Египет накануне президентских выборов: острая конкуренция кандидатов

Автор: Мохова Ирина Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 22-05-2012

23 и 24 мая 2012 г. в Египте должны состояться первые после падения режима Мубарака выборы президента страны. На высший государственный пост баллотируются 13 кандидатов. Вряд ли кто-либо из них сможет получить более 50% голосов избирателей в первом туре. Планируется, что второй тур будет проведен в июне.

Египтяне, почувствовав воздух свободы и поверив в изменения, проявляют неподдельный интерес к политике и предвыборным баталиям. Выборы превратились из постановочного мероприятия с заведомо известным результатом в реальное состязание. Успешное проведение первых свободных выборов в парламент в конце 2011 г. также усиливает интерес египтян к предстоящему голосованию.

Парламентские выборы стали, наверное, первым достоверным и максимально репрезентативным «социологическим опросом» политических предпочтений египтян. Выяснилось, что около 2/3 населения поддерживают движения и партии исламистской направленности. Более 40% голосов получили умеренные исламисты из «Братьев-мусульман», и более 20% - салафиты, сторонники буквального толкования Корана и дальнейшей исламизации Египта.

После начала приема заявок для регистрации в качестве кандидата в президенты в Избирком выстраивались огромные очереди из желающих баллотироваться на высший пост. Многие египтяне, желавшие стать президентом, понятия не имели о строгих критериях отбора кандидатов. В атмосфере общей революционной эйфории казалось, что, наконец-то, наступила долгожданная свобода и у египтян появилось право выбирать и быть избранным. В итоге из 23 претендентов, у которых Избирком принял заявки на регистрацию, лишь 13 стали официальными кандидатами.

Согласно правилам, претенденты были «дисквалифицированы» по нескольким критериям. К участию в президентской гонке не были допущены лица, занимавшие высокие государственные и партийные должности при Мубараке. В Египте эту прослойку «бывших» пренебрежительно называют «фулюли», т.е. «осколки», «останки». Помимо «фулюлей», к выборам Избирком не допустил лиц, имевших судимости и недавно вышедших из тюрьмы, а также тех, чьи близкие родственники имеют иностранное гражданство.

Первые в истории страны независимые социологические опросы показывают, что фаворитами президентской гонки являются бывший генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса и умеренный исламист, в недавнем прошлом один из руководителей «Братьев-мусульман» - Абд аль-Мунем Абу аль-Футух. Вместе с тем, почти половина избирателей до сих пор не определилась со своим выбором. Это связано как с разнообразием кандидатур, так и с сохранением у многих египтян недоверия к политикам.

Беспрецедентным событием социально-политической жизни Египта стали предвыборные дебаты между двумя основными кандидатами - Мусой и Абу аль-Футухом. Дебаты, транслировавшиеся в прямом эфире, длились более 4 часов и пользовались колоссальным успехом у аудитории. Такого накала политических страстей Египет не видел уже давно.

Лидер гонки - Амр Муса, опытный политик, хорошо известный не только в Египте, но и за его пределами. За него, по разным оценкам, готовы отдать голоса около 40% египтян, определившихся с выбором. В эпоху Мубарака с 1991 по 2001 гг. Муса возглавлял министерство иностранных дел. В этой связи его допуск Избиркомом к выборам (как политика, занимавшего высокий пост при Мубараке) выглядит предвзятым и, возможно, нацеленным на его благополучное «избрание» на президентский пост. С другой стороны, Избирком мог допустить его к выборам в силу того, что Муса никогда не был членом правившей Национально-демократической партии, а последние 10 лет возглавлял Лигу арабских государств.

 

Амр Муса, самый пожилой участник гонки (ему 75 лет), заявил, что не собирается находиться у власти более одного срока (4 года) и позиционирует себя в качестве противовеса исламистам, фактически контролирующим парламент. Именно поэтому за него собираются голосовать египтяне, не довольные усилением «братьев» и салафитов в Египте. Это, прежде всего, либералы, образованный класс и левые элементы. Мусу также поддерживает и коптское меньшинство, наиболее уязвимая часть египетского общества. Участившиеся в последнее время враждебные действия салафитов против христианских церквей и коптов вызывают крайнюю обеспокоенность этой общины. Помимо этого, электорат Мусы состоит из тех, кто надеется, что избрание политика, известного и уважаемого в стране и за рубежом, позволит восстановить в стране порядок и относительную стабильность. Значительная часть «фулюлей» также видит в Мусе своего кандидата.

В случае избрания Муса собирается оставить за президентом право роспуска парламента. По его словам, Египет не готов для введения парламентской республики, для этого стране потребуется еще 10-15 лет. Учитывая, что «Братья-мусульмане» планируют изменить характер политического устройства с президентской республики на парламентскую, избрание Мусы может привести к острому политическому противостоянию между ними.

Абу аль-Футух, в недавнем прошлом один из руководителей Ассоциации «Братья-мусульмане», пользуется в основном поддержкой египтян исламистских убеждений. За свои умеренно-исламистские взгляды Абу аль-Футух получил прозвище «египетский Эрдоган». Однако сам Абу аль-Футух регулярно подчеркивает, что является компромиссным кандидатом, выражающим интересы всех египтян. Часть либералов и левых также высказались в его поддержку. По результатам опросов, за Абу аль-Футуха готовы проголосовать около 30% избирателей.

Несмотря на вынужденный уход из Ассоциации, Абу аль-Футух заручился поддержкой молодежных ячеек «братьев». Помимо этого, радикальная «аль-Гамаа аль-исламийя», а также салафиты после снятия Избиркомом их кандидата поддержали Абу аль-Футуха. Не исключено, что радикально-салафитская поддержка может обернуться против кандидата, представляющего себя в качестве фигуры национального компромисса. Вместе с тем, эта поддержка со стороны салафитов, скорее, вынужденная. Она является результатом острой политической конкуренции между «братьями» и салафитами. Последние не могут поддержать кандидата «братьев» (Мухаммеда Мурси) и поэтому склоняются в пользу Абу аль-Футуха.

Амр Муса, критикуя политическую стратегию своего конкурента, рассчитывающего собрать голоса во всех электоральных нишах, обвинил его в популизме, отметив, что Абу аль-Футух «с салафитами – салафит, с либералами – либерал, с центристами – центрист».

Принимая во внимание роль Высшего совета вооруженных сил (ВСВС), который руководит страной в переходный период, и сильные позиции армии в Египте Муса и Абу аль-Футух стараются не критиковать военных. Они занимают сдержанную позицию в отношении армии, даже несмотря на то, что в Египте нарастает недовольство военными в связи с подавлением новых протестов и затягиванием с передачей власти гражданским.

ВСВС пообещал, что выборы будут на «100% честными». После выборов власть будет передана новому президенту не позднее 1 июля 2012 г. Несмотря на демократическую риторику, военные заинтересованы в сохранении льгот и привилегий в экономической сфере, преимуществ при распределении бюджетных средств, а также должностей в государственном аппарате. Военные рассчитывают при новой власти сохранить определенную независимость и стать серьезным центром политического влияния. Оба кандидата понимают заинтересованность военных в сохранении их особого положения. С другой стороны, едва ли новый президент сможет управлять без опоры на лояльную армию. Вероятно, взаимная заинтересованность президента и армии позволит достичь компромисса, отвечающего интересам обеих сторон. Муса уже пообещал в случае победы учредить Национальный совет по безопасности, который позволит армии сохранить свою политическую роль в стране.

Учитывая успех «братьев-мусульман» на парламентских выборах и колоссальную популярность движения в Египте, вызывает удивление низкий рейтинг кандидата «братьев» – Мухаммеда Мурси (согласно опросам, 7-10% избирателей). «Братья», застигнутые врасплох «арабской весной» и стремительными политическими изменениями в Египте, оказались не готовы сразу выдвинуть своего кандидата на президентский пост. И это, возможно, стало их главной ошибкой. Медлительность руководства «братьев» в определении позиции Ассоциации по президентским выборам привела к тому, что Абу аль-Футух заявил о своем единоличном решении баллотироваться на пост президента. За это решение, шедшее вразрез с официальной линией, Абу аль-Футух поплатился членством в Ассоциации, зато вышел в фавориты президентской кампании.

К тому же решение о выдвижении Хайрата Шатыра в качестве кандидата «братьев» было принято слишком поздно. Несмотря на это, харизматическая личность Шатыра с ореолом борца против режима Мубарака, отсидевшего несколько «политических» сроков и вышедшего на свободу благодаря революции, могла бы стать козырной картой в руках «Братьев-мусульман». Шатыр не только пользовался огромной популярностью среди сторонников «братьев», но и располагал серьезными финансовыми ресурсами. Однако решение Центризбиркома о «дисквалификации» Шатыра вынудило «братьев» срочно искать ему замену.

«Запасной вариант» в лице руководителя политического крыла «братьев» Партии справедливости и развития Мухаммеда Мурси оказался не совсем удачным. Мурси не обладает харизмой и достаточной популярностью, а также воспринимается как последний шанс «братьев» не потерять лицо и оказаться без своего кандидата.

В итоге «братья» оказались в сложной ситуации. Если их кандидат не получит хорошего результата на президентских выборах, то это будет свидетельствовать о серьезных политических просчетах Ассоциации и ее неспособности использовать успех парламентских выборов для победы на президентских. В этой связи возникает вопрос, не было ли решение об исключении Абу аль-Футуха из Ассоциации слишком поспешным?

Кто бы ни победил на предстоящих выборах, новому президенту достанется «тяжелое наследство». Более 40% египтян считают, что новый глава государства в первую очередь должен заняться вопросами обеспечения стабильности и безопасности, восстановлением экономики (9,3% опрошенных) и проблемами образования (7,9%). Вместе с тем, несмотря на предвыборный ажиотаж и ожидания изменений к лучшему, в обществе сильны скептические настроения. Более половины египтян не верят в то, что избрание президента приведет к стабилизации внутренней обстановки и прекращению спорадических волнений и столкновений с полицией.

 

Мохова Ирина Михайловна, кандидат политических наук – специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».

Социальные сети