Бойся жнеца: “Гуманные” дроны – самое жестокое из существующего оружия.

Автор: Курбьювейт Дирк Рубрики: Переводы, Армия, ВПК/Hi-Tech/Оружие, Афганистан Опубликовано: 06-11-2012



Бундесвер в данный момент рассматривает вопрос приобретения боевых дронов. Но мы не должны позволять одурачивать себя идеей о том, что беспилотные летательные аппараты – это гуманное оружие. Наоборот, они воплощают в себе истинную природу войны со всей ее беспощадностью.

Террорист-смертник должен быть стопроцентно готов пожертвовать своей жизнью. Что касается пилота дрона, риск смерти для него – нулевой. Война Запада с исламским террором в данный момент ведется между этими двумя конфликтующими приоритетами. Нет ничего более кричащего об асимметрии этой войны, и ничего более символизирующего те культуры, которые ее проводят. Это война между теми, кто готов пожертвовать всем, и теми, кто не хочет ничем поступаться – война жертвенности против удобства, тел против технологии, и риска – против безопасности.

Дроны, как никакое другое оружие, родились из нужд и сильных сторон Запада. Помимо удобства, технологичности и безопасности, они также несут в себе некое моральное притязание. В мире оружия, беспилотник считается хорошим оружием, по крайней мере, на первый взгляд. Он не создает пострадавших с одной стороны и вызывает относительно немного жертв с другой, потому что стреляет высокоточными ракетами.

Министерство обороны Германии недавно подтвердило, что Бундесвер в данный момент рассматривает вопрос целесообразности приобретения боевых дронов. (В настоящее время, в вооруженных силах Германии используются только не оснащенные ракетами дроны для разведывательных целей). Как раз потому, что Германия относительно скрупулезна в вопросах войны, беспилотные летательные аппараты кажутся идеальным оружием для этой страны.

Но действительно ли дроны – хорошее оружие? На самом деле, беспилотники вызывают ряд этических вопросов, связанных с воинской честью, гуманностью и законом.

На расстоянии

В истории войн ближний бой всегда считался особенно благородным, потому что он требует проявления силы и смелости. Тот, кто послабее и более осторожен, предпочитает держать дистанцию. Согласно библейской истории, Давид сумел побороть Голиафа, потому что праща позволила ему оставаться на безопасном расстоянии от гиганта.

Копья, луки, ружья и пушки – это все изобретения, которые создают дистанцию между сражающимися, давая шанс слабому и сметливому. Но даже эти виды оружия требуют, чтобы солдаты подвергали себя риску. Они должны физически присутствовать на поле битвы и быть вооружены для ближнего боя. Самолеты создали еще большую дистанцию между противниками, но пилот должен обладать смелостью, чтобы подставить себя под вражеский огонь и преодолеть собственный страх быть сбитым.

Ракеты были следующим большим шагом. Они перенесли управление оружием в офисы, так что, теоретически, даже операторы в инвалидных креслах могли стать вооруженными комбатантами. В век ядерных боеголовок эти солдаты сталкиваются с риском ответного удара – риском для всех. Им не нужно проявлять ни смелость, ни силу, ни мастерство. Все, что нужно – это нажать на кнопку.

Пилоты, которые управляют беспилотными летательными аппаратами Predator и Reaper над регионом Вазиристан в Пакистане с баз в Соединенных Штатах несут самый минимальный риск. Террористу-смертнику пришлось бы проникнуть на их базу, для того чтобы отомстить, а это маловероятно. Согласно традиционным представлениям о бое, война, проводимая с применением дронов – это трусливая война. Трус в этом уравнении – тот, кто подвергает себя малому риску или не рискует вовсе, сражаясь с теми, кто несет огромные риски.

Воинская честь

В мире исламских воинов или террористов до сих пор применимы старые понятия. То, что когда-то считалось универсальными мужскими достоинствами – храбрость, готовность к бою и готовность пожертвовать собой (иными словами, воинская честь) – в их мире превалирует до сих пор. Террорист-смертник, вероятно, оценивает себя именно с этой точки зрения. С другой стороны, он – тоже трус, потому что часто нападает на невооруженных мирных жителей.

Для части исламского мира беспилотники – это проявление безнравственности Запада, и каждая новая атака вызывает все большую ярость. В их глазах то, что машина выполняет опасную работу, и никто по-настоящему не вступает в бой, заслуживает презрения. Но это не должно тревожить Запад. То, что прежние мужские добродетели больше не доминируют в обществе – это улучшение. Эти добродетели часто приводили к катастрофам, что слишком хорошо известно немцам и их соседям.

Таким образом, беспилотник, с точки зрения прежних ценностей – это оружие труса, и, тем не менее, это не играет особой роли. Сегодняшняя задача вовсе не в том, чтобы найти достойные ответы вызовам, а скорее – хитроумные. Иными словами, пилот дрона может действительно гордиться технологией Запада и ее изощренностью.

Дискуссия о том, существует ли вообще гуманное оружие, длится уже довольно давно. То есть, возможно ли создать оружие, которое каким-то образом защищает атакующих или уменьшает наносимый вред жертвам? В этом контексте, слово “гуманный” – это относительное, а не абсолютное понятие, которое подразумевает вид оружия менее зловредный, чем иные виды.

“Хорошая” гильотина

Лидеры Французской революции записали права человека в конституцию, и они же превратили гильотину в оружие против несогласных. Гильотину пропагандировал председатель комиссии общественного здравоохранения д-р Жозеф Игнас Гильотен, и она считалась гуманной, потому что, в отличие от виселицы, убивала быстро. Революционеры учинили кровавую бойню этим “хорошим” оружием, и тысячи людей пали жертвами гильотины. Возможно, цифры погибших были бы ниже, если бы революционные лидеры Максимилиан де Робеспьер и Луи-Антуан де Сен-Жюст были вынуждены смотреть, как их жертвы долгие минуты извиваются на виселице или если бы их головы были только сильно увечены после нескольких ударов секиры палача. Иными словами, если оружие кажется гуманным, это может создать искушение применять его чаще.

Самый гуманный аспект беспилотников – это то, что они оберегают войска стороны, которая их применяет. К счастью, Запад, в значительной степени, избавился от жертвенных культов. Теперешний идеал заключается в том, чтобы жить как можно дольше, желательно, до наливного престарелого возраста в 90 или 100 лет. Военная наука стремится к тому, чтобы оградить людей от войны, предоставив всю работу роботам. Дрон – это предвестник будущих войн, которые, как ожидается, будут менее кровавыми.

Германия особенно чувствительна к вопросам погибших солдат. Во времена затишья никого не интересует миссия Бундесвера в Афганистане. Но как только появляются жертвы, призывы к выводу войск становятся громче. Таким образом, боевые дроны могли бы уменьшить это давление на коллективную германскую психику.

Это особенно актуально в связи с тем, что урон местности в результате работы беспилотников несравним с последствиями бомбардировки обычными штурмовиками. Ракеты “Hellfire”, которые выпускают дроны, могут попасть в цель с большой точностью, таким образом, вызывая относительно небольшое количество жертв.

Оружие также имеет свою психологию, то есть своеобразно и уникально влияет на поведение тех, кто им пользуется. Беспилотник особенно заманчив для мягких по натуре политиков-гуманистов. Президент США Джордж Буш-младший, который не подпадал под эту категорию, за последние четыре года своей каденции 52 раза использовал боевые беспилотные летательные аппараты в Пакистане. Его, очевидно, более мягкий и гуманный преемник Барак Обама уже успел использовать дроны 285 раз. Точно так же, как беспилотники подходят Германии, они подходят Обаме. Так как они кажутся менее ужасными, чем другое оружие, барьеры к их использованию относительно невысоки.

Трагическая статистика

На сегодняшний день, самое гуманное оружие – и, потенциально, самое пагубное – это межконтинентальная баллистическая ракета, оснащенная ядерными боеголовками, которая способна стереть с лица земли город с миллионным населением. Жертвы этого оружия нулевые, потому что до сих пор никто не посмел его применить.

С другой стороны, у “хороших” дронов гораздо более трагическая статистика. Бюро расследовательской журналистики в Лондоне установило, что Соединенные Штаты в 2004-2012 гг. 337 раз применяли дроны в Пакистане, уничтожив от 2524-х до 3247-ми человек. Среди жертв было от 482 до 852 мирных жителей, 175 из которых – дети. Война приносит с собой много бед, худшая из которых – это погибшие мирные люди.

Высокий процент жертв среди мирного населения объясняется тем фактом, что американцы используют боевые беспилотники не на поле боя, а вблизи от людей, которые считаются террористами. Конечно, это означает, что иногда рядом с ними будут находиться мирные жители, которые погибнут, несмотря на высокую точность дронов.

Это – дилемма, которая, в целом, относится ко всем воздушным атакам. Вследствие того, что западные страны хотят минимизировать свои военные потери, они принимают гражданские жертвы как неизбежное зло. Пример тому – это известный инцидент 2009 года, когда поблизости от Кундуза в Афганистане бомбили автоцистерны. Полковник Бундесвера Георг Кляйн доверился тому, что увидел на аэроснимках, вместо того чтобы отправить к реке патруль. Если бы туда был направлен патруль, солдаты бы увидели, что цистерны застряли в грязи и больше не представляют угрозы, а также – то, что люди, окружившие эти автоцистерны – это безвредные деревенские жители, а не комбатанты. Но это бы означало рискнуть немецкими жизнями, чего полковник Кляйн хотел избежать. Вместо этого, он приказал нанести авиаудар, в результате которого погибло 100 человек, преимущественно мирные жители.

Самое прицельное оружие для поимки террористов – это по-прежнему агенты разведки, наподобие Джеймса Бонда, но на заданиях им приходится рисковать жизнью, поэтому в реальной жизни предпочтение отдается дронам.

Гуманный подход к войне – это сложный вопрос. Дроны кажутся относительно гуманными, но такое восприятие только увеличивает искушение в их применении. Они оберегают войска применяющей их стороны, и это хорошо, но, одновременно, представляют огромный риск для мирных жителей, а это ужасно. Таким образом, гуманный подход приводит к особому виду бесчеловечности.

Коварный интеллект

С правовой точки зрения, иногда менее проблематично убить 1000 человек, чем одного или десятерых. Если за короткое время погибает много солдат, это считается сражением, а сражение – часть войны. Международноеправопозволяетубиватькомбатантоввбою.

Но является ли применение боевых дронов против террористов боевым действием? Или это охота на предполагаемых преступников, которая подпадает под юрисдикцию уголовного права? В таком случае, необходимо обеспечить полицейское расследование, прокурора, адвоката защиты, судью, суд и вынесение вердикта.

Американцы не волнуются ни о чем из вышеперечисленного, потому что считают, что ведут войну против террора. Но это тоже спорный вопрос – насколько точечные убийства отдельных лиц позволительны на войне, потому что опцию поимки предполагаемых террористов никто не отменял.

Среди юристов существуют различные мнения на этот счет. Как это часто случается, очень сложно окончательно установить, что законно, а что нет. Гораздо легче сделать вывод, что эти перманентные казни не совместимы с демократической правовой культурой. Даже французские революционеры Сен-Жюст и Робеспьер, в конце концов, утратили народное доверие в результате волны казней (и сами закончили свою жизнь на гильотине).

Беспилотники – это интеллектуальное, но также коварное оружие, потому что этические вопросы их применения неимоверно сложны. Тем не менее, Бундесвер, возможно, сделает верный шаг, если приобретет боевые дроны. Однако их нельзя использовать для уничтожения террористов. Германия – это страна, которая основывается на верховенстве права, страна, в которой запрещена смертная казнь. Поэтому она не должна ввязываться в дистанционно проводимые казни. Беспилотные летательные аппараты имеют смысл для поддержки наземных войск во время боевых действий. Кроме того, будущее политики обеспечения безопасности принадлежит роботам, и было бы неправильно игнорировать развитие в данном направлении.

Но нам не следует позволять одурачивать себя идеей, что это оружие – гуманное или хорошее. Беспилотник, вооруженный ракетами, самым очевидным образом вскрывает саму суть войны. Именно потому, что дрон выслеживает отдельных людей, убийство теряет анонимность. Жертва обретает лицо и имя, и становится ясно, для чего ведется война: для окончательного уничтожения человеческих существ.

***

- перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха "Искусство Войны"

Оригинал - http://www.spiegel.de


На сайте www.comfort-lux.ru вы можете купить массажное кресло выбрав понравившееся из обширного каталога в котором представлены крупнейшие мировые бренды.


 

 

 

Социальные сети