Женевьева де Галар, ангел Дьенбьенфу

Рубрики: Эксклюзив, Азия/Океания, Вьетнам Опубликовано: 21-03-2013

 «Что ж, я рада, что ты в Дьенбьенфу: по крайней мере ты больше не рискуешь попасть в авиакатастрофу». Когда Женевьева де Галар прочитала это письмо,  она не знала, смеяться ей или плакать. Насколько же мало люди в метрополии знали о том, что происходило в Индокитае, если мать искренне считала, что дочь находится практически в безопасности в лагере, осажденном многократно превосходящими силами Вьетминя! В лагере, из которого невозможно было выбраться, куда все грузы доставлялись только на парашютах, где была  совершенно жуткая антисанитария, в лагере, который регулярно обстреливался вражеской артиллерией!


Женевьева де Галар в 1954 году

Женевьева де Галар (Genevieve de Galard) была бортпроводницей на самолетах, перевозящих раненых, то есть медсестрой, которая наблюдала за ними во время перелета. А они перелеты долгими: в лучшем случае из Сайгона в Париж можно было добраться за 36 часов с посадками в Никосии, Карачи, Дели и Калькутте. В худшем – за 4 дня с 9 перевалочными пунктами. В салон «Дакоты»  вмещалось 24 носилок. Так что дел у бортпроводниц хватало. Правда, были и плюсы: в отличие от медсестер, работавших в Индокитае, они могли время от времени бывать дома и встречаться с родными. 

04 Раненые ждут прибытия санит сам Дакота март 1954 Дьенбьенфу

Раненые ждут прибытия санитарного самолета. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо.

02 Эвакуация раненых март 1954 Дьенбьенфу март

Эвакуация раненых. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо.

В марте 1954 года вьетнамцы начали систематические и масштабные артиллерийские обстрелы Дьенбьенфу. Проводить их было тем проще, что лагерь находился в низине, окруженной горами. Французы решили,  что их враги не смогут установить на эти крутые склоны пушки. Вьетнамцы смогли. Они протащили их на себе по горным тропам. В такой ситуации было решено проводить эвакуацию раненых ночью.  Чтобы сбить противника с толку самолеты заходили на посадку с выключенными моторами. Несколько эвакуаций прошло успешно, некоторым самолетам пришлось повернуть обратно.  Самолет Женевьевы благополучно приземлился и взлетел в ночь с 26 на 27 марта. Через сутки она снова была в Дьенбьенфу. На этот раз взлететь не удалось: был поврежден резервуар с маслом, а утром самолет подбили. К счастью, раненых в нем уже  не было. Сначала экипаж не унывал: ну, вернемся на следующей «Дакоте». Такое уже случалось. Жаль раненых, они уже думали, что вырвались из этого ада. Но больше самолетов не было.  

05 Вид на лагерь 1954 март Дьенбьенфу

Вид на осажденный лагерь. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо

Экипаж «Дакоты» понял, что застрял здесь надолго. Женевьева оказалась единственной приличной  женщиной в лагере среди нескольких тысяч мужчин. Именно «приличной», потому что были еще проститутки из военно-полевого борделя, Эти девушки также проявили чудеса самоотверженности,  став санитарками и ухаживая за ранеными. Но вернемся к Женевьеве. Не имея привычки сидеть без дела, она, как только выяснила,  что улететь не удастся, отправилась туда, где располагалась  Центральная мобильная хирургическая бригада,  которой руководил майор медицинской службы Поль Анри Гровен.

«Вечером она  со скромным видом пришла  к нам.

- Поскольку я не улетела, поступаю в ваше распоряжение!

Я доверил ей убежище, где находилось 10 самых тяжелых раненых. Надо было менять им повязки, делать уколы, кормить, помогать. У каждого не было руки или ноги, а иной раз  и того, и другого сразу, либо в толстом кишечнике находилась трубка для вывода экскрементов.

Когда взорвался снаряд, я посмотрел на нее и был удивлен ее спокойствием. Она ходила от раненого к раненому как будто ничего не происходило. Она все делала четко, аккуратно, говоря с ними мягким и свежим девичьим голосом.

- Ну, вот еще укол. Я сделала вам больно?

- Ты хочешь пить? Подожди, я схожу за фруктовым соком.

- Сигарету? Я не курю, но майор тебе даст одну.

Мои санитары мрачно смотрели на нее.»

(P. H. Grauwin  «J'étais medecin a Dien-Bien-Phu.») 

07 Гровен опрерирует 1954 Дьенбьенфу

Оперирует майор мед.службы Поль Анри Гровен. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж.. Перо

Присутствие женщины благотворно сказалось на настроении раненых. Они как будто вновь соприкоснулись с мирной жизнью. А Женевьева была настоящей француженкой и даже в Дьенбьенфу красила губы. Кто-то из парашютистов одолжил ей комплект формы. Подполковник Ланглэ, увидев, как Женевьева спит на носилках среди раненых, приказал оборудовать для нее уголок, застланный парашютным шелком. Там стояла походная кровать и плетеное кресло. 

Подполковник Ланглэ 1954 Даниэль Камю  или Жан Перо

Подполковник Ланглэ. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж.  Перо 

«Это он был настоящим патроном. Он успевал быть всюду. Сила его духа была сверхъестественна, его презрение к опасности воодушевляло войска»

(Ж. де Галар о Ланглэ)

Женевьева рассказала о «команде Гровена». Думаю, интересно посмотреть кто в нее входил. Фельдшер Маран (анестезиолог и рентгенолог), затем его сменил Левассер, сержант Дёдон (ответственный за послеоперационное наблюдение и приготовление пищи), сержант Н`Диэ (до- и после-операционный уход), капрал Лашан (секретарь), солдат 1 класса Перес (помощник Марана и Левассера), Жюло (связист).  4 санитара-сенегальца помогали соотечественнику Н`Диэ, старший капрал Каббур отвечал за стерилизацию инструментов, еще два африканца были шоферами санитарной машины, а легионеры Сиони и Кортес управляли джипами. Самую грязную работы выполняли ПИМы, вьетнамские военнопленные (Prisonniers et Internés Militaires или Prisonniers Indochinois Militaires).  По штату МХБ Гровена полагалось 42 койки, хирург сумел довести их количество до 200. По сути, в марте-мае 1954 года майор руководил уже не мобильной хирургической бригадой, в задачи которой входило отсортировать раненых, оказать необходимую помощь и подготовить к эвакуации, но настоящим госпиталем.

Подземный госпиталь Дьенбьенфу март 1954 2

Подземный госпиталь в Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо

Подземный госпиталь Дьенбьенфу март 1954 3

Подземный госпиталь в Дьенбьенфу. Март 1954. Д.  Камю или Ж. Перо

«Полтора месяца в подземелье, когда между тобой и небом – 2 метра земли, это долго. Мы стали узниками до срока.» (Симон Мари)

Парашютисты тащат товарища в госпиталь дьенбьенфу март 19542

Парашютисты тащат товарища в госпиталь. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо

Парашютист тащит в госпиталь своего вьетнамского товарища март 1954

Парашютист несет своего вьетнамского товарища в госпиталь. Дьенбьенфу. Март 1954. Д. Кммю или Ж. Перо

В Центральной мобильной хирургической бригаде снабжение было получше, чем в прочих. Недостатка в медикаментах и перевязочном материале не было. Кормили тоже прилично, с парашютами сбрасывали не только бинты, лекарства, консервированное молоко и апельсины, но и свежие овощи. Вообще, с 13 марта по 22 апреля в Дьенбьенфу было отправлено:

32 250 бинтов,

15 700 индивидуальных перевязочных пакетов,

1000 пижам,

900 одеял,

более 5 000 000 таблеток антибиотиков.

Конечно, не все посылки попадали по адресу, примерно треть падала так, что достать их было невозможно.

Но проблем тоже хватало. Начался сезон дождей и стояла влажная жара. В помещении для раненых воды было по щиколотку. Во время боев многие просто не успевали добраться до врача, а иной раз жизнь зависела от того, как быстро была проведена операция. Не хватало времени, поэтому нередко раненые в живот могли считать себя покойниками: чисто теоретически после операции они могли бы жить и жить. Но времени на полостную операцию тратилось в 5 раз больше, чем на ампутацию. Всех раненых подземные госпитали вместить не могли и часто те, кто находился снаружи, гибли от осколков снарядов. Более того, прямым попадание снаряда 15 марта 1954 года было уничтожено помещение, где раненые ждали своей очереди. 

11 Зал ожидания 1954 Дьенбьенфу

Подземный госпиталь. Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо

«Женевьева, когда все это закончится, я приглашу вас на танец» - сказал 18-летний капрал Иностранного Легиона Хаас. Можно только позавидовать мужеству этого парня, потому что у него были ампутированы руки и одна нога. Не знаю как насчет танца, но после войны он и вправду  встретился с Женевьевой. 

13 Женнвьева и легионер Хаас Женевьева и легионер Хаас

В ночь с 3 на 4 апреля в Дьенбьенфу на парашютах спустился батальон Брешиньяка. «Один парашютист приземлился рядом с нами. Когда он встал и увидел меня, он воскликнул: «Гляньте-ка, здесь женщина!» Судя по его оптимистическому тону, он подумал: «Так что ж, тут не все так ужасно, как нам говорили в Ханое?». (Ж. де Галар) Но прошел месяц и 7 мая 1954 года Дьенбьенфу пал. В ту пору там было около 5 тысячи раненых, почти половина гарнизона. Из них тяжелых – около 3000. 

10 Раненые ждут своей очереди в госпитале 1954 Дьенбьенфу

 

Раненые ждут своей очереди.  Март 1954. Д. Камю или Ж. Перо

Первое, что сделали вьетнамцы, появившись в Центральной мобильной хирургической бригаде,  это забрали медикаменты  и перевязочные материалы. Женевьева едва успела припрятать немного бинтов для раненых в брюшную полость. В последующие дни французы продолжали сбрасывать медикаменты на парашютах, но солдаты Хо Ши Мина использовали их для своих нужд. Более того, 2 дня врачам и младшему медперсоналу запрещалось подходить к раненым. После многочисленных протестов Гровена и других врачей, французские медики  наконец получил разрешение продолжить уход. Но как? Какими средствами?  13 мая в Дьенбьенфу прибыла делегация Красного  Креста, возглавляемая профессором Юаром, деканом медицинского факультета в Ханое, который закончил не один военврач Вьетминя. Юару удалось совершить чудо: 16 мая силами французской авиации началась эвакуация тяжелораненых. Всего было вывезено 858 человек.  Остальных ждало то,  что позже они назвали Голгофой. «Легкораненых» вьетнамцы отправили пешком в лагерь для военнопленных. 700 километров по джунглям. Если учесть, что нередко вьетнамские врачи не обладали должной компетенцией, то понятие «легкораненые» было весьма относительным. Люди шли и со сломанными ногами, и с ампутированными руками, и с ранениями в брюшную полость. 

15 Эвакуация раненых май 1954 2

Эвакуация раненых в мае 1954 года. Рене Адриан

14 Эвакуация раненых май 1954

С одним из последних самолетов улетела и Женевьева. Позже ее спрашивали: «Вам было страшно в Дьенбьенфу? Вы боялись умереть?»

«Не думаю, что мне было страшно в то время, когда шли бои, или в момент интенсивных и непрекращающихся бомбардировок. Но я очень испугалась ночью 7 мая, когда я была лицом к лицу с вьетнамским политкомиссаром и комендантом лагеря, это время казалось мне вечностью.  Также меня бросило в дрожь, когда вьетнамцы решили, что я должна жить вместе с их девушками, находя неправильным присутствие женщины среди тысяч мужчин».  (G. de Galard «Une femme à Diên Biên Phu»)

После освобождения Женевьеву несколько месяцев преследовали журналисты, обещая золотые горы за книгу.  Равнодушная к славе, де Галар (точнее, уже де Ольм, в 1956 году Женевьева вышла замуж), написала ее лишь полвека спустя. Тем не менее,  в середине 50-х бортпроводницу ждали торжественные встречи не только на родине, но и в США, где ее окрестили «Ангелом Дьенбьенфу». Некоторое время Женевьева продолжала работать, но после замужества посвятила себя семейным делам и общественной работе. Она награждена несколькими орденами и медалями, в частности она является Великим Офицером Ордена Почетного Легиона (а таковых во Франции всего 250 человек). Женевьева и сейчас в здравом уме и твердой памяти. 

Желающие могут посмотреть интервью 2011 года (Видео на французском языке): 


17 Обложка

Тот, кто внимательно смотрел фильм Шендерфера «Дьенбьенфу»,  возможно, обратил внимание на то, как в госпитале раненые зовут: «Женевьева!»  Они зовут ее, Женевьеву де Галар. "Я хотел показать ваше присутствие, ибо для меня в этом аду вы были образцом христианского милосердия" - признался режиссер.

Подготовлено Урзовой Екатериной специально для альманаха "Искусство Войны"

Блог автора:  http://catherine-catty.livejournal.com/

Социальные сети