Голландский Папа Карло на Голанских высотах

Автор: Лосев Егор Рубрики: Ближний Восток, Судьба Опубликовано: 12-08-2010



Если спуститься со склона горы Хермон на плато Голанских высот и ехать на юг, Бенталь никак не проскочишь. Этот потухший вулкан возвышается над плато между самой южной друзской деревней со смешным названием Буката и громадными красно-белыми пропеллерами ветряной электростанции.

Дорога змеёй обвивает гору, забираясь на вершину, откуда в ясный день можно разглядеть Дамаск. Того, кто направляется от парковки на обзорную площадку, встречает широкой улыбкой железное существо. Помесь ящера и таракана размером в полтора человеческих роста часто облеплена визжащей от восторга детворой. За ним вдоль дорожки выстроились разнообразные забавные создания, все как на подбор улыбающиеся и излучающие какую-то внутреннюю теплоту. Если присмотреться к этим сказочным голанским гномам, можно опознать самые неожиданные предметы, послужившие их создателю строительным материалом: гусеничные траки, зубчатые шестерни, цепи и даже пулемётные стволы.

Имя Папы Карло, явившего на свет этих железных «буратин», – Юпп Де Йонг. Он родился на юге Голландии в деревне недалеко от городка Зундерт. Мальчик получил религиозное протестантское образование и поступил в колледж учить психологию. Однако вскоре Юпп бросил учёбу и ушёл служить в голландскую армию.

В 1973 году, демобилизовавшись, Юпп приехал в Израиль. Его интересовал кибуц, хотелось пожить и поработать в атмосфере почти победившего коммунизма. Кибуц Мером Голан, раскинувшийся у подножья горы Бенталь, приглянулся Де Йонгу больше всего, но спокойно поработать голландскому добровольцу не пришлось. Ближний Восток вспыхнул в огне очередной войны. На Голанские высоты хлынули сирийские танки. Севернее горы Бенталь, среди холмов и узких долин, израильтянам удалось удержаться, но здесь, у подножья горы, сдержать сирийцев не получилось, и жителям пришлось эвакуироваться.

Через месяц кибуцники вернулись. Более двух тысяч подбитых танков и бронемашин застыли на обочинах дорог, на полях, среди фруктовых плантаций. Повсюду чернели немые свидетели произошедшего: искорёженные, обгоревшие танки, бронетранспортёры, грузовики, чьё рваное обугленное железо впитало человеческую боль, ужас и страдания.

Но в этих жутких памятниках прошедшей войны Де Йонг смог разглядеть и другое: душевную теплоту, человечность и любовь, словно оставленную в машинах погибшими экипажами. Не только разглядеть, но и извлечь наружу. Словно сказочный Папа Карло, он принялся создавать из железного лома фантастических железных «буратин».

Несмотря на жутковатый материал, из которого они были сделаны, создания получались трогательные, полные живого и доброго юмора. Де Йонг вкладывал в них частицу своей души, и железные детища платили ему той же монетой, всегда вызывая у людей улыбки.

Сначала это было просто увлечением, но со временем Юпп оставил работу на заводе в кибуце и целиком посвятил себя любимому делу.

Постепенно выработались и техники работы с металлом. Первая – сварка кусков металла и «лепка» из них желаемой формы. В результате получается что-то вроде лоскутного одеяла.

Второй способ – READY MADE. Он заключается в простом скреплении различных деталей и обломков железа и придания им желаемой формы.

Первый способ более гибкий и пластичный. Второй же помогает вызвать дополнительные чувства и ассоциации при помощи деталей, из которых создана скульптура.

Из мастерской Де Йонга вышли не только забавные выдуманные создания. Во дворе его дома возвышается скульптура воспитателя, учившего Юппа во втором классе школы в Голландии. С тех пор минуло полвека, но педагог в старинных круглых очках и высоком цилиндре продолжает присматривать за учеником.

В мастерской Де Йонга стоит памятник святому Дамиану, священнику, уехавшему на Гавайи на остров Молокаи, где изолировали прокажённых. Священник, как мог, помогал больным, пока сам не заболел и не умер от проказы.

В Голландию Юпп Де Йонг уже не вернулся. Он остался в кибуце, снова отслужил в армии, теперь уже в израильской, женился, воспитывает троих детей. Кроме увлечения скульптурами Де Йонг начал писать. На сегодняшний день из-под его пера появилось на свет около пятнадцати тысяч стихов и тридцать книг. Пишет он на английском, хотя родной язык у него голландский, а дети растут, говоря на иврите.

Его железные «Буратины» постепенно «спустились» с Голанских высот и начали своё победное шествие по стране. Их можно встретить на постаментах у театров и музеев и в городских парках.

Давно уже исчезли останки военной техники, разбросанные по обочинам, и в дело пошёл обычный железный лом.

Сейчас, глядя на потешные железные фигурки, трудно представить себе, что всё началось в октябре 1973 среди сгоревших колонн бронетехники на Голанских высотах.

Социальные сети