Египет и Иран сдружили их враги

Рубрики: Ближний Восток Опубликовано: 07-02-2013

Президент Ирана совершает первый визит в Египет за более чем тридцатилетний период. Махмуд Ахмадинежад, тепло встреченный своим коллегой Мухаммедом Мурси, прибыл в Каир по случаю саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС). Основной вопрос повестки дня – Сирия. По нему у сторон остаются непримиримые противоречия. Вместе с тем, как полагают наблюдатели, Тегерану и Каиру выгодно инсценировать дружбу, чтобы проучить политических врагов.

В проекте итоговой декларации ОИС по Сирии не упоминается президент Башар Асад. Основная вина за насилие возлагается на его правительство. «Мы решительно осуждаем происходящее в Сирии кровопролитие и подчеркиваем основную ответственность сирийского правительства за продолжающиеся насилие и ущерб», – говорится в документе. Его авторы выражают обеспокоенность по поводу убийства тысяч мирных граждан и «зверских расправ в городах и деревнях, осуществляемых сирийскими властями».

ОИС хочет, чтобы сирийская оппозиция ускорила формирование временного правительства и на переходный период взяла на себя ответственность за ситуацию в стране. «Мы призываем сирийский режим проявить мудрость и выступить за серьезный диалог между Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил и представителями сирийского правительства, которые поддерживают политическую трансформацию в Сирии и прямо не причастны к гонениям», – заявляют лидеры исламских стран. Глава НКСРОС Ахмед Муаза аль-Хатыб на днях предложил вице-президенту Фаруку аль-Шараа начать переговоры.

На этом фоне одной из главных интриг встречи стал вопрос о том, поддержит ли столь жесткие формулировки и столь смелые инициативы Иран, лидер которого посещает Египет впервые с 1979 года. С одной стороны, Ахмадинежад – главный союзник Дамаска. С другой – на Международной конференции по безопасности в Мюнхене аль-Хатыб провел переговоры с главами МИД России и Ирана, что могло повлиять на их позиции.

Вообще, Ахмадинежада в Каире встречали бурно – и объятиями, и протестами. Во вторник иранского лидера, едва он сошел с самолета, расцеловал президент Египта Мухаммед Мурси. Вечером того же дня после намаза в шиитской мечети Аль-Хусейн в Ахмадинежада попытался запустить ботинком молодой человек, кричавший: «Ты тот, кто разрушил Сирию!» Недовольные собрались и у стен университета «Аль-Азхар», где имам Ахмед Эль-Тайеб просил президента Исламской Республики не притеснять суннитов.

Дипломатические отношения между Ираном и Египтом были разорваны в 1980 году после Исламской революции и предоставления Каиром убежища свергнутому иранскому шаху. Оттепель наметилась в последние месяцы. Так, в августе Мурси прибыл в Тегеран на саммит Движения неприсоединения. Однако, как отмечают наблюдатели, полная нормализация отношений Каира и Тегерана пока вряд ли возможна – и в силу региональных трений между двумя основными направлениями ислама (сунниты и шииты), и из-за связей АРЕ со странами Персидского залива, Израилем и США.

По словам главного научного сотрудника ИМЭМО РАН Георгия Мирского, основные противоречия между Ираном и Египтом связаны с сирийским вопросом. По нему у сторон абсолютно противоположные позиции, непримиримые разногласия. Лига арабских государств (так же, как Запад и Турция) выступает за безоговорочную отставку Башара Асада, для Тегерана же такое требование неприемлемо.

Вместе с тем эксперт полагает, что этот исторический визит по ряду причин выгоден и Египту, и Ирану. Тегерану – так как страна фактически находится в изоляции. Сирийский режим – ее единственный партнер и союзник на Ближнем Востоке – доживает последние месяцы и недели, если не дни.

Поэтому иранское руководство стремится продемонстрировать, что Тегеран имеет такого мощного союзника, партнера и друга, как глава арабского мира – Египет. Кадры, запечатлевшие теплые объятия двух лидеров, не случайны. Они призваны показать Западу, что ему не удалось изолировать Исламскую Республику.

Что касается Египта, то там «Братья-мусульмане» оказались в своего рода ловушке. С одной стороны, им необходимо во имя своего избирателя исходить из собственной идеологии и резко менять курс – занимать антиизраильские позиции, проводить шариатский курс, внедрять очень строгие нравы. Но они помнят, что тем самым оттолкнут от себя Запад, который и так колеблется, а без него режим не выживет: экономическая ситуация в стране с каждым днем ухудшается, туризм упал до минимума, безработица вызывает народное недовольство.

«В этой ситуации единственное, что может помочь, – западные кредиты и инвестиции. Поэтому во внешней и даже внутренней политике Мурси предпочитает не делать резких движений. А это дает повод союзникам – соперникам «Братьев-мусульман» салафитам (партия «Ан-Нур») – обвинять их в проамериканских настроениях. И вот теперь Каир может предъявить салафитам «дружбу» с Ираном – главным врагом США. Это делается в противовес тем, кто продолжает называть «Братьев-мусульман» американскими приспешниками», – пояснил Мирский.

Дарья Цилюрик

Независимая газета

Социальные сети