нашей поддержки. Какой поддержки? Они настаивали, что Боско Нтаганда блокировал перевозку солдат-руандийцев в стране.

Мы предложили провести встречу, в которой бы участвовал Нтаганда и во время которой мы бы попытались убедить его позволить военным быть развернутыми за пределами Киву.

Встреча была установлена на 8 апреля, когда мы ожидали этих господ, но они прибыли без Нтаганды, потому что распространился слух, что правительства Руанды и Конго готовились арестовать его. Напуганный, он отказался приезжать. Конголезцы прибыли с тремя офицерами: полковником Султани Макенгой (Sultani Makenga), полковником Фаустином Мухиндо (Faustin Muhindo) и полковником Инносентом Зимуриндой (Innocent Zimurinda). Встреча, как и предполагалось, должна была убедить Нтаганду, но он отсутствовал.

«Он исчез предыдущей ночью с 200 своими солдатами за пределы Гома … Возможно, он был в своих угодьях в Масиси (Masisi) …».

Я тогда указал, что, если Боско больше там нет, он не может предотвратить развертывание его офицеров - проблема решена …» Мне сказали, что фактически проблема ещё есть, и именно поэтому эти три офицера были здесь. Мы слушали своих собеседников, с желанием помочь ДРК в дружественной, братской манере.

Важность этой встречи, 8 апреля, состоит в том, что она стала встречей упущенной возможности. Обозначила поворотный момент всего, что произойдет позже в Конго. Если бы наши собеседники выслушали совет, который мы дали им в тот день, то ситуация стала бы другой. Эта дата крайне важна потому, что на этой встрече мы услышали государственных чиновников, включая Калева и полковника Ява. Они обвинили офицеров-руандийцев в отказе быть развернутыми в другом месте в стране, от того, чтобы не быть частью системы … Калев объяснил, что президент был полон решимости защитить Боско Нтаганду, и не передавать его МУС, а направить в конголезские суды.

Далее отвечали гости, они подняли столько вопросов, что я слушал их не перебивая много времени. Три офицера-руандийца пояснили: «Не Боско останавливает нас, но существуют много проблем, содержавших в соглашение 2009 года, и которые не были осуществлены. Перед нашим развертыванием в других частях Конго, необходимо было восстановить безопасность в Киву, решить проблему FDLR, позволить нашим родителям, которые долгое время жили в лагерях беженцев в Руанде, возвратиться домой». Они добавили: «Наша интеграция никогда не была полной, нам платили по-другому, чем остальным, мы получили звания, но они никогда не подтверждались Приказом, и когда-то мы могли бы быть изгнаны из армии». Эти офицеры сталкивались с сегрегацией, изгнанием, будучи расцененными как второразрядные вооруженные силы …

Они упомянули, что более 50 их товарищей, которые были отправлены в Дунгу (Dungu) в Восточной провинции, были убиты однажды ночью, и что правительство не проводило расследования. Они назвали имя человека, ответственного за смертельные случаи, этот полковник все еще на службе …

«Мы были интегрированы конечно, но мы все еще расстроены. Мы были готовы способствовать миру в Киву, но нас не поддержали: мы испытаем недостаток в транспортировке, коммуникациях, транспортных средствах, деньгах. Нет ничего! И как нам проводить операции против FDLR и других вооруженных групп?»

«И даже когда мы начинаем эти операции, FDLR информируют заранее люди из правительства, они передают им сведения».

Было столько жалоб, что я не могу вспомнить их всех. Я тогда говорил с Калевом, спрашивая, знал ли он все это. Он ответил, что слышал это много раз, что он часто говорил об этом с президентом, но ничего не делается!

Я тогда спросил, как можно выйти из этой ситуации. Они повторили, что не могут быть развернутыми за пределами Киву. Вторые сказали, что правительство не будет терпеть недисциплинированность, и они должны уехать. Я тогда предупредил государственных чиновников, что это будет взрывом, они должны найти решения прежде, чем будет слишком поздно.

Поскольку я знаю очень хорошо ситуацию в Киву, я знаю всех там, я пришел к заключению, что ситуация на грани войны. Я сказал, что этого нужно избежать любой ценой и что, если они хотят помощь, мы готовы помочь найти решение. Война, мы сказали, затронет всех - конголезское население, Руанду. С нашей точки зрения, если война полыхнёт - FDLR вернёт территорию.

В то же самое время, 8 апреля, пока мы искали мирное решение, конголезское правительство послало большую группу войск в Гома, с ракетными пусковыми установками, танками T-52, боевыми вертолетами. Гома внезапно был сильно милитаризован. И когда мы с Калев и Явом пытались решить проблемы мирно, Начальник штаба, генерал Дидье Этумба (Didier Etumba) и глава наземных войск «Танго» Габриэль Амиси (Gabriel Amisi), появились в Гома, чтобы усилить военное присутствие. Мы повторяли, что военный выбор не был лучшим, но они продолжали.

Это то время, когда офицеры начали покидать свои подразделения, а другие отказались от развертывания.

Я тогда советовал им объединять армию, чтобы остановить продвижение, потому что ситуация была опасна, посмотрите на руководство армии – было слишком много беспорядка, проблем управления, недовольство было всеобщим.

О Боско Нтаганда мы сказали, что, если он проявил недисциплинированность, этого нельзя оставлять, и нужно его арестовать, где бы он ни был. Мне сказали, что это не возможно, потому что он был в своих угодьях. Я предложил, провести вместе новую операцию против FDLR, затем против него. Что касается командующих, которые отказались переезжать в Киншасу или в другое место, я советовал также не быть строгими с ними, потому что это создаст хаос. Ситуация была так неустойчива, что использование войск против них могло стать опасным.

После встречи президент Кабила приехал в Гома, где он объявил, что должен остановить Нтаганду любым способом, любой ценой. Это сообщение было противоположностью того, что я услышал ранее ночью, где мне сказали, что Боско мог остаться в своих владениях.

В это время столько вещей произошло! Когда полковник Зимуринда прибыл в Гома, он был разоружен, но в тот же вечер вернул своё оружие и людей, и немедленно присоединился к Нтаганда. На следующий день полковник Бодуэн Нгаруйе (Baudouin Ngaruye) был также разоружен, и когда вечером его оружие было возвращено после переговоров - он присоединился к Боско.

В тот же самый день в Рутшуру (Rutshuru) генерал Амиси приказал разоружить всех прежних солдат CNDP. Началось столкновение между группами. Затем в Физи (Fizi) бывшие офицеры Pareco, Нсабимана (Mwendangabo Nsabimana) и Саддам (SaddamEdmond) были разоружены, начались перестрелки, и они сбежали Увира (Uvira). Командующий областью Делфин Кахимби (Delphin Kahimbi), развернул силы, чтобы бороться в Увира, а Бернард Ньямунгу (Bernard Nyamungu) попытался защитить беглецов, но сбежал к себе в Букаву (Bukavu), где был арестован. Таким образом, начался хаос.

Что касается полковника Макенги, он возвратился в Букаву после нашей встречи. Когда президент Кабила прибыл в Гома, Макенга, как предполагается, пытаясь попасть на встречу, на дороге от Букаву до Гома попал в засаду, установленную Делфином Кахимби. Макенга сбежал и прибыл в Гома другим путём, не возвращался в Букаву.

Эта версия спорна, потому что, согласно другим источникам, Макенга сбежал через озеро в Руанду …

Нет, он избежал засады и после нескольких дней связался с Жан-Клод Явом, говоря, что не может возвратиться в Букаву, пока Кахимби будет там, и он остался в Гома…

Действительно ли Вы уверены, что он не уехал в Гисеньи (Gisenyi) в это время?

Нет, он остался в Гома. Макенга никогда раньше не приезжал в Руанду, потому что он думал, что будет арестован из-за близости к Лорану Нкунда.

В течение тех нескольких дней начались операции против Боско Нтаганда. Армия Конго (FARDC, Forces armées de la RDC) напала на его владения, и получила подкрепление из Южного Киву. Делфин Кахимби продвинулся от Букаву до Гома. Стало ясно, что, Макенга покинул Гома и пошел в Руньоньи (Runyionyi), место, которое он знал хорошо.

Это движение, когда полковник Макенга двинулся в Руньоньи, изменило сценарий войны: Боско не был популярен среди солдат, даже у руандийцев, но не Макенга – он очень нравился солдатам. Его отъезд вызвал массовое дезертирство среди FARDC.

Экс-бойцы CNDP были почти побеждены в Масиси но укрепились, когда они двинулись в Руньоньи. Именно тогда появилась предполагаемая поддержка Руанды.

Это ложно, невыполнимо. Если они были побеждены, почему они не были захвачены? Между Масиси и Руньоньи большое расстояние, больше семи часов. Их можно было остановить, заблокировать …

Но было объявлено перемирие, которое позволило им сбежать …

Нет, не было никакого перемирия. Произошло то, что эта сила осталась нетронутой с ее оружием и командующими; мы не можем сказать, что они были побеждены. Стало возможным уйти невредимыми.

Что важно - когда Макенга достиг Руньоньи, у него было 200 солдат. В следующие дни тысячи солдат, офицеров встречались и затем дезертировали, чтобы присоединиться к Макенге, и это не были только руандийцы. Согласно нашей информации, 80% сил M23 – хуту, ветераны Pareco. Баши, хуту, нанде, барега и много других групп присоединились к M23. Даже члены покровительствуемых Кабилой сообществ – жители Катанга, Касаи, дезертировали и присоединились к Макенга. Таким было недовольство …

Бедное оснащение войсками - сердце проблемы. Как можете вы посылать войска в операцию, давая им только горстку бобов! Вместо того, чтобы послать им еду, им дают мешок бобов, воды и кастрюлю риса без соли или без дров … Это невозможно.

Вы не можете сказать, что конголезская армия не разбила M23, потому что M23 был поддержан Руандой. Нет! Они потерпели неудачу, потому что они не могут бороться в условиях, в которых они даже не могли убить крысу ….

Они, возможно, боролись, если они питались должным образом …

Только еды недостаточно. Также нужна хорошая структуры команды … Присоединившиеся к M23 дезертиры начали сражаться лучше. Не только из-за еды, но потому что они боролись против системы, которая оскорбила их … Говоря, что Руанда поддержала M23, это неправильно, и я покажу Вам это …

Вы говорите, что никакое укрепление не пересекло границу?

Я знаю эту область. Руньоньи не находится на границе, от руандийской границы до Руньоньи требуется, по крайней мере, одиннадцать часов хода, когда вы пересекаете джунгли, потому что нет никаких дорог, и нет никакой связи между Руньоньи и Руандой. Вся эта история, что Руанда, предположительно, обеспечила поддержку, является манипуляцией. Очень сложной манипуляцией.

В это вовлечено конголезское правительство, желающее спасти репутацию после своего военного поражения и объяснить, почему ее солдаты не боролись. Она поддержана Западом, который разочарован фактом, что Боско Нтаганда не был арестован для Международного Уголовного Суда и что Руанда не сотрудничала при аресте. Руанда наказана, потому что она не сотрудничала с МУС - это настоящая проблема. Все знают, что у Руанды нет ни одного солдата в составе M23, она не оказывает им поддержки. Даже конголезцы знают это, они говорят нам это с глазу на глаз, но руководство должно было спасти репутацию …

Но в Гома в конце июня перебежчики свидетельствовали, что они были рекрутированы в Руанде, чтобы прибыть и сражаться в Конго … Что вы думаете?

Вы знаете Конго, вы знаете Гома, Букаву – это являются смесью лжи, переданной по радио губернатором, министром информации …

Однако, тех, кто распространил эти истории, названные Вами ложью, было много, различного происхождения, включая наблюдателей ООН …

Поэтому я говорю о заговоре против Руанды при попустительстве конголезского правительства и международного сообщества. Проблема там. MONUSCO (Миссия ООН по Стабилизации в ДРК, Mission de l'Organisation des Nations Unies pour la Stabilisation en République démocratique du Congo) была в Конго больше десяти лет, и это ничего не решила. Она имеет деловые отношения с FDLR, ведет торговлю золотом, колтаном, все мы знаем это.

Что касается Группы Экспертов ООН - этими молодыми людьми, которые написали отчет, как Стивен Хедж (Steven Hege), сторонник переговоров с FDLR, также управляет конголезское правительство.

Как Организация Объединенных Наций может называть экспертами столь молодых и неопытных людей, кто даже путается в аббревиатурах? Даже их честность сомнительна … У них нет минимального необходимого уровня понимания этой области.

Что касается нас - мы не собирались прекращать контакты с ДРК. 1-ого мая у нас были контакты на уровне армейского командования. Они попросили, чтобы мы помогли им, и мы выполнили просьбу. Мы напомнили им, что 8 апреля они упустили возможность избежать войны. Мы попросили, чтобы они прекратили столкновения так, как мы видим, что нужно сделать, как помочь.

В это время наши конголезские собеседники явно просили ввести наши силы в Конго, чтобы помочь решить проблему. Мы отказались.

Однако, у Вас есть силы, базируемые в Рутшуру …

Да, они были предназначены, чтобы бороться с FDLR. Это две команды спецназа, действующие с двумя единицами конголезского спецназа. В течение двух лет они там, и они все еще там …

3 мая, когда у нас была ещё встреча в Кигали, конголезский министр обороны также просил, чтобы мы вмешались. Но мы не видим, как мы могли решить эту проблему в военном отношении. 12 мая - другая встреча министров обороны в Рубаву (Rubavu), они подняли тот же самый запрос. 18 мая встречались в Кигали, 26 мая новая встреча в Кигали, включал конголезского Министра иностранных дел. В это время поражение правительственных сил было очевидно. Именно на этой встрече впервые конголезцы начали обвинять Руанду в помощи M23, и это тогда, когда у нас было уже много встреч, чтобы обсудить, как помочь.

Они только упомянули это обвинение нашей стороне, а мы сообщили, что интегрировали в армию некоторых командующих FDLR. Мы предложили создать объединенный механизм для проверки.

29 мая Объединенный Комитет начальников штабов начал прорабатывать проверки, чтобы рассеять слухи. 19 июня в Киншасе была ещё одна встреча, но за два дня до этого конголезское правительство и ООН обвинили Руанду …

Тем временем, в Гома перебежчики рассказали MONUSCO, что они были рекрутированы в Руанде, чтобы присоединиться к M23 …

Нам сообщили, что там были сфабрикованные доказательства, чтобы бросить вызов Руанде, и мы информировали наших конголезских собеседников. Мы спросили их, почему они сделали это.

Сначала появился случай 11 человек из FDLR, которые был в лагере Мутобо (Mutobo) и были предположительно посланы в Руньоньи. После того, как я поговорил с полковником Явом, история исчезла. Но потом вновь появилась, и эти 11 перебежчиков были найдены в лагере MONUSCO. Калев, глава Национального Информационного Агентства (ANR), является происхождением всех этих фальсификаций, история была сфабрикована в Гома, представлена MONUSCO, и оттуда это передали в ООН …

Есть много историй … Одна про капитана Саддама, который был где-то предположительно захвачен FARDC. Они нашли при нем руандийское удостоверение личности и представили его группе экспертов ООН. Но мы не знаем этого человека, он не включен в списки нашей армии …Правда то, что, когда мы были в Гома для встречи, глава конголезской военной разведки приехал ко мне и говорил об истории капитана, он сказал: «Мы сделали большую ошибку, придумывая эти истории против Руанды, это уже дорого нам стоило … этот капитан Саддам принадлежал конголезской армии, но именно Калев решил сделать поддельное руандийское удостоверение личности, и послать фальшивые свидетельства в ООН … Вы можете представить, как решения были приняты на такой основе?»

Если Руанда - жертва заговора, огромно участием различных людей, просто колоссально …

Да, много. Это правда … Но давайте посмотрим: конголезцы - жертвы хаоса, который они создали сами, международное сообщество знает, что я встречался с одиннадцатью министрами иностранных дел во время конференции по безопасности на Великих Озерах в Найроби. Конголезское правительство там ясно заявило, что основная причина неустойчивости в восточном Конго - международное давление на них касательно ареста Боско Нтаганды. И после этого они возлагают вину на Руанду!

Что касается нас, мы продолжим встречи и контакты с конголезцами. Но нам случилось встретится с двумя делегациями в Кигали из Конго. Каждая имела своё собственное послание, отличающееся от другого, и отказывалась от совместного заседания … Это - полный беспорядок.

Но ясно, что президент Кабила обманут своими людьми на местах …

Я думаю, что, начиная эту войну, конголезцы думали, что это будет быстрая операция. Они недооценили. Но когда вещи начали меняться в области, они начали искать предлог и обвинять Руанду. Часто, всякий раз, когда вещи идут не так, как надо в Конго, Руанда считается ответственной. К этому было добавлено расстройство Запада, который хотел арестовать Нтаганда, и президента Кабилы, которого заставляли сделать так. Всё это создало огромный хаос.

Я вернусь с тем же самым вопросом: Вы можете сомневаться относительно экспертов ООН, их экспертизы, их уровня, Вы можете говорить о Калеве и манипуляции ANR, но ведь у американцев, британцев, как и бельгийцев, также есть свои собственные источники информации. Однако, все подтверждают те же самые факты. Они все - жертвы коллективной галлюцинации?

У нас есть крупные посольства в Руанде, и у них есть средства, чтобы собирать данные Они, конечно, контролируют передвижения войск, логистику и движения к границе. Но в течение последних шести лет, по крайней мере, нет никакого движения к границе … Как Руанда могла сражаться в ДРК без какого-либо видимого движения?

То, что они говорят, является информацией, которая была передана от одной стороны, сами они ничего не нашли …

В самой Руанде, они ничего не видели … Как в этой плотно населенной стране возможно, что проход сотен солдат, оружия, грузовиков остался незамеченными? Никакие свидетельства не были представлены …

Бельгийский министр Райндерс (Didier Reynders, министр иностранных дел) предположил, что «неконтролируемые руандийские элементы» могли быть вовлечены. Возможные слухи?

Я уверен, что руандийские солдаты лучше управляемы и организованы, чем бельгийцы. Если бесконтрольные элементы существуют где-нибудь - они находятся скорее в бельгийской армии, чем в руандийской. Руандийская армия сильна, хорошо организованная, аккуратна, хорошо дисциплинирована, бесконтрольные элементы в её составе не могут существовать …

А бесконтрольная вербовка языка конголезцев тутси, которые живут на территорию Руанды, это также невозможно?

Это возможно. У нас есть лагеря беженцев в Byumba, Gatsibo, Kibuye и Kigeme, и ещё беженцы вне лагерей. То, что могла быть вербовка в этих областях - это возможно на 100%. Я сказал конголезцам, что, если у них есть информация о вербовке, они могут сообщить нам, и мы покончим с ней. Но конголезцы предпочитают создавать шум и обвинять Руанду …

Частные интересы, мафия, они были вовлечены в это?

Это - воображение, фантазия. Как Руанда вытерпела бы такие движения? Руандийское общество очень дисциплинировано, у нас не может быть таких элементов … И даже если это было, это не объясняет, как армия была избита несколькими сотнями элементов … Двадцать две тысячи солдат, снабженных танками, вертолеты были побеждены несколькими сотнями мятежников. Это показывает, что в Конго нет никакого ни правительства ни армии, только большая пустота.

Со всеми этими сделанными наблюдениями, с давлением на Руанду, каковы возможные решения?

Руанда не находится под давлением. Вы действительно полагаете, что ООН могла оказать давление на Руанду? Это не имеет смысла. Даже санкции не могут напугать нас, они ничего не решат …

Но если счета заморожены, заблокирована поддержка бюджета, это могло бы повредить …

Деньги не проблема. В джунглях мы выживем без ресурсов … Без помощи мы разовьемся лучше; это даст нам еще больше энергии. Если они будут базировать свой пункт для санкций на лжи - пускай, но это не будет влиять на Руанду. В Конго не мы начинали эти истории, и при этом мы не поддерживали их, и теперь мы не будем идти туда, чтобы чистить их грязь.

Мы полагаемся на себя, как мы всегда и делали …

Каковы возможные решения?

Вопрос к конголезцев, чтобы находить их. И также к государствам-членам Международной конференции по вопросам безопасности в Районе Великих Озер (International Conferenceon theGreat Lakes Region, ICGLR), которые соберутся 5 сентября. Я не уверен, что нейтральная сила появится. Вместо этого, будет работать Объединенный Механизм Контроля, который будет составлен из трех представителей от каждого государства-члена ICGLR. Командование будет осуществляться Угандой, номер два будет Браззавиль… Эти офицеры будет наблюдать границу между ДРК и Руандой, как и контролировать исполнение перемирия между конголезской армией и M23 и присутствие FDLR в области. Это всё - пока мы ждем возможного развертывания нейтральной силы. Если она когда-нибудь прибудет …

Переговоры возможны с M23?

Это зависит от того, что решит Конференция. Теперь мы должны позволить региональным механизмам играть свою роль. Мы обращаемся к решениям Конференции под председательством Уганды …

Если хотят выйти из этого кризиса, международное сообщество должно понять, что оказывать давление на Руанду по ситуации в ДРК - не хорошо для ДРК: проблемы рождаются там, там они и должны быть решены. И конголезец должен знать, что решение их проблем не будет поступать из международного сообщества, только от самих себя. Нужно полагается на себя, строить свои собственные механизмы управления, свою собственную систему, которую конголезцы примут…

Если люди Касаи или Киншасы голодны и восстают, почему Руанда ответственна за эту ситуацию? Где связь … Если конголезцы продолжат искать причины своих проблем снаружи, то они столкнутся с еще большим количеством трудностей … Они сами должны найти решения …

***

- перевод nekto_ypu специально для Альманаха "Искусство Войны" 

Источник (англ. текст) - http://newsofrwanda.com/breaking/12851/rwandas-defense-minister-spills-secrets-drc-m23/



Социальные сети